WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«Камчатка - 2013 Козыревск – Ключи (через вулканы Толбачик, Безымянный, Ключевской) Когда зимой неожиданно бабахнул Толбачик, стало ясно, что это надо ...»

Камчатка - 2013

Козыревск – Ключи (через вулканы Толбачик, Безымянный, Ключевской)

Когда зимой неожиданно бабахнул Толбачик, стало ясно, что это надо видеть.

Как?

Разберемся по ходу пьесы.

Главное взять билеты на Камчатку, а, уж, на Толбачике определимся.

Мы там были в 2000-м. Плавали-знаем. В этом году решено было идти тем же маршрутом

из славного поселка Козыревск в славный город Ключи по подножьям вулканов, понятно,

что извержение должно было как-то его (маршрут) переиначить.

К поездке не готовились совсем. Во-первых, чего готовиться к Камчатке. Во-вторых, все мое свободное время уходило на подготовку путешествия в юго-восточный угол карты. И, в-третьих, мое здоровье. Кто-то не очень почему-то верит моим стенаниям. Но врач запретил мне идти в поход. Так и сказал: "В поход тебе, Марина, идти нельзя". Я никогда особенно старших не слушала, но все-таки было страшно.

Нет, мы готовились. Мы купили болотные сапоги каждому участнику камчатской "икспедиции". А ведь все знают, что без болотников на Камчатке и шагу нельзя ступить.

Ага.

И вот прилетаем мы на полуостров. А самолеты теперь между прочим летают быстрее. Не 9 часов, как раньше, а уже 7,5.

И вот прилетаем мы на Камчатку. У каждого по паре болотных сапог. Где у вас тут вулкан извергается?

Вулкан и правда извергается. Где и как конкретно, понять дистанционно сложно.

Интернет не очень актуален, потому что очень дорогой и как-то не очень отображает ситуацию. Ну, то есть нельзя по любому вопросу открыть интернет и набрать пару слов, чтобы вот понять, куда идти, когда идти, как обойти, ну, и т.д.



Поэтому пришлось немного понервничать. Полазить по камчатским форумам. Камчатские турфирмы быстро сообразили, что и как, поэтому вовсю водят туры к жерлу и обратно.

Стоят 20 тысяч.

В результате купили билеты на автобус в Козыревск, созвонились с ДИМОЙ из Козыревска насчет заброски.Заброска на ГАЗ-66 из Козыревска к вулкану стоит 18 ТЫСЯЧ. Несмотря на наше "несказанное" богатство, как-то не очень это подходящая цена для заброски. Но Сережа сумел договориться на более приемлемую цифру.

И вот мое здоровье. Идти - не идти. Совсем не идти - это как-то слишком. Ведь вулкан извергается, а я тут видите ли болею. Нет, это не годится. Я решила так - на вулкане полно народу. Вот если почувствую я, что совсем кирдык, то вывезет же кто-нибудь умирающую. А Сережка с Максом пойдут дальше одни.

И вот мы выезжаем на север Камчатки.

Как-то было боязно. Договорились с каким-то Димой из Козыревска. И что?

До Козыревска из Петропавловска ехать 8 часов по дороге без асфальта. Выгружаемся в Козыревске в пятом часу вечера уже усталые и голодные. Тут же подъезжает Газ-66. Это хорошо. Водитель более чем странный. Но это не так важно. Серега садится вперед. Мы с Максом бултыхаемся в кузове в полной неизвестности.

Часов у нас нет. Впрочем, как и дороги. Поэтому путь до вулкана превращается в бесконечность. Нас с Максом носит по кузову туда-сюда по полной программе. И мне уже так плохо, что я думаю, не нажать ли красную кнопку, чтобы повернуть обратно. Вдруг остановка. Сережа показывает на лес и говорит, что вот он - конец ПОТОКА.

Вываливаемся в тот самый лес. Ого, и вот они дикие камчатские комары. Сколько их!

Смотрим в туманную даль - где-то там кратер, а вот значит конец еще дымящегося ПОТОКА.

Благоговейно смотрим. Правда, немного подташнивает. И очень сильно болит голова. И если, уж, быть совсем откровенным, то хочется лечь тут под ПОТОКОМ и умереть. Но спокойно умереть не дают комары, которые тут же нападают со страшной самобытной силой. Решено ехать дальше.

С потока вниз Видно, что поток прямо наступил на лес. При этом некоторые деревья продолжают расти, как ни в чем ни бывало.

Новую дорогу в объезд потока проложили... Далее написано неразборчиво - Кто проложил и когда. Власти спохватились и выставили какой-то миллионный счет тем, кто проложил.

Но пока еще не определились все-таки, кто проложил и с кого стричь миллионы. Ах, эта наша загадочная и русская...

А далее начался дождь. И не такой вот обычный дождь. А камчатский обложной. Обогнув поток, мы выехали на шлаки, и даже буксовали. И ехали куда-то вверх. И окончательно обессиленные вываливаемся где-то в тумане и дожде в девять вечера.

История умалчивает, поели ли мы. А если поели, то, как и что. Помню, холод, дождь, жуткую усталость, головную боль и боль сердечную. И зарево где-то далеко. И бешеные комары.

Помню, что меня одолевают мрачные предчувствия. И как положено, таблетки, капельки.

И мысли о том, что пора девушка вам на покой. Но помереть на вулкане - это собственно не так, уж, и плохо. Главное, ужасно романтично.

Сон был тяжелый, мрачный и прерывистый. И очень жестко спать! Эх, старость, оно ведь не радость.

