WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«НАЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ В РОССИИ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего образования

«Российский государственный педагогический университет

им. А.И. Герцена»

На правах рукописи

ДИКАЕВА

МИЛАНА САЛМАНОВНА

НАЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ В

РОССИИ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Специальность: 12. 00. 08 – «Уголовное право и криминология;

уголовно - исполнительное право»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор Гилинский Яков Ильич Санкт-Петербург, 2016 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………..….3 ГЛАВА 1

НАЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ: ПОНЯТИЕ,

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА

1.1. Понятие «уголовная политика» и основные направления ее реализации в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний.…….…20

1.2. Возникновение, становление и развитие уголовного наказания как института оптимизации социальной организации общества……………....…41

1.3. Криминологический анализ современной практики назначения и исполнения уголовных наказаний в России…………………………..….……67 ГЛАВА 2

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАРУБЕЖНОГО



ОПЫТА НАЗНАЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ УГОЛОВНЫХ

НАКАЗАНИЙ

2.1. Зарубежная практика назначения и исполнения наказаний, связанных с лишением свободы…………………………………………...…..100

2.2. Опыт зарубежных стран по назначению и исполнению альтернативных лишению свободы наказаний………………………………127

2.3. Отношение к смертной казни как к исключительной мере уголовного наказания в зарубежных странах и в России………………....…138 ГЛАВА 3

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

ПРАКТИКИ НАЗНАЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ УГОЛОВНЫХ

НАКАЗАНИЙ

3.1. Совершенствование практики назначения и исполнения уголовных наказаний, связанных с лишением свободы……………………………..…...154

3.2. Совершенствование практики назначения и исполнения уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы…………………………...….188

3.3. Развитие восстановительного правосудия как рациональная цель уголовной политики…………………………………………………………....215 Заключение………………………………………………………..……..231 Список использованной литературы…………………………….……..237 Приложения…………………………………………………………….. 264 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Проблема наказания во все времена вызывала живой интерес у мыслителей. С древнейших времен лучшие умы человечества искали ответы на вопросы о преступлении и уголовном наказании, его целях и возможностях в противодействии преступности. За многовековой опыт использования уголовного наказания в отношении лиц, отступавших от требований закона, человечество апробировало множество вариантов воздействия. Самый длительный период человеческой истории, вплоть до середины ХХ в., связан с применением к виновным именно наиболее строгих наказаний, и лишь в последние 60-70 лет прочно определился тренд на смягчение этой политики. Несмотря на то, что за длительный период своего существования уголовное наказание трансформировалось и в современный период приобрело новые качества, преследует новые цели, оно сохранило свое свойство регулятора общественных отношений. Однако уголовное наказание еще далеко от своего совершенства, понимаемого как способность достичь своей главной цели – удержания от совершения преступлений. Признание неспособности уголовного наказания достигать стоящих перед ним целей, вошедшее в криминологическую науку как «кризис наказания», вынуждает общество искать новые способы контроля над преступностью, оптимизировать и совершенствовать систему, виды и сроки наказания.

Для Российской Федерации эта проблема обрела системный характер, так как на протяжении многих лет страна является лидером по численности лиц, находящихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы (в расчете на 100 тыс. населения), уступая первенство только США. Усилия государства по либерализации уголовного и уголовно-процессуального законодательства незначительно влияют на численность лиц, содержащихся в местах лишения свободы, и лишь на некоторое время. Так, например, в 2001 г. численность лиц, содержащихся в учреждениях уголовноисполнительной системы, составляла 980 151 человек, а после вступления в силу нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) их численность снизилась и составляла в 2002 г. 877 393 человека, в 2003 г. – 847 004 человека. После внесения изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее УК РФ) Законом от 08.12.2003 года их численность снизилась в 2004 г. до 763 115 человек.

Однако с 2005 г. происходит обратный процесс, и количество этих лиц возрастает до 823 451 человека, а в 2006 г. до 871 693 человек. Как видим, численность лиц, изолированных от общества, стала даже больше, чем была в 2003 году. Из этого следует, что сами по себе изменения УК РФ и УПК РФ не могут существенно повлиять на положение дел в части уменьшения численности осужденных в местах лишения свободы. И ситуация, когда, по состоянию на 1 января 2016 года, в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 646 085 человек и еще 314 799 отбывали лишение свободы условно (что в три раза превышает число лиц, которым назначено наказание, не связанное с лишением свободы (131 857 чел.)), а также постепенно растет число лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы (на 1 января 2016 г. - 1 955 чел. (+ 58 чел.)) 1, не может удовлетворять общество. Негативно воспринимается и то, что из 13 видов наказания, предусмотренных УК РФ, более чем в 60 % случаев за преступления назначается лишение свободы. Дискредитирует уголовную политику государства в части назначения и исполнения уголовных наказаний и то, что некоторые альтернативные лишению свободы виды наказаний не могут быть применены, поскольку для их исполнения государство еще не создало условия, другие редко назначаются, а в тех случаях, когда назначаются, не могут быть качественно исполнены. Не лучшим образом на авторитете государства сказываются и скоропалительные действия по принятию Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020

Официальный сайт Федеральной службы исполнения наказаний. URL:

http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika/Xar-ka/. (Дата обращения: 30 января 2016 г.) года2 и заявления о формировании новой уголовно-исполнительной политики, которая научно не обоснована и финансово не обеспечена.

Озабоченность положением дел в формировании и реализации государственной уголовной политики в части назначения и исполнения уголовных наказаний выразил Президент России в своем Послании Федеральному Собранию от 03.12.2015 года, заявивший, что «закон должен быть суров к тем, кто сознательно пошел на тяжкое преступление, нанес ущерб жизни людей, интересам общества и государства. И, конечно, закон должен быть гуманен к тем, кто оступился»3.

Выраженное в Послании понимание политическим руководством России того, что половина уголовных дел, дошедших до суда, связана с мелкими, незначительными преступлениями, что люди, в том числе совсем молодые, попадают в места лишения свободы (а пребывание там, да и сама судимость негативно сказываются на их дальнейшей судьбе и нередко приводят к рецидиву), что необходимо декриминализовать преступления, не представляющие большой общественной опасности, важность реформы суда присяжных и другие, определяет актуальность темы исследования и указывает вектор для других научных изысканий в области назначения и исполнения уголовных наказаний в направлении дальнейшего снижения репрессивности законодательства.

Степень научной разработанности темы. Вопросы назначения и исполнения уголовных наказаний, являясь проблемой всего человечества и имея многовековую историю, исследовались специалистами разных эпох, государств и многих отраслей знаний. За последние годы из числа зарубежных авторов вопросы кризиса уголовного наказания и возможных путях его преодоления исследовались учеными Германии (Х.-Й. Альбрехт, Х.

Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года (утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 43. Ст.





5544.

Послание Президента Российской Федерации // Российская газета. 2015. 4 декабря.

Кури, Х. Мюллер-Дитц), скандинавских стран (И. Анденес, Н. Кристи, Т.

Лаппи-Сеппала, Т. Матисен), США (Х. Зер, Э. Карри, М.Б. Робинсон, Л.

Фридман), Великобритании (Дж. Уитман, Т. Фланаган), Канады (Р. Моррис), Франции (Б. Моннери, М. Фуко), Новой Зеландии (Дж. Конседин) и др.

Среди российских исследователей большой вклад в разработку данной проблемы внесли В.Ф. Абрамкин, В.М. Анисимков, Ю.М. Антонян, А.А.

Арямов, Л.И. Беляева, А.В. Бриллиантов, Я.И. Гилинский, Ю.В. Голик, Ф.М.

Городинец, Г.Н. Горшенков, А.П. Дьяченко, А.И. Зубков, С.М. Иншаков, B.C.

Ишигеев, В.Е. Квашис, М.Ф. Костюк, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеев, И.М.

Мацкевич, С.Ф. Милюков, А.Ф. Мицкевич, М.Ф. Мусаелян, В.Н.Орлов, И.М.

Рагимов, В.П. Ревин, Д.В. Ривман, Р.А. Ромашов, В.И. Селиверстов, Л.Б.

Смирнов, О.В. Старков, К.А. Сыч, О.В. Филимонов, Г.Ф. Хохряков, Д.А.

Шестаков и другие.

Труды названных и других современных авторов основывались на идеях, разработанных учеными дореволюционной России (М.Н. Гернет, С.К. Гогель, М.В. Духовской, В.В. Есипов, А.А. Жижиленко, А.Д. Киселев, А.О.

Кистяковский, Н.Ф. Лучинский, С.В. Познышев, А.Н. Радищев, Н.С.

Таганцев, А.Н. Трайнин, Н.И. Фалеев, И.Я. Фойницкий, М.П. Чубинский и др.), а также советскими и российскими учеными (З.А. Астемиров, Н.А.

Беляев, А.А. Герцензон, А.И. Зубков, И.И. Карпец, В.Н.Кудрявцев, Н.Ф.

Кузнецова, А.С. Михлин, И.С. Ной, Э.Ф. Побегайло и др.).

В советский период отечественной истории был выполнен ряд фундаментальных исследований докторского уровня: В.П. Артамонов (М.,1975), З.А. Астемиров (М.,1971), Н.А.Беляев (Л., 1963), В.А. Елеонский (М., 1987), М.А. Ефимов (М., 1966), А.И. Зубков (М.,1976), И.И. Карпец (Л., 1963), Л.Л. Кругликов (М., 1985), А.С. Михлин (М., 1974), И.С. Ной (М., 1963), В.И. Пинчук (М.,1980), И.А. Сперанский (М., 1975), Ф.Р. Сундуров (М., 1980) и др.

В современной России актуальность исследования проблемы назначения и исполнения уголовных наказаний была обусловлена принятием в 1996 году Уголовного, в 1997 году - Уголовно-исполнительного и в 2001 году Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации. Проблемам назначения и исполнения уголовных наказаний было посвящено большое количество исследований диссертационного уровня, в числе которых следует отметить докторские диссертации И.М. Агзамова об условном неприменении уголовного наказания (М., 2014); В.М. Анисимкова, предметом исследования которого была криминальная субкультура и ее нейтрализация в исправительных учреждениях (М., 1998); Н.С. Артемьева, в которой нашли решение проблемы профилактики рецидивной преступности (М., 1999); А.А.

Арямова, исследовавшего общетеоретические основы учения об уголовном наказании (СПб., 2004); А.В. Бриллиантова о дифференциации наказания (М., 1998); Ф.М. Городинца о реализации международно-правовых стандартов обращения с осужденными (СПб., 2003); Д.С. Дядькина, разработавшего методологические основы назначения уголовного наказания (М., 2009); В.А.

Жабского, подвергшего глубокому анализу систему наказаний в зарубежных странах (Рязань, 2011); В.И. Зубкова, исследовавшего социальную роль уголовного наказания (Рязань, 2002); М.Ф. Костюка о противодействии преступности в местах лишения свободы (М., 2000); Т.В. Непомнящей, рассмотревшей вопрос о мерах уголовного наказания (Екатеринбург, 2010);

В.Н. Орлова об исполнении и отбывании наказания (М., 2015); О.В. Старкова, в работе которого глубоко исследованы криминологические проблемы исполнения уголовного наказания (М., 1998); К.А. Сыча о составе уголовного наказания (Рязань 2001) и др.

Как общим, так и частным вопросам назначения и исполнения уголовных наказаний, социальной адаптации лиц, отбывших уголовное наказание, развитию восстановительного правосудия были посвящены кандидатские диссертации Ю.В. Кувалдиной (Самара, 2011), Л.А.

Латышевой (Екатеринбург, 2015), В.П. Силкина (СПб., 2004), К.С.

Суховарова (Рязань, 2014), К.С. Тумарова (Ставрополь, 2012), Р.Ф. Халилова (М.,2015), В.У. Ялунина (М.,2004).

Как в своей совокупности, так и в отдельности труды названных авторов содержат фундаментальные знания о теории и практике назначения и исполнения уголовных наказаний. В то же время быстро меняющийся мир, обуславливающий динамичность законодательства, в том числе и уголовного, ставит перед обществом новые задачи, решение которых требует глубоких исследований. В число таких задач входят и вопросы совершенствования уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства для целей обеспечения его гуманизации, сокращения количества лиц, содержащихся в местах лишения свободы, развития альтернативных лишению свободы видов наказаний, медиации и восстановительного правосудия.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с назначением и исполнением уголовного наказания как меры государственного реагирования на общественно опасное поведение, а также закономерности, проявляющиеся в практике деятельности уполномоченных органов государственной власти по назначению и исполнению уголовных наказаний в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступления.

