WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО Александр МАЛЬКО Правовые стимулы и ограничения: двоичность информации как метод анализа В период дезорганизации, неустойчивости ...»

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

Александр МАЛЬКО

Правовые стимулы и ограничения:

двоичность информации как метод анализа

В период дезорганизации, неустойчивости социальных институтов, поиска новых

форм упорядочения общественных отношений на первый план выдвигается проблемы управления, совершенствования его методов и механизмов. Особое место в

системе социального управления занимает правовое регулирование, средства которого сейчас подвергаются тщательной инвентаризации в связи с переходом к многоукладной экономике, реформированием политической и правовой систем. Определенную роль здесь может сыграть и кибернетический подход к праву. Он позволяет взглянуть на правовое регулирование с более широких (информационных ) позиций, ибо кибернетика, как известно, рассматривает вопросы управление и информационных отношений в общем виде, формально, независимо от материальной природы (биологических, технических и социальных) систем.

Думается, что именно в теоретической части взаимодействия права и кибернетики можно ожидать успехов, ибо и кибернетика (как общая теория управления), и общая теория права выступают науками одного уровня — уровня общих теорий. «Общая теория,— пишет О. Сичивица,— это прежде всего система знаний, обладающая всеми необходимыми признаками, присущими всякой теории вообще. Специфику же общих теорий составляют их междисциплинарный характер, влекущий за собой, в свою очередь, всю многосложность отношений, существующих между этими теориями, а также богатство и разнообразие их «ролей» в процессе научного познания» 1.



Идеи и понятия кибернетики при анализе их применительно к правовым проблемам дают возможность выделить в правовом регулировании два основных информационных средства, которые в этом плане являются определяющими по отношению к целой системе юридических инструментов.

Что же это за средства? Для ответа на вопрос необходимо предварительно (хотя бы кратко) рассмотреть отдельные категории кибернетики.

Управление и информация Проблемы управления издавна волнуют человечество, поскольку выступают основным условием его существования. Управление в самом общем виде, по мнению И. Новика, «может быть определено как упорядочение системы, т. е.

приведение ее в соответствие с объективной закономерностью, действующей в Сичивица О. М. Сложные формы интеграции науки. М., 1983, с. 13.

Малько А. В.— кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Саратовского юридического института.

данной среде»2. Управление — это процесс, направленный на повышение функциональных качеств системы, на прогрессивное ее развитие. Роль управления заключается в упорядочении связей в системе, которые по своему характеру могут быть трех типов: вещественные, энергетические, информационные. Вещественные связи представляют собой каналы, по которым элементы системы обмениваются теми или иными веществами; энергетические — каналы обмена различными видами энергии;

информационные — каналы, по которым передаются сигналы управления, команды, сведения о состоянии объекта и окружающей среды3. Первыми среди равных выступают энергетические связи, которые являются основанием развития, его источником, поскольку любые формы движения требуют расхода энергии. Энергетизм, писал А. Богданов, есть исходный пункт организации4.

Однако сама по себе энергия теряет смысл без информационной связи, которая, как отмечает Т. Павлов, «так или иначе пускает в ход и направляет энергетические процессы в машине, в животном или в человеческом организме»5.





Поэтому управление именно с помощью информации призвано влиять на энергию. Такое влияние основано на ее нормировании и распределении, для чего используются две сущностные стороны управления: стимулирование и ограничение. Всякий управленческий процесс, дозируя энергию, направлен на то, чтобы, сохраняя одни моменты действительности, развивать другие.

И это ему удается благодаря двум своим противоположным информационным атрибутам:

стимулам и ограничениям.

Если под стимулом понимается побудительный фактор, побуждение, толчок к чему-либо, то под ограничением — задерживающий фактор, сдерживание, предел, граница для чего-либо. Стимулирование и ограничение — две «половинки» управления, присущие в одинаковой мере управлению во всех — биологических, технических, социальных — образованиях, хотя они и могут называться в них по-разному.

Чаще всего подобные информационные средства в биологической системе обозначаются, соответственно, через термины «возбуждение» и «торможение».