Фотография не этого дня, и даже не следующего. Но надо же чем-то завершить.

Походнички, подумал Штирлиц.

Испытание дождем А на утро они проснулись. Живые, как это не странно. Но идти было некуда. Дождь шел непреодолимой стеной. Все вокруг покрыто туманом. А рядом где-то в тумане и дожде извергается вулкан.

Сережа: "Что желаете на завтрак?" Посыпались разные варианты завтраков с анчоусами и без. Кормили при этом какой-то кашей.

При разборе рюкзака обнаружилась Маргариткина игрушка, которую она нам упаковала.

Тут же начали представлять, какая веселуха была бы, если она была с нами. Скакала бы по нам, все бы засыпала шлаком, перевернула бы кашу на спальник, а в конце спалила бы палатку, опрокинув горящий газовый баллон. А потом неожиданно вдруг заявила: "Хочу рисовать!" "Маргаритка, у нас нет карандашиков" "Хочу рисовать!!!" - настойчиво повторила бы она. Потом был бы рев: "Я хочу рисовать карандашикамиииииииии" Мы с грустью порадовались, что Маргариты нет с нами.

Кроме игрушки было обнаружено, что аптечка вся залита йодом. Как-то пересматриваем, что осталось. Осталось все, но залитое ровным слоем йода. В итоге в йоде было все аптека, вещи, спальники и даже палатка.

На этом развлечения кончились. Началось "испытание дождем".

Старики рассказывают, что камчатские циклоны могут не прекращаться по 2 недели. Мы максимум сидели по 2 дня. Но два дня - это уже караул. Сидишь в изолированном помещении, ничего не делаешь, смотришь в низкий потолок и наблюдаешь, как постепенно по краям палатки намокают вещи.

Единственная хорошая вещь в "испытании дождем" - это разговоры. Сколько всего говорится!

Вспоминали наши былые подвиги. В том числе наш поход на Бакенинг. Когда ехали в автобусе мимо начала маршрута на Бакенинг, то никак не могли припомнить, где же тот самый поворот.

Слушай, а где и как мы начинали?

Сережа: "По-моему, нас довез папа. Нет, Женька на красной ниве. И Федор нам сказал точный километр, где надо поворачивать."

Через некоторое время я продолжаю: "Нет, Федор тогда никак говорить не мог, потому что только в этом походе мы с ним и познакомились" С огромным и невероятным трудом коллективно восстановили, что ехали мы до поворота на рейсовом автобусе, откуда пешком, а вовсе не на папе и тем более не на красной Женькиной ниве. А точный километр нам указала Мария Михайловна.

И было это всего-то 13 лет назад. А что будет когда нам будет по 70? Таких мемуаров можно настрочить и про красную ниву и про все остальное.

Далее шел долгий пересказ разговоров от вчерашнего водителя.

"Сереж, как его зовут?" "Вроде Владимир... или Василий... или что-то на В.... а может Антон. Слушай, я вообще был уставший, голодный, а он мне 4 часа все говорил-говорил-говорил." С этого момента он стал ПсевдоВладимиром.

ПсевдоВладимир рассказал массу интересных вещей.

Он работал в Козыревском леспромхозе. Леспромхоз развалился. Развалил его мост, который построили-таки совсем недавно, не прошло и 100 лет через реку Камчатку.

Раньше там была чудесная переправа. Теперь современный мост. Все мужики ушли на строительство моста. Леспромхоз развалился.

Но кроме этого - рубить стало нечего.

Лиственничные леса центральной Камчатки практически полностью истреблены. И это прекрасно видно, когда едешь по вновь проложенной дороге вокруг лавового потока. Лиственниц нет. Есть березы, елки, а от лиственниц остались огромные пни.

Сейчас ПсевдоВладимир работает на Диму, у которого 4 машины, и который возит туристов к Толбачику. Работа есть в течении 2-х летних месяцев.





А еще ПсевдоВладимир рассказал про козыревских коров. Раз в год - администрация выходит в рейд по селу с провркой. Записывают на видеокамеру, как пасутся на территории села, оставшиеся у жителей 3 с половиной коровы. После этого выписывается штраф за нарушения выпаса. Местные жители идут на заклание с бутылкой водки и 500 рублями. На следующий год история повторяется.

А у нас ведь еще и воды нет - одна шлаковая пустыня. Поэтому собираем стекающую с палатки воду во всю имеющуюся тару.

А еще Сережа не хотел переводить часы. То есть у него на часах московское время, и он уверяет, что это очень удобно - каждый раз прибавлять 8 часов, а ведь еще можно отнимать 4.

Максим начал дико смеяться и вспоминать, что так было все наши американские путешествия. И каждый раз понять, сколько времени было проблематично, потому что надо было подумать - а сколько же надо отнять или прибавить.

Поэтому мы с Максом единогласно решили часы у папы отобрать и перевести на камчатское время. Сережа сопротивлялся.

Где-то в середине дня решено было развлечься обедом. Супчик из пакетика не прибавил ни бодрости, ни сил, оставив одно сплошное разочарование.

Сережа, объясняя Максиму: "По плану от походного обеда не должно быть сытости" Кстати, о болотных сапогах. Мы же подготовились к камчатской погоде и двухнедельным циклонам и закупили болотных сапог на каждого по две штуки. Но в поход пошли всего два. Почему? Сережа сейчас пытается понять, как нам растянуть два сапога на шесть ног.

Оно, и понятно. Я лично вообще налегке с маленьким рюкзачком, как выписанная из хосписа. Весь груз поделили между собой Максим и Сережа. Поэтому на купленных сапогах решено было сэкономить.