Предметом исследования являются практика назначения и исполнения наказания в России и в зарубежных странах, социологические, криминологические, уголовно-правовые исследования, проведенные отечественными и зарубежными авторами в связи с практикой назначения и исполнения уголовных наказаний, а также международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, уголовное, уголовно-исполнительное, уголовно-процессуальное законодательство как действующее, так и в историческом аспекте, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, ведомственные нормативные акты, судебная практика и практика исполнения уголовных наказаний, данные официальной статистики.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка научно обоснованных предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства и практики их применения, направленных на снижение их репрессивности.

Для достижения этой цели были поставлены и решены следующие исследовательские задачи:

– классификация уголовной политики для определения основных направлений ее совершенствования в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний;

– установление этапов становления и развития уголовного наказания как института оптимизации социальной организации общества;

– криминологический анализ современной практики назначения и исполнения уголовных наказаний в России;

– изучение зарубежного законодательства и практики его применения в целях выявления и внедрения в отечественную практику передового опыта назначения и исполнения уголовных наказаний, а также медиации;

– выявление закономерностей, возникающих в практике назначения и исполнения уголовных наказаний, как связанных, так и не связанных с лишением свободы, в зарубежных странах;

– формулирование научно обоснованных предложений по совершенствованию практики назначения и исполнения уголовных наказаний, как связанных, так и не связанных с лишением свободы, в России;

– разработка предложений по дальнейшему развитию восстановительного правосудия и медиации.

Методология и методы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составил всеобщий метод познания, а также комплекс общенаучных и частных приемов поиска. К общенаучным методам относятся исторический, логико-структурный, анализ и синтез, индукция и дедукция, системный метод. Например, при помощи логико-структурного метода обеспечивалась последовательность изложения текста работы, формирование эмпирического материала; метод анализа и синтеза позволил выявить многообразие проявления уголовной политики, сформулировать понятийный аппарат, а также выводы и предложения; методы дедукции и индукции проявились в обеспечении логики суждений, а также классификации уголовной и уголовно-исполнительной политик.

К частным методам исследования относятся сравнительно-правовой, статистический, системный, социологический, правового прогнозирования, математический и графический. Так, статистический метод применялся при сборе и анализе статистических данных; анкетирование и интервьюирование представлены выборочным изучением мнений сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы, лиц, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы, а также гражданских лиц; сравнительно-правовой метод позволил сопоставить теорию и практику назначения и исполнения уголовных наказаний в России и зарубежных странах. При помощи метода правового прогнозирования предпринята попытка установить возможные последствия внедрения сформулированных предложений. Математический метод позволил произвести вычисления различных показателей, а графический – обеспечить наглядность результатов эмпирического исследования.

Нормативная основа исследования включает в себя международное законодательство в области противодействия преступности и обращения с осуждёнными, Конституцию Российской Федерации, уголовное, уголовнопроцессуальное, уголовно-исполнительное законодательство России и зарубежных стран, федеральные конституционные законы, федеральные законы в исследуемой сфере, указы Президента Российской Федерации, нормативные акты Правительства Российской Федерации, других федеральных министерств и ведомств.

Научная новизна исследования заключается в разработке авторской концепции снижения репрессивности уголовного законодательства путем сокращения максимальных сроков лишения свободы, развития практики назначения альтернативных лишению свободы видов наказаний, медиации и восстановительного правосудия.

Научная новизна исследования проявляется также и в том, что в ней впервые выявлены этапы становления и развития уголовного наказания как средства оптимизации социального устройства общества; произведена авторская классификация уголовной и пенитенциарной политики;

обосновано положение о том, что наличие в Конституции России ч.2 ст.20 о смертной казни не обязывает государство предусматривать в своем законодательстве данный вид наказания, что определяет возможность исключения из УК РФ смертной казни как вида наказания; обоснованы и сформулированы предложения: а) по сокращению предельного срока лишения свободы до 15 лет; б) по сокращению количества составов преступлений, санкции которых предусматривают лишение свободы; в) по совершенствованию правовой регламентации условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы; г) по введению в качестве эксперимента ссылки как вида основного и дополнительного наказания.

Новизна исследования выражается и в том, что оно является первым исследованием, проведенным с учетом законодательной инициативы Верховного суда России, выраженной в Постановлении от 31.07.2015 г. № 37, а также разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда России от 22.12.2015 № 58, в котором обобщена судебная практика назначения наказания.

Выводы и положения, выносимые на защиту:

1. Вывод о том, что в зависимости от целей и особенностей реализации уголовной политики в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний следует выделить четыре этапа становления и развития наказания как средства социальной организации общества: 1) период частной мести (до XI в.); 2) период устрашения (до XVIII в.); 3) период исправления осужденных (XVIII-XX вв.); 4) период ресоциализации лиц, отбывших уголовное наказание (XX-XXI вв.).

2. Вывод о том, что общей тенденцией для уголовной политики развитых зарубежных стран в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний является расширение применения мер, альтернативных лишению свободы.

Это отвечает современным международным стандартам по защите прав человека и его достоинства, а также в значительной степени позволяет решить вопрос адаптации осужденных после отбытия наказания. Важнейшим и приоритетным направлением уголовной и пенитенциарной политики России на длительную перспективу должно быть совершенствование системы наказаний, не связанных с изоляцией от общества, расширение их перечня и практики назначения, развитие учреждений и органов, исполняющих наказания без изоляции от общества, а также назначение наказания с приоритетом возмещения ущерба потерпевшему;

3. Исключение из Конституции России положения о том, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания (ч. 2 ст. 20), предполагает сложную процедуру, регламентированную статьей 135 Основного закона.

Однако названное конституционное положение не является препятствием для исключения из Уголовного кодекса России этого вида наказания, так как Конституция лишь допускает наличие, но не обязывает законодателя вводить или сохранить в законодательстве смертную казнь в качестве уголовного наказания;

4. С точки зрения общей превенции увеличение сроков лишения свободы до 30 лет по совокупности преступлений и 35 лет по совокупности приговоров не имеет криминологического обоснования и не будет иметь значения для общего предупреждения. Сверхдлительные сроки лишения свободы имеют ограниченные возможности частной превенции, так как способны лишь изолировать лицо от общества, не оказывая при этом на него исправительного воздействия. Направление государственной уголовной политики, ориентированное на существенное сокращение как сроков лишения свободы, так и количества статей, которые предусматривают это наказание, должно быть приоритетным. Советская практика, предусматривавшая максимальный срок лишения свободы в виде 15 лет, за которым следовала высшая мера, была оптимальной. При наличии в УК России пожизненного лишения свободы такой максимальный срок лишения свободы является оправданным.

5. Большинство из 818 санкций норм Особенной части УК РФ предусматривают наказание в виде лишения свободы на определенный срок (739 санкций), пожизненное лишение свободы (19 санкций) или смертную казнь (5 санкций). Санкции 50 статей Особенной части предусматривают только наказания, не связанные с лишением свободы, если не считать арест, который не исполняется. Сокращение случаев применения лишения свободы может быть обеспечено путем исключения возможности его назначения за некоторые преступления небольшой и средней тяжести, в том числе и преступления, совершенные по неосторожности (ст.ст. 137, 138, 148, 149, 157 168, 212, 224, 231, 264 УК РФ).

6. Процесс накопления осужденных к пожизненному лишению свободы будет продолжаться и в определенный момент может достичь критической массы, требующей совершенствования уголовной политики в данной сфере.

Возможное направление – это изменение условий условно-досрочного освобождения осужденных к пожизненному лишению свободы (ч. 5 ст. 79 УК РФ). Предлагается сократить срок фактического отбытия пожизненного лишения свободы, после которого возникает право на условно-досрочное освобождение, с 25 лет до 15 лет. Применение условно-досрочного освобождения к пожизненно лишенным свободы должно предусматривать поэтапный перевод осужденных из колоний особого режима с покамерным содержанием в колонию особого режима открытого типа, затем в исправительную колонию строго режима, далее – в исправительную колонию общего режима, откуда и допустимо их досрочное освобождение. При положительном решении комиссии по условно-досрочному освобождению на основании мнения администрации учреждения, комплексной психологопсихиатрической экспертизы осужденный прикрепляется к органам Федеральной службы безопасности, пожизненно осуществляющим надзор за ним, в том числе с помощью технических средств контроля.

7. Вывод о необходимости возвращения к апробированной практике применения ссылки как вида уголовного наказания, назначаемого за тяжкие и особо тяжкие преступления. На первоначальном этапе в качестве эксперимента ссылку предлагается применять в отношении лиц, условнодосрочно освободившихся от отбывания пожизненного лишения свободы, при котором их согласие на освобождение с условием пожизненного проживания в отдаленной местности должно быть дополнительным основанием для положительного решения вопроса об условно-досрочном освобождении.

В будущем, в случае оправдания эксперимента, применение ссылки следует практиковать вместо лишения свободы за преступления террористической и экстремистской направленности (ст.ст. 205, 205, 205, 205.4, 205.5, 282, 282, 282 УК РФ), за некоторые преступления в сфере незаконного оборота наркотиков (ст.ст. 228, 228, 229УК РФ).

8. Отсутствие в перечне обязанностей, возлагаемых на осужденных к ограничению свободы, возмещения ущерба потерпевшему является упущением, требующим устранения. В связи с этим предложено дополнить часть 1 статьи 53 УК РФ после слов «При этом суд возлагает на осужденного обязанность…» текстом следующего содержания:

«возместить потерпевшему ущерб, причиненный преступлением,», далее по тексту.

Требование возмещения вреда должно носить обязательный характер, что требует изложения последнего предложения части первой статьи 53 УК

РФ в следующей редакции:

«Установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, а также возложение обязанности возместить потерпевшему ущерб, причиненный преступлением, является обязательным.».

9. Для отечественной практики исполнения штрафа и возмещения причиненного преступлением ущерба целесообразно заимствование опыта Нидерландов, в Уголовном кодексе которых среди дополнительных видов наказаний предусмотрено обязательство выплатить сумму денег в пользу потерпевшего (ст. 36f). Сумма выплачивается государству, а затем незамедлительно передается потерпевшему. При этом если осужденному назначен штраф как основной вид наказания с обязательством возместить вред потерпевшему, то платежи осужденного сначала должны быть использованы для возмещения ущерба жертве преступления и лишь во вторую очередь обращены в пользу государства. В России при назначении осужденному штрафа, если потерпевшим заявлен гражданский иск, следует ввести в практику суда одновременное указание доли в штрафе, которая будет идти для возмещения ущерба потерпевшему.

10. Для законодательного закрепления возможности проведения процедуры медиации в уголовно-правовых отношениях, а также для единообразного применения данной процедуры на всей территории России, а не только в отдельных ее субъектах часть 2 статьи 1 Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»

целесообразно дополнить текстом следующего содержания:

«а также к конфликтам, возникающим из уголовно-правовых отношений, с ограничениями, установленными федеральными законами».

Теоретической базой исследования послужили труды отечественных и зарубежных авторов по философии, истории, юриспруденции, социологии, педагогике, психологии в части, касающейся темы исследования.

Исследование базируется на фундаментальных трудах отечественных ученых, таких, как Ю.М. Антонян, М.Н. Гернет, Я.И. Гилинский, А.Ф. Кистяковский, В.Н. Кудрявцев, Н.А. Лопашенко, С.Ф. Милюков, А.С. Михлин, И.С. Ной, Р.А. Ромашов, В.И. Селиверстов, И.Я. Фойницкий, Д.А. Шестаков и др.

Теоретическая основа исследования представлена также и трудами зарубежных авторов, в том числе не переведенными на русский язык: Х-Й.

Альбрехта, Ч. Беккария, Х. Зера, Э. Карри, Н. Кристи, Х. Кури, Т. ЛаппиСеппала, Р. Моррис, М.Б. Робинсона, Дж. Уитмана, М. Фуко.

Кроме того, при написании работы использовались труды отечественных и зарубежных авторов, упомянутых ранее.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные о назначении наказаний, связанных и не связанных с лишением свободы, а также данные о применении смертной казни в зарубежных государствах и России; о численности осужденных в разных государствах; о состоянии пенитенциарной системы; о судебной практике назначения отдельных видов наказаний, применения меры пресечения в виде заключения под стражу, а также данные о рецидиве преступлений. Эмпирическую базу образуют также обзоры, аналитические справки органов МВД России, ФСИН России, судебных органов, содержащие сведения о назначении и исполнении уголовных наказаний, о тенденциях развития пенитенциарной системы России, об уровне преступности в стране, об особенностях назначения наказания в виде лишения свободы. Было проанализировано 150 приговоров, вынесенных судами Санкт-Петербурга и Ленинградской области в период с 2011 по 2015 годы, на предмет установления критериев применения на практике судами тех видов наказания, которые предусматривают/не предусматривают лишение свободы, назначения условного осуждения, а также решения вопросов реституции. Эмпирическую основу исследования составили также результаты лично проведенного социологического исследования 320 человек, в том числе сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний (110 чел.), лиц, отбывающих уголовное наказание в виде лишения свободы (100 чел.), гражданских лиц (50 чел.). Кроме того, в форме интервью были опрошены мировые судьи (35 чел.), преподаватели вузов по профилю исследования (25 чел.).