Однако суть процесса от этого не изменяется, поэтому их можно рассматривать в качестве равнозначных. В современных исследованиях, посвященных анализу биологических систем, подчеркивается, что возбуждение выступает «носителем информации о свойствах поступающих извне раздражений и вместе с торможением — регулятором активности всех органов и систем организма»6. О значимости возбуждения и торможения в центральной нервной системе писали И. Сеченов, И. Павлов, В. Бехтерев, Н. Введенский, П. Анохин, П. Симонов и другие исследователи. Примером средств управления в биологической системе может являться деятельность синапсов, областей связи нервных клеток друг с другом. «Существуют два вида синапсов — возбуждающие и тормозные. В первом случае одна клетка приказывает другой переходить к активности, а во втором, наоборот, затрудняет активацию клетки, которой передается сигнал. Под действием постоянных тормозящих команд некоторые нервные клетки хранят молчание до тех пор, пока возбуждающие сигналы не заставят их активизироваться»7.

В технических системах при организации регулятивных процессов также используются свои «стимулы» и «ограничения».

Взять, к примеру, компьютер, в котором управление осуществляется в двух основных режимах деятельности:

«включено» (ток течет по проводнику) — «выключено» (ток не течет). Все ЭВМ работают именно в таком двоичном коде. Причем деятельность вычислительной машины Н. Винер сравнивал прежде всего с деятельностью синапсов в биологичеН о в и к И. В. Кибернетика. М., 1963, с. 25.

См. К а й з е р Л. П. Кибернетика. М., 1985, с. 41.

См. Б р о г д а н о в А. А. Тектология Кн. 1. М., 1989, с. 51.

Павлов Т. Информация, отражение, творчество. М., 1967, с. 61.

Психология. Словарь. М., 1990, с. 58.

Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум и поведение. М., 1988, с. 42; см.

также Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. М., 1974, с. 68, 72, 281 и др.

ской системе. «Синапс,— подчеркивал он,— есть не что иное, как механизм, определяющий, будет ли некоторая комбинация выходных сигналов от данных предыдущих элементов служить подходящим стимулом для возбуждения следующего элемента или нет; тем самым синапс в точности подобен устройствам вычислительной машины» 8.

Стимулы и ограничения регулируют деятельность и в социальной системе, где энергия в основном проявляется в виде активности людей. Влиять на данную активность можно через интересы путем распределения ценностей — материального, социального, духовного характера. Ввиду того, что главным ориентиром деятельности человека выступают его интересы и ценности, способные их удовлетворить, основные усилия в социальном управлении должны быть направлены на упорядочение связей «интересы-ценности», которые проявляются в общественных отношениях. Это достигается в значительной мере благодаря социальным стимулам и ограничениям, составляющим информационную сущность социальной регуляции. «По отношению к действиям и поступкам человека,— писал Бехтерев,— имеются социальные тормоза в виде запретов со стороны старших в семье, со стороны власть имущих, со стороны обычаев, правил приличия, моды, законов и общественного мнения. Эти тормоза налагают соответствующие ограничения на человека, заставляющие его держаться в рамках, не допускающих конфликтов с окружающей средой, а где они появились — к возможному их ограничению и устранению таковых впредь. С другой стороны, наряду с тормозами имеются и социальные стимулы в виде похвалы старших, высокой оценки поступка, общественных мнений и иных поощрительных мер разного рода. Эти-то стимулы и побуждают человека к деятельности на пользу других, на пользу общества вообще, иногда даже в ущерб своим личным интересам» 9.

Исследуя управление в различных (биологических, технических, социальных) системах, важно не скатиться к редукционизму (механическому сведению социального к биологическому, физическому и т. п.), ибо наряду с общими чертами, характерными для всех кибернетических систем, есть и немалые различия.

В то же время данные различия нельзя абсолютизировать, так как все в этом мире взаимосвязано и универсальность процесса управления выступает лишь одной из таких нитей, которая участвует в связывании разнообразных сфер и явлений, образуя определенные закономерности. Достаточно привести всего один красноречивый пример, свидетельствующий об общности управленческих процессов в различных кибернетических системах. Регулировщик, управляя движением на перекрестке (социальная система), в зависимости от ситуации либо пропускает (информация стимулирующего плана), либо останавливает (информация ограничивающего плана) поток машин в ту или иную сторону. Точно по такой же модели «работают» и рассмотренные выше синапсы, которые можно сравнить с перекрестками на проводящих путях мозга (биологическая система), а также магистраль в персональном компьютере (техническая система).