И когда мы путешествовали здесь в прошлый раз, то сапоги нам понадобились ровно один раз при переходе через реку Сухая Хапица. А в остальное время мы переходили от домика к домику, поедая продуктовые запасы Хубуная.

Хубуная - легендарная личность. Во-первых, его дочка была со мной в одной группе в детском саду. А, во-вторых, он, работая в институте вулканологии, в период перестройки начал возить на Камчатку иностранных туристов. Остатки продуктов, заброшенных на вертолетах, которыми кормили иностранцев, мы и поедали в 2000-м.

Еще обсудили, что на Камчатке все по-старому. Красиво. Дороги плохие. Понастроили детских площадок. Они как клонированные похожи на кировские. Это же сколько денег намыли на этом деле! Похлеще Сочинского будет проект.

Ну, а в остальном, на Камчатке все по-старому. Красиво. Дороги плохие.

АААААААААА, вспомнила! Когда ехали на автобусе, то чуть не сбили лося. Лось стоял посреди дороги, пришлось его объезжать. Лосей на Камчатку завезли. У нас ведь любят интродуцировать что-нибудь в куда-нибудь. И вот лосям так на Камчатке понравилось, что они заполонили все леса.

Вспоминаем слова Федора: "Во время циклона не есть, а лежать в спальнике и спать" Да, для нас это только мечта. После ужина тщательно облизываем ложки и тарелки. Посуду мыть нет необходимости. Прямо с первого дня началась голодовка.

К вечеру начинается "великая скука". Кровь от лежания застаивается и начинаются проблемы с головой.

Сережа предъявляет претензии:

"Я женился не на такой!" "Это точно. Ты женился на молодой, активной, любящей трудности девушке. А не на больной, ворчливой, не первой свежести женщине".

Я про себя с грустью думаю, что раньше я бы это все воспринимала, как счастье. Дождь, мало еды, трудности, неприятно, испытание. Да, тяжело, но весело. Теперь же я не могу отделаться от мысли, что провела бы это время с большей пользой.

ВОТ ОНА СТАРОСТЬ!

Вечером от родителей пришло СМС (телефон ловит на склоне ближайшей сопки):

"Маргарита спрашивает: "А где мои ближайшие родственники?" А ночью - дождь, ураганный ветер, и бессонница.

В поисках желтых меток Утром лицезрели лавовый поток, на краю которого мы стоим. Дождя нет. Видимость - так себе.

Собрались, рванули наверх.

По пути встретили лагерь Далецкой. Далецкая - это фотографиня, которая снимала в далеких далеких советских годах на пару с великим Гиппенрейтером. Снимала Камчатку, естественно. Может что еще, но я не знаю.

ПсевдоВладимир сказал нам, что Далецкая тут живет практически с начала извержения.

Сама Далецкая виднелась на сопке, там где ловил сотовый, и фотографировала парящий поток.

А вот другая женщина в лагере, как потом выяснилось, ее дочь, рассказала нам куда идти.

Идете, говорит до лавовой пещеры, там направо и переходите лавовый поток по желтым меткам до красного склона. А там уже по тропе мимо лагеря вулканологов к действующему конусу.

Мы пошли вверх.

Попутно наблюдая неостывший парящий причудливо завитый лавовый поток Кроме болотных сапог мы купили компас. Компас был приобретен в спортивном магазине Петропавловска. Так как то затягивает, то растягивает, то садится, то поднимается решено было взять азимут. Азимут был где угодно, только не там, где нам нужно. Север менял свое направление где-то раз в минуту. Мы решили, что лавовый поток насыщен железом и мешает ориентации компаса. И так как навигационный прибор отказал нам в помощи, мы пошли не глядя.

Вот тут - вполне себе растянуло немножко Никогда до этого я не видела свежей недавно остывшей лавы. Ощущения человека, любящего вулканы и все, что с ними связано - непередаваемые.

Идем, значит, и ищем пещеру, а от нее, значит, должны желтые метки вести к кратеру.

Где-то наверху поток закрыт облаком и не видно, куда идти.

Побегали туда-сюда. И вдруг на камне видим маленькую такую желтую полоску.

О, это, наверное, метка!

Мы ступили на поверхность лавы, которая, несмотря на то, что обещала быть асфальтом похожа на него совсем не была.

Острая, неровная. Цепляешься всем, чем можно, смерть ботинкам называется. Тут же серьезно поцарапала палец. Кровь хлещет, я ною.

Надо добавить, что ни одной желтой метки мы больше не нашли, компас не работает, мы в облаке где-то на свежем лавовом потоке. Тыркаемся как слепые котята и страшно.

А вдруг поток провалится, и мы сгорим заживо? А вдруг мы сейчас заблудимся? А вдруг?

А вдруг? Ну, и кровища хлещет, я ною.

Небольшими порциями двигались мы то вперед, то назад.

Иногда развиднеется И вдруг мы видим красный склон. Ура, мы хотя бы перешли поток. Правда, счастью мешают дурацкие мысли о том, что обратно нам никак не перебраться. И останемся тут одни - на этой стороне лавового потока.

Набрели на тропу, ведущую к конусу, и даже пару раз его увидели в разрывах облаков И определенно страшно. В тумане ухает, гукает - как будто сцепляют огромные железные вагоны и формируют гигантский железнодорожный состав в преисподнюю.

Подбираемся осторожно к конусу. И даже на него поднялись. И....

Мы ничего не увидели. Кромка кратера находилась в 50 метрах от нас. Иногда из тумана сверху падали бомбы. Подходить ближе было очень страшно. Тем более ж/д состав имел уже такие размеры, что мама дорогая.