Процесс сбора, обработки и анализа статистической и социологической информации осуществлялся с соблюдением необходимых требований, предъявляемых к подобным социально-правовым исследованиям.

Теоретическая значимость исследования выразилась в том, что его результаты вносят определенный вклад в теорию уголовного, уголовноисполнительного права и криминологии и расширяют информационную и теоретическую базу этих наук в части, касающейся решения проблем назначения и исполнения уголовных наказаний. Сформулированные криминологические данные, а также научно обоснованные выводы и предложения по совершенствованию теории и практики назначения и исполнения уголовных наказаний могут быть использованы в законотворчестве, в принятии новых или модернизации действующих ведомственных нормативных актов, определяющих порядок назначения и исполнения уголовных наказаний, а также могут быть основой для дальнейших теоретических разработок.

Практическое значение диссертационной работы заключается в том, что изложенные в ней положения и выводы могут быть использованы:

– в законотворческой деятельности при совершенствовании уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части назначения и исполнения уголовных наказаний;

– в деятельности Верховного Суда России при формулировании разъяснений по практике применения норм УК РФ, УПК РФ и УИК РФ о назначении и исполнении уголовных наказаний;

– в деятельности судов при назначении и изменении наказания, изменении категории преступления, изменении вида исправительного учреждения;

– в деятельности Федеральной службы исполнения наказаний России при осуществлении функций исполнения уголовных наказаний;

– в деятельности органов прокуратуры России при осуществлении контрольно-надзорных функций за органами, исполняющими уголовные наказания, а также при выполнении функций поддержания обвинения в суде;

– в научно-исследовательской работе при проведении дальнейших разработок по теме исследования;

– в образовательном процессе при преподавании дисциплин «Уголовное право», «Криминология», «Уголовно-исполнительное право», а также «Уголовная статистика» и «Социология».

Степень достоверности, апробация и внедрение в практику результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры уголовного права Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена.

Отдельные ее положения нашли отражение в выступлениях соискателя на всероссийской научнопрактической конференции «Система профилактики преступности:

современное состояние, проблемы и перспективы развития» (СПб., 26 октября 2012 г.); XLII научно-практической конференции с международным участием «Неделя науки СПбГПУ» (СПб., 3 декабря 2013 г.); межвузовской научно-практической конференции «Уголовное законодательство: вчера, сегодня, завтра (памяти профессора С.Ф. Кравцова» (СПб., 20 ноября 2013 г.);

межвузовского научно-практического Круглого стола «Актуальные проблемы науки и практики уголовного судопроизводства» (СПб., 29 ноября 2013 г.); международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы современной науки», посвященной 45-летию Карагандинской академии МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова (Караганда, 10 октября 2014 г.); всероссийской научно-практической конференции «Уголовная политика и правоприменительная практика» (СПб., 31 октября 2014 г.); всероссийской научно-практической конференции «Уголовное законодательство: вчера, сегодня, завтра (памяти профессора С.Ф.

Кравцова)» (СПб., 7 ноября 2014 г.); 19-ой университетской выставке научных достижений в рамках Дней науки Герценовского университета (СПб., 21-23 апреля 2015 г.); всероссийской научно-практической конференции «Уголовная политика и правоприменительная практика» (СПб., 30 октября 2015 г.).

Основные теоретические положения, выносимые на защиту, выводы и предложения внедрены в образовательный процесс Российского государственного педагогического университета им. А.И.Герцена и используются при преподавании дисциплин «Криминология», «Уголовное право» и «Уголовно-исполнительное право».

Достоверность исследования подтверждена собственными эмпирическими результатами, которые опубликованы в 19 научных статьях общим объемом 7,0 п. л., в т. ч. 4 из них (2,8 п. л.) опубликованы в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

ГЛАВА 1

НАЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ: ПОНЯТИЕ,

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА

1.1. Понятие «уголовная политика» и основные направления ее реализации в сфере назначения и исполнения уголовных наказаний.

Проблема преступности и реагирования на нее со стороны общества во все времена была актуальной. Росла ли численно преступность, повышалась ли степень опасности для общества отдельных преступлений или лиц, их совершающих, государство относилось к этому однозначно – как к социально вредному явлению. Соответственно этому видению вырабатывалась и государственная политика реагирования на преступность.

Если в прошлом в основу этой политики ставилась идея возможности полного искоренения преступности, то в современный период она строится на основе концепции относительно терпимого к преступности отношения, то есть необходимости сосуществования с ней. Последнее является результатом постепенного доминирования в формировании государственной уголовной политики криминологической мысли о преступности как свойстве общества4 и признания преступности явлением неизбежным, то есть нормальным5.

Какая бы идея ни была в основе уголовной политики, она может быть реализована только посредством права и законов. Поэтому право и политика

- явления тесно взаимосвязанные и взаимообусловленные. Как правильно отмечают специалисты по теории права и государства, преобладающая часть всей внутренней и внешней политики любого государства реализуется через Шестаков Д.А. Криминология. Преступность как свойство общества: Краткий курс.

СПб.: Изд-во «Лань», 2001. С.72, 147; его же: Суждение о преступности и вокруг нее.

СПб.: Изд-во «Юридический центр», 2015. С.17, 27.

Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С.192-193;

Дюркгейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М., 1966. С.40.

право, законы, а последние, в свою очередь, выступают выразителями и проводниками этой политики6.

Конституция Российской Федерации как политико-юридический документ, закрепляя основы государственной политики, ее принципы, цели и основные направления, фиксирует и гарантирует политические, социальные, экономические права и свободы граждан, их участие в государственной и общественно-политической жизни страны.

Гарантируя право на жизнь, Конституция России одновременно допускает возможность применения смертной казни как исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни (ч. 2 ст. 20); устанавливает запрет на применение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания (ч. 2 ст.21). Конституционной основой уголовной и ее части – пенитенциарной политики России являются и положения статей об обеспечении прав и свобод личности при производстве по уголовным делам на всех стадиях отправления правосудия (ст.ст. 46-54 Конституции России).

Реализация уголовной и пенитенциарной политики сопряжена с назначением и исполнением наказания, соответственно, с существенным ограничением прав и свобод осужденного лица. В связи с этим важно отметить и положение Конституции России, допускающее возможность ограничения свободы человека и гражданина только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции)7.

См., напр.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. М.: Изд-во «Юристъ», 2004. С.257.

См., напр.: Федотова Ю.Г. Правовые принципы ограничения прав и свобод человека и гражданина в интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства // Современное право. 2015. № 7. С. 21.

Выделяя критерии (условия) правомерности ограничений конституционных прав и свобод, Б.С. Эбзеев отмечает, что: а) ограничения прав и свобод возможны только федеральным законом; б) цели ограничения прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданны, а сами ограничения им адекватны, ограничения должны отвечать требованиям справедливости; в) ограничения не могут толковаться расширительно и не должны приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных Конституцией и законами Российской Федерации8.

Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, будучи федеральными законами в сфере отправления правосудия, полностью соответствуют Основному закону России и являются непосредственными выразителями государственной уголовной политики. В этих федеральных законах определяются преступность и наказуемость деяния, порядок оправления правосудия, а также порядок назначения и исполнения уголовного наказания, освобождения от наказания и другие вопросы, подлежащие решению в рамках отправления правосудия. Однако сказанное вовсе не означает, что положения Конституции России находят неукоснительное соблюдение, и тем более не означает, что отправление правосудия в России достигло верха совершенства. Этим обусловлено то, что проблема уголовного наказания представляет интерес не только для юристов.

Вопрос о наказании всегда был и остается основным вопросом уголовного права, а представления о наказании отражают культурное развитие общества и превалирующие в нем идеологические установки 9. Они же оказывают непосредственное влияние и на формирование уголовной политики государства.

Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.Д.

Зорькина. 2-е изд., пересмотр. М., 2011. С. 505.

Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. 1890. С. 696.

Слово «политика», в переводе с греческого означающее искусство управления людьми, обществом, государством, то есть науку государственного управления, в том числе в каком-либо определенном виде деятельности 10, используется для определения направления деятельности государства по криминализации, декриминализации, пенализации и депенализации деяний11.

При очевидном понимании того, что уголовная политика является частью социальной политики государства, которая в свою очередь является частью его внутренней политики, в научной литературе как досоветского, советского, так и постсоветского и современного периода нет единства мнений относительно содержания этой политики.

Франц фон Лист, один из первых исследовавших проблему уголовной политики, говорил о ней как о систематическом собрании тех основных положений, сообразуясь с которыми государство должно вести борьбу с преступностью посредством наказания и родственных ему установлений12.

Из числа отечественных исследователей первым наиболее полный анализ становления уголовной политики произвел профессор М.П.

Чубинский. В работе «Курс уголовной политики» он определял ее как «ветвь уголовного права для разработки улучшения правосознания политики»13.

Краткий философский словарь / Под ред. М. Розенталя и П. Юдина. Изд.3-е. М.: Изд.

политической литературы, 1952. С.395; Краткий словарь по социологии / Под общ. ред.

Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапина: сост. Э.М. Коржева, Н.Ф. Наумова. М.: Политиздат, 1989.

С.236; Краткий политический словарь. Изд-е 4-е. М.: Изд. «Политическая литература».

1987. С.343.

Городинец Ф.М. Уголовно-исполнительная политика Российской Федерации и ее современные тенденции // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России.

2012. № 1. С. 121-125; Денисов С.А. Депенализация и обратная сила закона // Уголовное право. 2012. № 5. С. 49 – 50; Маршакова Н.Н. К вопросу о принципах уголовной политики // Российская юстиция. 2015. № 10. С. 14; Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1.

Преступление / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 1999. С. 87 - 89; Коробеев А.И.

Советская уголовно-правовая политика: проблемы криминализации и пенализации.

Владивосток, 1987. С. 64 - 88; Авдеев В.А., Авдеева О.А. Условное осуждение в контексте современной уголовно-правовой политики РФ // Российская юстиция. 2014. № 5. С. 4 и др.

Лист Ф. Задачи уголовной политики. Преступление как социально-патологическое явление. М., 2009. С. 55.

Чубинский М.П. Курс уголовной политики. Ярославль: Тип. Губ. правл., 1909. С. 325.

Эту точку зрения поддерживал и С.К. Гогель, отмечавший наличие тесной связи уголовной политики с уголовной социологией, и определявший уголовную политику как учение о существующих мерах борьбы с преступностью, репрессивных и превентивных 14. Вместе с тем он отмечал, что те учения, которые представил М.П. Чубинский, находятся в рамках теорий репрессии и главным образом обосновывали цели и право наказания.

С.К. Гогель увидел, что идеи М.П. Чубинского основываются на соображениях Платона о том, что преступление нарушает «мировую и внутреннюю гармонию» в человеке, а наказание восстанавливает эту гармонию15.

Хотя суждение С.К. Гогеля о том, что философские системы Платона не имеют отношения к современной уголовной политике, и является спорным, считаем верным его мнение о том, что уголовная политика основывается на положительных данных, получающихся при изучении реальной преступности, то есть на криминологических показателях, при отрицании первостепенного значения репрессии в деле противодействия преступности.

Среди современных ученых-юристов не сложилось однозначное понимание и того, в чем же выражается уголовная политика. Одни авторы определяют уголовную политику широко, рассматривая ее как целеустремленную, системную деятельность по ограничению преступности средствами государственного принуждения 16, или включая в уголовную политику уголовно-правовую, уголовно-процессуальную, уголовноисполнительную, криминологическую (профилактическую), административно-правовую, оперативно-розыскную политики17, либо видят в Гогель С.К. Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. М., 2010. С. 3.

Чубинский М.П. Очерки уголовной политики: понятие, история и основные проблемы уголовной политики как составного элемента науки уголовного права. М., 2008. С. 74.

Клейменов И.М. Сравнительная криминология: криминализация, преступность, уголовная политика в условиях глобализации: дисс. … д-ра юрид. наук. Омск, 2015. С.

Алексеев А. И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. Российская уголовная политика:

преодоление кризиса. М., 2006. С. 13-15; Клейменов И.М. Указ. соч. С. 266; Ковалев М.И.

Соотношение уголовной политики и уголовного права // Советское государство и право.

уголовной политике систему принципов, политических и политико-правовых предписаний, программ, осуществляемых государством совместно с гражданским обществом, по противодействию преступности, ресоциализации преступников, обеспечению безопасности личности, общества и государства18.