Наиболее ярко сущность управления проявляется в его функциях. Составные части управления — стимулирование и ограничение — играют различные роли по отношению к системе. Если функцией стимулирования являются развитие, содействие мобильности, то ограничение призвано сохранять определенный энергетический потенциал системы. Стимулы — это все то, что создает возможности, открывает простор для поведения. Ограничения же направлены на борьбу с негативной энергией, связаны с оказанием сопротивления ей, с противодействием аномальному. Они выполняют охранительную, защитную роль, лимитируя, устанавливая рамки, пределы. «Полное отсутствие ограничений,— подчеркивал Е. Седов,— приводит к деструктурализации системы как целого. Эта закономерность вытекает из информационно-энтропийных соотношений и распространяетВ и н е р Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. М., 1968, с. 60.

Б е х т е р е в В. М. Мозг и его деятельность. М.-Л., 1928, с 303—304.

ся на все виды систем»10. Функции, осуществляемые стимулами и ограничениями в различных системах, в главном совпадают, что предполагает их обобщение и экстраполяцию на конкретные механизмы управления, в том числе и на правовое регулирование. Так, Г. Селье, основоположник теории стресса, отмечал, что принципы защиты на уровне клетки (биологическая система) приложимы также и к человеку, и даже сообществам (социальная система) 11. Подобного рода аналогии служат дополнительным свидетельством того, что стимулирование и ограничение выступают общей закономерностью управленческих процессов.

Двоичный характер информации в управленческом воздействии Роль информации — символизировать собой определенный объем энергии, замещать физические явления их эквивалентами, «которые выражаются во многих отношениях более простыми и удобными для действия знаками» 12. Наиболее же простые и удобные знаки — двоичные.

В управленческом процессе двоичная информация характерна для всех трех названных сфер. В частности, не только животные, но и растения обладают специфическими механизмами восприятия информации, состоящими из фаз возбуждения и торможения 13. При рассмотрении технических систем обнаружим, что и здесь управляющая информация в конечном счете преобразуется в два состояния.

Например, для компьютера оказывается идеальной система двоичных чисел, основанная на двух цифрах — «О» и «1». Винер, сравнивая возбуждение нейронов в нервной системе по принципу «все или ничего» с подобным однократным выбором, производимым при определении разряда двоичного числа в вычислительной машине, пришел к выводу, что двоичная система может быть признана наиболее удовлетворительной основой для проектирования вычислительных машин 14. Именно на этом простом принципе (различать и опознавать одно из двух проще, чем из большего числа возможностей; кроме того, двоичная логика наиболее элементарна и наиболее изучена) основана работа центрального процессора.

Итак, двоичность информации присутствует в биологических и технических системах. Как же она проявляется в системе социальной, а еще конкретнее — в правовой? Здесь прежде всего следует иметь в виду специфику сознания.

Социалисты, изучающие мышление древних людей, мифы, ранние формы религии, показали, что еще архаическое сознание было сознанием дуалистическим, основанным на представлении о двоичности всего сущего 15, что «мифологическая логика широко оперирует бинарными (двоичными) оппозициями чувственных качеств, преодолевая, таким образом, «непрерывность» восприятия окружающего мира путем выделения дискретных «кадров» с противоположными знаками» 16. Кроме того, экспериментально установлено, что люди, сталкиваясь с вещами, сугубо для себя нейтральными, осознают их как положительно или отрицательно субъективно значимые 17.

Поэтому сознание играет роль фильтра и «декодирует» правовую информацию на следующие положительно-отрицательные факторы: «полезно-вредно», «выгодно-невыгодно», а отсюда и строит собственную программу поведения. Информация в правовой сфере весьма многообразна. Однако в конечном счете значимой является лишь та юридическая информация, которая имеет «поведенческую»

См. С е д о в Е. А. Информационно-энтропийные свойства социальных систем. «Общественные науки и современность», 1993, № 5, с. 99.

См. С е л ь е Г. Стресс без дистресса. М., 1982, с. 19.

Здоровега В. Слово тоже есть дело. М., 1979, с. 65.

Сетров М. И. Информационные процессы в биологических системах. М.-Л., 1975 с. 54.

См. В и н е р Н. Указ, соч., с. 60.

См. И о р д а н с к и й В. Б. Хаос и гармония. М., 1982, с. 27, 42, 44.

М е л е т и н с к и й Е. М. Поэтика мифа. М., 1976, с. 168.

Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980, с. 27—28; Нерсесянц В.С.

Право в системе социальной регуляции. М., 1986, с. 10; М а м у т Л. С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. М.,. 1989, с. 34, 36.

направленность, связана в буквальном смысле с ценностью, представляющей интерес для субъекта права. Минимум же значимой (ценной) юридической информации дают правовые стимулы и правовые ограничения, которые и выступают своеобразным проявлением ее двоичности.