Постояли мы на конусе около часа. Ничего не изменилось. Бомбы падают. Состав продолжают формировать. Ничего не видно. Решили идти обратно в лагерь и возвращаться сюда, когда будет погода.

Спустились, дошли до места перехода через лавовый поток. Постояли немного, посмотрели на туман и ступили на практически асфальт.

Некоторое время делали вид, что идем в верном направлении. Потом немного поблуждали. Затем признали поражение, и захотелось сесть тут посреди и посидеть немного в позе мыслителя, так как понимания, куда двигаться не было никакого.

И вы не забыли, что страшно? Мы стоим на не пойми чем. Лава. Да, остывшая, но вся парит, выделяет сероводород, местами еще даже раскалена. Не знаю, какие были ощущения у Робинзона Крузо - у меня были, наверное, такие же.

И вдруг... Где-то вдали в тумане видим группу людей. Они куда-то смотрят. Делаем вид, что просто гуляем и направляемся к ним. Туристы под руководством гида направляются к конусу и смотрят ни куда-нибудь, а в дырку в лавовом потоке.

Вот она та самая пещера! С нее надо было начинать.

Оказалось, что на глубине под всем этим безобразием текут лавовые реки. Кажется, что они жидкие. Но когда кидаешь на текущую лаву камень, он погружается не сразу, а некоторое время лежит на поверхности "воды". Удивительно то, как быстро течет расплавленная твердь.

С детства я тысячи раз видела в кино, как под тревожную музыку бравый вулканолог в теплоизоляционном костюме отважно берет образец лавы из красной реки. Но увидеть вдруг это в живую.

Сразу скажу, что этой ночью я не спала. В глазах стояла раскаленная река, текущая под тревожную музыку.

Уже без приключений мы спустились к лагерю. И решили сходить дальше - к Северному прорыву. Толбачик в прошлый раз извергался в 1975-76 годах. Как раз все эти тысячи фильмов с бравыми вулканологами сняты на том самом знаменитом и хорошо изученном извержении.

Такая вот карта для некоторых разъяснений.

Под конусом Клешня мы стояли лагерем - красный эллипс. Выше красный кружок - это извергающийся конус Стрелка - это мы ходили к Северному прорыву. А совсем сбоку красный шар - это там, где дорога подходит к лавовому потоку Гуляем На пыльных дорожках далеких планет, останутся наши следы...

Ну, я же о самом главном-то не написала!

Ну, я же выписанная из хосписа приехала помирать на Толбачике! Сегодняшний день был проверочный. Еще при подъеме вверх стало мне хреново. Чем дальше, тем хреновей мне становилось. После того, как нам не удалось заглянуть в кратер, мне стало так плохо, что я подумала о Далецкой, как о спасительнице (за ней сегодня должен был приехать ПсевдоВладимир).

В какой-то момент я легла на грунт и заявила, что все - мамочка дорогая - я сейчас помираю. И слезы из глаз.

Сережа закатил глаза и спросил: "Ииии?" Я подумала - и правда, чего вот тащить меня что ли или как вообще Сережа должен сейчас поступить?

Полежала, поразмышляла, решила доползти до Далецкой самостоятельно.

А потом мы увидели пещеру-текущую лаву. А потом как-то спустились. А Далецкая-то уже уехала. И я решила остаться. Хотела же помереть на вулкане, так зачем уезжать. Я еще кратер не видела.

И я не могу сказать, что стало легче. Было очень тяжело. Порой практически невыносимо.

Но я дошла до конца, хотя были у меня сомнения на этот счет. В последний день я так радовалась - я дошла! Я, действительно, слабо верила в себя.

Нынешнее извержение, начавшееся почти год назад, уже подходило к концу. По прогнозу Великих мужей оно должно было завершиться еще в апреле. Но нам повезло. Попали всетаки к шапочному разбору.

И хотя мы не видели этого http://piter.tv и этого http://portalpk.ru и этого http://ecocollaps.ru и вот этого http://rblogger.ru Ничего из этого мы не видели.

Если честно, то даже если бы мы ничего больше не увидели, то того, что видели, уже было бы достаточно. Настолько сильно меня потряс вид текущей лавы в лавовой пещере.

Сюда надо еще что-нибудь вагнеровское.

А это - моя подруга Анька - геолог. Я помню, как она попала в новостные ленты зимой http://copypast.ru ПсевдоВладимир ненавидит инспекторов. Рассказывал много историй про них. Главный враг - это инспектор ключевского национального парка, который садится на снегоход, заправленный нацпарковской горючкой, и едет лосей колошматить.

«Я константирую!» - любит вставлять ПсевдоВладимир.

Нам надо уже идти дальше. Толбачик – это не цель – это начало пути. Основная цель дойти до г.Ключи.

Но опять идет дождь. И будущее наше туманно, как и все вокруг. Уже начинает казаться, что так будет вечно, как в Сто лет одиночества – дождь-дождь, и мы все покроемся плесенью… Максим прерывает мои мысли: «Мам, а сколько дней мы уже в походе?»

«Ну, походом это пока назвать сложно. Какое-то раскисание под дождем и растворение в тумане»

Сережа вечером сложил огромную нодью.

Я: «Зачем ты извел все дрова? Вот дождь опять, придется тут остаться, а дров уже нет»

Макс: «Папа, оденет трусы на голову, возьмет фальшвеер и побежит на поток. За ним ринутся все туристы, а я в это время буду таскать их дрова. Когда фальшвеер потухнет, он скроется в тумане. Вернется потом по компасу.»