Другие, наоборот, сужают уголовную политику, сводя ее к государственной политике воздействия на преступность, определяемой и реализуемой нормами исключительно уголовного права 19, либо различая уголовно-правовую и уголовную политику, считая их самостоятельными, не равными по своему содержанию и объему категориями, где уголовноправовая политика является ядром и нормативной базой всей уголовной политики, является ее составной частью, структурным элементом20.

А.И. Александров считает, что существует единая уголовная политика политика в области противодействия преступности при помощи уголовного наказания, отражающая отношение власти к преступности, и пять ее составляющих частей: уголовно-правовая; уголовно-процессуальная;

уголовно-розыскная; уголовно-предупредительная (криминологическая);

уголовно-исполнительная политика21. Из этого следует, что каждая из пяти частей является отдельным направлением проявления уголовной политики.

Современное понимание уголовной политики есть результат ее длительной эволюции и трансформации из научной категории в одно из направлений деятельности государства. В качестве самостоятельного направления деятельности государства уголовная политика может быть определена как выработанная государством генеральная линия, 1978. № 12. С. 70.

Лесников Г.Ю. Уголовная политика современной России (Методологические, правовые и организационные основы): дис.... д-ра юрид. наук. М., 2005. С.14.

Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия. СПб., 2004. С. 267.

Недотко Ю.В. Тенденции российской уголовно-правовой политики постсоветского периода: дисс.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. С. 12.

Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы. СПб., 2003. С. 70.

определяющая основные направления, принципы, цели и средства воздействия на преступность.

Уголовная политика, имея в качестве конечной цели максимальное сокращение преступности, определяет стратегию и тактику противодействия преступности мерами уголовного права, уголовного процесса, уголовноисполнительного права, оперативно-розыскной деятельности. В этом смысле уголовная политика является составной частью более широкого понятия политики правоохранительной деятельности, а в ее рамках – политики противодействия преступности, которая, в свою очередь, входит в социальную политику государства.

Если произвести классификацию системы государственной политики и попытаться определить в ней место уголовной, уголовно-процессуальной и пенитенциарной политики, то, как мы полагаем, уголовная политика является частью социальной и правоохранительной политики.

–  –  –

Отметим, что классификация (от лат. classis - разряд и facere - делать) в науке играет важную роль и понимается как система соподчиненных понятий (классов объектов, явлений) в какой-либо отрасли знания, составленная на основе учета общих признаков объектов и закономерных связей между ними. Она позволяет упорядочить имеющиеся знания об объектах исследования.

Из схемы № 1 видно, что уголовная политика должна рассматриваться в широком смысле слова и включать в себя уголовно-процессуальную, пенитенциарную и оперативно-розыскную политики. При этом уголовная и уголовно-процессуальная политики вбирают в себя и политику, выражающуюся в следственно-судебной практике, в том числе и в решениях Конституционного и Верховного судов Российской Федерации.

Поэтому следует согласиться с мнением Я.И. Гилинского о том, что уголовная политика реализуется в таких видах деятельности, как законодательство и законотворчество, правоприменительная деятельность и пенитенциарная политика23.

Уголовная политика, понимаемая в узком смысле, проявляется только в законотворческой деятельности, определяющей виды общественно-опасных деяний, признаваемых преступлениями, виды и размеры наказаний, а также иные способы реагирования на их совершение (установление специальных видов освобождения от ответственности, наказания, отсрочки исполнения наказания и др.).

Например, выражением изменения государственной уголовной политики в отношении лиц, впервые совершивших некоторые экономические преступления, является введение в УК РФ ст. 76 «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983. С. 257;

Баранов В.М., Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н. Классификация в российском законодательстве (теоретико-прикладное исследование) / Под ред. А.П. Кузнецова. М.,

2014. С. 58; Киселев О.А. О видах и классификационных основаниях правовых оценочных понятий // Нотариус. 2015. № 1. С. 44.

Гилинский Я.И. Очерки по криминологии. СПб: Алеф-Пресс, 2015. С. 70-74.

экономической деятельности». Уголовная политика освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших экономические преступления, была скорректирована Федеральным законом от 08.06.2015 № 140-ФЗ 25, которым ст. 76 УК была дополнена частью 3. Потребность в уточнении уголовной политики была обусловлена не столько необходимостью обеспечения свободы экономической деятельности, сколько необходимостью реализации другой государственной политики, экономической, а именно, политики амнистии капиталов26.

Поэтому в понимаемую в широком смысле уголовную политику следует включать «чисто» уголовную, уголовно-процессуальную, пенитенциарную и оперативно-розыскную политики. Из этого следует, что названные политики, хотя они и входят в общую уголовную политику, обладают самостоятельностью, определяемой наличием в УК РФ, УПК РФ, УИК РФ и в Законе об оперативно-розыскной деятельности самостоятельных принципов, которые представляют собой основные идеи, предвосхищающие в общих чертах образ реальной политики, например, уголовнопроцессуальной или уголовно-исполнительной. Поскольку принципы формируются под воздействием общественно-политических идей, то их следует рассматривать как явление идеологическое. Но регулятором уголовной (в узком смысле), уголовно-исполнительной или уголовнопроцессуальной деятельности являются не сами идеи, а основанные на них нормы УК РФ, УИК РФ или УПК РФ. Принципы отраслей права как элементы соответствующей политики влияют на всю отрасль права, т.е. они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Поэтому о содержании уголовной (в узком смысле слова), уголовно-исполнительной или уголовноФедеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2011. 9 декабря.

Федеральный закон от 08.06.2015 № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 10 июля.

Бугаева Н.Г. Амнистии капиталов быть // Главная книга. 2015. № 15. С. 30.

процессуальной политики государства можно судить по законодательно сформулированным принципам, поскольку через систему правовых принципов (взглядов, представлений, идей) так или иначе можно усмотреть соответствующую политику государства.

Таким образом, уголовная политика в узком понимании находит свое практическое выражение в действующем уголовном законодательстве.

Уголовное законодательство определяет круг преступных деяний, систему наказаний, конкретные санкции для каждого состава преступлений. Оно является базой для работы правоприменительных органов и органов, исполняющих уголовные наказания. Правоприменительная деятельность выражается в работе правоохранительных, следственных, судебных органов по привлечению лиц к уголовной ответственности, по назначению им наказаний, а их исполнение является выражением деятельности органов, исполняющих уголовные наказания.

Классификация уголовной политики в узком смысле слова позволяет говорить о существовании политики криминализации и декриминализации, с одной стороны, пенализации и депенализации - с другой стороны. Обычно криминализация одновременно приводит и к пенализации. Но иногда законодатель меняет политику пенализации, внося изменения только в санкции конкретных деяний. А полная декриминализация невозможна без такой же депенализации.

Для достижения целей нашего исследования в дальнейшем мы считаем возможным рассуждать только о пенализации и депенализации, не затрагивая вопросы криминализации, декриминализации.

Пенализация, понимаемая как процесс определения вида и размера наказания за совершенное деяние, а также процесс назначения наказания вместе образуют политику назначения уголовных наказаний, что позволяет выделить также и политику исполнения уголовных наказаний (пенитенциарная политика). При этом, если политика пенализации жестко привязана законодателем в качестве сформулированной санкции к норме УК РФ, то политика назначения наказания выражается как в общих началах и специальных правилах назначения наказания, так и в реальной судебной практике, основывающейся не только на нормах УК РФ, но и нормах УПК РФ. А это, в свою очередь, говорит о том, что политика назначения наказания связана с уголовно-процессуальной политикой27.

С уголовно-процессуальной политикой связана и уголовноисполнительная политика, что говорит о наличии обратных связей.

Например, некоторые наказания (лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград) могут быть исполнены только судом с соблюдением процедур, предусмотренных УПК РФ. Суд при исполнении приговора рассматривает комплекс вопросов (о возмещении вреда реабилитированному, о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, об отмене условно-досрочного освобождения и др. (ст. 397 УПК РФ)). По решению суда применяются принудительные меры медицинского характера в связи с выявленным у осужденного психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст.18 УИК РФ); суд рассматривает жалобы осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказания (ст.20 УИК РФ) и др.

Дальнейшие рассуждения приводят нас к выделению пенитенциарной политики в сфере исполнения наказаний, связанных и не связанных с лишением свободы. И та, и другая, как показано в приведенной ниже схеме, по-разному реализовываются в отношении лиц мужского, женского пола, несовершеннолетних.

Конечно, фактическое проявление уголовной политики более наглядно реализуется в пенитенциарной политике. Как справедливо отмечает Н.И.

Беляев, «сущность уголовной политики состоит в том, что она определяет Городинец Ф.М. Уголовно-исполнительная политика Российской Федерации и ее современные тенденции // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России.

2012. № 1. С. 122.

направление деятельности в области борьбы с преступностью путем применения наказания»28.

–  –  –

Вместе с тем, представляются ошибочными суждения о том, что наказание, являясь главным инструментом уголовной политики, находит воплощение в его исполнении, и, соответственно, ради нее - уголовноисполнительной политики - создаются все уголовные и уголовнопроцессуальные нормы, возбуждаются и расследуются уголовные дела, поддерживается государственное обвинение, вершится правосудие и т. д. 29 Цит. из: Велиев С. А. Принципы назначения наказания. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 134.

Полищук Н.И. Тенденции современной уголовно-правовой политики государства // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова. 2015. № 1.

С. 196.

Действительно, уголовная и уголовно-процессуальная деятельность направлены на то, чтобы воздать лицу, нарушившему уголовно-правовой запрет. Однако если уголовно-правовая политика государства нацелена на защиту наиболее важных общественных отношений от преступных посягательств, то уголовно-исполнительная политика имеет своей целью исполнение назначенного наказания. Уголовные дела возбуждаются и расследуются не ради того, чтобы наказать виновных лиц, а наоборот, наказывать приходится потому, что виновным лицом был нарушен уголовноправовой запрет. Это хорошо иллюстрируется тем, что в некоторых случаях и при совершении преступления наказание не назначается, соответственно, уголовно-исполнительная система не задействуется, хотя уголовная политика реализуется.

Например, уголовная ответственность не наступает в случае недостижения виновным лицом возраста уголовной ответственности; при совершении преступления невменяемым лицом; при освобождении от уголовной ответственности по нормам Общей части (ст.ст. 75-78 УК РФ) и по специальным видам освобождения (примечания к ст.ст. 205, 222, 223 и др.); при освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ) и др. Названные положения УК РФ есть реализация соответствующей уголовной политики (о невозможности наказывать лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, о возможности освобождения от уголовной ответственности при деятельном раскаянии и др.). Целью данной уголовной политики является реализация принципа гуманизма, сохранения социальных отношений между людьми, предупреждение совершения новых преступлений и др. Соответственно, уголовно-исполнительная (пенитенциарная) политика является третичной по отношению к уголовной и вторична по отношению к уголовно-процессуальной политике. Кроме того, объектом пенитенциарной политики государства являются лица, в отношении которых действует вступивший в законную силу приговор суда.

А это, согласно ст. 7 УИК РФ, исключает возможность применения к ним норм УИК РФ, если не вступил в законную силу приговор суда.

Пенитенциарная политика государства основывается на действующих международно-правовых актах, уголовном, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном законодательстве, а также ведомственных актах органов внутренних дел, ФСИН России, Минюста России, суда и прокуратуры, что и определяет ее предмет30.

При признании существования самостоятельной пенитенциарной политики в научной литературе лишь некоторые авторы предпринимали попытки сформулировать ее понятие.

Надо отметить, что ни уголовное, ни уголовно-исполнительное законодательство не содержат таких терминов, как «пенитенциарная система», «пенитенциарные учреждения», «пенитенциарная политика». Тем не менее, данные категории широко используются в научной литературе и международном праве по проблемам исполнения наказаний и обращения с осужденными.

В российской юридической литературе под пенитенциарной системой традиционно понимают комплекс (совокупность) учреждений, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы. Такое понимание пенитенциарной системы является обыденным для большинства населения, в том числе и для лиц, обладающих специальными познаниями (специалистов).

Опрос специалистов (преподаватели и студенты старших курсов юридических вузов) показал, что большинство из них (более 93 %) на вопрос:

Ошибочными представляются суждения В.И.Алексеева о том, что предмет пенитенциарной политики, оперируя различными правовыми категориями (субъектные отношения, пенитенциарно-педагогическая деятельность, социальное содержание арестантского труда, тюремного режима) исследует различные направления ресоциализации осужденных // Алексеев В.И. Объект и предмет российской пенитенциарной политики (середина XIX - начало XX в.) // История государства и права.

2012. № 8. С. 35 - 38.

Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII-XX вв.: историко-правовой анализ тенденций развития. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004; Алексеев В.И.

Пенитенциарная политика: система, элементы (1872 - 1917 гг.) // Уголовноисполнительная система: право, экономика, управление. 2008. № 3. С. 32 - 33.

