WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КУЛЬТУРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В ТАДЖИКИСТАНЕ (1917-1991 гг.) ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

ХУДЖАНДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. АКАДЕМИКА Б.Г. ГАФУРОВА

на правах рукописи

УСМОНОВ АЮБ ИСЛОМОВИЧ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КУЛЬТУРНОГО

СТРОИТЕЛЬСТВА В ТАДЖИКИСТАНЕ

(1917-1991 гг.)

07.00.02 – Отечественная история

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора исторических наук

Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор Набиев В.М.

ХУДЖАНД - 2016 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ…….…………………………………………………………………..3

ГЛАВА I. ЗАРОЖДЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ ТАДЖИКСКОЙ

СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ ……………………………………………………..19 § 1. Предпосылки культурного прогресса советского Таджикистана……..19 § 2. Культурное строительство таджикского народа в первые годы советской власти………………………………………………………………….80 § 3. Культурное строительство в Таджикской АССР ……………..……..…............99

ГЛАВА II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В

ТАДЖИКИСТАНЕ (1929-1941)………………………………………….. ….115 § 1. Претворение культурной революции в Таджикской ССР и её результаты……………………………………………………………………….115 § 2. Реформа письменности – новый этап развития таджикской культуры…………………………………………………………………………166



ГЛАВА I11. КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ТАДЖИКИСТАНА В ГОДЫ

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945ГГ.)………………175

ГЛАВА 1V. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ СОВЕТСКОГО ТАДЖИКИСТАНА

В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1946-1960 ГГ.)………………………..….189 § 1. Народное образование и наука в послевоенные годы……………..….189 § 2. Развитие литературы и искусства………………………………….........200 ГЛАВА V. ТАДЖИКСКАЯ СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА В 60 -80-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА)………………………………………………………………………...209 § 1. Коренная перестройка в сфере народного образования и науки…….209 § 2. Особенности духовной культуры Таджикистана в 60 – 80 гг…………229 ЗАКЛЮЧЕНИЕ...….……………………………………………….……………255 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ….….…………………..265 ПРИЛОЖЕНИЕ (ДИАГРАММЫ)…..….…….……………………………….300 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Советский период в истории Таджикстана отличается сложностью и неоднозначностью, как происходивших в ней событий, так и многообразием оценок и подходов к их изучению. С одной стороны, этот период произошли фундаментальные системные изменения в жизни таджикского народа:

утвердился новый общественный строй, произошло возрождение таджикской государственности, таджики приобщились к достижениям мировой культуры и техническому прогрессу. С другой стороны, народ утратил свои былые важнейшие культурные центры. В условиях современной демократизации общества, когда интерес людей к своей национальной культуры повысился, выявление и изучение культурного наследия таджикского народаприобретает в наши дни особую актуальность.

Духовное и культурное возрождение таджикской нации – наиболее важный и фундаментальный процесс начала ХХI веке, от которого будет зависеть успех во всех сферах (экономической, политической и социальной) жизни, ведь именно культура выражает гуманистическую перспективу будущего таджиков. Как отмечает Президент Республики Таджикистан и Лидер нации Эмомали Рахмон: «Формирование новой государственности и ее дальнейшее всестороннее развитие напрямую зависят от духовного возрождения народа, национального самопознания, поэтому мы и в дальнейшем будем распространять и пропагандировать культурное наследие своего народа, наши духовные и нравственные ценности»1.

Советский период в жизни таджикского народа – явление противоречивое, однако эта эпоха дал Таджикистану талантливых ученых и исследователей, художников, писателей, музыкантов и режиссеров. Таджикская советская культура испытала невиданный подъем, возникли многочисленные творческие сообщества, художественные школы, направления, течения, стили, но в то же время была создана и тоталитарная социокультурная мифология, сопровождающаяся догматизмом, преследованием инакомыслящих, примитивизацией художественных оценок.

Рахмонов Э.Ш. Таджики в зеркале истории. – Душанбе: Шарки озод, 1996. – С. 31.

В новых условиях государственной независимости повысился интерес людей к своей национальной самобытности, как в историческом аспекте, так и в культурном плане. Процессы культурного развития обрели форму национального возрождения. Но в науке всё ещё остаются на периферии исследования многие базовые теоретическое вопросы, в частности, до конца не раскрыты феномен национального самосознания, диалектическая его взаимосвязь с национальной культурой. Значение историкокультурных факторов в формировании национального самосознания и их влияние на национальную идентичность таджиков изучены недостаточно полно, особенно если речь идёт о советском периоде.

Сейчас Таджикистан находится на переходном этапе своего развития. На наших глазах формируется гражданское общество, для которого характерны плюрализм в духовной жизни, создание политической и правовой систем, отвечающих мировым демократическим стандартам. Это общество требует более высокого уровня образования и культуры людей, способных самостоятельно ориентироваться в идейных и духовных традициях и течениях. А для этого необходима не только высокая степень массового освоения культуры, но и способность граждан Республики Таджикистан широко использовать достижения всего человечества. Главная тенденция в современной таджикской национальной культуре является возвращение к истокам и стремление к выражению историко-культурной таджикской национальной самобытности, что не исключает восприятия ценностей и достижений советской культуры.

Современная тенденция переосмысления роли и значения культурного наследия состоит в стремлении не только сохранить его в первозданном виде, но и активно включить в канву современной жизни, т. е. культурное наследие должно органичено войти в подлинно современную культуру. Поэтому лучшие произведения таджикской национальной культуры советского периода не подвержены старению.

Сохраняя свою самобытность, они приобретают налёт вечности.

Октябрьская революция и установление Советской власти в Таджикистане стали важным событием в истории таджикского народа. Национальнотерриториальное размежевание и образование национальных республик было исторически необходимым делом, но размежевание нередко нарушало границы исторически сложившихся территорий проживания среднеазиатских народов, что дало себя знать и в культурной сфере. Актуальность темы исследования обусловлена тем, что вопросы културного строительства в Таджикистане в советский период с точки зрения современности исследованы далеко не полностью.

Степень научной разработанности темы. Научная литература по теме диссертации отличается большим разнообразием и наличием достаточно противоречиых взглядов. С одной строны, здесь накоплен огромный материал, имеющий определённую научную ценность. С другой строны, исследования в этой области были регламентированы и подчинены четким идеологическим установкам административно-командной системы.

В 20-е годы ХХ в. С. Айни, А. Мухиддинов, С. Ализода, Т. Зехни, А. Саттори, М.Х. Худжанди, А. Исмоилзода выступили в защиту таджиков, опубликовав в журнале «Шўълаи инќилоб» и газетах "Зарафшон", «Овози тоджик» статьи по истории и культуре таджиков1. С середины 20-х до 50-х годов XX в. были изданы работы В.В.

Бартольда, Б.Г. Гафурова, З.Ш. Раджабова, Н.А. Кислякова и др.2 по истории таджикского народа, где рассматривается культурное наследие таджиков.

В исследовании истории и культуры таджиков особенно велика заслуга академика Б.Г. Гафурова. В его труде «Краткая история таджикского народа»

освещены формирование таджикского народа, история его языка и культуры, место таджиков в мировой цивилизации. В 1972 г. в Москве была опубликована монография Б.Г. Гафурова «Таджики», в которой автор всесторонне исследовал историю и Айни С. Тољикони кўњистон (ањволи иќтисодї ва иљтимої // Овози тољик.- 1924.-12сент.;

Его же. Ќобилияти ташкилотчиги дар тољикон // Овози тољик.- 1924.-14 окт.; Саттори А.

Таджики, исторические и географические сведения; Худжанди. М. Х. Население Худжанда и УраТюбе - в большинстве таджики; Зехни Т. Таджики не должны быть забыты; Накануне автономизации таджиков // Овози тољик.- 1924.- 19 окт.; Жизнь таджиков Узбекистана и Таджикистана // Овози тољик.- 1925.- 7.- авг.; Республика таджиков // Овози тољик.- 1924.- 23 ноября и др.





Бартольд В. В. Таджики. - Ташкент, 1925; Ѓафуров Б. Ѓ. Таърихи мухтасари халќи тољик. - Сатлинобод:Нашрдавтољик,1947.-Ч.1.-384с.; Раджабов З. Ш. Таджики // Правда.апр.; Кисляков Н.А. Этнографическое изучение Таджикистана // Труды АН.СССР.

Тадж.филиал.-Душанбе,1951.-Т.29.-С.53-66;

культуру своего народа. После этого по истории таджиков было издано достаточно много новых книг и статей.

Таджикский ученый Н.Н. Негматов в свое известном труде "Государство Саманидов" изложил историю таджиков Мавераннахра и Хорасана, при этом он не обошел вниманием и проблемы развития культуры в этот период.

Рост национального самосознания таджиков способствовал тому, что с начала 90-х годов в республике было опубликовано несколько научных исследованый также посвященных истории культуры таджиков и их месту среди народов Средней Азии.1 Следует отметить, что теоретисческие вопросы проблемы национальной культуры изучались слабо.

Труды ученых-историков, посвященных проблемам развития национальной культуры и национальных отношений, можно разделить на две группы. В первую группу входят работы тех, исследователей, которые разрабатывали проблемы культурного наследия народов, формирования национальной культуры, а также взаимообогащения культур народов СССР. В этих работах прослеживается явный отрыв теории от практики: проблемы, возникавшие в этой сфере, обычно замалчивались, а влияние национальной культуры на национальное самосознание веобще оказалось на периферии научного анализа. Приоритетное направление приобрели теории о «расцвете» наций и их добровольном «сближении», которые стремились убедить всех в «окончательном решении» национального вопроса. И все же публикации этих лет внесли свой вклад в решение национальных проблем, хотя бы в сравнительном плане.

Процесс обновления общества, начавшийся в конце ХХв., способствовал дальнейшему раскрытию проблем развития национальной культуры и национальных отношений, расширил возможности их объективного анализа, заметно оживил и исследования по национальной проблематике. Заново раскрывается роль культуры наций, выявляются функции культуры и её влияние на национальное самосознание;

Точик - точдор, точвар.- Душанбе: Адиб,1990.-190с.; Точикон дар масири таърих.Тењрон, 1992; Ханыков Н.В. Записки по этнографии Персии. – Душанбе: Ирфон,1992.с.; Негматов Н. Н. Таджики. Исторический Таджикистан. Современный Таджикистан.Гиссар, 1992.-38с.

анализируется человек в системе национальной культуры и национальных отношений, рассматриваются сущность национального самосознания и национальной культуры, особенности их развития на современном этапе.

Историческое освещение данного вопроса мы находим в работах Б. Гафурова, Б.А. Литвинского, М.С. Асимова, Н.Н. Негматова, М. Шукурова, Г.Х. Хайдарова, А.

Мирзоева, М. Бабаханова, Д.С. Тагаева и др.1 Историография культуры Таджикистана советского периода дана в трудах академика Р. Масова.2 По отдельным аспектам развития материальной и духовной культуры таджикского народа в советский период защищены диссертации, прежде всего, работы М. Назарова3, А. Кадырова4, К.

Расулова5, А.Х. Азимова6 Проблемы становления и развития новой советской культуры в Таджикистане нашли свое отражение в трудах историков, культурологов и других исследователей общественных наук. Развитие таджикской советской культуры освещено в работах по истории Таджикистана, в фундаментальных коллективных трудах «История таджикского народа»,7 «История культурного строительства в Таджикистане8, а также Гафуров Б.Г. Таджики:древнейшая, древняя и средневековая история.-М.: Наука,1972.с.; Масов Р. История топорного разделения.–Душанбе: Ирфон,1991.-190с.; Его же.

Таджики: история с грифом «совершенно секретно». – Душанбе: Пайванд,1995.-200 с.;

Его же. Таджики: вытеснение и ассимиляция.–Душанбе,2003.-175 с.; Негматов Н.Н.

Таджикский феномен: история и теория. – Душанбе: Оли Сомон,1997.- 406 с.; Хайдаров Г.Х. История таджикского народа: ХХ век. – Худжанд:Ношир,2001.-508с.; Тагаев Д.С., Аитов Н.А. Пути развития Таджикистана.-Душанбе:Ирфон,1994.-175с.; Шукуров М.

Хуросон аст ин љо – маънавиёт, забон ва эњёи миллии тољикон.-Душанбе:Оли Сомон,1997.-292с.; Бабаханов М. История таджиков мира. – Душанбе:Деваштич, 2004.с.

Масов Р. История исторической науки и историография социалистического строительства в Таджикистане. – Душанбе: Дониш,1988. - 319с.

Назаров М. Развитие профессионального театрально-музыкального искусства в Таджикистане: автореф. дисс. канд. ист. наук: 07.00.02.- Душанбе, 1966.- 22 с.

Кадыров А. Культурные преобразования в северных районах Таджикистана (1917-1929 гг.): автореф. дисс. канд. ист. наук: 07.00.02.- Душанбе, 1969.- 32 с.

Расулов К. История культуры таджикского народа в первой четверти ХХ века: автореф.

дисс. докт. ист. наук: 07.00.02. - Душанбе, 2010. - 42с.

Азимов А.Х. Таджикская журналистика в период културной революции: автореф.дисс.

докт. филол. наук: 10.01.10. - Душанбе, 2009. - 44с.

История таджикского народа (1917-1941гг). – Душанбе, 2004 – Т. 5; Там же. – Душанбе, 2010. – Т.6.

История культурного строительства в Таджикистане. - Душанбе, 1979. – Т. 1; Там же. Душанбе,1983. – Т. 2.

в монографических и обобщающих работах историков Таджикистана М.Р. Шукурова, Р. Масова, Р. Абулхаева, Т.Кашириной, Л.Сечкиной, В. Казачковского1 и др.

Среди новейших работ следует отметить работы Кароматова Ф., Н.

Нурджанова, Кобиловой Б.Т.2, которые, в совокупности, вывели изучение истории искусства Таджикитстана на новый уровень.

Историки, философы, литературоведы, искусствоведы и этнографы обобщили огромный материал по истории подъема духовной культуры таджикского народа в советский период. Вопросы становления новой, в данном случае советской культуры рассматривались в вышедших в конце 30-х годах работах, посвященных юбилею республики. С середины 50-х годов ХХ в. публикуются обобщающие работы по истории Таджикистана.3 В них рассматривается история культурного строительства от от 1917 г. до первой половины 60-х годов. Недостаток этих исследованний в том, что освещение истории культуры носило описательно-информационный характер, анализа и теоретического обобщения в этих трудах не проводилось.

Более высоким качеством отличились работы конца ХХ-начала ХХI вв.4 Проблемы культурного строительства в Таджикистане исследовал М.Р. Шукуров,1 Шукуров М. История культурной жизни Советского Таджикистана (1917-1941). – Душанбе, 1970. – Ч. 1; Он же. Культурная жизнь Таджикистана в период развитого социализма. – Душанбе, 1980; Он же. История культурного строительства в Таджикистане (1917-1977). – Душанбе, 1983; Он же. Культурная жизнь Таджикистана в го ды Великой Отечественной войны. – Душанбе, 1985; Масов Р. История историче ской науки и историография социалистического строительства в Таджикистане. – Душанбе,1988;

Масов Р., Абулхаев Р. Чароги маърифат (Культурное возрождение Таджикистана). – Душанбе, 1985; Каширина Т. Театры Таджикистана на службе фронту //Советский Таджикистан в Отечественной войне. – Душанбе, 1975. – С. 124- 137; Сечкина Л.

Трудовой подвиг таджикского народа в годы Великой Отечествен- ной войны. – Сталинабад, 1960; Козачковский В. От феодализма до победы социа- лизма. – Душанбе, 1966.

Кароматов Ф., Нурджанов Н. Музыкальное искусство Памира. – М., 1978. – Кн. 1.; – М.,1984. – Кн. 2., Кароматов Ф., Нурджанов Н., Кабилова Б.Музыкальное искусство Памира. – Кн.3. – Бишкек, 2010; Нурджанов Н., Кабилова Б. Музыкальное искусство Памира. – Кн. 4. – Бишкек, 2014; Кн.5. – Бишкек, 2015. 2 Нурджанов Н., Кабилова Б.

Мавриги. – Душанбе, 2008.

История таджикского народа.-М.:Наука,1964.-Т.3.-Кн.1.-376с.; М.:Наука,1965.-Т.3.-Кн.2.с.; Иркаев М., Николаев Ю., Шарапов Я. Очерк истории Советского Таджикистана. – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1957.-504с.

История культурного строительства в Таджикистане (1917-1977).-Душанбе:Дониш,1979.Душанбе:Дониш,1979.-Т.1.-284с.; Душанбе:Дониш,1983.-Т.2.-472с.; Исторический вопросы истории культурного строительства в Таджикистане А. Имамов,2 Б. Шарипов и К. Сабиров.3 Эти темы рассматривались также в статьях, опубликованных в ученых записках вузов, в сообщениях и в периодических изданиях.4 В работах историко-партийного характера показана борьба партийной организации страны за осуществление культурной революции.5 Вопросы культурного строительства отражены в многочисленных научно-популярных брошюрах.6 Их авторы, в основном партийные и советские работники, в статьях, помещенных в сборниках, приуроченных к юбилейным датам,7 в популярной форме освещают прогресс социалистических наций.-М.: Мысль, 1987.–335 с; История таджикского народа.

Новейшая история (1917-1941 гг.).– Душанбе, Империал-групп, 2004. – Т. V. -752 с.

Шукуров М. Р. Революцияи маданї дар Тољикистон.-Сталинобод:Нашрдавтољик,1957.с.; Его же. История культурной жизни Советского Таджикистана (1917-1941гг.).Душанбе: Ирфон,1970.-494с.; Его же. Очерки таърихи ташаккули маданияти социалистии тољик.- Душанбе: Ирфон,1969.-181с.

Имамов А. Цветущая культура таджикского народа. – Сталинабад:Таджикгосиздат, 1959.-104с.

Шарипов Б., Сабиров К. Строительство коммунизма и расцвет таджикской культуры. Душанбе, 1965.