Тут все вспомнили, что компас наш не работает и посыпалось множество вариантов развития дальнейших событий.

Как-то голодно, особенно Максиму, который находится в самом расцвете сил. Сережа нас успокаивает: «Ну, что же, поход – это голод»

И добавляет: «Я рассчитываю на подкрепление в долинах. Наверняка там полно продуктов, оставшихся от Хубуная»

Я: «А представь, что подходим мы к домику, а там уже люди. Не пойдем же мы внутрь, расталкивая локтями, со словами, а можно нам тут Хубунайские продукты поискать. Что тогда ты будешь делать?»

Сережа: «Ну, что-что. Будто не знаешь. Одену трусы на голову, зажгу фальшвеер и побегу»

Из разговоров на ночь… Максим: «А что такое поле? Вот ты все поле-поле»

«ОООООООООООООООО, поле – это вещь:)» Про поле я могу рассказывать бесконечно.

И чем хорошо поле – там есть костровой тент, под которым можно сидеть в непогоду, куча продуктов, из которых в непогоду можно печь блины, а еще там есть горячительные напитки, которыми в непогоду можно согреваться.

А еще Сережа вспоминал про подарок, который он сделал мне на заре наших отношений.

Я уже писала, что познакомились мы в Хибинах. Потом я уехала, а он остался.

Встретились мы через некоторое время, а Сережа привез мне подарок: Воронье перо и Связку сушеных грибов.

Максим так хохотал: «И после этого ты вышла за него замуж?»

«Да, я была наивной и глупой. Мне казалось, что все это ужасно романтично. Хотя после таких подарков, ну, все же должно было быть понятно. Долго потом хранила и Грибы и Перо, пока все не сгинуло в моих многочисленных переездах»

Максим в этом году вместо футбольных разговоров развлекал нас Рюриками и иже с ним.

Так как мы никого не могли запомнить, то периодически начинался допрос – а кто сын такого-то?

А я поняла, что представления о нашей русской истории у меня никакого. Причем, те знания, что у меня есть никак не вяжутся со знаниями Максима. Ощущение, что история раньше была другая, причем не только история советского периода.

Нодья горела всю ночь, громко треская и мешая спать.

А на утро мы собрали наши рюкзаки и пошли с ними через поток, чтобы встать прямо у действующего конуса.

Проходили мимо лавовой дыры. Видимость лучше и вокруг более многолюдно.

Сегодня я взирала в дыру уже гораздо спокойней. Ведь всю ночь она мне мерещилась, пообвыклась уже с ее видом.

Это Сережа вверху для масштаба Перейдя поток, на этот раз не так драматично, как вчера, бросили рюкзаки и направились к конусу. Сегодня все хорошо было видно. И куда идти, и конус, и взлетающие вверх бомбы, и падающие вниз бомбы.

Опять поднялись наверх и на этот раз увидели ЖЕРЛО ВУЛКАНА.

Лавовая дыра была забыта сразу же. Беснующаяся и взрывающаяся в кратере лава стоит у меня перед глазами и по сей день.

Очень страшно. Бомбы летят далеко вверх, а потом падают прямо вниз. После того, как на наших глазах осело часть склона, раскаленные камешки стали падать прямо на наши головы.

Насмотревшись, пошли обедать и ставить палатку. Лагерь поставили на месте стоянки вулканологов. Совсем рядом с железнодорожной станцией. Там же нашли покрытый шлаком снежник, который топили на дырке в лавовом потоке. Закипало за 15 минут.

Сначала никак не могла понять, почему палатка все время в песке. Оказалось песок выпадает из воздуха. А если сидеть в палатке, то кажется, что идет дождь. Посуду оставлять нельзя, тут же засыпает все черным шлаком и хрустит на зубах.

Надпись на упаковке растворимого супа: «Забудьте все, что вы знали о супах быстрого приготовления. Супы – Домашнее бистро, это совсем другая история. Натуральные, густые, вкусные…»

После того, как встали практически в самом эпицентре, немного обжились и расслабились Максим озвучил мысль: «Здесь сосредоточена вся боль мира». Мы согласна покивали.

Еще раз ходили на конус. Внутри уже все изменилось. Лавы стало больше.

Максим рассказывает про раскол церкви. Причем, пройденный материал по Рюрикам мы не сдали. Не смогли вспомнить отца Долгорукого. Предложенные Боголюбский и Всеволод Большое гнездо оказались его детьми.

Лавовый поток представляет из себя постоянно меняющеся сказочное действо.

Постепенно вечереет. Пустынно и тихо. Лишь все также сцепляет вагоны вулкан.

Перед тем как окончательно стемнеет, опять идем на вулкан.

К темноте народу снизу навалило. Все пришли смотреть ночной вулкан.

Когда мы поднялись на конус, то наблюдали за парой молодых людей, которые сидели, свесив ноги в кратер. Попутно они умудрялись уворачиваться от падающих сверху бомб.

Потом они весело смеялись: «Один раз живем, а тут такое происходит. А вот смотрите, мне прямо на ногу бомба упала»

Группа из пяти туристов пытались увязаться за нами, потому что у них не было фонариков. Мы их обрадовали тем, что ночуем здесь и через поток не идем. Они разочаровано скрылись в полнейшей темноте.

Еще была группа с гидом, но он их всех растерял по пути.

И при таком русском подходе к безопасности ни одного несчастного случая за все время извержения не было. Удивительно.

Все увиденное настолько потрясает, что слов просто нет. А мы практически и не разговариваем. Просто смотрим. Тут подходит только одно слово - ГРАНДИОЗНО!