Если первые призваны побуждать личность к правомерному поведению, выгодному и для нее самой, и для общества, то вторые должны сдерживать от противоправного удовлетворения ее собственных интересов, выгодного, может быть, для личности, но не выгодного (и даже вредного) для других граждан, для общества. «Правовая инфляция,— пишет Ю. Кудрявцев,— «обслуживает»

процесс социального управления во многих аспектах. Не характеризуя всего диапазона случаев воздействия права на поведение людей, вспомним хотя бы две крайние его точки — с одной стороны, установление границы, «барьера» активному разнообразному поведению граждан в различных сферах жизнедеятельности (например, уголовно-правовые запреты), с другой стороны, побуждение к деятельности, изложение программы поведения, вызывающей (как следствие) соответствующую деятельность» 18.

Разумеется, воздействие правовых стимулов и правовых ограничений на сознание (ввиду его многогранности и творческого богатства) проявляется не столь очевидно и однозначно, как, например, в компьютере. Однако смысл происходящего вполне тождествен тому, что происходит и в биологической, и в технической системах. В принципиальном плане модель идентична, что является определенной закономерностью информационных процессов независимо от материального характера кибернетических систем. Иными словами, категории стимула и ограничения — кибернетические, а дихотомия «стимул-ограничение» имеет не только общенаучный статус, но и присуща массовому сознанию и обыденному поведению («пряник и кнут»).

Сама двоичность — фундаментально неустранимая, предельная особенность информации как свидетельства или отсутствия изменений. Ведь переход к более простому способу фиксации означал бы, что мы пользуемся лишь каким-либо единственным обозначением. Но это приводило бы к полной невозможности зафиксировать какие-либо изменения, так как во всех случаях воспринимающий объект получал бы один-единственный сигнал или последовательность принципиально неразличимых сигналов. «Поэтому,— как замечает А. Ракитов,— во всех живых и неживых объектах, как естественных, так и искусственных, наличие информационных процессов связано со способностью воспринимающего информацию объекта фиксировать, как минимум, два различающихся состояния, например возбуждения или отсутствия возбуждения в нервной клетке, состояния «включено» или «выключено» для электротехнического устройства, «намагничено» или «не намагничено» на магнитной ленте или на магнитном диске, хранящих информацию в компьютере, и т. д.» 19.

Отсюда следует, что принципиальной разницы в понимании информации со стороны объектов управления в биологической, технической и социальной системах практически нет. Все они имеют соответствующие механизмы преобразования сигналов в простейший, а потому и наиболее удобный для них вид.

Изменяя форму, но сохраняя содержание информации, подобные механизмы унифицируют все значимые сообщения до необходимого минимума, заключающегося в дихотомии «стимул-ограничение».

Правовое стимулирование и правовое ограничение как проявление двоичности юридической информации Что же такое правовой стимул и правовое ограничение, из которых составлена юридическая программа регулирования общественных отношений?

Кудрявцев Ю. В. Нормы права как социальная информация. М., 1981, с. 31.

Ра китов А.И. Философия компьютерной революции. М., 1991, с. 155.

Правовой стимул есть правовое побуждение к законопослушному деянию, создающее для удовлетворения собственных интересов субъекта режим благоприятствования. Наиболее общие признаки реализации правовых стимулов заключаются в том, что они: 1) связаны с благоприятными условиями для осуществления собственных интересов личности, так как выражаются в обещании либо предоставлении ценностей, а иногда в отмене либо снижении меры лишения ценностей (например в отмене или снижении меры наказания); 2) сообщают о расширении объема возможностей, свободы, ибо формами проявления правовых стимулов выступают субъективные права, законные интересы, льготы, поощрения, преимущества и т. д.; 3) выражают собой положительную правовую мотивацию; 4) направлены на упорядоченное изменение общественных отношений, выполняют функцию развития социальных связей. В этих признаках отражаются их необходимость и социальная ценность.

Правовое ограничение есть правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите; это установленные в праве границы, в пределах которых лица должны действовать. Наиболее общие признаки реализации правовых ограничений заключаются в том, что они: 1) связаны с неблагоприятными условиями (угроза или лишение определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъекта, ибо направлены на их сдерживание и одновременно на удовлетворение интересов противостоящей стороны и общественных интересов в охране и защите; 2) сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит, и прав личности, что осуществляется с помощью обязанностей, запретов, наказаний, приостановлений, мер защиты и т. п., сводящих разнообразие в поведении субъекта до определенного «предельного» состояния; 3) выражают собой отрицательную правовую мотивацию; 4) направлены на защиту общественных отношений, выполняют охранительную функцию. В этих признаках отражаются их необходимость и социальная ценность.