Завулунов Р. Торжество культурной революции в Таджикистане // Большевики Точикистон. – 1952.-№ 2.-С.6-14.; Слонимский А. Г. К вопросу об участии войск Советского Туркестана в культурном строительстве // Уч. зап. ТГУ.-1955.-Т.7; Хамидов Р.

Я. Развитие культуры в Таджикистане за годы Советской власти. - Ленинабад, 1957:

Умаров Т. Из истории культурного строительства в Таджикистане // Очерки по истории Таджикистана, 1957; Завулунов Р. Осуществление культурной революции в Таджикистане // Тр. ТМИ.-Душанбе,1962.-Т.55.; Мизарбаев А. Я. Культурная революция в Таджикистане в период строительства социализма (1924-37 гг.) // Уч. зап. кафедры марксизма-ленинизма Каршинского госпединститута.-1964.-Вып.7; Мухтаров С. Ленинские идеи развития социалистической культуры в Таджикистане // Изв. АН Тадж.ССР. Отд.обществ.наук.Душанбе, 1970.- № 1.(59), Раджабов 3. Ш., Шагалов Е. С. Культурные связи Самарканда с Ходжентом и Таджикской АССР // Изв. АН Тадж.ССР. Отд.общесть.наук.-Душанбе, 1971.- № 2 (64).-С.3-18.

Гафуров Б. Г. Парторганизация и вопросы культуры // Сб. материалов.-1944.- Вып.2.;

Умаров Т. У. К истории борьбы партийной организации Таджикистана за осуществление некапиталистического пути развития культуры таджикского народа // Уч. зап. Кулябского госпединститута.- 1966.- Вып. 5; Ореханов А. Ф. Коммунистическая партия - организатор культурного строительства в Таджикистане (1921-25 гг.) // Уч. зап. МГПИ.- 1969.- №361.

См. Алиев Г. А. Успехи развития экономики и культуры Таджикской ССР // К 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции.-М.,1957.-№7.-Сер.1; Додхудоев Н. К новому расцвету Советского Таджикистана.-М.,1959.-64с.; Раљабов С. А. Тољикистони совети республикаи шукуфои дар шарќ.-Сталинобод:Нашрдавтољик, 1960.-124с. и др.

Таджикская ССР за 20 лет. – Сталинабад:Таджикгосиздат,1949.-184с.; Таджикская ССР за 25 лет. – Сталинабад:Таджикгосиздат,1955.-168с.; Таджикистан за годы Советской власти.-Душанбе:Статистика,1967.-199с.;50 лет борьбы за народное счастье.Душанбе:Ирфон,1967.-220с.; Страна гор и золотых долин.- Душанбе, 1970; Таджикистан в братской семье народов СССР. – Душанбе:Дониш, 1972.-204с. и др.

достижения в той или иной области культуры за определенный период. Процесс культурного строительства был проанализирован и в нескольких в диссертациях.1 Важным событием в историографии и источниковедении культурного строительства стало издание сборников соответствующих документов и материалов республиканских архивов и материалов периодической печати.2 Внимание исследователей было уделено и история развития народного образования. В начале на эту тему публиковались популярные статьи, затем работы научно-исследовательского характера,3 защищались диссертаци.4 Обобщающими трудами по народному образования являются монографии И. Обидова. 5 Шукуров М.Р. Развертывание культурной революции в Таджикской ССР в годы второй пятилетки (1933-1937 гг.) //АКД. - М.,1955.-18с.; Мамадов А. Культурная революция и пути дальнейшего развития социалистической культуры таджикского народа //Дисс.канд.наук. - Сталинабад, 1955.-293с.; Кадыров А. Культурные преобразования в северных районах Таджикистана (1917-1929 гг.) // АКД. - Душанбе, 1969.-32с. и др.

Из истории культурного строительства в Таджикистане в 1924-1941 гг. – Душанбе:Ирфон,1966.-Т.1.-672с.

Хамидов Р.Я. К истории развития народного образования в Таджикской ССР // Уч. зап.

ЛГПИ.-Ленинабад,1953.- Вып.2.-С.49-75; Арипов И. М. Некоторые сведения о состоянии народного образования в период Тадж. АССР (1925-29) // Уч. зап. ДГПИ.-1965.-Т.15.Вып.2.; Хайдаров Г. X. К истории создания высшей школы в Средней Азии // Уч. зап.

ЛГПИ.-Ленинабад,1958.- Вып.7.-С.7-56; Обидов И. О. Из истории введения всеобуча в Таджикской ССР // Строительство коммунизма и воспитание нового человека. - Душанбе, 1964; Юсуфбеков Р. От сплошной неграмотности к вершинам просвещения // Славное сорокалетие. – Душанбе:Ирфон,1964;Таиров Т. Р. Из истории борьбы Компартии за развитие высшего образования в Таджикистане // Уч. зап. ДГПИ.-Душанбе,1961.-Вып.4.С.24-37;Абдушукурова Л. И. Борьба советской таджикской школы с конфессиональными мактабами (1917-28 гг.) // Уч. зап. ДГПИ.-Душанбе,1970.- Т.66.-С.164-182; Каширина Т. В.

Из истории участия комсомольцев Таджикистана в ликвидации неграмотности // Изв. АН Тадж.ССР. Отд.обществ.наук.-Душанбе, 1971.- № 1(63); Кадыров А. Первые шаги советской школы в Северном Таджикистане (1917-1924 гг.) // Из истории культурного строительства в Таджикистане.- Душанбе, 1970.-Вып.2.-С.29-52; Сафаров Н. Ликвидация неграмотности женщин-таджичек в годы построения социализма // Уч. зап. ДГПИ.Душанбе, 1971.-Т.76 и др.

Крюков Г. Т. Развитие общеобразовательной школы Таджикской. ССР в 1924-1963 гг. // АКД.- Душанбе, 1964.-18с.; Абдушукурова Л. М. Воспитательная работа в советской таджикской школе 20-30-х годов//АКД.-Душанбе, 1970.-16с.; Бабаджанов С.

Патриотическое и интернациональное воспитание учащихся-подростков в школахинтернатах (на материалах Таджикской ССР) //АКД.- Душанбе, 1970.-215с.; Тагаев М.

Деятельность Компартии Таджикистана по идейно-политическому воспитанию школьников (1966-1970 гг.). - Душанбе, 1970.

Очерки мухтасари таърихи маорифи халќи Тољикистон.-Душанбе:Ирфон, 1965.-208с ;

История развития народного образования в Таджикской ССР (1917-1967 гг.) – Душанбе:Ирфон, 1968.-296с.

История формирования науки и научных учреждений республики отражена в обобщающей литературе по истории Таджикистана, в многочисленных статьях, в монографии Е.С. Шагалова.1 Первые итоги научной деятельности ТФ АН СССР и АН ТССР в 40-е-50-е гг. представлены в работах Е.Н. Павловского и др.2 По истории науки наибольший интерес представляют работы академика 3. Ш. Раджабова.3 Решению женского вопроса посвящены монографии и брошюры, докторские и кандидатские диссертации, труды по истории и историографии таджикского народа, сборники и материалы конференций, статьи, справочная литература. О вкладе женщин в развитие культуры, об их социальном положении писали многие ученые.4

1.См.: Курбанов М. За дальнейший расцвет науки в Таджикистане // Тр. ТФАН, 1945.Т.21.; Кабилов А. Самоотверженный труд работников науки и искусства Таджикистана в годы Великой Отечественной войны //Уч.

зап. ЛГПИ им. С.М.Кирова.-1958.-Вып.7.; От средневековья к вершинам современного прогресса (Об историческом опыте развития народов Средней Азии и Казахстана от докапиталистических отношений к социализму).М.: Наука, 1965.-294с.; Шагалов Е. С. Первое научное общество Таджикистана. – Душанбе: Дониш, 1966.-32с; Асимов М.С. К высотам культуры // 50 лет борьбы за народное счастье. - Душанбе: Ирфон, 1967. - С.198 - 219.; Его же. Становление и развитие Советской науки в Таджикистане // Страна гор и золотых долин. - Душанбе: Ирфон, 1970.С.149-165.; Кадыров А. Первые научные исследования в таджикских областях Туркестанской АССР (1918-1924 гг.)//Сб.аспир.работ.ТГУ. им. В.И.Ленина.Душанбе,1969.-Вып.7.-С.86-97.; Нарзикулов И. К. Наука в Таджикистане // Славное сорокалетие. – Душанбе:Ирфон, 1964; Козачковский В.А. К высотам науки // За народное дело. - Душанбе: Ирфон, 1970. - С. 326-335; Шагалов Е.С. Наука в Таджикистане в период социалистического строительства (1917 - 1958гг.). - Душанбе: Ирфон, 1975. с.

2.Павловский Е. Н. Развитие науки в Таджкской ССР // Тр.ТФАН АН СССР.-1951.Т.27; Тараккиёти илм ва маданият дар Точикистон. -Сталинобод, 1959. - 59 с.;

Умаров С. У. Развитие науки в Таджикской ССР. - Сталинабад, 1959; Краткие итоги деятельности АН Таджикской ССР за 10 лет. - Душанбе, 1961; и др.

3.Раджабов З.Садриддин Айни – историк таджикского народа. (Краткий исторический очерк).-Сталинабад: Таджикгосиздат, 1951.-86с., его же. Развития науки в Таджикской ССР. - М.: Наука, 1964 - 112с.Его же. Наука Советского Таджикистана. - Душанбе: Дониш, 1968. - 147с.

Гафарова М.К. Особенности формирования духовного облика женщин Советского Востока в период строительства социализма и перехода к коммунизму//Авторефе.дисс.д.и.н.- М., 1967; Она же. Духовный облик женщины Советского Востока. - Душанбе: Ирфон, 1969. - 208 с.; Она же. Женщины Советского Востока - Душанбе: Ирфон, 1987. - 126 с.; Набиева Р.А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм. - Душанбе: Ирфон, 1973. - 276 с.; Она же. Исторический опыт раскрепощения женщин Таджикистана и повышение их роли в строительстве социализма (1917 - 1937гг.) // Автореф.дисс.д.и.н.- Душанбе, 1975.- 44с.; Она же. Занони Тољикисгон. Душанбе: Ирфон, 1991. - 224 с.; Зикриёева М.Ф. Историография проблемы женщин Таджикистана // Автореф.дисс.д.и.н. - Душанбе, 2002.- 48 с.; Якубова Г. Борьба советской власти за раскрепощение женщин-таджичек // Автореф.дисс.к.и.н.-Душанбе,1970.-25с.;

В изучении истории таджикской литературы большое значение имели работы С. Айни, А. Мирзоева, Ш. Хусейнзаде, М. Шукурова, С. Табарова, X. Мирзозаде, Ю.

Бабаева, И.С. Брагинского, статьи Б. Г. Гафурова.1 Обобщающие труды Ю. Бабаева, М.

Турсунзаде, Н. Масуми посвящены таджикской литературе в советский период.2 История искусства таджикского народа наиболее полно отражена в многотомной истории таджикского народа,3 в статьях историко-партийного характера,4 уже упомянутых в монографиях М.Р. Шукурова.

Большая заслуга в деле изучения искусства Таджикистане принадлежит Б.

Веймарну, Н. Черкасовой, В. Виноградову.5 В области таджикского искусствоведения были опубликованы сборники по истории изобразительного, театрального и музыкального искусства,6 альбомы по прикладному искусству и монографии.1 Боголюбова К.А. Из истории борьбы за раскрепощение женщины Таджикистана (по материалам северных районов Таджикской ССР) // Доклады АН ТаджССР. - Сталинабад, 1953.-Вып. 9.С.8-13; Сулейманова А.А. Из опыта работы жен отделов по привлечению женщин Таджикистана к активному участию в общественной жизни в годы первой пятилетки // Уч.

записки ДПИ. - Душанбе, 1971. - С. 14-18; Саидова Б. Вклад женщин Таджикистана в развитие науки //Ленинская теория культурной революции и ее осуществление в Таджикистане. - Душанбе, 1984; Она же. Подготовка женских кадров для отраслей культуры и искусства // Актуальные проблемы истории таджикского народа. - Душанбе, 1988.

Брагинский И. С. О пафосе исследователя // Дружба народов. - 1957. -№5; Гафуров Б. Г.

За дальнейшее развитие таджикской советской литературы // Шарќи сурх, 1954.- № 9; Его же. Литература таджикского народа // Декада таджикской советской литературы в Москве.

- Сталинабад, 1956;

Бабаев Ю. Партия, время и литература. – Душанбе.- 1964; Турсунзаде М. Вместе с партией, вместе с народом // Партийная жизнь.- 1971.- № 7; Его же. Таджикская литература в борьбе за идеалы коммунизма // Масъалањои адабиёти муосири тољик. Душанбе, 1970; Масуми Н. Подъем таджикской литературы в послевоенный период и основные его причины // Масъалањои адабиёти муосири тољик. - Душанбе, 1970.

История таджикского народа (1917-1937 гг.). - М.:Наука, 1964.- Т. 3.- кн.1; М.:Наука, 1965.- кн.2.

Саттаров X. Забота Компартии Таджикистана о дальнейшем развитии музыки // Уч. зап.

ДГПИ.-Душанбе, 1969.- Т. 64; Его же. Руководство Компартии Таджикистана развитием изобразительного искусства в республике // Материалы к истории Компартии Таджикистана. -Душанбе, 1970.-Вып. 4 Веймарн Б. Современное изобразительное искусство Казахстана и республик Средней Азии. - М., 1963; Черкасова Н. Искусство Таджикистана // Искусство. – 1950.- №4;

Виноградов В. Художники Таджикистана. // Там же. - 1957. -№ 5; О творчестве композиторов Средней Азии и Казахстана // Советская музыка. – 1954.- № 3;

Искусство таджикского народа. // Сб. статей.- Сталинабад, 1958.- Вып.1; Сталинабад, 1960.- Вып. 2; Душанбе, 1965.- Вып. 3;

Юнусова Н. Архитектурно-декоративное искусство Северного Таджикистана. Сталинабад, 1960; Рузиев М. Резные двери жилищ Бухары. - Душанбе, 1967.

Внимание уделялось и истории таджикского театра,2 и формирования в Таджикистане драматургии как жанра.3 История таджикского советского театра с 1917 г. освещена в многотомной «Истории советского драматического театра».4 Большой вклад в исследование театрального, музыкального и самодеятельного искусства таджикского народа внес известный культуролог профессор Н. X. Нурджанов.5 Киноискусству Таджикистана посвящены работы С. Прошина, А. Ахророва, отдельные статьи других авторов.6 Определенные сведения содержатся в монографических исследованиях по истории искусства.7 В работах А. Ахророва прослеживается весь процесс создания кинодела. Песенной культуре таджиков посвящались специальные исследования.8 Интерес представляют и публикации по истории культурно-просветительных учреждений в Таджикистане.9 Например, первые сведения об организации Мешкерис В. А. Плакат Таджикистана. - Душанбе, 1960; Белинская Н А. Декоративное искусство горного Таджикистана. - Душанбе, 1965.

Нурджанов Н. X. Таджикский народный театр. - М., 1956; Его же. Развлечение и народный театр таджиков Каратегина и Дарваза // Искусство таджикского народаДушанбе,1965.- Вып. 3; Его же. История таджикского советского театра (1917-41 гг.). Душанбе, 1967; Его же. Таджикский театр. Очерки истории. - М., 1968.

Нурджанов Н. X. Материалы к истории зарождения таджикского театра и драматургии // Вопросы истории таджикской советской драматургии и театра. - Сталинабад, 1957;

Демидчик Л. Н. Зарождение и становление таджикской драматургии (1929-41 гг.) // Искусство таджикского народа.- Сталинабад, 1958-1960.-Вып. 1-2.

Нурджанов Н. X. Таджикский театр // История советского драматического театра.М.,1966.-Т. 2; М.,1967.-Т.3; М., 1968.- Т. 4; М., 1969.- Т. 5; М., 1971.-Т.6.

Нурджанов Н. X. Таджикский народный театр. - М., 1956; Его же. История таджикского советского театра (1917-41 гг.). - Душанбе, 1967; Его же. Таджикский театр. Очерки истории. - М., 1968.

Прошин С. Очерки истории таджикского художественного кино. - Сталинабад, 1960;

Ахроров А. Таджикское кино (1929-69 гг.) - Душанбе, 1971; Исламов И. Искусство миллионов // Славное сорокалетие. - Душанбе, 1964; Ахроров А., Савченко В. На экране таджикские фильмы. - Душанбе, 1968; Джурабаев С. Киноискусство Советского Таджикистана. - М., 1970; Кимягаров Б. Между двумя съездами // Искусство. – 1971. № 3;

Назиров К. И. Развитие документального киноискусства в Таджикистане (1928-41 гг.) // Уч. зап. ДГПИ.- Душанбе, 1971.- Т. 76.

Назаров М. Искусство таджикского народа. – Душанбе, 1961.

Таджикова З. М. Песенная культура таджиков. (По материалам Зеравшанских искусствоведческих экспедиций 1958-1961 гг.): Автореф.дисс.к.и.н.– Л., 1977. – 20 с.

Шукуров М. Р. Из истории развития сети культурно-просветительных учреждений в Таджикистане // Тр. ТГУ. Сер. ист. наук.- 1960.- Вып. 1.-Т.27; Раджабов 3. Ш. К истории культурно-просветительных учреждений в Таджикистане // Изв. АН Тадж.ССР.

Отд.обществ.наук.- 1964.- №3(33).

библиотечной работы стали появляться в печати с середины 30-х годов,1 а в послевоенные годы уже вышли обобщающие научные работы о библиотеках высших учебных заведений.2 Особенно подробно об истории библиотечного дела в Таджикистане писала 3.М. Шевченко. Заслуживают винимания и другие публикации о библиотечной деятельности в республике.3 Таким образом, анализ литературы по истории советской культуры в Таджикистане показывает, что историческая наука достигла больших успехов в изучении этой темы. Однако, несмотря на наличие большого количества работ, многие вопросы или ещё не нашли достаточно полного освещения или нового подхода к их решению с учетом изменений, связанных с обретённой таджикским народом независимости. Их комплексное решение кардинально изменит наше отношение ко многим якобы уже решенным проблемам.