У Сережи сел аккумулятор, он вставляет другой, который садится тут же без предупреждения. Мда - мы остаемся без фотоаппарата. А впереди целый поход.

Дальнейшая съемка происходила таким образом, аккумулятор лежал близко к телу и грелся. Как только появлялся необходимый для съемки объект, который с этого момента проходил жесткий отбор, аккумулятор извлекался, быстро вставлялся и что-то быстро щелкалось. Хватало на одно фото. Аккумулятор сразу же извлекался и продолжал дальше греться.

Укладываясь спать, была абсолютно уверена, что спать у нас никак не получится. Как можно заснуть на действующем вулкане. Утром с удивлением обнаружилось, что спалось очень даже неплохо.

Грустно собираем рюкзаки и грустно уходим. Как-то было неправильно начинать с самого интересного. Насмотревшись на лавовую фантасмагорию совершенно не хотелось идти дальше. Казалось, что ничего лучше мы не увидим. Тем более мы уже ходили по этим местам.

Обсуждался даже план остаться на все время здесь и никуда не ходить. Окопаться, как Далецкая. Но ведь у нас теперь не было фотоаппарата. Вероятно, если бы возможность фотографирования у нас осталась, то остались бы и мы.

А так - пришлось тащиться дальше.

И вот Улиткины, взвалив свои домики на спину, двинулись в путь.

Постепенно за спиной скрывается действующий конус и постоянное ба-бах. Уходим с ощущением, что чего-то не посмотрели, не увидели что-то важное.

Карабкаемся по склону и выходим наверх, чтобы обозреть происходящее. Там нас обдает сернистым облаком, которое принесло с действующего конуса. Вспомнился мне вулкан МонПеле. При извержении которого в 1902 году спустилась палящая туча, уничтожившая разом кучу народу. Тут, конечно, совсем другая история.

Но представила я тут же, как вот попали мы в тучу из раскаленных газов, а потом в газете Хибинский Вестник напишут:

«На склонах извергающегося камчатского вулкана Толбачик были обнаружены тела известных ученых Заполярья. Смерть застигла их внезапно. Ни о чем не подозревавшие путешественники, случайно попали в газовое облако, и так и остались стоять с рюкзаками, как памятник собственной глупости…» Ниже фото, где мы застывшие в нелепых позах с рюкзаками. Далее идет информационная справка о вулкане и его извержениях.

Откуда взялись – «известные ученые заполярья». Это как-то про нас статью писали в газете и почему-то написали там, что мы – те самые известные. Очень мы смеялись тогда и надеялись, что никто и никогда из настоящих ученых не прочтет это. Но данная фраза стала нашей семейной шуткой.

И вот бредем мы по склону вулкана и обозреваем окрестности. Я уже и забыла, как это бесконечно красиво. Просто фантастически красиво. И как же хорошо, что никого нет вокруг.

Фотографический аккумулятор греется подмышкой. Поэтому очень мало фотографии.

Очень. Их почти нет.

К обеду дошли до сейсмостанции Толуд. Все вокруг истоптано медведями. Очень это удивительно – ведь ни рыбных рек, ни ягоды особенной. Мы-то планировали, что все медведи сейчас аккумулировались в долинах, а мы лихо по верхам проскачем.

В прошлый наш поход мы решили здесь задержаться подольше. Мылись и ели Хубунайскую сгущенку.

В этот раз никаких продуктов в домике не было. Зато была литература, и Максим тут же пропал в «Как защитить себя от преступников» издания 1992 года и «Как выжить в тюремной камере». Еще была книга про валютные махинации – тоже начала 90-х.

А времени у нас нет. И надо идти. А так хочется остаться. Что-то есть в этом месте – какая-то непередаваемо-невысказанная щемящая тоска.

Но твердо и мужественно решаем – обедаем и бодро идем дальше. Ночевать будем на перевале.

На обед - традиционный суп из пакета. Сережа прозвал его Густияр. Максим заявляет после еды: «Как будто и не ел»

Выходим, я оборачиваюсь и со слезами на глазах произношу: «Навряд ли я сюда еще когда-нибудь попаду!»

Через полчаса вылезая из каких-то кустов мы попадаем ровнехонько на мамочку с тремя детишками. Нам повезло с тем, что мы из кустов еще не до конца вылезли, а до мамочки оставалось метров 20.

Сережа начинает свистеть и кричать. Я пытаюсь достать фальшфейер. Сережа кричит на меня: «Не пали фальшвеер, они сейчас уйдут» Некоторая суета у нас, а вот в медвежьем стане затишье. Несмотря на наши истерики, семейка совсем не спешит куда-то прятаться.

Заканчивается все тем, что медведица вспоминает, чему учили ее в детстве: «Человек – царь зверей». И очень нехотя они меняют диспозицию, неспешно (еще неизвестно, кто тут царь) удаляясь за перегиб, ровно в ту сторону, куда надо нам.

В газете Хибинский вестник написали: «Известные ученые Заполярья были найдены в кустах на склоне вулкана Толбачик на Камчатке. Смерть застала их неожиданно…»

Ниже идет фотография, где мы застывшие в нелепых позах с рюкзаками. Далее справка о камчатских медведях, которых развелось в последние годы видимо невидимо. И не сидится им на ягодниках и рыбе, они уже гуляют по вулканам.

Чешем репу. Я закрываю фальшвеер. И тут Сережа замечает, что впереди на нас надвигается стена дождя. Он принимает судьбоносное решение – возвращаемся на Толуд.