Интерес — вот материальный критерий, позволяющий безошибочно определить, какие правовые средства относятся к правовым стимулам, а какие — к ограничениям. В зависимости от того, какому интересу («собственному» или «чужому») служит конкретное средство, оно может быть определено как стимулирующее либо ограничивающее.

Правовые ограничения необходимо рассматривать вместе со стимулами, поскольку они выступают в качестве парных юридических категорий, которые:

1) выражают двоичность юридической информации; 2) внутренне диалектически связаны; 3) в регулировании взаимообеспечивают друг друга; 4) являются двумя обобщающими категориями, вбирающими все основные юридические средства правового воздействия.

Рассмотрим каждый из этих признаков подробно. Правовое стимулирование и правовое ограничение выражают двоичность юридической информации в том смысле, что несут в себе самую малую порцию информации и являются своеобразными равновероятными альтернативами, из которых строится программа управления. «Передача информации,— заметил Винер,— возможна лишь как передача альтернатив» 20. В самом деле, стимул и ограничение дают только два ответа на поставленные объектом управления вопросы: либо «да», либо «нет», либо действовать, либо воздержаться, и в этом смысле полностью справляются с фиксацией наличия или отсутствия какого-нибудь конкретного изменения.

Что касается второго признака — диалектической взаимосвязи,— то правовые стимулы и ограничения противоположны друг другу. Если рассматривать стимул как атрибут регулирования, то он включает в себя и собственно стимул, и определенные ограничительные моменты. Например, поощрительные средства, установленные в трудовом праве (ст. 131 КЗоТ РФ), развивают активность субъВ и н е р Н. Указ. соч., с. 54.

ектов в позитивном русле, исключая возможность ее развития во многих других направлениях. Та же премия как материально-правовой стимул побуждает к одним отношениям и одновременно блокирует другие (в том числе противозаконные). Наоборот, ограничение включает в себя как сдерживание, так и определенные стимулирующие моменты. В частности, уголовно-правовой запрет, угрожая наказанием за одни действия (преступные), тем самым побуждает к другим, стимулирует положительные поступки. Поэтому на первый взгляд кажется, что и стимул ограничивает, и ограничение стимулирует. Но механизм этих воздействий различен. Если стимул и ограничивает (что является дополнительным его эффектом), то только с помощью позитивных моментов, не угрожая, а заинтересовывая, увлекая и тем самым как бы уводя субъекта от правонарушения. По-другому обстоит дело с ограничением. Оно если и стимулирует (что является его дополнительным эффектом), то особыми, негативными методами: угрозами, страхом перед наказанием и т. д. Вот почему необходимо различать такие прямо противоположные и одновременно внутренне единые средства, не включая при этом негативные инструменты (ответственность, обязанности и т. п.) в собственно стимулы.

Третий признак характеризует проблему взаимообеспечения правовых ограничений и стимулов. Так, фиксация в законодательстве права частной собственности выступает мощным юридическим стимулом. Однако для того чтобы подобный стимул состоялся и был справедливым, государство должно ставить собственников в определенные правовые рамки, устанавливать юридические ограничения, устраняя тем самым нежелательные для общества крайности в использовании собственности. Власть собственника по отношению к принадлежащей ему вещи не безгранична, ибо он: обязан принимать меры, предотвращающие ущерб здоровью и окружающей среде, который может быть нанесен при осуществлении его прав; должен воздерживаться от поведения, приносящего беспокойство его соседям и другим лицам; вынужден в случаях, на условиях и в пределах, предусмотренных законодательными актами, допускать ограниченное пользование его имуществом другими лицами, и т. п. В целях нормальной реализации права собственности государство через такие формы, как запреты, обязанности, меры наказания и т. д., должно ставить правовые ограничения и в отношении всех тех, кто посягает на эту собственность.

Четвертый признак взаимодействия заключается в том, что правовое стимулирование и ограничение выступают двумя обобщающими категориями, вбирающими в себя все основные юридические средства правового регулирования.