Объектом диссертационного исследования является культурная жизнь таджиков и таджикистанцев в 1917-1991 гг.

Предмет исследования все основные отрасли культуры Таджикистана, получившие развитие в советский период, когда, несмотря на известные политические перегибы и издержки, произошёл мощный взлёт искусства, литературы, науки, архитектуры, образования и др.

Всесоюзная библиотечная перепись 1 октября 1934 г. Т. 1 (Основные итоги). - М., 1936.

Беляков В. Библиотеки Таджикистана // Библиотекарь. – 1948.- № 1; Шевченко 3. М.

Из истории библиотечной работы в Таджикистане // Изв. АН Тадж.ССР. Отд.

обществ. Наук.-1962.- Вып. 3(30); Она же. Библиотеки и другие культурнопросветительные учреждения Таджикистана в период Великой Отечественной войны (1941-45 гг.) // Там же. – 1963.- № 3; Тальман Р. О., Руденко Е. А. Развитие библиотечного дела в Таджикистане за годы Советской власти // Библиотеки СССР.М..- 1968.-Вып.37;Библиотека Таджикского сельхоз института // Библиотеки высших учебных заведений СССР (Справочник). М., 1961; Библиотека Душанбинского пединститута им. Т. Г. Шевченко // Там же. - М., 1964; Библиотека Таджикского политехн.

института // Там же; Библиотека Таджикского мединститута // Там же; Научная библиотека Таджикского госуниверситета // Там же.

Кавтасьева А. М. О состоянии и задачах работы республиканских библиотек // Библиотеки СССР.-М.-1956.-Вып.5; Полубояринов М. М. Библиотечное дело СССР в цифрах // Там же.-М.-1967.- Вып. 36; Чубарьян О. С. Государственные библиотеки союзных республик // Там же; Николаева М. В. Научно-информационная библиография в Таджикской ССР // Советская библиография. – 1964. № 2; Библиотеки Таджикистана. Душанбе, 1965; Шаропов Р. Библиотечно-библиографическая работа библиотек Таджикистана. - Душанбе, 1969.

Цель и задачи исследования. Цель работы заключается в конкретноисторическом изучении становления и развития таджикской советской культуры.

В этой связи основное внимание обращено на решение следующих конкретных задач:

- изучить и обобщить научную разработанность темы диссертации;

- выявить предпосылки культурного прогресса советского Таджикистана, осветить исторические корни достижения материальной и духовной культуры таджиков в советский период;

- исследовать процесс зарождения и формирования таджикской советской культуры;

- рассмотреть особенности культурного строительства таджикского народа в первые годы советской власти;

- охарактеризовать культурное строительство в Таджикской АССР в 1924-1929 гг.;

- проанализировать осуществления «культурной революции» в Таджикистане и выявить её особенности;

- научно обобщить процесс проведения реформы таджикской письменности, её латинизацию и перевод на кириллицу;

- показать культурную жизнь Таджикистана в суровые годы Великой Отечественной войны (1941-1945);

- рассмотреть особенности развития культуры советского Таджикистана в послевоенный период (1946-1960 гг.);

- проследить в какой степени развивалась таджикская советская культура в 1961-1991годы;

- выявить особенности духовной культуры Таджикистана в 60 – 80 гг. ХХ века;

- показать материальную культуру таджиков рассматриваемого периода;

- разработать предложения, которых следовало бы учесть в стратегии и тактике культурного строительства в современном независимом Таджикистане;

- предложить практические рекомендации для дальнейшего исследования рассматриваемой темы.

Методология исследования основывается на достижениях современных отечественных и зарубежных историков, а также на специальных работах востоковедов. Базовыми принципами диссертатции являются цивилизационный подход к объекту и принцип историзма. В наше время, когда отдельные исследователи рассматривают цивилизацию чуть ли не как губительную для духовного мира человека, мы отстаиваем именно цивилизационный подход в постижении прошлого и настоящего. В своём исследовании мы исходим из объективно-реалистического понимания истории, которое заключается в том, что основу культурного развития общества составляют способы и уровень развития производства материальных благ.

Основные методы диссертационного исследования - исторический, сравнительноисторический и сопоставительный. Также в диссертации использован графикосхематический метод (38 диаграммы).

Новизна исследования заключается в следующем:

1) культурное строительство в советском Таджикистане рассматривается в контексте цивилизационного подхода к социально-культурной и политикоэкономической действительности;

2) обосновывается роль национальной культуры в становлении и развитии советского общества;

3) раскрыто значение историко-культурных и духовно-нравственных факторов в формировании национального самосознания таджиков в советский период;

4) раскрыто восприятие таджикским обществом ценностей советской культуры и на этой основе даны рекомендации по их усовершенствованию в современных условиях.

В данной работе впервые предпринята попытка комплексного анализа развития культуры в Таджикистане в годы советской власти, выявлены достижения и успехи в каждой области культуры. Вместе с тем, анализированы также недостатки и упущения в ходе проведения «культурной революции и дальнейшего развития культуры в Таджикистане в рассматриваемый период.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Предпосылки культурного возрождения в Таджикистане.

2. Хотя истоки таджикской культуры уходят корнями вглубь тысячелетий, всё же основными факторами, решающим образом повлиявшими на современную культуру, были следующие:

а) культурный прогресс и накопленные цивилизационные ресурсы таджикского народа в советский период, т.е. со времени включения Таджикистана в состав СССР.

Именно в эти годы таджикская культура впервые заявила о себе на международной арене;

б) цивилизационному взлёту таджикского народа в середине ХХ века предшествовали период «культурной аккумуляции», создание его материальных и духовных предпосылок в 20-40-е годы прошлого столетия;

в) характер таджикской культуры всё же, в основном, базируется на тех достижениях, которых таджикский народ добился в советской период, т.е., в 1917гг., и современная социокультурная ситуация в Республике Таджикистан ещё во многом зависит от того фундамента, который был заложен в те годы;

Перечисленное выше в своей совокупности создаст условия для успешного бытия и развития таджикской культуры в ХХI веке.

Хронологические рамки исследования соответственно названию темы охватывают 1917 – 1991 гг., период, отмеченный зарождением и развитием таджикской советской культуры.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при разработке концепции национального возрождения Таджикистана в условиях его независимости, при определении социокультурной политики государства, а также при чтении учебных курсов по истории и культуры таджикского народа. Они могут быть использованы также при изучении проблем культурного строительства в Таджикистане в ХХ веке при разработке спецкурсов в вузе.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена на расширенном заседании кафедры отечественной истории ХГУ им. академика Б. Гафурова и рекомендована к защите. Основные ее положения и результаты излагались в докладах и сообщениях на методических семинарах, научно-практических конференциях, а также в опубликованных статях. По теме диссертации изданы три монографии, две брошюры и семнадцать статей в журналах, включенных в перечень ВАК Российской Федерации, общим объемом 75 п.л.

Структура и содержание работы. Структура и содержание работы соответствуют ее общим целям и задачам. Диссертационное исследование состоит из введения, шести глав, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложения.

ГЛАВА 1. ЗАРОЖДЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ ТАДЖИКСКОЙ

СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ

§ 1. ПРЕДПОСЫЛКИ КУЛЬТУРНОГО ПРОГРЕССА СОВЕТСКОГО

ТАДЖИКИСТАНА

В Средней Азии существовала традиционная система образования, сложившаяся в древности и раннем средневековье (дабистаны, дабиристаны и др.). До арабского завоевания сыновей состоятельных горожан с пятилетнего возраста обучали чтению и письму, давали религиозные наставления, элементарные понятия по истории, математике и другим наукам.

В VIII в. появились первые мактабы, а в Х в.- медресе. В первое время после арабского завоевания параллельно сосуществовали две системы обучения. Одна предназначалась для тех, кто не принял ислам и воспитывался в зороастрийском духе, другая – для детей тех, кто принял новую религию. Их обучали чтению, письму, арифметике, истории литературы. А дети высших чиновников, помимо этого, еще проходили военно-физическую подготовку (верховая езда, охота, поло, владение оружием). Те, кто готовился стать писцом, постигали ещё и науку делопроизводства, географию и манеры чиновников высшего круга, заучивали наизусть Коран.

Обучение в той или иной системе определялось социальным и имущественным положением населения. На протяжении всего средневековья в основном развивались начальное образование (мактабы) и высшее (медресе), были специально разработаны программы поэтапного коллективного и индивидуального обучения.

В период позднего феодализма образование пришло в упадок. Круг изучаемых предметов ограничился чтением, письмом, изучением Корана и основ шариата.

Светские науки почти не изучались. В последнем случае большую роль играло самообразование, возвыситься над существовавшим уровнем образования могли только единицы (А. Дониш, Шохин, Савдо, С. Айни и др.).

Обучение в мактабах и медресе базировалось основано на изучении ислама.

Мактабы содержались на общественных началах, а также за счет вакуфных доходов, располагались они при мечетях, в домах горожан, а в горных селениях - в общинных домах (аловхона).

Некоторые девочки из состоятельных семей обучалось на дому у учительницы (бибихалифы). Программа этих школ не отличалась от мужских. Труд бибихалифы оплачивался подарками учениц. Детей начинали учить в 5 - 6 - летнем возрасте. По мнению Абу Али ибн Сино, в этом возрасте у ребенка уже полностью формируются все органы тела, укрепляется слух, развивается хорошая речь.1 Первоначальной книгой для чтения служил «Њафтияк» (Одна седьмая часть Корана). Чтение Корана длилось 2-3 года. Затем изучалось стихотворное произведение «Чор китоб», где излагались начала мусульманских законов, в него включались такие фрагменты из произведений классиков. Затем изучалось творчество Хафиза, Навои, Фузули, Бедиля.

Некоторые родители определяли своих детей в школу для чтецов Корана («корихона»), где за 3 года учащимся выучивался весь Коран, постигалось произношение арабских слов. В итоге они получали звание кори (чтец Корана).

Основным методом обучения было заучивание, воспитание основывалось на палочной дисциплине.

Тот, кто хотел стать муллой, шёл в обучение к мулле (вне медресе), и длилось оно 3 года. Обучающийся изучал арабскую морфологию и синтаксис. Там же самое происходило и в медресе. Обучение основам ислама было важнейшим направлением в образовании.

Содержание учебной программы мактаба включало обучение грамоте по звуковому методу, чтение отрывков из Корана, произведений классиков персидскотаджикской литературы (Хафиза, Джами, Бедиля). Ученики получали также навыки по арифметике и каллиграфии.2 В Ходженте в конце XIX – начале XX в. насчитывялось 299 мактабов,3 в Ура-Тюбе с населением 2300 человек в 1910 г. в 36 мактабах училось Ибн Сина. Трактат о домоводстве. - Тегеран, 1319.- С. 45.

Лыкошин И. С. Полжизни в Туркестане. - Пг., 1916. - С. 225.

Ходжимухамедова Р. X. Развитие таджикской общеобразовательной школы. - Душанбе, 1972. - С. 14.

550 мальчиков и 67 девочек.1 В Пенджикентской волости действовали 108 мактабов на 900 детей.2 В 9-ти мактабах г. Пенджикента обучалось 175 учащихся (среди них 40 девочек).3 Однако, несмотря на наличие мактабов, большая часть населения оставалась неграмотной. По переписи 1897 г., в Пенджикенте грамотными были лишь 8,23% мужчин и 0,8% женщин, в Ура-Тюбе - соответственно 13,5 и 2,28%.4 Промежуточным учебным заведением, куда поступали после завершения мактаба лица, готовящиеся продолжить образование в медресе, была корихона.

Корихона являлась чисто духовным учебным заведением, в ней господствовала исламская догматика.

Высшими учебными заведениями в культуре таджиков были медресе.5 В XIX в., например, в Самарканде было 19 медресе, в Ходженте -- 49, в Ташкенте -- 17 медресе.6 Количественный рост медресе в городах и селениях в конце XIX в.

объясняется стабилизацией экономики и культурной жизни после присоединения среднеазиатского региона к России.

Медресе содержались на частные пожертвования и вакуфные доходы, в горных районах - за счет населения.7 В среднеазиатских медресе во второй половине XIX в.

образование давалось в рамках ислама, однако при этом учащиеся получали некоторые знания по космогонии, географии, медицине, а также знакомились с началами естественных и математических наук. Овладев арабским и персидским языками, выпусники медресе становились знатоками таджикско-персидской Обидов И. История развития образования в Таджикской ССР (1917-1967 гг.). - Душанбе, 1968. - С. 19.

Абдушукурова Л. М. Борьба советской таджикской школы с конфессиональным мактабом (1917- 1929) // Уч. зап. ДГПИ им. Т. Г. Шевченко. - Душанбе, 1970.- Т. 66- С. 177.

Ибрагимов В. О. О некоторых изменениях в культурной жизни верховьев Зеравшана в конце XIX и начале XX вв // Изв. Отд. обществ. наук АН Таджикской ССР. 1971.- № 3(65).

- С. 57.

Вирский М. Справочная книжка Самаркандской области. – Самарканд, 1906.- Вып. 8 - С.

307-340.

Наршахи М. История Бухары / Пер. и предисл. Н. Лыкошина. - Ташкент, 1897. - С. 118;

Негматов Н. Н. Государство Саманидов (Мавераннахр и Хорасан в IX-X вв.). - С. 139.

Бартольд В. В. Соч.-М.: Наука,1964.- Т. 2. Кн. I. - С. 316-317.

Мирбабаев А. Материальная база медресе Северного Таджикистана // Изв. Отд. обществ, наук АН Таджикской ССР.- 1976.- № 2(84). - С. 29-35.

классической литературы. Медресе сыграли определенную положительную роль в образовании, науке, культуре и просветительстве.1 Администрация Туркестанского края организовала в 80-е годы XIX в. русскотуземные школы, куда наряду с детьми русских чиновников и офицеров принимались и местные дети из зажиточных слоёв населения. Первая русско-туземная школа в Ташкенте открылась в 1884 г., а в 1913-14 г. в Туркестанском крае их было уже 167 с 6000 учащихся.2 Русско-туземные годичные или двухгодичные школы давали самые элементарные знания. Обучение было нацелено на подготовку чиновников, переводчиков, писарей и т.д. Эти школы способствовали знакомству местного населения с русской культурой и распространяли новые методы обучения.

В Средней Азии были созданы также начальные и средние учебные заведения для русского населения: начальные школы, средние мужские и женские прогимназии, гимназии, семинарии, реальные училища.

В 1896 г. в Ташкенте были открыты реальное училище, готовившее специалистов для ремонта оборудования хлопковых и других заводов; в 1897 г. - курсы ирригационных надсмотрщиков; в 1902г. - гидротехническая школа. В Закаспийской области функционировали школа садоводства, огородничества и шелководства, готовившая специалистов сельского хозяйства низшей квалификации, и техническое железнодорожное училище, выпускавшее низших служащих для работы на железной дороге.

В Бухаре медресе, мактабы и другие учебные заведения находились под присмотром интеллигенции и духовенства. От мусульман требовалось знание основ Корана, поэтому не только в городах, но и почти во всех кишлаках эмирата при мечетях действовали мактабы. За эмиратом по-прежнему сохранялся титул «Бухорои шариф» («Благородная Бухара»).3 В начале ХХ в. только в Бухаре насчитывалось 365 мактабов, 140 медресе, в которых обучалось до 20 тыс. муллоМирбабаев А. История медресе Северного Таджикистан: Автореф. дисс…к.и.н.Душанбе, 1977. - С. 22-24.

Бочаров В. Т. Из истории организации и развития народного образования в дореволюционном Узбекистане (1865-1917 гг.). - Ташкент, 1966. - С. 93.

История таджикского народа. Новейшая история (1917-1941 гг.).– Т.V-. С.79-81.

бачей (учащихся),1 из них в медресе - 10 тыс. чел.2 Влиятельные муллы имели мюридов (учеников). Ходжи Мирзамахмад, шейх Гиссара, имел более 500 мюридов, а известный ишан Каландархон из кишлака Рохати имел более 1000 мюридов.

В конце XIX в. буржуазные националистов Крыма, Поволжья и Северного Кавказа (И.Гаспринский, Д.Кильдеев, А.Баязитов и др.) организовали просветительское движение - джадидизм, представители которого выступили с критикой мусульманской школы и потребовали ее перестройки на религиозносветской основе.

Одним из первых инициаторов реорганизации школ в Туркестанском крае был ташкентский купец Саидазимбай Саидмухаммедбаев, который раньше учился в Нижнем Новгороде. В 1871 г. в докладной записке на имя Туркестанского генералгубернатора он предложил реформу мусульманской конфессиональной школы, включив в ее учебный план, кроме цикла религиозных предметов, общеобразовательные дисциплины, а также ремесла. В записке говорилось также о применении русского алфавита.

После 1905 г. в городах Туркестанского края и Бухарского ханства создаются новометодные школы (мактаби усули джадид). В них преподавались светские дисциплины, такие, как родной язык, география, природоведение, арифметика, элементы физики. Впервые стали применять наглядные пособия. Здесь ученики быстро овладевали навыками чтения и письма.

В начале XX в. возникло движение за новометодную школу, за необходимость европейского образования. «Новый метод» - по-арабски «усули джадид» дал название новому течению - «джадидизм». Последнее движение под влиянием первой революции в России распространилось в Туркестанском крае, в Бухарском и Хивинском ханствах. Джадидизм выражал интересы зарождающейся буржуазии, которой требовались кадры для промышленности и торговли, поэтому её Ишанов А.И. Бухарская Народная Советская Республика. -Ташкент: Узбекистан,1969. С.70.