«Что, по Вашему мнению, является пенитенциарной системой?», ответили исправительные колонии и тюрьмы». А на отдельно поставленный вопрос:

«Относятся ли к уголовно-исполнительной системе уголовноисполнительные инспекции?», почти все ответили положительно. Из этого следует, что и специалисты не совсем понимают значение и содержание слова «пенитенциарный», понимая его в значении словосочетания «тюремная система».

Понятия «пенитенциарная система» и «пенитенциарная политика»

имеют свои отличительные особенности.

Через пенитенциарную систему реализуется государственная пенитенциарная политика. Соответственно, пенитенциарная система всегда должна соответствовать пенитенциарной политике, иначе последняя реализована быть не может, по крайней мере, в декларируемом варианте.

Наглядным примером является наличие в ст. 44 УК РФ так называемых отложенных наказаний, то есть наказаний, для исполнения которых еще не созданы условия (арест и принудительные работы). При выработке уголовной политики было указано, что арест и принудительные работы при определенных случаях назначения уголовного наказания могут выступать альтернативой лишению свободы. Для реализации была выработана пенитенциарная политика, которая нашла свое выражение в статьях УИК РФ (Главы 8.1. и 10). Однако в пенитенциарной системе России, в учреждениях которой должны были быть реализованы эти наказания, не созданы соответствующие условия.

Несоответствие пенитенциарной системы пенитенциарной политике проявляется не только в отложенном характере некоторых наказаний, но и в трудностях исполнения тех наказаний и мер, которые могут быть назначены.

В частности, по финансово-экономическим и организационным причинам трудноисполнимыми являются принудительные меры медицинского и воспитательного характера, штрафы, включая кратные штрафы за коррупционные преступления (с санкциями до 500 млн. руб.). Кроме того, ограниченные возможности применения исправительных и обязательных работ ввиду проблем с трудоустройством в ряде регионов, частичная безработица в местах лишения свободы не способствуют эффективности пенитенциарной политики, декларируемой государством. Вместо нее появляется другая уродливая пенитенциарная политика, порожденная реалиями самой пенитенциарной системы, вынужденной подстраиваться под менее затратные параметры реализации уголовной политики, при которых в жертву приносится задача исправления осужденных. Ограничение свободы в период его одновременного принятия и отложения в УК РФ имело одно содержание. Предполагалось, что его будут исполнять в исправительных центрах, которых не было и нет. Однако в настоящее время, как пишет А.А.

Толкаченко, в целях бюджетной экономии этот вид наказания реализуется по существу самим осужденным по типу домашнего ареста. А в отношении домашнего ареста с момента его введения в течение 10 лет не был нормативно определен орган исполнения данной меры пресечения32.

Как было отмечено, назначением пенитенциарной системы является реализация пенитенциарной политики государства, суть которой И.В. Упоров видит в исполнении наказаний, связанных с лишением свободы33.

В.И. Алексеев определяет пенитенциарную политику как установленные государством и закрепленные в нормативно-правовых актах порядок и условия отбывания уголовного наказания, совокупность мер и средств пенитенциарного воздействия на арестантов, направленные на их исправление и предупреждение рецидивной преступности. Эта политика, по его мнению, должна выражать интересы общества и каждого осужденного, лишенного свободы, и юридически закрепляться в соответствующих источниках права34.

Толкаченко А.А. Межотраслевые аспекты современного уголовно-правового регулирования // Уголовное право. 2015. № 2. С. 89.

Упоров И.В. Пенитенциарная политика России в XVIII-XX вв. С. 13-20.

Алексеев В.И. Формирование российской пенитенциарной политики и ее источников (1879 - 1917 гг.) // Журнал российского права. 2010. № 7. С. 92.

Полагаем, что в приведенных мнениях о пенитенциарной политике авторы в одном случае «заужают» ее, ограничивая рамками исключительно реализации наказаний, связанных с лишением свободы. В другом случае при ее определении используются термины, которые применимы к ограниченному кругу лиц. В частности, указание в приведенном определении того, что пенитенциарное воздействие оказывается только на арестантов, означает, что такое исправительное воздействие оказывается только в отношении лиц, которым назначено уголовное наказание в виде ареста (ст. 54 УК РФ). Термин «арестант» применим и к обвиняемым, в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей (ст. 108 УПК РФ), а также к лицам, отбывающим административный арест (ст. 3.9 КоАП РФ). Однако эти меры не являются мерами уголовного наказания, и, соответственно не исполняются органами пенитенциарной системы. Не применим термин «арест» в отношении лиц, отбывающих иные виды уголовных наказаний, в том числе и лишение свободы. Не вызывает возражений то, что пенитенциарная политика должна быть юридически закреплена в соответствующих источниках права. Однако слишком оптимистичными выглядят суждения В.И. Алексеева о том, что пенитенциарная политика должна выражать интересы каждого осужденного, лишенного свободы. И совсем непонятно, почему интересы только осужденного к лишению свободы.

Конечно, нельзя исключать, что пенитенциарная политика будет выражать интересы какой-то части осужденных к лишению свободы, особенно той части отбывающих лишение свободы, которая глубоко раскаялась в содеянном и воспринимает назначенное наказание как заслуженное. Возможно, что автор, формулируя данную дефиницию, исходил из того, что термин «пенитенциарный» в переводе с латинского языка (poenitens) означает раскаивающийся, относящийся к покаянию35. Но и Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка / Под ред. Д.Н.

Ушакова. М., 2000. Т. 3. С. 84.

в этом случае раскаявшиеся могут быть не только среди лиц, отбывающих лишение свободы.

Раскаяние и религиозное «покаяние» - термины созвучные, но имеют разное значение. Раскаяние – сожаление о содеянном. Раскаяние есть отказ от греха через веру, это переход к правильному мировоззрению. Покаяние – это добровольное признание в содеянном. Оно сходно с известной уголовному праву явкой с повинной (ст. 75 УК РФ). Истинное покаяние религия видит в страдании и боли, мучительном переживании того зла, которое несет в себе наказание 36. Именно благодаря наказанию лицо, совершившее преступление, должно осознать ошибочность своего поведения.

Соответственно, покаяние есть результат перенесенного наказания. В этом смысле термин «пенитенциарный» означает «исправительный», «направленный к возбуждению раскаяния в преступнике»37.

Понятия «пенитенциарная система» и «пенитенциарная политика» несут в себе серьезную смысловую нагрузку, поскольку в их названии закрепляется основной посыл государства в реагировании на преступников - государство заинтересовано не просто в исполнении уголовного наказания, а в раскаянии осужденного, в осознании им своей вины. В этом смысле, как совершенно справедливо отмечают Р.А. Ромашов и Е.Н. Тонков, закрепление понятия «пенитенциарная политика» несет в себе определение цели всей системы исполнения наказания - стремление государства вернуть в общество способную и стремящуюся к ресоциализации личность38. Такое понимание в наибольшей степени соответствует современным представлениям о целях и возможностях уголовного наказания.

Возникновение понятия «пенитенциарный» связано с тюремной системой, основанной в 1786 году в Филадельфии, штат Пенсильвания.

Галузин А.Ф. Правовой институт покаяния и пенитенциарное право // Современное право. 2013. № 5. С. 97.

См.: Новый полный словарь иностранных слов, вошедших в русский язык, с указанием происхождения их, ударений, отраслей знания и с расширенной энциклопедической частью / Сост. Е. Ефремов; Под ред. И.А. Бодуэн-де-Куртенэ. 2-е изд. М., 1912.

Ромашов Р.А., Тонков Е.Н. Тюрьма как «Град земной». С. 149-150.

Пенсильванская пенитенциарная тюрьма отличалась строгим одиночным заключением. Создатели проекта считали, что преступник – это грешник, нуждающийся в покаянии, которое примирило бы его с богом и людьми, а тюрьма – это место покаяния, и поэтому оставление преступника наедине с собой может быть лучшим средством, способным побудить его раскаяться39.

Отсюда и название – пенитенциарная тюрьма.

Суть наказания заключалась в полной изоляции человека, оставлении его один на один со своей совестью и богом, что должно было привести преступника к раскаянию и исправлению. Подобная модель получила определенное признание в США и Англии. В Англии также был реализован проект новой модели тюремного заключения, основной идеей которого является «душевное наказание, нежели физическое». Исправление заключенных осуществлялось посредством одиночного заключения, скудной и простой пищи, тяжелой работы и религиозного воздействия. Этот проект, по мнению П.В. Тепляшина, явился прообразом тюремных комплексов XIX века и фактически отправной точкой зарождения тюремной системы Англии40.

Однако стоит отметить, что в тот период времени лишение свободы и изоляция осужденных от общества в различных учреждениях (тюрьмах, темницах, замках, острогах) было практически единственным и наиболее широко применяемым наказанием. В современных же государствах всё большее предпочтение отдается наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, данные виды наказания занимают свою значительную нишу при назначении уголовных санкций. Кроме того, исправление осужденного – это цель, предусмотренная и в УК РФ (ч. 2 ст. 43), и в УИК РФ (ч. 1 ст. 1) для всех наказаний. В связи с этим мы считаем целесообразным понятие «пенитенциарный» относить не только к лишению свободы, а ко всем видам Познышев С.В. Очерки тюрьмоведения… С. 59.

Тепляшин П.В. Истоки и развитие английского тюрьмоведения: монография. Красноярск,

2005. С. 85.

наказания, предусмотренным национальным уголовным кодексом.

Соответственно, пенитенциарную политику следует понимать шире, чем политику реализации наказания в виде лишения свободы. Несомненно, что лица, лишенные свободы, значительно больше поражены в правах, чем иные осужденные. Они в большей степени зависимы от существующего уголовноисполнительного законодательства и практики его исполнения и применения, а также существующего в исправительной колонии режима содержания.

Даже после освобождения из мест лишения свободы некоторые из них подпадают под режим административного надзора, устанавливаемого для предупреждения совершения ими преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия.

Поэтому законодатель максимально детализировал в УИК РФ не только порядок и условия отбывания наказания в исправительных учреждениях и тюрьмах, но и подробно расписал порядок и условия освобождения от него (ст.ст. 173, 174, 175), а также порядок социальной адаптации (ч. 3 ст. 121) и осуществления надзора над некоторыми категориями лиц, отбывших наказание (ст.173 УИК РФ)42.

Это позволяет говорить о пенитенциарной политике в широком и узком смысле слова.

В широком смысле слова пенитенциарная политика - это часть уголовной политики противодействия преступности, направленная на регулирование общественных отношений в сфере исполнения уголовных наказаний, как связанных, так и не связанных с лишением свободы, обращения с осужденными, а также их социальной адаптации после отбытия наказания.

Федеральный закон от 06.04.2011 № 64-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» // Российская газета.

2011. 8 апреля.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре» // Российская газета. 2013. 5 июля.

В узком смысле слова пенитенциарная политика - это часть уголовной политики противодействия преступности, направленная на регулирование общественных отношений в сфере исполнения уголовных наказаний, связанных с лишением свободы, обращением с осужденными, а также их социальной адаптацией.

Отметим, что деятельность по социальной адаптации осужденных мы относим к пенитенциарной политике, поскольку подготовка осужденных, лишенных свободы, к социальной адаптации начинается за 6 месяцев до их освобождения, а в отношении осужденных к лишению свободы на срок до 6 месяцев – после вступления приговора в законную силу, и именно силами пенитенциарных учреждений (ч.ч. 1,2 ст. 180 УИК РФ). В Уголовноисполнительном кодексе РФ содержится Глава 22 (Помощь осужденным, освобождаемым от отбывания наказания и контроль за ними), которая устанавливает обязанности администрации учреждений, исполняющих наказания, по содействию в трудовом и бытовом устройстве освобождаемых осужденных, по оказанию им помощи, в том числе обеспечению их продуктами питания, одеждой, денежного пособия. До тех пор, пока в России не принят федеральный закон о социальной адаптации лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы, и не определены органы, ответственные за социальную адаптацию, и порядок их деятельности, мы считаем необходимым относить деятельность по социальной адаптации осужденных именно к части пенитенциарной политики государства.

Таким образом, уголовная политика как выработанная государством генеральная линия, определяющая основные направления, принципы, цели и средства воздействия на преступность, рассматривается в широком и узком смысле. Понимаемая в широком смысле слова уголовная политика включает в себя уголовно-процессуальную, пенитенциарную и оперативно-розыскную политики. При этом уголовная и уголовно-процессуальная политики вбирают в себя и политику, выражающуюся в следственно-судебной практике, в том числе и в решениях Конституционного и Верховного судов Российской Федерации. Уголовная политика, понимаемая в узком смысле, проявляется только в законотворческой деятельности, определяющей виды общественноопасных деяний, признаваемых преступлениями, виды и размеры наказаний, а также иные способы реагирования на их совершение. Аналогично следует рассматривать и пенитенциарную политику, которая в широком смысле ориентирована на исполнение уголовных наказаний, как связанных, так и не связанных с лишением свободы, а в узком смысле – только на исполнение уголовных наказаний, связанных с лишением свободы.