В первую очередь это отражается на языке законодательства, ибо правовое регулирование не имеет ни вещественной, ни энергетической формы, а осуществляется на информационном уровне 21. Тщательная регламентация отношений в сфере права невозможна без этих двух информационных ориентиров возможностей и их пределов для субъекта права, ибо они в концентрированном виде обозначают собой степень благоприятности либо неблагоприятности конкретных правовых рычагов для интересов участников правоотношений.

Особенности сочетания стимулов и ограничений в правовом режиме для личности в условиях становления многоукладной экономики Стимулы и ограничения в кибернетических системах определенным образом комбинируются друг с другом, составляя тем самым специфический режим деятельности. Собственно, с помощью этих комбинаций и формируется программа управления, направленная на достижение какой-либо цели. Причем либо стимуСм. подробнее М а л ь к о А. В. Двоичность юридической информации и язык законодательства.

«Правоведение», 1993, Ns 1, с. 80—88.

лы, либо ограничения в подобном сочетании могут доминировать, влияя тем самым на степень активности в поведении.

Так, в биологической системе результатом подобного сочетания может выступать, например, темперамент (лат. «надлежащее соотношение частей», «соразмерность»). «Темперамент,— писал Павлов,— есть общая характеристика каждого отдельного человека, самая основная характеристика его нервной системы, а эта последняя кладет ту или другую печать на всю деятельность каждого индивидуума» 22. Научное обоснование природы темперамента впервые было дано именно Павловым, который установил, что особенность высшей нервной деятельности определяется различными соотношениями возбуждения (стимулирующих факторов) и торможения (ограничивающих факторов), происходящих в коре головного мозга, и характеризуется: 1) их силой, зависящей от работоспособности нервных клеток; 2) их подвижностью, т. е. способностью быстро сменять друг друга; 3) равновесием между ними. Эти свойства нервных процессов, проявляясь и сочетаясь у разных людей по-разному, образуют определенный тип нервной деятельности. Так, известно, что возбуждение превалирует над торможением (правда, с разной степенью) у сангвиника и холерика, у флегматика эти процессы уравновешены, а у меланхолика, наоборот, торможение доминирует над возбуждением.

Нечто подобное существует и в юридической сфере, где правовые стимулы и правовые ограничения как информационно-психологические средства тоже комбинируются определенным образом в своем воздействии на интересы людей.

«Мотивацнонное воздействие права,— писал Л. Петражицкий,— состоит не только в вызове положительных импульсов того или иного поведения (положительная правовая мотивация), но и в устранении или предупреждении появления разных мотивов в пользу известного поведения, в устранении «искушений» и т. д. (отрицательная правовая мотивация). Разные виды мотивации комбинируются в праве друг с другом...» 23.

Названные комбинации, как правило, являются составными частями правовых режимов. Само слово «режим» (лат. «управление») обозначает совокупность правил, мероприятий, норм для достижения какой-либо цели. Поэтому правовой режим с точки зрения информационного подхода можно рассматривать как специфический вид правового регулирования, который выражен в определенном комплексе правовых стимулов и правовых ограничений. «Каждый правовой режим,— отмечает С. Алексеев,— есть все же именно «режим», и его понятие несет в себе основные смысловые оттенки этого слова, в том числе и то, что правовой режим выражает степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений и льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности» 24. То есть правовой режим выступает в качестве своеобразного «темперамента» юридического воздействия. В зависимости от того, какие средства доминируют в правовом режиме, он может быть либо стимулирующим, либо ограничивающим. Если первый создает благоприятные условия для удовлетворения конкретной группы интересов, а иногда и сверхблагоприятные (режим наибольшего благоприятствования), то второй нацелен на их комплексное сдерживание.

Правовое регулирование во многом «складывается» из определенных правовых режимов для тех или иных субъектов. До недавнего прошлого в отношении человека и хозяйственных структур в сфере экономики действовали в основном весьма жесткие правовые режимы ограничения, базирующиеся на принципе «дозволено только то, что разрешено». В подобных режимах господствующее место П а в л о в И. П. Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах тож. Поли, собр. соч., изд. 2-е. Т. 3, кн. 1. М.-Л., 1951, с. 375; см. также Данилова Н. Н., Крылова А. Л.

Физиология высшей нервной деятельности. М., 1989, с. 373, 380 и др.

Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2.

СПб., 1907, с. 644.

Алексееве. С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989, с. 186.