Турсунов Х.Т., Макашов А.В. Образование и деятельность Бухарской Компартии. Ташкент, 1983. - С. 16. По подсчетам этих авторов, число медресе в Бухаре составляло более 200.

представители пропагандировали новометодные школы. В программе новометодных школ важное место заняли таджикский язык и литература, особенно в книгах для начальных школ, для которых специально писали поэты и прозаики (книги С. Айни, А.

Шакури, учитель Рахматуллозаде и др.). Постепенно джадидизм перешагнул стадию просвещенческого движения и приобрел политическую окраску. Он захватил преимущественно буржуазные слои, к нему примкнули представители мусульманского духовенства. Со временем появились джадидские газеты и общества.

Выступая с требованиями реформ и отмены стеснявших буржуазию пунктов царского «Положения об управлении Туркестанским краем», джадиды настаивали на уравнении в правах местной и русской буржуазии, просили об ограничении податей, взимаемых с населения.1 Поскольку джадидизм в условиях Бухары был единственным оппозиционным течением, к нему примкнули разные слои населения, недовольные господством эмирской деспотии. Деятельность джадидов до февраля 1917 г., а именно открытие новометодных школ, издание первых газет на таджикском («Бухорои Шариф») и на узбекском («Тўрон») языках носила прогрессивный характер. Джадиды критиковали произвол чиновников, методы обучения в медресе и проводили агитацию среди учащихся. В результате часть учащихся и отдельные мударрисы выступили с поддержкой требований реформы системы оброзования. Эмиру было подано прошение о проведении реформы, на которое были получен положительный ответ, но реформа так и не была проведена.

Сторонниками реформы в Бухаре до 1917 г. являлись С. Айни, М. Мунзим (Бурхонов), М.М. Мансуров и его сыновья М. Исом и М. Абдукадир, А.М. Хамди, М.Изатулло, М.А. Махдум, Бурибой и его сын М. Мустафокули, Д, Караулбеги, Мирзо Мирхон Порсозода, братья Мазхар Махдум и Мукаммал Махдум, М. Фаиз, Х.

Мехри, Мирзо Исмоил Аттор, Г. Караулбеги, татарин – мулла Н. Собити и др.

Бакиев М. И. История просветительского движения и свободомыслия в Средней Азии (конец XIX – нач. XX века.) // Автореф.дисс…д..и.н.– Душанбе, 2000. – 44 с.

До 1917 г. среди джадидов были распространены и пантюркистские взгляды.

Это наблюдалось у тех джадидов, которые получили образование в Турции. 1 Джадидское движение не приняло определенной формы, оно не имело общей программы: каждый высказывался по-своему и предлагал то, что хотел. Поэтому движение имело множество оттенков, иногда же позиции его приверженцев прямо противоречили друг другу.

К 1917 г. в Туркестанском крае действовало около 100 новометодных школ, появились печатные учебники, в 1913/14 гг. в медресе Ташкента, Самарканда и других городов были введены уроки русского языка.

Всероссийская перепись 1897 г. показала грамотность населения; в целом по России она составляла 21%, по Туркестану - лишь 5,3%, а среди местного населения среди мужчин -- 4,2 %, среди женщин -- 0,31 %).6 Царизм допускал получение знаний «туземцами» лишь в пределах потребностей колониального аппарата и тех задач, которые преследовало самодержавие на национальных окраинах.22 Таджикское общество всегда стремилось воспитывать в своей молодёжи патриотизм, мужество, трудолюбие. Идеал воспитанности выражался словом «мард»

(«мужчина», «муж»), т.е. человек, обладающий лучшими качествами. Этот идеал культировался и в литературе. Например, после арабского завоевания сохранились сочинения: «Наставления Лукмана своему сыну», «Советы мудрецов» (IV- VII вв.), не потерявшие своей актуальности по сей день Абуабдулла Рудаки, Шахиди Балхи, Джалолиддин Балхи, Абулкасым Фирдоуси, Саади Шерози и другие поэты и прозаики призывали воспитывать молодёжь в духе свободолюбия. Молодой человек призывался к постипению знаний, к труду, к обучению ремеслу и искусству, к честности, отзывчивости, уважению родителей, старших.

Свое влияние на развитие педагогической мысли оказала книга «Калила и Димна» (VI в.).

Вестник воспитания. -1906. - № 1. - С. 42.

Исторический прогресс социалистических наций. - С. 24.

В ХI в. появились прекрасные педагогические произведения «Рушноинаме»

(«Книга просветления»), «Саодатнаме» («Книга счастья») Н. Хисрава, «Кобуснаме» У.

Кайкавуса, «Кимиёи саодат» («Эликсир счастья») М. Газали, «Сиёсатнаме» («Книга об управлении государством») Низам -ул - Мулька.

До 20-х годов ХХ в. образцом обучения письму была книжка «Муфрадот»: в ней приводились красиво написанные буквы, стихи о значении прилежания и упражнений для выработки красивого почерка. Правила для учащихся содержались в религиозно-нравоучительной книге «Адаб-ал-мутаал-лимин» («Этика учителей»). С образованием новометодных и русско-туземных школ появились учебные пособия со светскими знаниями: «Устоди аввал» («Первый наставник») С. Саидазизова, «Матлаъул-улум ва маджмаъ-ул-фунун» («Начала наук и совокупность знаний» - сборник практических знаний) Воджида Али, «Хулосат-ул-њисоб» («Суть счета») Богоутдина Мухаммада бини Хусайна Омили.

Большой вклад в развитие педагогической мысли в таджикской культуре внес С. Айни. В первой своей книге «Тањзиб-ус-сибиён» (1909) он писал о значимости светской школы. По его мнению, именно школа служит культурному возрождению народа: без образования невозможно сделать страну цивилизованной. «Счастлив тот человек, - писал С. Айни, - в семье которого нет необученного и невоспитанного». В пособии «Духтари боодоб ё ки Холида» («Воспитанная девочка, или Холида»), предназначенном для женских школ, С. Айни в образе Холиды показывает скромную, трудолюбивую девушку, но отвергающую старые обычаи. Методы обучения в старой школе он отразил в повести «Старая школа».1 В литературе того времени отражались не только эстетические, но и общественно-политические идеалы, она устанавливала связь с философией, политикой, моралью и другими формами общественного сознания. Литература занимает важнейщее место в системе искусств, оказывая определяющее влияние на развитие других его видов.

Литературные традиции таджикского народа ведут свое начало от Авесты, устных и письменных героических и эпических сказаний - дастанов, от множества Айни С. Осори баргузида. - Душанбе: Ирфон, 1978. - Љ. 2. - С.109-142.

поэм, сказок, песен, пословиц, поговорок и других видов устного народного творчества согдийцев, бактрийцев, тохаристанцев, хорезмийцев, парфян, саков и массагетов (борьба сил Добра и Зла, Света и Тьмы, олицетворенных в положительных образах Рустама, Сиявуша, кузнеца Ковы, Кавуса и в отрицательных образах Захока, Афрасиаба).

С течением времени фольклор и обогащался, приобретая форму поэм и циклов поэм. Наиболее крупным среди них является героический эпос «Гургули» («Гуруглы», «Куруглы»). Он включает цикл песен-дастанов (до 20), каждая из которых имеет от 2 до 6 тыс. строк. «Гургули» исполняется по памяти народными певцами «гургулихони»

в сопровождении струнного инструмента. В Северном Таджикистане существует также прозаический вариант «Гуругли». Записи таджикского эпоса «Гургули» были произведены со слов известных «гургулихонов» Бобо Юнуса Худойдодзода, Курбона Джалиля и Курбонали Раджабова. В дореволюционном устном творчестве таджиков особое место занимали народные четверостишия, песни и байты, в которых отражался тяжелый труд рабочего на чужбине, ремесленника, крестьянина-издольщика.

Таджикско-персидская классическая литература начала формироваться ещё в раннем средневековье. Основоположником её стал Абуабдаллах Джафар Рудаки (860Таджикско-персидская литература обогатила мировую культуру также творениями Дакики и А. Фирдоуси, Унсури и Насира Хосрова, О. Хайяма и Дж. Балхи (Руми), С. Ширази и Х. Ширази, К. Худжанди и А. Джами, Мушфики и Зебуннисо, С. Насафи и З. Васифи, Бедиля и др. Мечты о свободе, равноправии, о справедливом общественном устройстве привели к формированию утопических представлений, выраженных Абунасром Фараби в «Воззрениях жителей идеального города» (IX-X вв.), Ахмадом Донишем в «Рассказе о Фаромушхоне» (XIX в.).

Одним из элементов развития таджикской литературы и педагогики стало просветительство. Оно возникло в XIX в. в Бухаре (А. Дониш, Асири, Савдо, Шохин, Хайрат, Джуръат, Садри Зиё, Зухури, Музтогриб, Дилкаш, Зуфунун, поэтессы Мискин и Дилшод). Это было общественно-политическое движение, которое поставило своей задачей критику общественного строя феодальной Бухары; пропаганду просвещения и светской науки, знакомство населения с образом жизни в Европе и России, защиту интересов трудящихся.

Родоначальником таджикского просветительства был Ахмад Дониш (1827Он выступал за сближение с русским народом и русской культурой, за просвещение народных масс, пропагандировал светские знания, обличал отсталость, консерватизм правящего класса, поднимал вопросы об изменении строя в Бухарском эмирате, о радикальных реформах в мусульманском обучении. Эти идеи нашли свое воплощение в произведении Дониша «Наводир-ул-вакоеъ» («Редчайшие происшествия»).1 Его труд «Рисолае мухтасаре аз таърихи салтанати хонадони Мангитие»

(«Трактат о истории правления династии Мангытов») посвящен истории бухарских эмиров и содержит проекты просветительства. Просветительская деятельность Дониша, его ненависть к невежеству, угнетению сыграли большую роль в сплочении тех сил, которые сокрушили эмират.2 На идеях его учения выросли Шохин, Возеха, Хайрат, Соми, Собир (Мирзосиродж), Асири, Сиддики, Фитрат, Айни, Хамза и др.

Жалобы на тяжелые условия жизни и безысходность судьбы человека составляли тематику произведений Шохина, Возеха и Савдо. Безнадежность жизни народа отражена в произведениях Возеха и Исомахдума.

В творчестве А. Дониша, Шохина, Музтариба, Хайрата важное место занимали сатирические стихи. Ведущее место в сатире принадлежит «Акоид-ун-нисо»

(«Рассуждения женщин») Возеха. Он также автор лирических стихов и «Савонех-улмасолик» («Путевые происшествия»). Единомышленник А. Дониша, поэт, ювелир, художник-миниатюрист и каллиграф, музыкант-исполнитель Шашмакома А. Савдо из Бухары--автор множества публицистических и сатирических произведений, высмеивавших в «Музхикот» («Юморески») духовенство, богачей и эксплуататоров.

Шамсиддин Махдум Шохин -- известный лирик (газели, касыды, китъа), автор маснави «Тухфаи дустон» («Дар друзьям»), прозаического произведения «Бадоеъ-усДониш А.. Порчахо аз «Наводир-ул-вакоеъ». – Душанбе: Дониш, 1988.-Кит.1.-287с.; Его же.Указ.раб. Душанбе: Дониш, 1989.-Кит.2.-344с..

Исторический прогресс социалистических наций. - С. 30.

саноеъ» («Мастерство поэзии»). Талантливым поэтом-новатором, лириком, борцом за справедливость и светскую культуру был Хайрат, он изучал русский язык и литературу и ратовал за их использование в образовании.

Проникновение капитализма в Среднюю Азию в начале ХХ в., распространение европейской культуры и влияние революционных идей, конечно, не могли не сказаться на таджикской литературе. Создание ряда литотипографических баз в Средней Азии, периодическая печать приобщали грамотное население к политическим событиям в России и в мире.1 Изучался русский язык, завязывались знакомства с русскими востоковедами, сообща изучали прошлое и настоящее таджикской культуры. Это вело к пробуждению национальных и патриотических чувств.

В начале ХХв. Садри Зиё, Н. Туграл, А. Тамкин, Т. Асири, 3. Джавхари, Хаджи Хусейн Хатлони продолжали в своем творчестве традиции таджикской литературы 2й половины ХIХ в. Заслуга в распространении произведений Дониша, Возеха и Шохина принадлежала Садри Зиё.

Поэт - демократ и просветитель, ремесленник-камнерез из Ходжента Т. Асири призывал отдавать детей в русскую школу, посылать их на учебу в Москву.

Просветительские идеи поэта нашли отражение в его произведении «Одамият чист?»

(«Что такое человечность?»).

Выдающимся просветителем, писателем, поэтом и ученым, крупным общественным деятелем был Садриддин Саид-Мурадзода Айни (1878-1954). Разделяя взгляды Дониша, он хотел видеть свой народ образованным и культурным, был знатоком таджикской классической литературы и как бы перекинул мост между просвещенческим движением и новой светской литературой.

В творчестве С. Айни нашло воплощение осуждение эмирского абсолютизма, как и в отдельных произведениях Сайидахмада Сиддики Аджзи и в «Тўњфаи ањли Бухоро» («Подарок жителям Бухары») Мирзо Сироджа Хакима. В критике клерикализма определенную роль сыграли произведения А. Фитрата «Мунозира»

(«Спор»), «Баёноти сайёњи Њинд» («Записки индийского путешественника») и М.

Бехбуди «Падаркуш» («Отцеубийца»).

Исторический прогресс социалистических наций. - С. 27-28.

После 1905 г. начинается демократизация литературного языка, например, это прослеживается во многих рассказах С. Айни из его учебника «Тањзиб-ус-сибьён»

(«Воспитание юношества»). Простота языка, реалистичный метод художественного изображения - все это делало литературу доступной широкому читателю и способствовало распространению художественных произведений и прогрессивных идей.

В дошедших до нас литературных памятниках с древнейших времен до III-IV вв. н.э. уже встречаются отдельные литературоведческие высказывания о поэзии и поэтическом творчестве.

В IХ в. Абу Якуб Исхак ибни Хунайн перевел «Риторику» и «Поэтику»

Аристотеля на арабский и сирийский языки. В 930 г. «Поэтика» была переведена на арабский язык еще двумя авторами -- Абу Бишр Матта ибни Юнусом и его учеником Яхья ибн Адием. По этим переводам в Х в. ал-Фараби, Ибн Сино и Абдулфарадж Абдулло ибн Аттаибом составили комментарии к произведениям этого древнегреческого философа. Самым ранним трудом, посвященным «Поэтике»

Аристотеля на Востоке, является «Трактат о канонах искусства поэзии» ал-Фараби.

Ибн Сино в «Науке о поэзии» тоже даёт свои комментарии, отличающиеся большей широтой и глубиной постановки вопросов.

Первым из дошедших до нас сочинений, посвященных вопросам художественного творчества, является произведение Родуёни «Тарљумон-ул-балоѓа»

(«Толкователь красноречия», 1114г.). Эта книга в известном смысле дополняет «Науку о поэзии» Ибн Сино: если через комментарии первого в воззрения на поэзию проникал греческий элемент, то благодаря второму - арабский элемент.

Рашид Ватвот в «Њадоик-ус-сењр» («Сады волшебства», 2-я половина ХIIв.) считает, что основой литературных образов и стихов должна быть жизнь.

Анализируя науку о стихе, Низами Арузи в «Чахор макола» («Четыре беседы», 1156-57гг.), признавая художественный вымысел атрибутом поэзии, отмечал ее эмоциональное воздействие и воспитательную роль в жизни.

Известны и древние поэтические антологии. К древнейшей антологии относится тазкира Мухаммада Ауфи «Лубоб-ул-албоб» («Сердцевина сердцевин»

1221).

Ценнейшей литературроведческой работой средних веков является «Алмуъджам фи маоир-ил-ашъор-ил-Аджам» («Оценщик проб стихов Аджама», т. е.

стихов на фарси) Шамса Кайса Рози. Каждая из ее двух больших частей посвящена отдельному разделу поэтики: арузу (метрике), рифме и художественноизобразительным средствам. Шамс Кайс поднял и вопрос о роли критики в литературе.

Насириддин Туси в девятой беседе «Асос-ул-икти-бос» («Основы познания», 1247г.), представляющей собой комментарий к «Поэтике» Аристотеля, и в трактате об арабской и персидской поэзии «Меъёр-ул-ашъор» («Мерило стихов», 1254г.) относил поэзию к искусству. Под терминами «тахайюл» и «каломи мухайял» Туси подразумевал образ и образность.

Важным литературным событием стало появление в 1319г. трактата Амира Хусрава «Эъљози Хусравї» («Хусравово краткое изложение»). Это была первая в истории персидско-таджикского литературоведения работа о правилах написания прозы.

Литературоведение развивалось в виде антологий (тазкира) и поэтических сборников (баязов).

Среди известных тазкиров с объективными оценками творчества поэтов и писателей того времени отметим «Тухфат-ул-ахбоб фит-тазкират ул-асхоб» («Подарок любимым с жизнеописанием друзей») Кори Рахматулло Возеха, тазкира Мирсиддика Хашмата, Садри Зиё, Ходжи Азима Шарьи и др. Ценны поэтические баязы, составленные Садри Зиё, Шохином, Возехом, в которых рассмотрено литературное творчество Бедиля, Хафиза, Низами, Исмати Бухари, Дониша, Шохина, Савдо, Возеха, других прозаиков и поэтов.1 Хадизаде Р. Источники к изучению таджикской литературы второй половины XIX в. - Сталинабад, 1956.-139с.

Литературная критика появились уже в поэзии А. Рудаки (Х в.). С того времени она приобретает принципиальное значение и ярко проявляется в борьбе литературных течений. Носир Хисрав в «Рушноинаме» («Книга просветления»), критикуя стихи придворных поэтов, уподоблял их «подвешиванию драгоценного ожерелья на шею осла».