Возникновение, становление и развитие уголовного наказания как 1.2.

института оптимизации социальной организации общества.

Важным для осознания научной проблемы является изучение истории ее становления, выделение основных этапов развития, исследование взглядов ученых на данную проблему. Изучение возникновения и эволюции теорий наказания способствует пониманию его роли в жизни общества, его значение для общества.

Всякая концепция, отмечал автор «Положительной философии» О. Конт, может быть правильно понимаема только тогда, когда известна ее история43.

В структуре законотворчества, писал С.В. Познышев, аккумулируются разносторонние знания о действительности, ее истории, законодательной технике, технологии и их использование в ходе создания и их реализации44.

Изучение прошлого может и должно служить средством для того, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее и на основе этого осмыслить развитие науки как целенаправленный исторический процесс45.

Несмотря на то, что истории уголовного права, уголовного судопроизводства и исполнения наказаний посвящено немало научных работ, Цит. по кн.: Дриль Д.А. Преступность и преступники. М., 2010. С. 204.

Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. М., 1923. С. 35.

Кедров Б.М. История науки и принципы ее исследования // Вопросы философии. 1971.

№ 9. С. 78.

исторические предпосылки и этапы возникновения, становления и развития института наказания как средства оптимизации общественного устройства не находили в них должного внимания. Рассматривая формирование института наказания в историческом контексте, мы разграничиваем теоретические представления о сущности уголовного наказания и практическое его применение в разные периоды времени. Для более полного и глубокого осмысления природы наказания целесообразно рассмотреть не только взгляды философов, историков, юристов разных эпох на наказание, но и то, как и какие конфликты признавались преступлениями, какие органы и какими способами разрешали эти конфликты и какие цели при этом преследовались 46.

Анализ длительной истории реагирования на деяния, которые позднее стали считаться опасными для общества, показывает, что эти изменения всегда соответствовали переменам, происходившим в конкретном обществе.

Многочисленные памятники истории, эпос различных народов, их поговорки и пословицы, пережитки родового быта, описанные этнографами и историками права, дают возможность сформировать представления о роли наказания в оптимизации социально-политического, экономического, нравственного устройства общества, а также этапы оптимизации самого уголовного наказания.

Термин «оптимизация» в литературе по различным отраслям знаний понимается как определенный процесс улучшения характеристик чего-либо, выбор наилучшего варианта из всех возможных, приведение системы к состоянию наибольшей эффективности 47. С момента своего появления человек разумный постоянно искал ответы на сложные для себя вопросы и пытался улучшить свое положение, прежде всего, в вопросах безопасности и Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах.

СПб.:

Равена, Альфа, 1995. С.628.

Денисов А.Ю., Жданов С.А. Экономическое управление предприятием и корпорацией, 2002.; Осипов Г.В. Социологический энциклопедический словарь. М.: Изд-во НОРМА,

2000. С. 325.

пропитания. И то, и другое могло быть достигнуто только путем объединения усилий всей группы, коллективно. Но и коллективные усилия оказывались в одних случаях более удачливыми, чем в других, а поиск причин этого породил богов, внешние силы, которые влияли на этот процесс, соответственно пришло понимание, что эти же силы могут оказывать им помощь в решении трудных задач. Тогда оптимальным решением для первобытного человека было вступить в контакт с богом, создав его различные образы (бог воды, солнца, плодородия, охоты и проч.), задабривая их путем жертвоприношений, в том числе и человеческих. С момента появления человека (более 2,5 млн. лет назад) и до образования классовых обществ первобытные общества прошли несколько форм человеческого общежития (первобытное стадо, первобытная родовая община, матриархат, патриархат, распад родовых связей, соседская община). Вряд ли эти примитивные общества могли столь долго существовать и тем более развиваться без помощи такого мощного организующего средства, каковым является наказание. Появление тотемов и установление правил определенного отношения к ним, породивших табу (запреты), осознанно или нет, было подчинено задаче оптимизации отношений в группе и отношений группы к окружающему миру. Сам процесс оптимизации отношений при усилении процессов дифференциации обществ, усложнении их структуры, росте разнообразия их элементов требовал наличия действенного инструмента принуждения к соблюдению установленных правил, каковым и стало причинение боли и страданий. Тотемы и табу, понимаемые З. Фрейдом в двух противоположных смыслах (с одной стороны – святой, с другой – опасный), как средства управления обществом не могли выполнять эту функцию, не наказывая за их нарушение. Бессознательно, пишет З.Фрейд, каждый мечтает нарушить табу, но сознательно боится, а строгость запрета Гилинский Я.И. Генезис преступности. Проблема причинности в криминологии // Российский ежегодник уголовного права. № 2. 2007. С. 388-389.

связана с силой соблазна49. Но сами тотемы и табу есть порождение страха, и изречение «Первых богов в мире создал страх» 50 говорит о том, что страх заставлял первобытных людей искать способы лучшей самоорганизации, увеличивающие шансы выживания, например, не быть уничтоженными другими племенами, не разгневать богов и др. Национальные обычаи, обряды, ритуалы (этнические стереотипы поведения) выступали основными средствами саморазвития народа. Они тысячелетиями передавались и усваивались людьми друг от друга через имитационное подражание непосредственно подсознанием. «Особенность правового воздействия этнического стереотипа поведения, - пишет Ф.М. Городинец, - обусловлена сложностью его структуры, включающей в себя цель, алгоритм воздействия и санкции»51.

Поэтому представляется верным предположение, согласно которому наказание возникло задолго до того, когда человек задумался о его сущности и значении 52. Также следует согласиться и с тем, что исторически первой формой реакции на особо тяжкое преступление, нарушающее условия существования общины в родовом обществе, было изгнание за нарушение табу53, а не кровная месть54. В определенные периоды человеческой истории изгнание из группы было оптимальным наказанием, которое, с одной стороны, было равносильно смерти, поскольку в одиночку человек не мог выжить, с другой - давало ему хоть какие-то шансы. Возможно, что оба этих наказания появились одновременно: изгнание применялось в отношении соплеменника, а месть в отношении инородца.

Фрейд З. Тотем и табу. СПб., 2010. С. 84 - 85.

Тайлор Э.Б. Миф и обряд в первобытной культуре / Пер. с англ. Д.А. Коропчевского.

Смоленск: Русич, 2000. С.414.

Городинец Ф.М. Саморазвитие общества посредством права // Вестник СанктПетербургского университета МВД России. 2015. №1 (65). С. 223-226.

Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник Общего уголовного права. 1890. С.764.

Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. С.28.

Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск, 1997. С.90;

Рагимов И.М. О нравственности наказания. СПб.: Юридический центр, 2016. С. 37-41.

У первобытных людей были свои философы, творившие не только богов, но и мифы о них, в которых наказание выступало непременным элементом. Этим объясняется то, что первые криминологические воззрения о наказании появились именно в религиозных источниках. Неотвратимость наказания как божественная идея нашла закрепление в древнеиндийских законах Ману (IV-III тыс. до н.э.), в которых наказание рассматривается как гений, произведенный Господом, как защитник всех существ, исполнитель справедливости. Боязнь наказания позволяет всем движущимся и недвижущимся созданиям наслаждаться тем, что им принадлежит, и она же мешает им удалиться от обязанностей. Наказание управляет человеческим родом, наказание его охраняет, наказание бодрствует, когда все спит, наказание – это справедливость. «Все классы развратились бы, все границы были бы уничтожены, мир представлял бы хаос, если бы наказание не исполняло своей обязанности»55.

Подобная идея ответственности сопровождает и другие религиозные источники, последовательная характеристика которых дана профессором О.В. Старковым56.

Вполне допустимо, что позднее наравне с изгнанием использовались и телесные виды наказаний, в том числе и убийства. К этому выводу приводит то, что изгнание, как вид наказания сохранившееся в некоторых памятниках права (изгнание из страны, деревни, дома; ст.ст. 78, 83, 241, 274 главы IX законов Ману, ст.154 закона Хаммурапи), применялось наряду с другими жестокими наказаниями, в том числе и смертной казнью, осуществляемой в таких формах, как сожжение, отрубание головы, расчленение и др.57 Законы Ману: Манавадхармашастра / Пер. С.Д. Эльманович; ред. пер. Г.И. Ильин. М.,

2002. С.18.

Старков О.В. Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: учебник. СПб.:

Издательство «Юридический Центр Пресс», 2012. С.32-36.

История государства и права зарубежных стран: в 2 т. / Н.А. Крашенникова, О.А.

Жидков. 3-е изд., перераб. и доп. Т. 1: Древний мир и Средние века. М.: Норма, 2007. С.

562-670; Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / Под ред. З.М.

Черниловского. М.: Юрид. лит. 1984. С.25-34.

Как в догосударственных обществах, так и позднее способом решения конфликтов был и самосуд, одной из форм которого являлась кровная месть.

У древних германцев, например, кровная месть имела место при межродовых столкновениях, когда наносилась кровная обида одному из членов общины представителем другой общины. Такие столкновения нередко превращались в крупномасштабные и длительные межплеменные войны. Возникнув в догосударственных обществах, кровная месть в более оптимизированной форме сохранилась до наших дней. Следование принципу рациональности привело к тому, что кровная месть у большинства народов стала вытесняться из обычая, а у других - строго регламентироваться, то есть оптимизироваться.

В качестве ограничителя кровной мести, реализуемой группой, становится поединок, когда враждующие родовые группы соглашаются покончить конфликт одним насильственным действием ограниченного числа представителей враждующих родов. Во внутриродовом конфликте потерпевший имел право мстить виновному лицу, а при невозможности этого кровная месть обращалась в отношении члена семьи, в том числе и в отношении женщин, детей. Называя кровную месть «частной», мы исходим из того, что во всех случаях, когда посредством нее регулировались конфликты, инициатива, сроки, метод и порядок реализации определялись без участия государственных органов, а в догосударственных обществах либо старейшинами общины, либо самим индивидуумом, но на основе обычного права. Внутри рода убийство как наказание соплеменника должно было применяться лишь в исключительных случаях, так как частое его применение привело бы к уменьшению численности рода, что делало бы его уязвимым для других племен. Иррациональность убийства члена своей общины делало рациональным убийство чужеродца.

На начальном этапе становления древнерусского судопроизводства (XXII вв. - период завершения становления древнерусского судопроизводства) кровная месть выступала средством разрешения большинства конфликтных ситуаций как внутри племени, так и между представителями разных племен.

Однако разложение родового строя и ослабление родственных уз объективно должно было изменить и отношение к кровной мести. Более рациональным наказанием стали уплата выкупа убийцей, передача родственникам убитого или искалеченного определенного имущества. Частое применение примиренческих процедур способствовало сближению родов и появлению народной дипломатии. В современный период кровная месть не приводит к межплеменным столкновениям, строго индивидуализирована и максимально обращена на виновное лицо. У некоторых народов, сохранивших этот обычай, например, народов Кавказа, Средней Азии, Боснийских мусульман, она вообще не применима в отношении женщин, несовершеннолетних детей, стариков 58. А изгнание до недавнего времени сохранялось в уголовном законодательстве РСФСР в форме ссылки и высылки (ст. 22 УК РСФСР)59.

Высылка и в настоящее время применяется в некоторых странах, но в отношении иностранного гражданина (УК Швейцарии, Сан-Марино, Китая, Эстонии, Молдовы).

Оптимизация изгнания и кровной мести как наказаний есть результат переосмысления устоявшегося к тому времени понимания наказания как воздаяния или возмездия. Воздаяние и возмездие, рассматриваемые как исторически первые представления о сущности наказания, с древних времен воспринимались за справедливое основание наказания, а в самой мести видели врожденное чувство справедливости. В законах Моисея принцип «око за око, зуб за зуб» выступает выражением не только самого воздаяния, но и его мерой.

Древнегреческий мыслитель, математик, создатель религиознофилософской школы пифагорейцев Пифагор Самосский, определяя справедливость как воздаяние равным за равное, признавал, что за злом, Ковалевский М.М. Современный обычай и древний закон. Обычное право осетин в историко-сравнительном освещении. Т.11. М., 1886. С. 27.

Закон РФ от 18.02.1993 № 4510-1 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР и Закон РСФСР «О милиции» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 360.

причиненным преступлением, непременно должно следовать одинаковое зло для преступника60.