занимали нормы административного и уголовного права, которые состоят преимущественно из запретов, обязанностей, наказаний, т. е. правовых ограничений. Теоретически вроде бы все понимали, что нельзя диктовать условия экономическим законам, нельзя материальные стимулы заменять внеэкономически-правовым принуждением. Однако на практике сплошь и рядом заинтересованность была обставлена слишком узкими для нее юридическими границами. В такой ситуации «стимулирующая функция права,— как пишет К). Тихомиров,— почти отмерла» 25.

В современных условиях важно отказаться от привычных представлений о правовом регулировании как сугубо ограничивающем. Необходимо изменить в нем прежнее соотношение стимулирующих и ограничивающих пластов. Назревает неизбежный качественный скачок, который будет сопровождаться новыми комбинациями стимулов и ограничений в правовых режимах, что уже находит отражение (правда, не всегда последовательно) в российском законодательстве.

В основе формирующегося правового режима стимулирования для человека должен лежать принцип «дозволено все, что не запрещено законом», в котором «заложено важнейшее стимулирующее начало (в отличие от формулы «дозволено только то, что разрешено»), ибо он создает предпосылки и расширяет рамки для активной общественно полезной деятельности в интересах государства и гражданина» 26.

Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими силами, способностями, имуществом. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть границы ограничений личности прежде всего в экономике, в сфере производства, а не посредничества, в сфере внедрения научнотехнических достижений в хозяйственную деятельность и т. п. Хорошую базу для отмены устаревших правовых ограничений, превратившихся уже в препятствия развитию экономики, создает Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая в 1991 году. Так, ст. 22 гласит: «Каждый имеет право на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом».

Между тем отмена правовых ограничений не должна быть результатом лишь волевого акта (что у нас до сих пор еще практикуется), не учитывающего конкретных условий. Отказ от правовых ограничений следует проводить весьма осторожно, тщательно прогнозируя его позитивные и негативные последствия. В частности, сегодня некоторые политики предлагают снять ограничения на приватизацию, на продажу собственности иностранцам, в том числе и на продажу земли. Тут главным образом нужно иметь в виду интересы большинства граждан, интересы всего народа, а не отдельных слоев, политических группировок, лиц, ибо создание рынка не является самоцелью.

Почему же в условиях становления многоукладной экономики правовые режимы должны быть преимущественно стимулирующими для личности и хозяйственных структур?

Для ответа на поставленный вопрос только кибернетических понятий и идей недостаточно. Необходимы и синергетические. Дело в том, что «кибернетические закономерности отражают в основном одну сторону управленческих процессов — управление из одного центра по заданным параметрам. А в практике правового регулирования,— как отмечал А. Венгеров,— на кибернетические закономерности все время накладываются другие, в том числе синергетические, в ряде случаев искажающие непредсказуемым образом заранее заданные социальноправовые параметры хозяйственной жизни» 27.

Становится все более очевидным, что сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям, как стимулировать их самоорганизацию. То есть проТихомиров Ю. А. Закон. Стимулы. Экономика. М., 1989, с. 39.

М а т у з о в Н. И. Право как центральный элемент и нормативная основа правовой системы.

«Вопросы теории государства и права». Саратов, 1988, с. 31.

В е н г е р о в А. Б. Синергетика, юридическая наука, право. «Советское государство и право», 1986, № 10, с. 38.

блема управляемого развития включает в себя, по сути дела, и проблему самоуправляемого развития. Синергетика демонстрирует нам, каким образом и почему стихийные отношения (в частности рыночные) могут выступать в качестве созидающего начала, конструктивного механизма эволюции, как из хаоса на основе собственных сил в системе могут «вырастать» новые структуры, способные оказывать управлению определенные «услуги» 28.

Правовой режим стимулирования как раз и создает больше возможностей для «необходимого хаоса», который объективно требуется в целях постоянной адаптации системы к изменяющимся условиям среды, в целях порождения принципиальных нововведений в социальных связях, без чего немыслимо гражданское общество как саморегулирующийся и самовоспроизводящийся организм.

Для подобного режима характерно то, что он с помощью таких форм, как договор, позволяет субъекту выбрать из всего многообразия вариантов оптимальный, согласовывать интересы формально равных сторон фактического отношения, соизмерять свою программу управления с правовой самореализацией личности. К тому же правостимулирующие средства, в отличие от правоограничивающих, являются более гуманными и демократичными, тонкими и гибкими методами воздействия, юридическим выражением свободы человека и гражданина, незаменимым механизмом, помогающим осуществлению отношений собственности.