Критика стихотворений, которые были лишены высоких идей или оказывались художественно слабыми, встречается в поэзии Саади (ХIII в.), Джами (ХV в.). В развитие критики внесли свой вклад Рашид Ватват (ХII в.), Низами Арузи (ХII в.), Насириддин Хуси (ХIII в.), Хусейн Воиз (ХV в.), Атоуллох Хусайни (ХV в.), Мухаммад Ауфи (ХIII в.), Давлатшах (ХV в.), Малехо (ХVIIв.) и др.

В книге Шамса Кайса Рози (ХIII в.) «Ал-муъджам фи маоир-ил-ашъор-илАджам» («Оценщик проб стихов Аджама») «поэтическая критика» («накди шеър») толкуется как «знание слабости и силы, искаженности и правильности стиха»

(«донистани суетукави, табохию дурустии шеър»). Он говорит о «приятном стихе»

(«шеъри матбуъ») и об «искусственном стихе» («шеъри мутакаллиф»). Всё это помогало поэтам ясно и просто выражать высокие мысли: «мысль, изложенная небрежно, не привлекает, а бессмысленная красота ничего не стоит» («маънии беиборат тароват надорад ва иборати бемаъни ба хеч наёяд»).

Теоретические принципы «науки поэтической критики» («илме накди шеър») или «науки литературной критики» (илми накди адаби») были развиты в ХV в.

Хусейном Воизом в его «Бадоеъ-ул-афкор фи саноеъ-ил-ашъор» («Художественность мысли и искусство поэзии») и Атоуллохом Хусайни в «Бадоеъ-уссапне» («Мастерство поэзии» 1493г.). Со становлением просветительской таджикской литературы во второй половине Х1Х в. критическая мысль ещё более активизировалась. Это нашло отражение в тазкира и в воспоминаниях.

Таджикская лексикография ведет свое начало с Х в. Она представлена большим количеством фархангов, особого типа толковых словарей. Это были арабскотаджикские отраслевые словари с комментариями, толковые словари, объясняющие значение слова и его состав. Первым таким фархангом является «Рисола» Абухафси Сугди (IХ в.). Дошедший до нас «Лугати фурс» Асада Туси (ХIв.) содержит толкование лексики персидско-таджикской поэзии Х - начала ХI вв. Начиная с «Лугати фурс», слова в фархангах располагались по порядку букв с конца слова. Позже (ХIV-ХVвв.) стали учитывать и первую букву. Лишь в ХVII в., начиная с «Бурхони котеъ», стала применяться современная алфавитная система.

Весьма важными и интересными представляются словари, составленные на основе литературных источников с примерами-цитатами, а также грамматиколексикологические трактаты, которые приводились, начиная с ХV в., в начале словарей в качестве введения: «Шарафнаме», «Муаййид-ул-фузало», «Фарханги Джахонгири», «Бурхони котеъ», «Фарханги Рашиди» и др. В толково-орфоэпическом словаре «Хафт кулзум» Гознуддина Хайдара (1815г.) такой трактат занимает весь последний (7) том. Способствуя развитию языка, словари сохранили значение также для филологии, истории лексикологии и лексикографии таджикского языка.

Элементы устного народного творчества вошли в Авесту, в произведения сасанидской эпохи и в согдийские памятники. В классической таджикской литературе также широко используются мотивы устного народного творчества таджиков, потому и она входит в основу фольклористики.

Перевод на арабский язык персидско-таджикских пословиц и поговорок дан в книге ас-Саалиби «Ятимат-уд-дахр» («Шедевр Вселенной», Х в). В ХI-ХVI вв.

составляются книги народных сказок и преданий: «Джомеъ-ул-хикоёт ва лавомеъ-урривоёт» Мухаммада Ауфи («Собрание сказок и легенд», ХIII в.), «Латоиф-ут-тавоиф»

Фахриддина Али Сафи («Занятные рассказы о людях разных сословий и племен», ХVI в.), «Хафт кишвар маа джомеъ-ул-хикоёт» («Семь стран и собрание рассказов», ХVI в.) В XIX в. публикацией таджикского фольклора занимались Воджид Али Маджмали, М. Терентьев, Садр Зиё; Мирзо Мулло Абдуррахман Мустаджири Самарканди в 1870 г. издал «Дневник Искандеркульской экспедиции», где поместил собранный фольклор таджиков верховьев Зарафшана. Большой вклад в дело изучения и научной публикации устного народного творчества таджиков внесли в конце XIX начале XX вв. востоковеды В.А. Жуковский, А.А. Семенов. В.М. Гордлевский, В.В.

Бартольд, М.С. Андреев, И.И. Зарубин, а в 20-е годы - таджикский литератор Т. Зехни.

Важнейшей составляющей духовной культуры народа является изобразительное искусство. Следует отметить, что древнее и раннесредневековое искусство предков таджиков явно отражало контакты между Западом и Востоком, между племенами евразийских степей, что способствовало развитию искусства Бактрии, Согда, Уструшаны, Ферганы, Греко-Бактрии, Кушанской и Эфталитской империй, Тюркского каганата, государств Саманидов и Тимуридов.

Если говорить о живописи, то здесь примечательны росписи грота Шахты эпохи мезолита VIII - VII тыс. до н. э., а также схематические росписи рубежа неолита и бронзы (VI -III тыс. до н. э.) в Куртеке (рядом с гротом Шахты). Представление о среднеазиатском искусстве эпохи неолита, энеолита и бронзового века (VI-II-го тыс. до н. э.) даёт цивилизация юга Туркмении (поселения Джейтун, Геоксюр, Намазгатепа, Алтынтепа, Анау и др.). Это стенная роспись (сюжетная и орнаментальная), керамика с геометрическими узорами и зооморфными рисунками и мелкая скульптура, близкая к древневосточной.

Культура степной бронзы (середина II - начало I-го тыс. до н. э.) из Кайракума -это лепная сероглиняная керамика с узорами, резными и нанесенными плоскими или «гребенчатыми» штампами, ювелирные изделия (браслеты, кольца).

На юге, в Вахшской и Бешкентской долинах, в могильниках (2-й половины II-го тыс. до н. э.) кочевых племен зооморфизм эпохи бронзы представлен сосудом из Джаркульского могильника. На сосуде изображено «шествие» козлов. Вторым тысячелетием. до н. э. датируются скульптура сидящего человека из погребения эпохи бронзы (Турсунзаде), фигурка женского божества (могильник Заман-баба, Бухарский район), расписные серо- и краснолощенные сосуды из Саразма.

В бытовой утвари встречались изделия из металла (сасанидский период). В последующие века искусство бронзового и медного литья представлено блюдами, подносами, чернильницами в виде изображений женщин-птиц, сфинксов, грифонов, леопардов.

До ХХ в. в металле воспроизводят драконов, змей, рыбок, гарпий, используются и архитектурные мотивы. Жерла пушек середины ХIХ в. в Самарканде, например, были оформлены в виде морды дракона. Существовала и круглая скульптура из мрамора. Это бухарские водолеи и парные львы загородного дворца эмира Ситораи Мохи Хосса.

Поливная саманидская керамика из Афросиаба, имеющая аналогии в Исфаре, Хульбуке, Гиссаре, также имела изображения диких и домашних животных, рыб, змей, птиц, драконов, грифонов и даже человека. На посуде эпохи Тимура также встречаются изображения птиц и драконов.

На бытовой керамике северных районов изображались кумганы и ножи, что имело магический смысл.

На штампованную неполивную керамику Х-ХII вв., обнаруженную в ТалиБарзу (Самарканд), Хульбуке, Мерве и др., были нанесены сюжетные композиции звериный гон, шествия львов и птиц, грифонов и газелей.

Изобразительное искусство после принятия ислама развивалось в декоративноприкладных формах, что объяснялось запретом в исламе вводить в искусство фигуры людей. Поэтому их изображения вытесняются орнаментами растений, а также стилизованной арабской графикой.

Древний орнамент таджиков был изобразительным, сюжетным и эмблематическим. Особенно хорошо это прослеживается в народной вышивке и росписи по дереву в период позднего средневековья.

В архитектурной росписи ХIХ в. в Ходженте, Ура-Тюбе, Исфаре и Верхнем Зарафшане уже встречаются изображения злаков, плодов, цветов и растений. С присоединением Средней Азии к России мастера вводят в росписи пейзаж и предметы быта.

Всемирное признание получила, как известно, восточная миниатюра живописное изображение небольшого размера и тонкого исполнения. Например, письмо каллиграфа в то время рассматривалось и как орнамент, который вместе с трудом художника-миниатюриста, переплетчика составлял искусство оформления книги в целом. Миниатюрой иллюстрировались поэзия, исторические хроники, трактаты, антологии и др. Она включала сюжетные композиции, анималистические изображения, сцены быта, битв, охоты. Их важным элементом был колорит, отличающийся особой интенсивностью цвета.

Особо следует сказать о мураккаъ (отдельные листы), представляющих собой образец, то каллиграфии, то живописи. В «Книге изображений постоянных созвездий»

Абдуррахмана Суфи есть миниатюры с изображением его сына Хусейна.

В середине ХIII в. одним из ведущих центров миниатюры становится Тебриз, а также Марага, Себзевар, Хамадан.

В первой половине Х1V в. складывается ширазская школа миниатюры.

Известны миниатюры из списка «Шахнаме» (1333). Золото, желтый и красный цвета составляют здесь основу колористического решения. Сохранились миниатюры к «Шахнаме» списка 1445г. и 3 списка «Хамсы» Низами (1479, 1491 и 1508), находящиеся в Санкт-Петербурге.

Конец ХIV - начало ХV вв.- время расцвета «тимуридской» живописи, в частности мастеров гератской школы. Наиболее знаменит был Камолиддин Бехзод. К раннему периоду творчества Бехзода относятся миниатюры к «Бустану» Саади, находящиеся в Каирской национальной библиотеке. Бехзод был мастером и портретных изображений. Так, известны написанные им портреты Султана Хусейна и Шейбанихана. Художник достиг подлинного совершенства в построении композиции, в изображении пейзажных и архитектурных фонов. Все лучшее из его достижений становится частью гератской живописи, достигшей расцвета во второй половине ХVначале ХVI вв.

Мавераннахрская школа вв.) художников-портретистов (ХVI -ХVII представлена именами Ходжи Мухаммада Мусаввира, Давлата Мухаммада Надира, Мухаммада Самарканди и миниатюристами Ходжой Гадо, Ходжой Мукимом, Авазом Мухаммадом, Мухаммадом Шарифом.

Одним из рукописных памятников - «Достони Зибу Зивар» (1613), переписал и украсил миниатюрами Мухаммад Дарвиш ас-Самарканди. К этой же группе памятников относится «Хамса» Низами (1648), включающая 61 миниатюру, исполненных 7 мастерами. Большая часть миниатюр приписывается Мухаммаду Мукиму.

Всего известно 10 рукописей, приписываемых этой школе миниатюрной живописи, в том числе «Шахнаме», включающая батальные, тронные, жанровые сцены. Сохранилось 7 миниатюр к «Зафарнаме» Шарафиддина Йезди (1628).

Экспрессия в сочетании с «горящим» колоритом придает этим произведениям неповторимое своеобразие.

Особую линию среднеазиатской миниатюры представляют рукописи из небольших городов: Дарвазский список (1797) поэмы «Юсуф и Зулейха» Назима Хирави.

Искусство миниатюры совершенствовалось: появлялись новые школы, жанры, активно стало взаимовлияние местного искусства с привнесенным извне, уровень мастерства повыщался. В итоге среднеазиатская миниатюра занимала своё почетное место в истории искусства. Она до сих пор питает искусство нынешних художников, творчески усваивающих наследие Бехзода, Садик-бека Афшара, Ризо Аббаси.

Издательское дело и библиотеки. Археологами были обнаружены хозяйственные, религиозно-культовые, литературные записи хорезмийцев, парфян, бактрийцев, согдийцев, саков, а также зороастрийцев, манихейцев, буддистов и христиан Центральной Азии.

Книги появились в Средней Азии в период IХ-VI вв. до н. э. Искусство рукописной книги имело древние традиции, хранители которых в большинстве своем были уничтожены в период арабского завоевания в VII-IX вв. Традиция создания рукописных книг возродилась лишь в эпоху правления династии Саманидов в IX-X вв.1 Центром по созданию и хранению книг становится Бухара, что засвидетельствовано Абу Али ибн Сино, описавшим главное фамильное книгохранилище Саманидов «Савван ал-хикмат» («Хранилище мудрости»). Но библиотека в Бухаре не была единственной. В Нишапуре имелось 8 хранилищ книг, в Мерве в начале XIII в. - 12 библиотек. Книгохранилища были и в других городах Средней Азии.

Имена знаменитых каллиграфов и миниатюристов (лаввох), переплетчиков были широко известны. Книги украшали жилища образованных людей. Только богатые люди имели в доме книги и берегли их, как драгоценность. Ведь одна книга переписывалась иногда год и больше.

Негматов Н.Н. Государство Саманидов (Мавераннахр и Хорасан в IX-X вв.).- С.137.

Создание рукописной книги достигает своего расцвета в XV-XVII вв.

Вырабатываются правила её оформления, включающе правила каллиграфии, художественной миниатюры и художественного переплета. Мастерские по изготовлению рукописных книг были при самих библиотеках-китобхона. При лавках книжных базаров делались дешевые рукописи для массового читателя.

В XIX в. богатые библиотеки имели известные крупные просвещенные деятели в частности Ш. Махдум и А. Фитрат. Книжными деятелями был Ахмад Дониш, миниатюристы, каллиграфы и иллюстраторы Мира Мухаммад Сиддык (псевдоним Хишмат), Мухаммад Амин Косони, Носир Мухаммад Шокирбой.1 В Средней Азии XVIII – начала XX в. функцинировали бухарский, ферганококандский, дарвазо-каратегинский центры производства рукописной книги. Во второй половине XIX в. караваны везли в Среднюю Азию книги из Бомбея, Дели, Стамбула, Каира, городов Ирана. Они были изготовлены литографским способом. Эти книги сначала переписывались каллиграфом, украшались орнаментом и заставками, а затем размножались на литографической машине.

Литографские издания стали выпускаться в Средней Азии в 70-х годах XIX в. В Хивинской литографии, например, были изданы «Хамса» Навои, «Диван» Муниса и др.2 В Ташкенте первая литографская книга была издана в 1883 г. в типографии С. И.

Лахтина. Первая типография открылась в Ташкенте в 1868 г. при Военно-окружном штабе, она имела и арабский шрифт, на котором с 1870 г. печатались Приложения к «Туркестанским ведомостям», превращенные с 1883 г. в газету «Туркестон вилайетининг газета». В 1871 г. в типографии был напечатан «Календарь» Ш.

Ибрагимова - первая книга, изданная в Средней Азии на узбекском языке.

В конце XIX - начале XX в. типографии действовали во многих городах региона: Самарканде, Асхабаде, Новом Маргелане, Скобелеве, Верном.2 В Семенов А.А. Среднеазиатские рукописные фонды и важность их изучения // Материалы первой Всесоюзной научной конференции востоковедов в Ташкенте. Ташкент, 1958. - С. 912 Чабаров Г.Н. У истоков узбекской полиграфии.Хивинская придворная литография. 1874гг. //Исследования и материалы.- М.,1961.-Вып.4.

Лунин Б.В. Научные общества Туркестана и их прогрессивная деятельность (конец Х1Х

– начало ХХ вв.). - Ташкент,1962. - С. 276-277.

среднеазиатских типографиях печатались краеведческие труды, школьные учебники и пособия на русском и местных языках.

Большое воздействие на культуру всех среднеазиатских народов начинает оказывать пресса на русском языке. Выпускались газеты «Асхабад», «Закаспийское обозрение», «Окраина», «Русская окраина», «Русский Туркестан», «Самарканд», «Среднеазиатская жизнь», «Туркестанская туземная газета», «Туркестанские ведомости», «Туркестанский курьер», а также журналы и альманахи «Среднеазиатский вестник», «Средняя Азия», «Дехкан», «Красное солнышко» и др.1 В 1870 г. в Ташкенте была создана Туркестанская публичная библиотека. Если ко времени открытия библиотека насчитывала 1700 томов, то к 1917 г. - уже 80 тыс.

томов. В конце XIX - начале XX в. в Средней Азии формируются библиотеки и книжные фонды при научных обществах, воинских частях и административных учреждениях, создаются они и частными лицами, представителями прогрессивной интеллигенции. В 1910 г. в Ура-Тюбе, в 1916 г. в Ходженте и Хороге были открыты общественные библиотеки, которые содержались за счет добровольных пожертвований.2 Музеи. В 1876 г. начал действовать Туркестанский публичный музей с геолого-географическим, ботанико-зоологическим, этнографо-археологическим, сельскохозяйственным и промышленным отделами. В конце XIX-начале XX в.

появляются музейные коллекции, проводятся выставки в научных обществах по геологии, археологии, этнографии и народному прикладному искусству.3 Об уровне развития духовной культуры человечества свидетельствуют научные открытия и исследования. О богатых научных традициях сложившихся в математике, геометрии, астрономии, о зачатках научного осмысления природы и устройства общества повествуют древнейший письменный памятник Авеста, где уже содержатся данные о движении небесных светил, о системе счета, времени и другие источники.

Авшарова М.П. Русская периодическая печать в Туркестане (1870-1917):

Библиографический указатель литературы.-Ташкент: Госиздат,1960.-С.53.

Раджабов 3. Ш. Навеки вместе с великим русским народом. – Душанбе: Ирфон,1968. - С.

32.

Исторический прогресс социалистических наций.- С. 22.

В период VIII-X вв. появились творения ученых, поднявших среднеазиатскую науку на мировой уровень. Среди них произведения Мухаммеда Хорезми, Абу Насра Фараби, Абу Али ибн Сино, Абу Рейхана Бируни и десятков других известнейших ученых Востока. Они внесли огромный научный вклад в мировую цивилизацию, сблизили Восток и Запад, Азию и Европу. С XVI в. из-за неоднократнных вторжений кочевников и постоянных междоусобиц научная жизнь в регионе замерла.