Платон выделял зло физическое, или природное (от стихийных бедствий), зло в общественных процессах (человек совершает его помимо своей воли), и зло нравственное, субъективное по происхождению. Именно за третий вид зла, совершаемого при непосредственном участии человеческого внутреннего мира (его сознания и воли), то есть зла, происходящего и творимого по решению самого человека, он должен нести ответственность. Наказание призвано устранить это зло и не допускать его повторения. Оно, с одной стороны, устраняет зло, а с другой – совершает добро. Однако, устраняя зло, наказание в то же время само причиняет зло тому, кто его совершил. Это выражается в лишении его определенных благ, свобод, а также в причинении ему страданий и переживаний. Все это делается как в интересах самого человека, так и в интересах всего общества.

В этом смысле равное наказание рассматривалось Платоном как добро. Он предлагал не забывать о том, что в противодействии преступности нужно думать о будущем, а не о прошлом61.

Аристотель считал, что психическое принуждение может предотвратить преступление, так как задача закона - помочь духу господствовать над телом, а разуму – над инстинктами62.

Изучая взгляды и идеи мыслителей Древнего мира, мы можем заметить, что они рассматривали преступление как социальное зло, а наказание как неизбежный результат преступления. Они видели в наказании пользу для общества и поэтому высоко ценили его роль и значение в противодействии преступности как социальному злу и болезни общества. Даже самые жестокие наказания для них считались справедливыми, если они были направлены для достижения благородных общественных целей. Ввиду того, Цит. по кн.: Рагимов И.М. Преступность и наказание. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012. С.

16.

Платон. Сочинения. Т. 3. Ч. 2. М., 1972. С. 404-406.

Аристотель. Соч. в 4-х т. М., 1983. Т.4. Политика. С.544.

что издревле на наказание возлагали большие надежды в воздействии на преступность, общественная мысль объективно искала оптимальные с точки зрения эффективности способы наказания. Предшествующая история человечества определила вектор поисков реакции на преступление путем ужесточения наказания и усиления его устрашающего эффекта, достигшего своей наивысшей точки в Средние века (период устрашения, примерно до начала XVIII в.).

В средневековой философии идея наказания за преступление продолжала основываться на страхе божьей кары и божьей справедливости.

В основе этой концепции лежали представления о том, что воля человека нарушает преступлением порядок божьей справедливости, а «справедливость может возвратиться к нему и удовлетворить ему через наказание, т.е. в таком случае человек добровольно или вопреки своей воле должен страдать согласно справедливости божьей». Считалось, что право наказывать принадлежит только Богу, но он делегировал это право духовным и светским властителям. А они, наказывая за преступление от имени Бога, декларировали цели врачевания болезненных состояний души грешников, лечения больных, но фактически лишали их здоровья и даже жизни для устрашения других, чтобы и они не стали преступниками. Такое отношение к наказанию хорошо иллюстрирует фраза английского судьи, сказанная вору, приговоренному им к смертной казни и жаловавшемуся на чрезмерную суровость наказания: «Не потому ты будешь казнен, что украл лошадь, а для того, чтобы другие не крали лошадей»64.

Идея удержания от преступления путем устрашения была закреплена в статье 13 старейшего сборника обычного права и судебной практики средневековой Германии «Саксонского зерцала», написанного в XIII веке.

«Теперь внемлите о преступлениях и какое за них наказание ожидает. Вора Будзинский С.В. Начала уголовного права. Варшава, 1870. С. 316.

Цит. по кн.: Уголовно-правовое воздействие: монография / Под ред. Рарога А.И. М.:

Проспект, 2013. С. 108.

надлежит повесить. …. Всех тайных убийц и тех, которые ограбят плуг, или мельницу, или церковь, или кладбище, а также изменников и тайных [ночных] поджигателей, или тех, которые выполняют чужое поручение в своих корыстных целях, - их всех следует колесовать… Христианина - мужчину или женщину, - если он еретик, и того, кто имеет дело с волшебством или с отравлениями, если он будет в том изобличен, следует подвергнуть сожжению на костре»65.

Видимо, с учетом того, что человеку свойственно привыкать, в том числе и к жестокости, другой известный памятник права «Каролина» первый свод общегерманских уголовных и уголовно-процессуальных законов, изданный в 1532 году - усиливает жестокость уголовного наказания.

За государственные, религиозные, имущественные и многие другие преступления предусматривались сожжение, четвертование, колесование, повешение, утопление, погребение заживо, волочение к месту казни, терзание калеными щипцами, отсечение руки и т.д.

Как видим, жестокие наказания признавались лучшим средством оптимизации социальной организации общества, в том числе и организации предупреждения преступлений. На раннем этапе зарождения уголовной и пенитенциарной политики, в период, названный нами периодом частной мести, боязнь божьей кары была сильна не только у преступников, но и у лиц, отправлявших правосудие. Однако привычка систематически и безнаказанно причинять страдания в ходе допроса, постоянное наблюдение за мучениями приговоренных к наказанию приводили к привыканию к жестокости, к боли и страданиям не только со стороны жертв, но и их палачей. У тех и у других происходило постепенное притупление сначала эмоционального, а затем и волевого восприятия жестокости. Интеллектуальное восприятие получало направление на оптимизацию исполнения наказания, чтобы наказание исполнялось зрелищнее и причиняло как можно больше страданий. Музей Хрестоматия по истории государства и права (Древность и Средние века) / Сост.

проф. В.А. Томсинов. М.: Зерцало, 1999. С. 329.

орудия пыток является наглядным доказательством того, на какие зверства способен человек в отношении преступников. Заметим, что большинство этих орудий – это орудия пыток времен инквизиции, особого церковного суда католической церкви, созданного в 1215 году Папой Иннокентием III66.

Жестокие приемы, которыми инквизиция боролась с «ведьмами», унесшие жизни, по разным оценкам, от 5 до 100 миллионов человек67, совершались по мотиву необходимости обеспечения общего блага. Таковым Святому престолу виделось очищение христианства от вероотступников, еретиков и ведьм, но казни не уменьшали, а, напротив, увеличивали их число.

Иррациональность массовых казней была обусловлена еще и тем, что пытками церковь заставляла людей лжесвидетельствовать, то есть сама церковь организовала массовое нарушение божьих заповедей «не убий» и «не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

Частое наблюдение за публичными казнями приводило к эмоциональной глухоте населения, воспринимавшего жестокость как явление нормальное.

И.Я. Фойницкий позднее правильно отметил основную тенденцию наказания:

«...Размер наказания приходилось искать не в степени виновности лица, а в соображениях и обстоятельствах, совершенно посторонних этой виновности, например, в степени чувствительности общества к тому или иному наказанию; чем менее чувствительно общество, тем должно быть суровее наказание; таким образом, лицу приходилось отбывать наказание не за свою вину, а за нравы общества»68.

Видимо, инстинкт самосохранения, боязнь быть обвиненным, подвергнутым допросу и наказанию не позволяли даже мыслящим людям вслух усомниться в обоснованности и целесообразности жестоких форм отправления правосудия. А это, в свою очередь, расширило судейское Григулевич И. Р. История инквизиции, М., 1970.

Антонян Ю.М. Убийства ради убийства. М., 1998. С.213; Дикаев С.У. Допустимо ли применение пыток в целях обеспечения права безопасности? // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2014. № 2(33). С.28; Ли Г.-Ч. История инквизиции в Средние века. Т. 1.

СПб.,1911.

Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 55.

усмотрение, которое раньше хоть как-то было связано страхом перед богом самим причинить неправду. В Средние века допрос под пыткой стал обычной формой следствия, так же как и смертная казнь и лишение частей тела в качестве наказаний, исполняемых публично, хотя общественная польза от этих наказаний была очень сомнительной.

Становление «наказательной» политики в России было связано с теми же процессами, что и в европейских странах, о чем свидетельствуют такие памятники русского феодального права, как Судебники 1497 и 1550 гг.

Появление писаного права, в котором нашли хоть какое-то закрепление виды запретов и наказаний за их нарушение, конечно, не гарантируют необоснованного причинения боли и страданий к виновным.

Хотя авторы считают, что применительно к наказанию такие термины, как «зло» и «страдания» неприменимы, поскольку они не являются терминами юридическими 69, рассуждения о наказании того времени как о «лишении или ограничении прав» либо как о способе восстановления справедливости не отразят его реальной сути. В современной философии права наказание рассматривается с позиции его места и роли в общественном механизме, с позиций его этических норм, духовно-нравственных ценностей70. Но реальная уголовная политика в Судебниках сохраняла своей целью устрашение и причинение боли. Соответственно, сложно юридическими терминами выразить суть, например, такого наказания, как торговая казнь, которая представляла собой телесное наказание в виде битья кнутом, тем более, что количество ударов нормативно не устанавливалось.

Как полагают исследователи, количество ударов определялось судом, исходя из конкретных обстоятельств дела 71. Зачастую торговая казнь дополнялась тюремным заключением как на неопределенный срок, так и пожизненно (ст.

Рагимов И.М. Указ. раб. С.20; Жижиленко А.А. Наказание. Петроград.1914.С.33-34.

Сыч К.А. Уголовное наказание и его классификация: опыт теоретического моделирования. СПб., 2002. С.17-18.

См. подробнее: Рожнов А.А. Уголовное право Московского государства (XIV - XVII вв.). Ульяновск, 2007. С. 60.

ст. 8-13, 33, 34, 52, 56 Судебника 1550 г.). Достаточно часто закон предписывает в наказание и смертную казнь: «живота не дати, казнити смертною казнью» (ст. ст. 8, 9, 11, 13, 39 Судебника 1497 г.; ст. ст. 5, 6, 57, 59

- 61 Судебника 1550 г.). Анализ памятников российского права, который достаточно глубоко проведен в нескольких исследованиях72, показывает, что пытка применялась не только в отношении подозреваемого или обвиняемого в преступлении, но и в отношении свидетелей, которые под пыткой должны были подтвердить данные ими показания73.

Нищему преступнику нечего было терять, у него не было политических, экономических и других прав, которых можно было лишить 74. Но он мог страдать и испытывать боль от наказания. И страдания, и боль, которые испытывал преступник, сам процесс их причинения могли воочию наблюдать большое число людей. Поэтому в Уложениях широко были представлены различные виды именно телесных наказаний, в том числе членовредительские, клеймящие, которые оказывали устрашающее воздействие на население (отсечение рук, отрезание ушей, вырывание глаз и т.п.). Цель устрашения в Соборном уложении 1649 г. была сформулирована следующим образом: «Чтобы на то смотря, иные такого беззаконного и скверного дела не творили»75.

В этот период появляется новое уголовное наказание в виде ссылки, которая к концу XVII в. становится самой распространенной мерой76.

Например, в 1870-е гг. ссыльных в тюремных замках Тобольской губернии содержалось 9 828 чел., а в Томской – 6 728 чел.77 Кроме того, в Стромов В.Ю. Система уголовных наказаний: реализация и эффективность: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2009. С.20-50; Сунгуров П.А. Полиция Тобольской губернии в 1867–1917 годах: дис. … канд. юрид. наук. Тюмень, 2014. С.179-210.

Законодательство Петра I. М.: Юрид. лит., 1997. С. 815; Грибовский В.М. Памятники русского законодательства XVIII столетия. Вып. 1. СПб., 1907. С. 80.

Терениченко А.А. Становление русской правовой мысли во второй половине XVIII века // Современный юрист. 2013. № 3. С. 26 - 35.

Там же. С. 108.

Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. М., 1838. Т. 1. С. 151.

Мулукаев Р.С., Малыгин А.Я., Епифанов А.Е. Указ. соч. С. 277.

1875 г. в Тобольской губернии числилось по спискам 51 122 ссыльных, из них в наличии находилось лишь 34 293, а местонахождение 16 829 ссыльных было неизвестно и соответственно неподконтрольно никому78.

Введение ссылки было в интересах тех преступников, которые могли быть приговорены к смерти, или отрубанию части тела, или пожизненной тюрьме. Интересы этой категории преступников совпадали с интересами государства, которое активно заселяло ими территории Сибири и Дальнего Востока. Поэтому ссылка позволила придать некую оптимальность всей системе наказаний. Мы не можем привести статистику назначения телесных наказаний в те годы, но если ссылка стала самой часто применяемой мерой, то это должно было благоприятно сказаться и на назначении других видов наказаний. С другой стороны, ссылка не исключила практику назначения калечащих наказаний и казни. Европейская практика казни прилюдно в местах большого скопления народа в целях устрашения использовалась и в России, что ограничивало не только права личности на здоровье и физическую неприкосновенность, но и ущемляло честь и достоинство осужденного. По свидетельству историков, данная мера часто представляла замаскированный вид смертной казни и понималась исполнителями как приказание засечь преступника до смерти, особенно в случаях, когда исполнять ее предписывалось «без пощады»79.

Таким образом, политика в области противодействия преступности посредством жестоких и несоразмерных преступлениям карательных средств, основанных на теории божественного происхождения права наказания, себя не оправдала. Она и не могла облагородить общество, решить его экономические, политические, тем более культурные проблемы. Эта политика не отвечала принципу оптимизации социального устройства общества. Преступность не уменьшалась, а росла и видоизменялась. Однако Сунгуров П.А. Указ. соч. С.189, 249.