Разумеется, здесь вовсе не отрицаются правовые ограничения, ибо без них вообще невозможна полноценная и законная самостоятельность. Но они должны занимать в правовом режиме лишь строго определенное место, употребляться в качестве надежных элементов, направляющих свободную энергию на достижение позитивных целей, выступать в роли «берегов» расточительности этой свободной энергии. Другими словами, в ситуации, когда рыночные отношения отвергают приоритет правовых ограничений, последние призваны только дополнять основные, ведущие средства — правовые стимулы. «Право,— отмечал В. Гойман,— в конечном счете есть средство, развивающее, стимулирующее фактическую деятельность и поведение, содействующее саморегуляции людей. Это не противоречит тому, что в ряде случаев оно выступает фактором, сдерживающим деструктивную активность. Но право потому ее и ограничивает, чтобы предоставить большие возможности для распространения конструктивной социально-правовой активности» 29.

Поэтому правовой режим стимулирования в большей степени находит отклик у человека, предпочтителен для него, с гораздо меньшими затратами может содействовать достижению социального согласия, позволяя индивиду увереннее действовать в пределах четко установленных параметров (правовых ограничений). Создавая комфортные условия для «полезного хаоса», используя его в необходимой мере в «собственных интересах», т. е. опираясь на механизмы самоуправления, этот режим наиболее последовательно выражает синергетическую взаимосвязь детерминизма и стихии, что весьма ценно для управленческого процесса. Именно в этом заключается преимущество правового режима стимулирования, именно этим он способствует эффективной деятельности личности в условиях новых экономических отношений.

См. К н я з е в а Е. Н., Курдюмов С. П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным «Вопросы философии», 1992, № 12, с. 4; Моисеев Н. Н. Пути к созиданию. М., 1992, с. 114-123; Сейтов А. А. Проблемы управления в XXI веке. «Общественные науки и современность», 1992, №4; Конторов Д. С. Внимание, системотехника. М., 1993, с. 124, 125, 127, 128 и др.

Г о й м а н В. И. Действие права (методологический анализ). М., 1992, с. 133.

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ НАУЧНОЯДЕРНАЯ ИЗВЕСТИЯ ТЕХНИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ВЫСШИХ Издается в Университете ЭНЕРГЕТИКА УЧЕБНЫХ атомной энергетики с 1993 г. ЗАВЕДЕНИЙ N4 ОБНИНСК•2004 СОДЕРЖАНИЕ АКТУАЛЬНЫЕ Е.В. Федорова, Т.Г. Зорина ПРОБЛЕМЫ Моделирование межрегионального энергообмена с помощью программы ЯДЕРНОЙ MESSAGE...»

«pxd ОТКРЫТОЕАКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "РОССИЙСКИЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ" (ОАО "РЖД") РАСПОРЯЖЕНИЕ 2940р "И " декабря2014г. Москва № Обутверждении стандарта ОАО "РЖД" "Организация технической учебы работников ОАО "РЖД". Общие положения" С целью применения единых требований к организации и проведению технической з^еб...»

«10 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕ...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Уральский государственный технический университет УПИ СТАТИСТИКА ФЕРМИ-ДИРАКА. ПОЛУПРОВОДНИКИ Вопросы для программированного контроля по физике для студентов всех форм обучения всех специальностей Екатеринбург 2006 УДК 530(075.8) Составители А.А.Повзнер, Г...»

«192 ТРУДЫ МФТИ. 2015. Том 7, № 4 Механика УДК 629.78.086: 517.977.5: 550.388.2 А. Е. Старченко РКК "Энергия" им. С. П. Королёва Московский физико-технический институт (государственный университет) Оптимизация поглощенной дозы радиации при перелётах на геостационарную орбиту с малой тягой При перелётах космических аппаратов с...»

«Известия КГАСУ, 2016, № 2 (36) Строительные материалы и изделия УДК 691.332 Мухаметрахимов Р.Х. – кандидат технических наук, доцент E-mail: muhametrahimov@mail.ru Галаутдинов А.Р. – ассистент E-mail: galautdinov89@mail.ru...»

«СОГЛАСОВАНО ОПИСАНИЕ; ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕН] Внесен в Государ­ ственный реестр АНАЛИЗАТОР ЛИНИЙ СВЯЗИ DLA-9D средств измерений. Р еги стра цио нный 15961-97 -LO номе р Взамен N Выпускается по технической документации фирмы Wandel & Coltermann Ltd (Великобритания)....»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.