И мы возвращаемся. Не прошло и часу, как мы опять разводим костер. Дождь начинается, но очень быстро заканчивается. Максим продолжает чтение про то, как выжить в тюремной камере. А я, чтобы не нарушать традицию, все-таки решила помыться, раз сгущенки нет.

Тишина. Закат. Вулканы вокруг. Такая благодать, что передать невозможно. И даже почти нет комаров. Практически рай. А почему практически. Он - самый настоящий.

А вот ночью стало видно, что мы все-таки пропустили на вулкане. На горизонте ярко полыхали места выхода лавы из потока. Стали обсуждаться планы вернуться теперь уже и туда. Как же были - и не увидели, как течет лава.

Очень примитивная схема, как мы ходили. Стрелки указывают на Козыревск на западе откуда пришли и на Ключи на севере, куда идем.

Между новым извержением на Толбачике и сейсмостанцией Толуд совсем небольшое расстояние. Но мы при этом все равно очень устали.

Я, пожевывая губы, как старушка:

«А ведь это самая легкая часть пути»

С трудом ориентируюсь в пространстве. Пару раз серьезно ошиблась в карте и расстояниях. Прямо стало стыдно перед Максимом. Тихо на полном серьезе спрашиваю у Сережи: «А могла ли я вообще когда-то ориентироваться?»

Следующий день должен был быть гораздо тяжелее, чем предыдущий.

А утром я напоминаю робота Вернера из Гостьи из будущего - все тело болит и двигается с трудом.

Я встаю в 7. Дождь.

Встаю в 8. Дождь. В 9. Дождь. И, наконец, в 10 начинает проясняться.

Экстренно собираемся, цепляем свои домики и катапультируемся.

На этот раз я уже точно знала, что сюда вернуться мне не судьба, поэтому слезу не пускала и ничего не произносила.

Максим так изголодался, что навернул две тарелки гречневой каши, которую на дух не переносит, приговаривая: «Я обожаю гречку, это мой любимый продукт»

Решили подниматься на перевал по реке, а не идти, как вчера, по террасе. Потому что уверены в том, что медведи никуда не ушли и пасутся ровно там, где мы их оставили. Не прошло и получаса, как в реке наблюдаем медведя - на этот раз одного. Идрит твою за ногу, как говорила моя мама. Как-то это уже начинает беспокоить.

Я судорожно отцепляю фальшвеер. Сережа начинает свистеть и кричит: «Не пали, он сейчас уйдет»

День сурка – честное слово.

Но этот медведь был более расторопным и ретировался, поднявшись на левую террасу.

Мы понадеялись, что он понял, что нам вперед и не пошел с нами параллельным курсом.

Шли они шли, шли они шли, ну, те, что с домиками на спине, и решили, что пора все-таки подниматься наверх, а то камни в русле большие, а медведь, наверное, далеко убежал.

Поднимаемся мы на левую террасу, а на правой террасе, ровно напротив нас - мамаша с тремя детьми.

Но тут мы даже делать ничего не стали, потому что, ни одна мамаша не стала бы бежать вниз, потом перебегать русло, потом бежать вверх, чтобы напасть на непонятных двуногих.

Так что пошли дальше, оглядывались, конечно. Медведи паслись, как будто вообще ничего не произошло, даже голов`ы не подняли.

Мы поднимаемся все выше и выше, поэтому все медведи остаются здесь. Там наверху им, ну, совсем нечего делать.

Это фото я уже показывала, но оно из этого дня. Совсем нечем иллюстрировать, вот и дублирую:) За спиной - вулкан Большая Удина Постепенно расслабляемся насчет медведей. И начинаем любоваться красотами. А красоты я вам скажу, не просто так.

Местность между вулканами Толбачиками (Плоский и Острый), Удинами (Большая и Малая) и Овальной Зиминой до того хороша, что я иду и рыдаю.

Ну, все уже поняли, что развести меня на слезы можно, показав палец. Но в последнее время я плачу не только от горя, но и от чего-то потрясающе красивого. Решила про себя, что это – чуть ли не самое красивое место из того, что я видела на Камчатке.

Причем, нет тут чего-то прям необычного. Просто какое-то природное сочетание линий, склонов, долин, уклонов, цветов, воздуха, неба. Тундра перемежается с альпийскими лугами. Уходящие ввысь действующие и давно потухшие вулканы. Ну, и понятное дело, что мое состояние, не последнюю роль играет. Хотя и Сережа подтвердил, что да, очень красиво. Максим ничего не подтверждал. Он тихо про себя надеялся, что все это скоро кончится.

Место идиллическое – хочется построить дом, остаться жить, и все смотреть и смотреть из окна.

Почему-то сильно напоминает Ирландию, в которой я никогда не была. И, кажется, что сейчас из-за угла овцы выйдут. Чур меня, конечно, никаких овец здесь быть не должно.

Жалко только, что уже через месяц в сентябре тут начнется лютая зима. И, наверное, хорошо, что она начнется, иначе бы давно уже лихие ирландцы запустили бы сюда овец.

Максим написал стих. Почему-то это называется Пирожки:

Сегодня пятый день похода Мы стали есть подножный корм Не знаю, почему всем грустно Мне норм* Мама, когда будешь выкладывать это в своем ЖЖ, то запили сносочку про норм. Норм – это не норма, норм – это НОРМ.

И вот в слезной пелене впереди вижу, как кто-то двигается. "Сережа, а это человек или медведь?" Сережа смотрит и округляет глаза: "Это не просто медведь, это медведи - их два, и они оба большие."