См.: Российское законодательство X - XX веков / Под ред. О.И. Чистякова: В 9 т. Т. 2:

Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М.,1985. С. 73.

практика применения жестоких наказаний имела и позитивное значение. На долгосрочную перспективу она показала, что устрашение, основанное на жестокости наказаний, не только не способствует оптимизации социальной организации общества, но и является совершенно негодным средством в противодействии преступности.

Появление новых уголовно-политических учений тесным образом было связано с двумя великими явлениями – Гуманизмом и Реформацией. Указать точные границы эпохи, составляющие переход от средневековых воззрений к воззрениям нового времени, трудно. М.А. Чельцов-Бебутов рассматривает Английскую революцию XVII в. как грань между Средневековьем и Новым временем80. Давая характеристику английской (1648 г.) и французской (1789 г.) революциям, К. Маркс отмечал, что они «провозглашали собой политический строй нового европейского общества… Победу …. буржуазного права над средневековыми привилегиями»81. А.Ф. Кистяковский считал, что лишь с XVII века в европейских обществах мало-помалу начинают развиваться элементы нового устройства, вообще, и начала, легшие в основание улучшения уголовного права, в частности82.

Идеи гуманизма расшатали устои средневековой жизни и подготовили базу для ряда крупных социальных реформ и научных преобразований, в том числе и в сфере реагирования на преступные проявления.

В своей работе «О духе законов» (1748 г.) Ш. Монтескье утверждал, что всякое наказание, которое не вызывается необходимостью, - тирания. Оно не должно быть произвольным: наказание должно соответствовать собственной природе совершенного преступления, причем не следует смешивать божественные законы и законы человеческие. Не отрицая смертной казни, Ш.

Монтескье основательно доказывает, что жестокость наказаний огрубляет и ожесточает народные нравы. Впервые он предостерегает против назначения Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. С.373.

Маркс К. Буржуазия и контрреволюция. Соч. Т.6. М.: Политиздат, 1959. С.115.

Кистяковский А.Ф. Указ. соч. С.65-66.

одинаковых наказаний за различные по тяжести преступления, считая это большим злом83.

Книга Ч. Беккария «О преступлениях и наказаниях», впервые изданная на французском языке в 1764 году, вобрала в себя идеи Ш. Монтескье и других просветителей XVII-XVIII века. Касаясь вопросов цели и организации наказания, Ч. Беккария рассматривал идею устрашения, на которой строилась уголовная политика Средневековья, как негодное средство. Следует применять только такие наказания, которые при сохранении соразмерности с преступлениями, производили бы наиболее сильное и наиболее длительное впечатление на душу людей и были бы наименее мучительными для тела преступника. Цель наказания, по его мнению, должна заключаться не в истязании и мучении человека, а в воспрепятствовании виновному вновь нанести вред обществу и в удержании других от совершения того же84. Ч.

Беккария видит возможность смягчения наказания, быстрота наказания должна соединиться с его неизбежностью, ведь именно она, а не жестокость наказания производит наибольшее впечатление на людей. Выступая против смертной казни, Ч. Беккария отмечал, что она не может быть полезна, потому что она подает пример жестокости. «…Мне кажется нелепым, что законы, которые запрещают и карают убийство, сами совершают его и для отвращения граждан от убийства сами предписывают совершение его» 85.

Самым верным и одновременно самым трудным средством предупреждения преступлений Ч. Беккария видел воспитание86.

Итак, классическая школа в отличие от философов древности и канонистов стала глубже исследовать роль и значение наказания как средства реагирования на преступления. Тем не менее никаких новых способов противодействия преступности, кроме наказания, гуманисты не видели. В итоге их рекомендации надежд не оправдали, а общество так и не смогло Монтескье Ш.-Л. О духе законов. Избранные произведения. М., 1955. С. 290 - 300.

Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М.,1939. С.103.

Там же. С. 310.

Там же. С. 407.

справиться с преступностью. Гуманистические идеи политиков и юристов не могли сразу изменить средневековую практику назначения и исполнения наказания. Описанная М. Фуко казнь, проводившаяся в 1772 г., то есть спустя 124 года после Английской революции, показательный тому пример87.

Однако робкие шаги в направлении изменения уголовной политики уже делались, в первую очередь, это изменение политики исполнения наказания в отношении несовершеннолетних. Создание в 1780-х гг. в Лондоне филантропического общества, поставившего себе задачу предупреждения преступлений путем воспитания и исправления молодых бродяг, можно считать началом перехода от средневековой идеи устрашения к идее исправления, то есть цивилизованного отношения к осужденным.

Впоследствии в Англии появляется еще несколько таких обществ (в 1830 г.

«Общество детских друзей», в 1848 г. ферма-школа для молодых преступников «Редгилль», в 1870-е гг. индустриальные школы), в которых апробировались новые воспитательные программы, включавшие в себя и элементы самодеятельности88. Такая практика внедряется в других странах, в частности во Франции (1836 г. сельская школа в Бордо, 1839 г. близ Тура Метрийская колония), в Германии (в 1836 г. близ Гамбурга «Суровый дом») и др.

В России толчок общественной деятельности в пользу нравственного исправления малолетних преступников дал Закон от 5 декабря 1866 г., которым были приняты Правила об устройстве приютов. В объяснительной записке II отделения Собственного Его Императорского Величества к проекту устава о наказаниях (1866 г.) предлагалось для несовершеннолетних создать принципиально иные пенитенциарные учреждения, в организации которых использовался бы передовой опыт европейских стран. Отмечалось, что «тюремное заключение в тех условиях, в каких оно используется над Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 2015. С. 215.

Минц П.М. Английская система принудительного воспитания // Журнал Министерства Юстиции. 1896. № 3-4. С.240-241.

взрослыми, в отношении к ребенку, едва вступившему на путь порока, очевидно, имело бы последствием окончательную его порчу и гибель», «что в отношении к детям закон должен иметь в виду менее цель карательную, чем исправительную»89.

На формирование и развитие в России идеологии цивилизованного отношения к лицам, осужденным за преступления, оказали влияние ученыеюристы дореволюционной России, такие как М.Н. Гернет, М.В Духовской, А.А. Жижиленко, А.Ф. Кистяковский, В.Д. Спасович, Н.С. Таганцев, выступавшие против жестокости наказания и против смертной казни. Они обосновывали необходимость предупреждения преступлений путем решения социальных проблем и налаживания быта осужденных.

Первые заведения для несовершеннолетних были открыты в СанктПетербурге (1871 г.), Саратове (1873 г.), Москве (Большевский приют, 1874 г.), Казани и Киеве90.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ УДК 347.94 Батыков Владимир Владимирович Batykov Vladimir Vladimirovich консультант отдела государственных учреждений Advisor, Subdepartment of Property Relations и предприятий в управлении имущественных Management in State Institutions отношений департамента имущественных and Enterprise...»

«ДОЛЖНО ЛИ ОХРАНЯТЬСЯ СОСТАВНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ? Штенников В.Н., к.т.н., доцент, Зяблова А.Ю., студент ФГАОУ ВПО "УрФУ имени первого Президента РФ Б.Н.Ельцина", г. Екатеринбург. Штенников В.Н., Зяблова А.Ю., Должно ли охраняться составное произведение? Рассмотрено определение составного произведения, возможности существования...»

«АРЕНДА С РАЗНЫХ СТОРОН: РАЗБИРАЕМ ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ Аренда не устает подкидывать бухгалтерам разнообразные задачки: и по налогам, и по учету, и даже по применению ККТ. Решаем их вместе. Выбираем код дохода в справке 2-НДФЛ для а...»

«АЛМАТИНСКИЙ ФИЛИАЛ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОФСОЮЗОВ" Р.Е. САГАЛБАЕВА ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПРАКТИКУМ для самостоятельной работы Алматы Автор-составитель: САГАЛБАЕВА Р.Е., доц...»

«ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО В.В. Бехер, Е.Н. Лайченкова ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОТКРЫТОСТИ И ПРОЗРАЧНОСТИ В РАМКАХ КОНТРАКТНОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Cтатья посвящена вопросам реализации принципа открытости и про...»

«Юридические науки 14. Там же. С. 6.15. Там же. С. 7.16. Там же.17. РГИА. Ф. 1589. Оп. 1. Д. 611. С. 8.18. Там же. С. 1.19. Там же. С. 2.20. Заблоцкий-Десятовский А. П. Указ. соч. С. 66.21. Полное собрание законов Россий...»

«Мошкин С. В. Тактика назначения и производства судебных экспертиз, связанных с мошенническими действиями в сфере страхования // Концепт. – 2014. – Спецвыпуск № 24. – ART 14789. – 0,4 п. л....»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА к проекту федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" Проект федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" (далее – проект федерального закона, законопроект) разработан в целях совершенствования законодат...»

«Система контроля и управления доступом и охранной сигнализации PW6101 Основной модуль контроллера PW6K1ICE Руководство по установке и настройке Сентябрь 2011 © 2011 Honeywell. Все права охраняются законом. 800-07985V1, редакция А Авторское право © 2011 Honeywell. Вс...»

«Руководство по производству полетов Тип тележки мотодельтаплана: l.s.t. SKYPPER 582 / 582 S Аэродром Лана, 07200 Обена, Франция Телефон: +33 (0)4 75 93 66 66 • Факс: +33 (0)4 75 35 04 03 info@aircreation.fr • http://www.aircreation.fr...»

«ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ УДК 343.1 Ананиев Акакий Хвичаевич Ananiyev Akaky Hvichayevich kako2007@yandex.ru kako2007@yandex.ru СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНОSUBJECTS OF ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ CRIMINAL PROCEDURE ОТВЕТСТВЕННОСТИ LIABIL...»

«Первая страница Кто может подать заявление о наложении запрета на приближение? Как подать заявление о наложении запрета на приближение? Содержание запрета на приближение Срок действия запрета на приближение Дело о наложении запрета на приближение в уездном суде Нарушение за...»

«Московская олимпиада школьников по праву 14 февраля 2015 года, 11 класс Часть I Перенесите таблицу в свой бланк и внесите в нее ответы. Каждому заданию соответствует только один ответ...»

«1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Основная образовательная программа бакалавриата (далее по тексту–ООП), реализуемая АНО ВПО "Академический международный институт" по направлению подготовки 030900 (40.03.01).62 Юриспруденция (г...»

«МИНФИН РОССИИ ПРЕСС-СЛУЖБА МАТЕРИАЛЫ СМИ УТРЕННИЙ ВЫПУСК СРЕДА, 13 АВГУСТА 2014 Г Оглавление Средства ФНБ и Резервного фонда предлагают вывести с Запада / Известия.3 У ЦБ появилось прав...»

«4. Пургина О.В. Организация нравственно-этического воспитания и досуга осужденных к лишению свободы 2010 // Юридическая электронная библиотека ЮРИСТЛИБ [Электронный ресурс] Режим доступа к документу: http://www.juristlib.ru/book_7981 5....»

«ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ХАРЬКОВСКИЙ ТРАКТОРНЫЙ ЗАВОД им. С. ОРДЖОНИКИДЗЕ Утвержден 3512.00.001 РЭ-ЛУ ТРАКТОР ХТЗ-3512 Руководство по эксплуатации 3512.00.001 РЭ Дополнение к руководству...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра "Организация работы с молодежью" Методические рекомендации для самостоятельной раб...»

«Афонский цветник "Благовест" Афонский цветник / "Благовест", 2010 ISBN 978-5-457-42991-8 В этой книге мы имеем возможность научиться от самих афонских подвижников тому, как надлежит проводить жизнь благочестиво. Святые насельники, преподобные и святители,...»

«1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. В курсе обязательной дисциплины "Авторское право" (ОД.А.04.1) углубленно изучаются представления об общих закономерностях и особенностях функционирования и защиты авторских прав, изучаются на проблемном уровне причины появления, сущность, признак...»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ" Г.А. Чернявская ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс Минск Изд-во МИУ Г.А. Чернявская ПРАВА ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс Минск Изд...»

«Отделения: Справочник о правах и Центр Рамат-Ган, ул. Криницки 63-а Тел.: 03-6703077 услугах для взрослых с b_lauren@alut.org.il расстройствами Иерусалим ул. А-Цфира 30 аутистического спектра Тел.: 02-56652...»

«Форма 4307TE-05, 04-00 Заменяет форму 4307TE-05, 12-98 Программа WinAlign для проверки и регулировки углов установки колес автомобиля Краткое руководство Версия 5.0 Авторское право 1998 Авторское право 1998 Содержание Первоначальные сведения Введение Требования к аппаратному обеспечению Справочная сис...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.