В XIX – начале XX в. начинается новый подъем, обусловленный включением региона в политическую и культурную орбиту России. Начало этого периода связано с именами Ахмада Дониша, Чокана Валиханова, Саттора Абдулгафарова и др. Наука в Средней Азии с этого времени оказывается неразрывно связанной с деятельностью русских ученых. Так, активные исследования проводил зоолог, зоогеограф и путешественник Н.А. Северцов. Географ П.П. Семенов-Тянь-Шанский заложил основы географии Средней Азии, в особенности горной системы Тянь-Шаня. А.П.

Федченко впервые исследовал Ферганскую долину и Алай, Заалайский хребет, Зеравшанскую долину и Кызылкумы. Геологом и географом И.В. Мушкетовым были описаны месторождения ископаемых, были составлены список минералов и геологическая карта Средней Азии. Особый вклад в изучение края внесли Г.Н.

Потанин, Н.М. Пржевальский, Г.Еф. Грумм-Гржимайло, Н.Л. Корженевский, Л.С.

Берг, А.И. Воейков, Н.А. Зарудный, А.Ф. Миддендорф, Г.Д. Романовский. О Средней Азии писали А. Леман (животный мир), В.Ф. Ошанин (энтомология), В.Л. Комаров, В.И. Липский, А.Э. Регель, О.А. и Б.А. Федченко, Ф.Н. Алексеенко (география), А.Д.

Архангельский (геология), М.М. Воскобойников (зоология), А.М. Никольский (фауна), В.В. Докучаев (почвоведение) и др. Для развития сельского хозяйства многое сделали русские агрономы Р.Р. Шредер (Ташкент), М.М. Бушуев (Голодная степь), Г.С. Зайцев и Е.Л. Навроцкий (Ферганская долина и Ташкент).

По инциативе местной русской интеллигенции при поддержке из Москвы и Петербурга возникли первые научные общества. Метеорологические станции стали действовать: с 1867 г. - в Ташкенте, 1870 г. - в Ходженте, 1873 г. - в Ура-Тюбе, 1879 г.

- в Пенджикенте, 1892 г. - в Мургабе, а позднее и другие.

С помощью Пулковской обсерватории в 1874 г. была создана Ташкентская обсерватория, положившая начало астрономическим и сейсмологическим исследованиям. В 1891 г. возникло Туркестанское отделение Русского технического общества.

В 1897 г. по инициативе В.Ф. Ошанина, С.И. Жилинского при поддержке П.П.

Семенова-Тянь-Шанского был организован Туркестанский отдел Русского географического общества (ТОРГО), который изучал Аральское море и Балхаш, ледники Средней Азии, ее животный мир, выявлял месторождения ископаемых, вёл работы по исследованию землетрясений.1 Огромный вклад ТОРГО внесло в изучение территории нынешнего Таджикистана. Только на организацию экспедиций здесь за время сушествования отдела им было потрачено 22% от общей суммы расходов.2 Туркестанское общество сельского хозяйства, образованное в 1885 г., проводило работы по выведению в крае улучшенных сортов хлопчатника, организовывало выставки, съезды, создало контрольно-семенную станцию, издавало ежемесячный журнал «Дехканин» на узбекском языке. В 1900 г. в Ташкенте был открыт сельскохозяйственный музей.3 Возникли медицинские общества, при которых создавались медицинские библиотеки. Всё это способствовало улучшению врачебного дела.

В 1901-1913 гг. в Туркестанском крае действовало Ташкентское отделение Общества востоковедения. Его члены исследовали историю народов Востока, устраивали выставки и музеи в России и на Востоке. Научные общества края приобщали к своей работе востоковедов и краеведов из коренного населения, что Донцов 3.Н. Туркестанский отдел Русского Географического общества в дореволюционный период.- Ташкент, 1951.

Дубовицкий В.В. Деятельность Туркестанского отдела Русского Географического Общества по изучению территории Таджикистана (1897-1817гг.).- Душанбе, 2006.- С.159.

Залкинд М. И. К истории Туркестанского общества сельского хозяйства //Труды САГУ.

Новая серия. - Ташкент, 1955.- Вып. 62. - С. 33-63; Она же. Из истории научных обществ в Туркестане: Туркестанское общество сельского хозяйства (1885-1917). - Ташкент, 1955.

содействовало формированию научного мировоззрения у любителей археологии, этнографии, литературы, географии, геологии, медицины и др.1 Знания о прошлом предки таджиков сохраняли с глубокой древности в виде мифологизированных преданий. В IХ-Х вв. появились исторические труды на фарсидари (таджикском) и арабском языках. Это «Таърихи Бухоро» («История Бухары») Мухаммада Наршахи (ум. в 859), «Таърихи Табари» («История Табари») ат-Табари, переведенная на фарси-дари Балъами, прозаическая «Шахнаме» («Книга царей») Абу Мансура (957), явившаяся одним из источников эпопеи Фирдоуси «Шахнаме», и др.

В Х1 в. появляются «Таърихи Масъуди» («История Масъуда») Бейхаки и «Таърихи Систон» («История Систана») неизвестного автора.

В конце ХIII - нач. ХIV вв. появляется работа «Джомеь ут-таворих» («Собрание летописей») Рашидаддина, а также труды его последователей: «История Вассафа», сочинения Мирхонда, Хондамира (ХV-ХVI вв.). От ХVI-ХIХ вв. сохранились нарративные источники (исторические хроники) на таджикском и арабском языках.

К видным ученым-хронистам можно отнести К. Бинои, А. Балхи, М. Кухистани, Нахли Бухорои, Х. Таниша, Махмуда б. Вали и др. В позднее средневековье были созданы «Таьрихи Мукимхони» («Мукимханская история»), «Убайдуллонаме» М.

Амина Бухари, «Таърихи Абулфайзхон» («История Абулфайзхана») А. Тали, «Таърихи Рахимхони» («Рахимханская история») или «Тухфан хони» («Шахов дар») М. Вафои Карминаги и др. Среди этих сочинений были труды по всеобщей истории и по истории отдельных династий или правителей, биографии, мемуары и т. п.

В конце ХIХ-начале ХХ вв. вопросами культуры и этногенеза народов Средней Азии занимались А. Дониш, М. Содик Гулшани, Ю. Мирфаёзов, Х. Роджи, Якуб Фаранг, Мирзоходжа Сабиров и др. В это же время создаются исторические труды на таджикском языке, а именно «Гулшан-ул-мулук» («Цветник стран») М. Якуба, «Мунтахаб-ут-таворих» («Избранные истории») М. Хакима. На рубеже ХIХ-ХХ в.

творил историк Мирзо Азими Соми, подвергший в своих трудах критике порядки в Бухарском эмирате и с надеждой встретивший революцию 1905 г.

Исторический прогресс социалистических наций. – С. 31-35.

Большая работа была проведена русскими учеными в области изучения истории, культуры, антропологии, археологии, этнографии, языков и изучения восточных рукописей народов Средней Азии. Исследования В.В. Бартольда, В.В.

Радлова, В.В. Вельяминова-Зернова, В.В. Григорьева, А.Л. Куна, П.И. Лерха, Н.И.

Веселовского, В.А. Жуковского, Б.Л. Громбчевского, А.А. Бобринского, В.И.

Масальского, Н.Н. Аристова, К.А. Иностранцева, Л. Костенко, Н. Пантусова, А.П.

Шишова, В.Л. Вяткина, М.С. Андреева, А.А. Семенова и других содержали богатейший материал о Востоке, вообще и Средней Азии в частности. Их работы подняли значение русского востоковедения в мировой науке на небывало высокий уровень.

Археологические памятники Таджикистана привлекали внимание ученых еще до ХХ в., но в те времена дело не шло дальше описания отдельных памятников и случайных находок (хотя иногда и весьма ценных) и эпизодических сообщений путешественников. В 1895 г. работавшие в Средней Азии любители-археологи объединились в Туркестанский кружок любителей археологии (ТКЛА). Являясь вплоть до 1917 г. единственной во всем крае научно-общественной краеведческой организацией гуманитарного характера, кружок оставил значительный след в накоплении знаний о прошлом Средней Азии. Дружеское общение и сотрудничество представителей коренного населения с русскими учеными способствовали формированию новой национальной таджикской интеллигенции.

Началом антропологического изучения таджиков можно считать отдельные описания облика населения Средней Азии после ее присоединения к России. А.П.

Федченко проводил антропологические исследования таджиков Зеравшанской долины и привез несколько черепов со старых кладбищ. А.П. Богданов выявил, что таджики относятся к брахицефалам (до этого, основываясь на старых исследованиях Н.В.

Ханыкова по персидским таджикам и французского путешественника Уйфальви по таджикам Зеравшана, Ферганы, Самарканда, Гиссара, считали, что таджики долихоцефальны). В 1895-1897 антропометрические работы среди равнинных таджиков, ягнобцев, матчинцев и язгулямцев вел С. Масловский. В 1898-1901гг. Н.В.

Богоявленский обследовал население Дарваза, Каратегина, верховьев Зеравшана, Западного Памира. Позднее работы в этом направлении вели А. Шульц (1911-1912), врач В.А. Благовещенский (1912), А.Стейн (1915). Все сведения в этой сфере были обобщены в работе А.П. Шишова.1 Этнографические сведения о предках таджиков встречаются уже у греческих и китайских историков и географов. Материал о жизни и быте согдийцев имеется в «Согдийских документах с горы Муг» (VII в.).

С эпохи существования государства Саманидов (IХ-Х вв.) местными историками, учеными-энциклопедистами, государственными деятелями, арабскими авторами, посетившими Мавераннахр и Хорасан, был написан ряд работ, посвященных местному населению. М. Наршахи в «Таърихи Бухоро» («История Бухары») повествует о ремеслах, сельском хозяйстве, обычаях и обрядах, связанных с земледелием, о доисламских религиозных верованиях, о Наврузе, о распространении ислама, о достопримечательностях Бухары и др.

Этнографические сведения содержит труд неизвестного автора «Худуд-ул-олам мин-ал-Машрики ил-ал-Магриби» («Пределы мира от Востока до Запада», Х в.).

Сведения о населении Мавераннахра и Хорасана, о его обычаях и народных праздниках (Сада, Навруз, Мехргон), о домусульманских религиозных верованиях о музыкальном искусстве встречаются в «Шахнаме» Фирдоуси. В «Ал-Конун фи-т-тиб»

(«Канон врачебной науки») Абуали ибн Сино сообщается о различных видах пищи и способах ее приготовления.

Этнографические сведения были представлены в произведениях арабоязычных путешественников Белазури, Истахри, Ибн Хаукаля, Табари, Мукаддаси, Яъкуби, посетившие Среднюю Азию в IХ-Х вв.

В труде Мукаддаси «Ахсан ат-такосим фи маърифат ал-аколим» («Лучшая классификация в определении климатов») приводится описание природных богатств, занятий, нравов, верований, языка и этнического состава населения Средней Азии.

Интерес представляют работы авторов, творивших в ХI-ХII вв.: Абурайхана Беруни «Осор-ул-бокия» («Памятники минувших поколений»), Абулфазла Бейхаки «Таърихи Шишов А. Таджики. Этнографическое и антропологическое исследование. – Ташкент, 1910.-325с.

Масъуди» («История Масъуда»), Носири Хисрава «Сафарнаме» («Книга путешествия»), Омара Хайяма «Наврузнаме» и др. Беруни описал календари и летоисчисления, праздники согдийцев и хорезмийцев. Хайям изложил историю солнечного календаря и календарных реформ, празднования Навруза в доисламском Мавераннахре и Хорасане, а также привел предания о предметах и животных, связанных с Наврузом. С. Самарканди, поэт, мастер по выделке иголок, указал в своем трактате многочисленные термины, касающиеся ремесел. Сведения о Средней Азии содержатся в трудах путешественников Чань-Чуна, Марко Поло, Ибн Баттута и др.

После присоединения Средней Азии к России началось всестороннее, ещё более глубокое этнографическое изучение края. Г. Арандаренко, Б.А. Громбчевский, А.А.

Бобринской, П.Е. Косяков, В.П. Наливкин и М.В. Наливкина, Н.А. Маев, А.Д.

Гребенкин, А.Э. Регель, И.П. Минаев, А. Хорошхин и другие собрали богатый материал по этнографии таджиков (этнический состав, антропологический тип, природа, жилище, одежда, пища, семья и семейные отношения, земледелие, ремесленное производство и др.).

В 1870 г. было сформировано Среднеазиатское ученое общество, собиравшее сведения по истории, географии, этнографии, статистике, экономике Средней Азии, а при Московском университете был создан Туркестанский отдел Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, членами которого были Н.А. Северцов, И.В. Мушкетов, А.П. Федченко, В.Ф. Ошанин и др. В 1870 г. обществом были организованы экспедиции в Самарканд, Восточную Бухару и Ферганскую долину. На рубеже ХIХ-ХХ вв. по материалам экспедиций были опубликованы монографии А.А.

Семенова, А.Е. Снесарева, А.А. Бобринского, А. Шишова, ряд статей И.И. Зарубина.1 Нумизматические исследования. В ХIХв. началось исследование одной из интереснейших и практически неизученных страниц истории Средней Азиисреднеазиатских монет, нумизматики региона. Большой вклад в их изучение внесли русские ученые X.Д. Френ, В.Г. Тизенгаузен, А.К. Марков, П.И. Лерх и советские Семенов А. А. Этнографические очерки Зеравшанских гор, Каратегина и Дарваза. - М., 1903.-112с.;

Снесарев А. Е. Восточная Бухара. - СПб., 1906.-Вып.79.-148с.; Бобринский А.А. Горцы верховьев Пянджа (ваханцы и ишкашимцы).Очерки быта по путевым заметкам - М., 1908.-177с.; Шишов А.

Таджики. Этнографическое и антропологическое исследование - Ташкент, 1910.-325с.

исследователи М.Е. Массон, О.И. Смирнова, Е.А. Давидович, В.М. Массон, Р.А.

Федоров-Давыдов, Е.В. Зеймаль. В результате исследования монет, обнаруженных в древнем Пенджикенте, Самарканде, Уструшане и Тохаристане (О.И. Смирнова, В.А.

Лившиц), появились новые отрасли нумизматики: согдийская, тохаристанская и уструшанская. Основные монетные собрания в Таджикистане -- нумизматический фонд Института истории, археологии и этнографии им. Ахмада Дониша Республики Таджикистан, музеи Душанбе и Худжанда. Богатые собрания среднеазиатских монет имеются также в Эрмитаже, Государственном историческом музее (Россия), Ташкентском и Самаркандском музеях.

О вопросах экономики средневековья писали Фараби, Абуали ибн Сино, Носир Хисрав. Здесь можно назвать трактаты «Ас-сиёсат ал-маданият» («Гражданская политика») и «Ороъ ул-масокин ил-мадинат ал-фозила» («Взгляды жителей добродетельного города») Фараби, «Тадбири манзил» («О домоводстве») Ибн Сино.

Идеи по совершенствованию налоговой политики того времени высказывались в трактате Абухамида Мухаммада Газали «Кимиёи саодат» («Эликсир счастья»). В «Сафарнаме» («Книга путешествия») Носира Хисрава мы встречаем сведения экономико-географического характера.

Многие трактаты по рационализации управления экономикой имели форму поучений, адресованных феодальному правителю. В «Сиёсатнаме» («Книга об управлении государством») Низам-ал-Мулька (конец ХI в.) говорилось о причинах упадка хозяйства. В ХIII в. Насириддин Туси написал трактат «Дар молиёт» («О финансах»). Экономика семьи, производственные отношения феодального города освещались в другой его книге - «Ахлоки Носири» («Носирова этика»).

Главными темами средневековых авторов были налоговая политика и организация финансов. Об этом свидетельствуют многотомный труд Рашидиддина «Джомеъ ат-таворих» («Сборник летописей», ХIII в.), а также трактаты, написанные в ХV- ХVI вв. Дж. Давани, Мирхондом, Хондамиром и др. Предлагаемые ими реформы, конечно, не могли быть осуществлены при феодализме.

О необходимости интенсивного развития экономики писали А. Дониш и Мирзо Азими Соми в «Таърихи амирони мангития» («История эмиров мангытской династии»). В своем труде «Наводир ул-вакоеъ» («Редкости происшествий») А.

Дониш призывал к развитию ирригации, промышленности, к упорядочению управления хозяйством, выступал против злоупотреблений торговцев и посредников.

После присоединения Средней Азии к России начинают исследоваться отдельные отрасли экономики (в работе В. В. Заорской и К. А. Александера «Промышленные заведения Туркестанского края» (1915). Некоторые работы царских чиновников также содержали важные сведения экономического характера.

Примечательно, что в средневековье глубоко изучались вопросы психологии.

Здесь невозможно не назвать следующие монографии Абуали ибн Сино: «Хадият арраис ли ал-амир» («Подарок старосты правителю»), «Мабхас фи-л-кувват аннафсанийят» («Трактат о душевных силах»), «Рисолаи ишк» («Трактат о любви»), «Рисолаи нафс» («Трактат по психологии»). Созданный им «Канон» представляет собой неоценимый вклад в психологическую науку. Стоит упомянуть, что на идеи Ибн Сино, касающиеся сферы психологии, оказали влияние взгляди Аристотеля («О душе») и Фараби. Ибн Сино считал, что головной мозг является центром душевной жизни, а Фараби, следуя за Аристотелем, полагал, что центр душевной жизни – сердце.

Позже в медресе также давалось толкование науки «о душе». Появились «Табирнаме» («Сонник») Имама Джафара правдивого, «Сонник» Мира Зияуддина, «Илм ал-киафат» («Физиогномика»), трактаты «о чувствах» человека. Особую роль в развитии психологической мысли сыграли А. Дониш и С. Айни.

Что касается математики и астрономии, то сведения об этих науках встречаются уже в Авесте: о шарообразности Земли, о движении небесных светил, о системе счета времени, математических правилах и др.

В Мавераннахре и Хорасане с IХ в. начинают формироваться научные центры, обсерватории и библиотеки. Научным центром Востока в то время был Багдад, где при халифе ал-Маъмуне была создана академия «Дом мудрости», в которой переводли греческие и индийские математические и астрономические работы. В обсерватории Багдада работали таджикско-персидские ученые: Муса Хорезми, С. Сарахси, Х.

Мерверуди, А. Мервези, У. Балхи, А. Хазин, У. Суфи, Фергани, Абулвафа Бузджани.

Ал-Баттани работал в Дамаскской обсерватории, а Абу Махмуд Худжанди - в обсерватории Рея.

В ХI-ХIV вв. научными центрами становятся Бухара, Хорезм, Газна, Мерв.

Исфаган. В Газне работал А. Беруни со своими учениками, в Бухаре Ибн Сино. Омар Хайям руководил обсерваторией в Исфагане, а Н. Туси обсерваторией в Мараге. Под их влиянием математика и астрономия развивались в последующие годы в трудах Ш.

Самарканди, Н. Казвини, Дж. Бухорои, А. Бухорои, К. Ширази, У. Бухорои, У.

Джагмини, М. Самарканди, Ш. Джурджони.

Особенно интенсивно математика и астрономия развиваются с ХV в., со времени постройки знаменитой обсерватории Улугбека в Самарканде. Со второй половины ХV в. центры научной деятельности перемещаются из Средней Азии на территории Ирана, Турции и Северной Индии.

В течение девяти веков в Мавераннахре и Хорасане был написан ряд сочинений по арифметике. В трактате «О началах индийской арифметики» Кушьяра ибн Лаббана Джили впервые встречается описание абсолютной шестидесятиричной позиционной системы для целых и недробных положительных чисел, что стало предпосылкой открытия в ХV в. десятичных дробей математиками Кошони и Али Кушчи. Кошони описал систему десятичных дробей в «Ключе арифметики» и в «Трактате об окружности», где изложил приемы перевода чисел из шестидесятеричной системы в десятичную и обратно. Али Кушчи в «Мухаммадовой книге о науке арифметике» и в «Трактате о дробях» развил идеи Кошони и положил начало единому систематическому учению о десятичных дробях на Ближнем и Среднем Востоке.

К числу достижений средневековой математики относится алгоритм извлечения корней при любом натуральном показателе.

Впервые алгебра определилась как самостоятельная наука в Средней Азии, а именно в сочинении Мухаммада ибн Муссы Хорезми «Китоб ал-джабр ва алмукабала». Так его «Алгебра» положила начало новой научной дисциплине, на его работе основывались и европейские математики. Само слово «алгебра» представляет собой видоизменение части названия его сочинения. По мнению историка науки Дж.

Сартона, «она означает начало европейской алгебры». Хорезми впервые дал алгоритмы решения уравнений первой и второй степеней.

Высшим достижением математиков Средней Азии в этой сфере стала «Алгебра» Омара Хайяма, разработавшего общую геометрическую теорию кубического уравнения, классификацию уравнений, определение их корней методами геометрии, определение числа положительных решений и их границ. Хайям положил начало систематическому применению алгебры чисел в измерительной геометрии и тригонометрии.

Итерационный метод решения кубического уравнения создал Каши. В трудах математиков Средней Азии были разработаны такие алгебраические понятия, как действительные и ложные решения уравнений, отрицательные числа (в «Алгебре»

Али Кушчи), зависимость между корнями и коэффициентами квадратного уравнения (зависимость, которая в наши дни называется «Теоремой Виета»). Последнее было выведено в «Алгебре» Наджмиддина Алихана.

Математики Средней Азии сыграли заметную роль и в развитии геометрии. В «Трактате об окружности» Каши вычислил периметры вписанного, а затем описанного 3-228 угольника, получил приближенное значение двух п (пи), равное 6,2831853071795865..., с точностью до 18 десятичных знаков. Такой результат был получен в Западной Европе только в ХVII в.

Первое известное нам сочинение по теории параллельных линий принадлежит Аббасу ибн Сайду ал-Джаухари. Этим вопросом занимались также Абулаббас Фадл ибн Хатим Найризи, Ибн Хайсам, Омар Хайям, Насириддин Туси, Кази-заде Руми и др.

С методом Туси были знакомы английский математик Дж. Валлис и итальянский математик Дж. Саккери, положивший его в основу своей попытки «очистить от всех пятен» Евклида опровержением с помощью теоретических выкладок Хайяма и Туси.

Тригонометрия стала самостоятельной математической дисциплиной также благодаря трудам ученых Средней Азии. Абулвафа открыл линии секанса и косеканса и выразил алгебраическую взаимозависимость между всеми тригонометрическими функциями. Абунаср ибн Ирак Худжанди обогатил тригонометрию теоремой синусов для сферического треугольника. Вершиной достижений математики в этом направлении было овладение всеми шестью случаями решения косоугольного сферического треугольника. Среднеазиатскими было математиками выполнено вычисление точных и полных тригонометрических таблиц, которые входили в астрономические таблицы «зиджи». В IХ-ХVII вв. в Мавераннахре и Хорасане было составлено более 100 тригонометрических таблиц с точностью до 12 десятичных знаков.

Ученые Самаркандской научной школы (Каши, Руми и Али Кушчи), их ученики (Мирим Челеби, Бирджанди) и последователи (Фарид Дехлави и Савай Джай Сингх) для определения синуса одного градуса пользовались уравнением трисекции угла. Впервые Каши при решении уравнения трисекции угла относительно синуса одного градуса использовал итерационный метод.

Астрономия в Средней Азии базировалась на математике и удовлетворяла запросы торговли и земледелия. В течение 10 веков в Средней Азии был написан ряд сочинений, было составлено более ста зиджей (астрономических таблиц) и сконструированы новые астрономические инструменты.

Ал-Баттани впервые показал изменение долготы апогея Солнца и других планет, точно определил их эксцентриситеты, измерил угловой диаметр Луны и Солнца, а также рассчитал значение наклона эклиптики к экватору.

Абулвафа открыл третью неправильность в движении Луны (вариацию). Под руководством Халида Абдулмалика в 827 г. была вычислена длина градуса меридиана, близкая к ее современному значению. Абдуррахман Суфи определил координаты 1022 звезд, упомянутых в сочинениях Гиппарха и Птолемея, и более точно определил годовую прецессию.

Абумахмуд Худжанди разработал конструкцию секстанта и применил его в обсерватории Рея. Этот инструмент сыграл важную роль в развитии средневековой астрономии.

Ибн Сино сконструировал отличающийся большой точностью квадрант и выполнил большую работу по теории параллакса.

Беруни - автор более 15 сочинений по астрономии, в том числе «Канона Масъуда», «Науки о звёздах», «Методе исследования движения Солнца», «Трактате об астролябии», «Картографии». Этот ученый нашел метод определения размеров земного шара, разработал теорию конструирования астрономических инструментов и точного определения координат небесных светил.

Омар Хайям - автор коренной реформы солнечного календаря, основу которого составляет цикл в 33 года. Степень точности календаря Хайяма составляет в течение 4500 лет разницу лишь в одни сутки.

Насириддин Туси более точно определил значения прецессии, наклона эклиптики, среднесуточное движение Солнца.

Алишах Бухорои в 1264 г. наблюдал комету, которая в течение 85 дней держалась на небосклоне. Ширази провел исследования физики атмосферы и размеров планет. Он оригинальным методом доказал, что Земля вращается, а также использовал теорию преломления света в наблюдении и вычислении элементов теории движения светил.

Улугбек и его сподвижники определили среднесуточное движение Солнца, наклон эклиптики, вычислили с точностью до секунды годовое движение планет, провели наблюдения над долготами и широтами сотен звезд, определили изменения долготы апогея Солнца за 100 лет. Ученым научной школы Савай Джай Сингха принадлежит заслуга распространения на Востоке идеи гелиоцентризма. Ими была разработана теория эллиптического движения планет, определены эксцентриситеты Земли, Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна.

Энциклопедический труд ал-Хорезми «Мифтах-ул-улум» («Ключ к наукам») включает раздел механики, в котором переработана «Механика» Герона, содержится описание многих простых механизмов. Ибн Сино в «Донишнаме» («Книга знания»), «Конун фи-т-тиб» («Канон врачебной науки»), «Китоб-аш-шифо» («Книга исцеления»), «Курозаи табииёт» («Кое-что о природе») даёт научную трактовку пространства, движения и состояния тел, раскрывает закономерности превращения вещества, даёт объяснение тепловым и атмосферным явлениям. В его трудах имеются сведения оптике и акустике. Он развивал учение Аристотеля о зрении. Авиценна считал, что «физика является наукой, которая изучает состояния и представления, которые неотделимы от материи».

Образцом исследования кинематики является описание Абурайхона Беруни в «Каноне Масъуда» движения Солнца. В его трудах имеются отдельные выкладки по молекулярной физике (тепловое расширение, испарение и конденсация, теплопередача, диффузия), по электростатике (электризация при трении) и по вопросам геометрической оптики. Беруни впервые точно измерил удельный вес многих металлов, минералов и удельный вес жидкостей при помощи сконструированного им сосуда.

Омар Хайям в трактате «Китоби мизон-ул-хакам» («Весы мудрости...») излагает способ взвешивания в воде и в воздухе и использует его для определения количества золота и серебра в сплаве. При этом он графически иллюстрирует получаемые результаты.

Развитие естественнонаучной мысли в Средней Азии и в Иране ХII-ХIII вв.

было связано с образованием Марагинской обсерватории, где под руководством Н.

Туси вели исследования М. Масъуд, К. Ширази, изучавшие суточное вращение Земли.

Ширази уделил отдельное внимание причине голубого цвета неба, высоте земной атмосферы.

Подъём в развитии физико-математических наук в ХIV- ХV вв. произошел в связи с созданием в Самарканде обсерватории и формированием там знаменитой научной (математико-астрономической) школы. Научные идеи передовых мыслителей народов Средней Азии выдержали испытание временем и по достоинству оценены последующими поколениями.

О географии Таджикистана сообщали уже Геродот и Аристотель. Расширили эти представления (после походов А. Македонского), Эратосфен, Плиний, Птолемей, а позднее - китайские и арабские ученые. Беглое описание страны содержится в «Худудул-олам» («Пределы мира») неизвестного автора (Х в.), а также в трудах А. Беруни и Н.

Хисрава (Х-ХI вв.), в книге «Бабурнаме» З. Бабура (ХVI в.).

В Ходженте в ХIХ в. жил и работал ученый-энциклопедист, путешественник, географ, картограф, врач Ходжи Юсуф Мирфаезов.1 Он изучал быт и нравы народов Турции, Сирии, Аравии, Египта, Алжира, Марокко, Испании, Франции, Италии, Греции. По возвращении из путешествий этот исследователь написал трактат по космографии и географии. Ходжи Юсуф известен как автор хранящегося в Самарканде уникального глобуса с точными данными. В качестве мираба он много сделал по водоснабжению Ходжентского уезда. Ходжи Юсуф участвовал в Ойдинкульской экспедиции вместе с русскими учеными. В круг его общения входили Т. Асири, Х. Сиддик, Т. Кутуб, Кошиф, Содирхон-хафиз, Х. Абдулазиз. Ходжи Юсуф был знатоком и исполнителем классических мелодий «Шашмакома».2 После присоединения края к России были организованы экспедиции К.Ф.

Бутенева, описавшего Фан-Ягнобское месторождение угля, А.П. Федченко, обследовавшего долины рек Зарафшана, Исфары, Туркестанского, Зарафшанского и Гиссарского хребтов, Ферганскую и Алайскую долины, И.А. Маева, изучавшего районы Южного Таджикистана.

Экспедиция В.Ф. Ошанина открыла хребты Петра Первого и Каратегинский, а также самый большой ледник Таджикистана, который В.Ф. Ошанин назвал именем А.П. Федченко. И.А. Северцов исследовал центральную часть Тянь-Шаня и собрал большой материал по орографии Памира, его флоры и фауны. И.В. Мушкетовым были обследованы многие районы Таджикистана. Важное место в исследовании Таджикистана занимают также работы П.П. Семенова-Тянь-Шанского, Г.Д.

Романовского (результаты исследований обобщены в 2- томном труде И.В.

Мушкетова «Туркестан», 1915).

Первые работы по климату принадлежат С.И. Коржинскому.

Палеогеографические исследования вёл Д.В. Наливкин, абследование Памира - Г.К.

Грумм-Гржимайло, ботаник В.И. Липский исследовал долины рек Ягноб и ИскандерАминзода С., Марофиев С., Очилов X. Хочи Юсуф (олим ва сайёх). – Душанбе:

Ирфон, 1973.-61с.

Джалил Р. Дом родной. - М., 1973. - С. 182-207.

дарьи, флору у озера Искандеркуль, Гиссарскую долину, высокогорья Алайского, Каратегинского, Петра Первого, Мазарского и Дарвазского хребтов и их ледники.

В трудах А.А. Кушакевича собраны данные о ткацком, гончарном, чугунолитейном производстве в Ходженте. П.Г. Маллицкий и М.С. Андреев собирали сведения о древней горной промышленности Северного Таджикистана. В.И.

Кушелевский обобщил материалы по медицинской географии.

Отдельно следует упомянуть геологические исследования в период средневековья. Предки таджиков добывали медь, свинец, золото, серебро, ртуть, железо, драгоценные камни (бирюзу, лал, лазурит).

Абуали ибн Сино разработал первую классификацию минералов, использовавшуюся в Европе до середины ХVIII в. В труде Беруни «Китоб алджамохир фи маърифат ал-джавохир» («Собрание сведений для познания драгоценностей», т. е. минералогия) есть данные о рудах и их месторождениях.

Материалы о геологическом строении Таджикистана собрали с Ф. Богословским, Н.А.

Северцовым, И.В. Мушкетовым, Г.Д. Романовским, Д.Л. Ивановым, А.Д.

Архангельским, Д.И. Мушкетовым, Я.С. Эдельштейном, С.Н. Михайловским, В.Н.

Вебером, Д.Н. Наливкиным, проводивших исследования в конце ХIХ -начале ХХ вв. В 1884 г. была издана геологическая карта Туркестана.

Сведения по зоологии и ботанике имеются и в трудах Абуали ибн Сино, И.

Джурджони, Xиравии Самарканди.

Уже согдийцам, бактрийцам, сакам были известны способы прививки и передачи свойств растений и животных. Они создали новые сорта пшеницы, риса, абрикосов и слив, груш, яблонь, персиков, миндаля. Вывели новые породы лошадей и овец.

Однако научное изучение дикой и культурной флоры и фауны Таджикистана началось лишь в конце ХIХ -начале ХХ вв. с экспедиций и исследований А.П. и О.А.

Федченко, Н.А. Северцова, А.Э. Регеля, В.Л. Комарова, Н.И. Вавилова, С.И.

Коржинского, Д.Н. Кашкарова, Е.Н. Павловского. При сборе беспозвоночных, проводимом А.П. Федченко на Памире, было обнаружено несколько видов ранее неизвестных мокриц.

Таджики издавна знают скорпиона (каж-дум), фалангу, каракурта (гунда), как наиболее ядовитых представителей беспозвоночных (пауков), объединяемых под общим названием «тортанак» или «анкабут». К самым ранним произведениям о животном мире Таджикистана относятся труды Камолитдина Дамири «Хаёт-улхайвон» («Жизнь животных») и «Рисолаи сайдия» («Трактат об охоте») начала ХIХ в.

В них приводятся интересные сведения о многих видах животных и об их значении для человека.

Исследование позвоночных Таджикистана начинается с путешествий известных натуралистов России А. Лемана (1841), А.П. Федченко (1869-1872), Ф.

Столичку (1873-1874), Н.А. Северцова (1857-1878), братьев Г.Е. и М.Е. ГрумГржимайло (1885-1887), А.Э. Регеля (1881-1883), А.С. Липинского (1887), Б.Л.

Громбчевского (1889), Д.К. Глазунова (1892), Н.В. Богоявленского (1898), В.Ф.

Новицкого, С.Г. Лаудона (1903), Н.А. Зарудного (1908-1910). Н.А. Северцов установил распространение позвоночных животных по поясам Средней Азии. Его книга «Горизонтальное и вертикальное распределение туркестанских животных» (1873) не утратила значения и в наши дни.

Сведения по энтомологии Средней Азии содержались в «Каноне медицинской науки» Ибн Сино. В ХIХ в. изучение насекомых в Таджикистана было начато А.П.

Федченко (1869-70), Н.Г. Ершовым, Г.Е. Грумм-Гржимайло, Д. К. Глазуновым и др.

Медицина у таджиков возникла в ещё глубокой древности. Начиная с I тыс. до н.э., появляется лечение методом алас-алас, т.е. «лечение» больных путем борьбы с демонами, духами, шайтанами. К такому «лечению» можно отнести, например, разведение костра и «врачевание» запахом дымящихся трав. Исцеляющим считался и прием внутрь веществ, вызывающих отвращение (отсюда народная поговорка «Дарди бадро давои бад» - «Клин клином вышибают»). Широко применялся и «принцип противоположностей» - жар сменяли холодом и наоборот. Применялись разнообразные средства растительного, животного и минерального происхождения, что способствовало появлению нового ремесла «аттори» (аптекарское дело). «Аттор» торговец пряностями и парфюмерией, был и мастером по изготовлению лекарств. На произведениях «Канон врачебной науки» Ибн Сино (Х-ХI вв.), «Хорезмшахское сокровище» Исмоила Джурджони (ХI -ХII вв.) воспитывались многие поколения медиков и ученых мира. Но в период «застойного феодализма» стало процветать знахарство, народная медицина понесла большой урон, поскольку перешла в руки шарлатанов, ишанов и мулл.

В Бухарском эмирате специальные лечебные учреждения появились в конце ХIХ в., что было связано со строительством железной дороги Чарджоу--Самарканд.

Амбулатории создавались при царских гарнизонах, содержавшихся на государственные средства (в 80-х годах ХIХ в. - 2 тыс. руб. в год).

В 1891 г. в Бухаре имелась русско-туземная больница, она состояла из стационара на 30 коек, амбулатории и аптеки, где работали 2 врача, 3 фельдшера и 1 провизор. В 1910г. стационарную помощь здесь получили 587 человек.

Для женщин местной национальности и детей в ряде городов края были открыты амбулаторные лечебницы, в том числе и в Ходженте, где с 1886 по 1905 г.

лечились 10926 женщин и 7714 детей. В Самаркандской области в 1913 г. имелось 18 акушерок и повивальных бабок, т.е. на 50 тыс. чел. приходилась одна акушерка. В крае было 5 детских приютов (на 98-110 мест) в Ташкенте и Самарканде, созданных Туркестанским благотворительным обществом для детей пришлого населения. В Самарканде (1804), в Ташкенте (1900) были созданы ясли на 20-25 мест, в штате числились надзирательница, ее помощница и няня.

На Памире только с прибытием царских воинских частей в конце ХIХ в. были открыты два приемных покоя в Хорогской и Памирской пограничных частях. Их услугами пользовалось и местное население.

Было принято решение «Об устройстве сельско-врачебной части» (1905) по созданию врачебных участков: в Сырдарьинской области -- 18, в Самаркандской -- 10 и в Ферганской -- 10. В медицинских учреждениях в 1911г. работало 125 врачей, 184 фельдшера, 74 акушерки, 35 зубных врачей и 62 фармацевта.

В 1913 г. во всей Средней Азии имелось 212 врачей, на территории Таджикистана -- всего 10 врачей, в том числе 6 зубных, 38 лиц среднего медицинского персонала. Городские больницы функционировали в Ходженте (на 15 коек) и УраТюбе (на 5 коек). Три сельские лечебницы открылись в Гулякандозе, Надеждино и Пенджикенте (каждая на 6 коек) и несколько амбулаторных пунктов.

Больницы имели в среднем 13 коек, а обслуживаемая ими территория составляла 26140 верст с населением 76600 чел. На одного врача приходилось 44 тыс.

жителей, на 1 фельдшера - 27 тыс., на 1 акушерку - 70 тыс., на 1 зубного врача - 145 тыс., на 1 фармацевта - 80 тыс.

Ура-Тюбинское и Ходжентское приставства обслуживались одной Науской сельской лечебницей. Ура-Тюбинская городская больница на 5 коек обслуживала почти 200 тыс. чел. Медицина была платной, на содержание больных отпускались ничтожные средства.

По данным Л. Ф. Костенко,1 в Средней Азии один случай рождения в год приходился на 20 жителей, один случай смерти - на 21 жителя. Показатели были следующими: рождаемость составяла на 1000 жителей 50 чел., а смертность- 48.

Коэффициент детской смертности в 1913г. Был очень высокими: 300-330 на 1000 родившихся.

Присоединение Средней Азии к России способствовало развитию медицинской помощи населению, но улучшение коснулось лишь европейского населения.

Антисанитарные условия приводили к появлению эпидемий малярии, оспы и других инфекционных и паразитарных заболеваний, сопровождавшихся высокой смертностью.

Искусствоведение. Трактаты о теории и происхождении музыки, об инструментах (например, трактаты по музыке Фараби, Ибн Сино, А. Джами, Кавкаби Бухорои, Дарвеша Али и др.), художниках-каллиграфах и миниатюристах, переплетчиках книг появились в Средней Азии еще в средневековье. В них давалось описание видов каллиграфического письма, освещалась жизнь отдельных художественных центров. Некоторые сведения о музыкантах и танцорах, представителях народного театра, работах художников, в частности каллиграфов, о сюжетах стенных росписей, украшавших дворцы, приводились в исторических Костенко Л.Ф. Туркестанский край. Опыт военно-статистического обозрения.Турк ВО.- СПб., 1880.-Т.4.

произведениях того времени. После присоединения Средней Азии к России в трудах ученых, путешественников, военных чиновников, посетивших в конце ХIХ - начале ХХ вв. Бухарский эмират, материалы об искусстве таджиков стали горазде богаче.

Появились первые специальные работы: «Орнамент горных таджиков Дарваза» А.А.

Бобринского (1906), «Искусство Средней Азии» И.Л. Симакова (1882), «Гончарные изделия Средней Азии» Н. Бурдукова (1904). Они не потеряли своей зачимости и для нынешных поколений ученых.

Театр. Здесь в первую очередь следует сказать о танце. Танец всегда национален и выражает характер народа. Как и музыка, танец сначала существовал одновременно как творческое и исполнительское искусство. С усложнением этих искусств сочинитель (композитор, балетмейстер) отделился от исполнителя (музыканта, танцора).

Танец возник еще в условиях первобытности как художественное воспроизведение охоты и других трудовых процессов. Древняя таджикская хореография запечатлена в наскальных петроглифах, в мелкой глиняной пластике Согда, Бактрии, в монументальной живописи и резном дереве Пенджикента и Шахристана. В средневековье сведения о танце находим в письменных источниках, в классической литературе, в книжной миниатюре.

Изображения танцующих людей с хвостами имеются на наскальных изображениях городских больниц II -- I тыс. до н. э. в пещерах Саймалиташ в Ферганской долине. Пантомимические танцы вычесены на камнях в I тыс. до н. э., находящихся в 60 км севернее г. Навои, в горах Сармиш и др.

Судя по Авесте, священные песнопения сопровождались с пантомимическими танцами. Фигуры музыкантов, танцоров и танцовщиц, акробатов запечатлены в грекобактрийском искусстве. В эпоху Кушанского царства (II - I в. до н. э.) на стенах северной части зала в Халчаяне была изображена придворная церемония с танцующими девушками.

Фигурка танцовщицы найдена при раскопках холма Зартепа, недалеко от Термеза. Танец связан с обрядом, посвященным культу Диониса.

В барельефе на стене дворца Варахша (VIII в.) изображена танцовщица с накинутым на голову платком. В Пенджикенте (VII -- VIII вв.) на стенных росписях тоже изображены ритуальные танцы, а именно фигура молодого танцовщика с музыкальным инструментом в руках. Там же найдена обуглившаяся фигурная резьба по дереву с изображением танцовщицы.

В китайских хрониках встречаются сведения о том, какую популярность в Китае в VI--VIII вв. имели гастроли среднеазиатских танцоров: дается описание самаркандского женского танца на мяче. До нас дошли хвалебные оды о танцовщицах, написанные китайскими поэтами. В «Шахнаме» Фирдоуси (Х в.) и других произведениях при описании пиров мы встречаем названия музыкальных инструментов и сообщения о танцорах и танцовщицах. Зайниддин Махмуд Васифи в своих мемуарах «Бадоеъ-ул-вакоеъ» («Удивительные события», ХVI в.) упоминает таджикских певцов и музыкантов, среди которых танцоры Максудали, Тохири Чакка, Мохчучук и др. По свидетельству Бабура (ХV в.), знаменитым танцором был Саад Бадр. Танцоры и танцовщицы изображены и на миниатюрах ХV – ХVI I вв.

Театральные сцены, связанные с трудовыми процессами, имелись уже в обрядах зороастризма. В весенних праздниках, например, в праздник цветения тюльпанов «Лола», ведущих свое происхождение от древних мистерий, связанных с культом умирающего и воскресающего бога, с божеством плодородия и виноградарства всегда присутствовал танец. Например, на глиняном сосуде из древнего Термеза изображена менада, которая держит бубен; вторая менада, стоящая рядом с Дионисом, держит в левой руке лиру, а правой ударяет по струнам. Обращает на себя внимание пляшущй юный сатир, а также пляшущая менада и молодой сати, играющий на двойном авлосе (род свирели).

К концу III-II вв. до н. э. относится маска мима (Парфия, Южная Туркмения); к первым векам до н. э. - обнаруженная в Топрак-кале (Хорезм) маска комического актера, оссуарий из Афрасиаба, на котором изображены 4 человека, держащие в руках трагедийные театральные маски. Скульптура масхарабоза имеется во фризе дворца античного города Халчаян.

Китайские хроники, как мы уже писали, сообщают о театральных связях между Средней Азией и Китаем в раннем средневековье (V-VII вв.). Правители Туркестана посылали в дар китайскому императору музыкантов, танцовщиц и актеров, особенно из Самарканда.

Испанский посол Рюи Гонзалес описывает театрализованые представления в Самарканде (1404г.). О выступлениях масхарабозов пишут А. Навои в поэме «Хайратул-аброр» («Смятение праведных») и Бабурмирза.

Зайниддин Васифи (ХVI в.) в мемуарах «Бадоеъ-ул-вакоеъ» («Удивительные события») упоминает о мастере слова из Хорасана Шодигуянде, об острослове Бурхане Гурга, о комедиантах Сайде Гиёсиддине, Хилоле Саххобе и др.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Томский государственный архитектурно-строительный университет" В.М. Картопольцев, А.В. Картопольцев, Е.В. Балашов, А.Г. Боровиков СКВОЗНЫЕ БАЛКИ ПРОЛЕТНЫХ...»

«ГРЕНАДЕР ИВАН ИЛЬЮЩЕНКО Документальная повесть Автор-составитель И.И.Смаржевская Смаржевская Ирина Ивановна окончила механико-математический факультет МГУ, член Московской городской организации Союз...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ А...»

«ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ от 26.05.2016г. 1. 25.05.2016 14:54:51; Щёлково, Молодежная; Куда необходимо обратится для присвоения адреса? Ответственный исполнитель:Управление архитектуры и градостроительства Ответ: Управление архитектуры и градостроительства: Для присвоения объекту адресации адрес...»

«Основы расчета необходимого количества оборудования с учетом факторов производственной неопределенности # 02, февраль 2014 DOI: 10.7463/0214.0701227 Волчкевич И.Л. УДК 658.512 Россия, МГТУ им. Н.Э. Баумана При проектировании современных технологических комплексов (ТК) машиностроительного производства одной из...»

«ОРГАНИЗАТОРЫ ПРОГРАММА 1-ой ВСЕРОССИЙСКОЙ ЕЖЕГОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ЦЕНООБРАЗОВАНИЮ И СМЕТНОМУ НОРМИРОВАНИЮ В ДОРОЖНОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ "ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ И СМЕТНОГО НОРМИРОВАНИЯ В ДОРОЖНОЙ ОТРАСЛИ. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ" г. Санкт-Петербург, 24-26 июня 2014 года, Отел...»

«НЕСТАБИЛЬНАЯ ЛЕКСИКА В СФЕРЕ НЕОЛОГИЗМОВ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА БогословскаяЗ.М.1,ПилипенкоС.А.2 Томскийполитехническийуниверситет Брестскийгосударственныйуниверситет Аннотация. Актуальность темы данного исследования продиктована нео...»

«Ассоциация технологов-машиностроителей Украины Академия технологических наук Украины Институт сверхтвердых материалов им. В.Н. Бакуля НАН Украины Национальный технический университет Украины "Киевский политехнический институт" Союз инженеров-механиков НТУ Украины "КПИ"...»

«ПРИБЛИЖЕННЫЙ МЕТОД РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ ОБОБЩЕНИЯ МНОЖЕСТВА НЕЧЕТКИХ ПРОДУКЦИЙ Шатохина Н.К., Шатохин П.А. Донецкий национальный технический университет, факультеты ВТ, КИТА E-mail: palsan@kita.dgtu.donetsk.ua Abstract. Shatokhina N.K., Shatokhin P.A. A problem of generalization of give...»

«С.Т Р Е Г У Б ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ ГОСЛ И Т И ЭД А Т • I в А О С. ТРЕГУБ ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО „ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА“ МОСКВА • 1940 Редактор М. Корнев. Технический редактор Н. И. Гарвей. Корректор Ю. Стружестрах. Изд. № 28. Инд. X—20. Т. 66. Тираж 50 000. Формат бумаги 7...»

«Название дисциплины Аннотация дисциплины БАЗОВАЯ ЧАСТЬ Процессы и принципы организационно-экономического проектирования технических систем: определение и принципы организационно-экономического проектирования; цели и задачи организационно-экономического проектирования в рыно...»

«Министерство образования и науки Украины Днепропетровская областная государственная администрация Национальный горный университет МАТЕРИАЛЫ Международной научно-технической конференции Дніп...»

«Некоммерческое партнерство "Прозрачный мир – технологии доступа к данным дистанционного зондирования Земли" Инвентаризация сохранившихся степных экосистем (степных массивов) России Промежуточный технический отчёт по договору от 15 июня 2011 г. № 11/06-15-НП Руководитель проекта Д.Е. Аксёнов Москва 2013 Резюме Текст отчёта н...»

«А.В. Пылаева МОДЕЛИ И МЕТОДЫ КАДАСТРОВОЙ ОЦЕНКИ НЕДВИЖИМОСТИ Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет" А.В. Пылаева МОДЕЛИ И МЕТОДЫ...»

«International Journal of Innovative Technologies in Economy ISSN 2412-8368 ОСОБЕННОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО ИМИДЖА РЕГИОНА Ерохина Елена Вячеславовна, профессор кафедры экономики и организации производства, доктор экономических наук, доцент Россия, г. Калуга, ФГБОУ ВО Московский государственный технический...»

«Практический Семинар "Оптимизация работы УО и ТСЖ Москвы и Московской области" Москва, 23-24 марта 2017 г. Гостиничный комплекс "Измайлово", корпус "Вега" Измайловское шосс...»

«ДОГОВОР № по ремонту средств измерений и технических устройств "" 201_г. _ (наименование города) /Наименование Заказчика/, именуемое в дальнейшем "Заказчик", в лице ООО "Газэнергоинформ"_, _ действующего(ей) на основании доверенности № от "_"_ 201_ г., с одной стороны, и _, именуемое в дальнейшем "Исполнит...»

«Doc 9284-AN/905 2007–2008 Edition ADDENDUM/ CORRIGENDUM. 1/8/07 МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ ТЕХНИЧЕСКИЕ ИНСТРУКЦИИ ПО БЕЗОПАСНОЙ ПЕРЕВОЗКЕ ОПАСНЫХ ГРУЗОВ ПО ВОЗДУХУ ИЗДАНИЕ 2007–2008 ГГ. ДОБАВЛЕН...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в...»

«Министерство общего и специального образования Российской Федерации Хабаровский государственный технический университет ОПРЕДЕЛЕНИЕ СКЛОННОСТИ СПЛАВОВ К ОБРАЗОВАНИЮ ТРЕЩИН ПРИ ЗАТВЕРДЕВАНИИ Методические указания к лабораторной работе для студентов специальности 11040...»

«Версия 1.0 Февраль 2013 года Печатная машина Xerox® Color C75 Руководство пользователя © Корпорация Xerox, 2012 г. Все права защищены. Xerox® и Xerox и фигуративный знак® являются товарными...»

«ВЕСТНИК ПНИПУ 2016 Химическая технология и биотехнология №1 УДК 661.832.321 К.Г. Кузьминых, В.З. Пойлов Пермский национальный исследовательский политехнический университет, Пермь, Россия ТЕРМООБРАБОТКА СУСПЕНЗИИ ГАЛУРГИ...»

«RU 2 464 298 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК C10G 11/02 (2006.01) C10G 11/18 (2006.01) B01J 29/40 (2006.01) B01J 29/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2010107891/04, 07.08.2008 (72) Автор(ы): ХУ Юхао (CN), (24) Дата начала отсче...»

«49 УДК 328.185:351 PUBLIC CONTROL AS INSTITUTE OF CIVIL SOCIETY: DIRECTIONS OF IMPROVEMENT OF COUNTERACTION OF CORRUPTION ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ КАК ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА: НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Макаров Э.И. Магистрант...»

«НПО "СИБИРСКИЙ АРСЕНАЛ" GSM СИГНАЛИЗАТОР Сертификат соответствия РОСС RU.МЛ05.Н01263 ПОЛЮС GSM Декларация о соответствии АКВА ТС № RU Д-RU.МЕ83.В.00105 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ САПО.425113.005-01РЭ СОДЕРЖАНИЕ 1 ОПИСАНИЕ И РАБОТА 1.1 Назначение 1.2 Комплектность сигнализатора 1.3 Технические...»

«Проект РЕШЕНИЕ По вопросу: О задачах по подготовке сил и средств городских, район­ ных и объектовых уровней областной подсистемы РСЧС к пропуску павод­ ковых вод и обеспечению безопасной эксплуатации гидротехнических со­ оружений на территории Ульяновской области. Заслушав и обсудив доклад заместителя начальника ГУ МЧС России по Ульян...»

«ДОГОВОР № 09/2014-15 г. Санкт-Петербург 15 сентября 2014 года Общество с ограниченной ответственностью "КЕДР ПРО", именуемое в дальнейшем "ПОСТАВЩИК", ИНН 4715025191, в лице генерального директора СЕМЧУКА Александра Васильевича, действ...»

«II ВСЕРОССИЙСКАЯ ПРАКТИЧЕСКАЯ МОСКВА КОНФЕРЕНЦИЯ 28-29 ноября 2016 "ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА Конгресс-центр В ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЙ СФЕРЕ" Правительства Москвы *ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ (проект на 29_07_2016) ПЕРВЫЙ ДЕНЬ 0900 1000 Регистрация...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Липецкий государственный технический университет" УТВЕРЖДАЮ ДИРЕКТОР МИ _ В.Б.ЧУПРОВ "_" _ 2011 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ МЕТАЛЛУГИЧЕ...»

«НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ СТРОИТЕЛЕЙ Стандарт организации Автомобильные дороги СТРОИТЕЛЬСТВО зЕМЛЯНОГО ПОЛОТНА ДЛЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ Часть 2 Работы отделочные и укрепительные при возведении...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.