"Что они тут делают?" - шепчу я "Ищут туристов" - шепчет мне в ответ Сережа Так как медведи движутся прямо на нас, то вариантов остается ОДИН, уходить сильно вправо по большой дуге и надеяться, что это не медведи - людоеды. Нет, вариантов всетаки два. Можно уходить сильно влево. Но это будет в горку.

Обходим. Медведи же опять ни ухом, ни рылом. То ли они ни разу не видели людей и принимают нас за сусликов. То ли они совсем-совсем нас не боятся.

У меня этим летом сформировалась отчетливая такая теория. Не бывает полного счастья.

Обязательно к каждому счастью примешивается какая-то зараза. Нет, ну, это, конечно, может только у нас.

Например, идем мы по бесконечно красивому пейзажу и можно прямо раствориться в нем и улететь. Но улететь не дадут. Потому что тут же на горизонте появляются медведи, которые заставляют спуститься на землю.

Максим: «Я сейчас занимаюсь тремя вещами. Первое – это з`амки, второе – карты, причем карты разные и географические и исторические. А третье…. Что-то я забыл, что третье.»

Дневное время уже на излете. Вариантов ДВА. Оставаться ночевать прямо тут в «чудной долине». Но тут невдалеке пасутся медведи. Или подняться на второй уже сегодня перевал и ночевать за ним.

Как раз фото перевала за мной. Опять повторяюсь.

Естественно, приняли единственно верное решение, и пошли на перевал.

И после того, как начали подъем, я поняла, что устала. Причем, устала не так, как обычно вот так устаешь к вечеру, что есть силы только до кровати доползти. Нет. Устала прямо конкретно до полнейшей неспособности идти. Я так уставала только один раз в жизни – после моего участия в соревнованиях по скиальпинизму в 2003 году. Я тогда даже не могла дышать, вот как устала.

Но все уже и так давно поняли, что я – доходяга полнейшая.

Данный перевал Толбачинский знаменит тем, что на нем я в 2000-м увидела первого в своей жизни медведя. До этого в течение 10 лет я бывала в разных местах Камчатки, в том числе работала 2 месяца в экспедиции в самом медвежьем уголке мира – на Курильском озере (как раз в то время, когда там медведь съел японца). И за все это время я не видела ни одного медведя. НИ ОДНОГО.

А Здесь при подъеме на перевал мы наткнулись, наконец, на него. И это был даже некоторым облегчением, потому что я уже думала, что умру, а медведя живого так и не увижу. Животное бросилось наутек (вот как поступают нормальные звери). Но через пять минут мы наблюдали его же. Он бежал вниз с перевала.

Мы озадачились, что заставило медведя сначала бежать вверх, потом вниз. Сошлись на том, что за перевалом живет какое-то страшное чудовище, которое и напугало нашего медведя. Может динозавр? Места-то пустынные. Когда мы заглянули за перевал, оно (животное) уже, видимо, ушло.

За тот поход – это был единственный медведь, которого мы повстречали. Прошло 13 лет, и их тут тысячи.

И, кстати, после того первого медведя, в последующие годы мы стали встречать их пачками. То есть я зря боялась. На данный момент я видела их штук 50. Ну, может утрирую чуть-чуть - наверное, штук 40.

Второй интересный момент. Кроме медведя мы совершенно ничего не помним об этом месте. У меня ощущение, что я здесь в первый раз. У Сережи тоже. Мда.

Еле-еле мы поднялись на перевал. А время уже 21:00. И солнце, солнце-то - уже практически нет его. И надо быстренько спускаться и быстренько ставить лагерь.

Лагерь ставили уже без меня, потому что я как сняла рюкзак, как села, так и встать больше не смогла. Сегодняшний марафон составил больше 20 километров. Если бы не медведи, то остановились бы гораздо раньше.

С исчезновением солнца наступил космический холод. И даже чай пришлось пить в палатке. Решено было достать стратегический запас шоколада. Никогда еще Альпен голд не был так прекрасен. Мне приходится все время делить свою пайку с Максом. Бедный наш мальчик отчаянно голодает.

Максим мечтательно: «А я вот помню, что у нас дома все время на холодильнике лежало 6 альпен голдов. И это был какой-то возобновляемый ресурс. Стоило мне их съесть, как они опять появлялись»

Сережа показывает, что вся одежда на нем на два размера больше: «Вот она жизнь лилипута»

Ну, а мне похвастаться было совершенно нечем. Мои стратегические запасы так быстро не тают.

А на утро светило солнце, на переднем плане толстый столбик сурка, на горизонте пасется медведь, над нами яростно каркает ворона. Просто передача в Мире животных.

У нас есть схема природного парка Ключевской. На ней нарисованы столики и навесы, которые должны встречаться с некоторой периодичностью на нашем пути. Но их нет.

Это же кто-то рисовал схему парка и планировал понастроить столов. И даже, наверное, денег на это дело выделили. А столы в итоге не поставили.

А может прилетели, камнями обложили костровище. И его издалека не видно.

А может прилетели и подумали, все равно нет дров, зачем тут стол с костровищем.

Или прилетели и посмотрели - какая же вокруг красота и зачем портить ландшафт какимто столом.

Около столбчатых лав нашли деревянные брусья. Гниют уже. То есть начало строительства столов с навесами было положено.

Доходим до сейсмостанции Плотин`а. Ударение почему-то на последний слог. 13 лет назад мы провели тут прекрасные сутки в непогоде. Съели столько хубунайских продуктов, что еле-еле потом могли выйти из домика.

В этот раз в надежде раздобыть хоть какой-то еды, наперегонки врываемся в дом. И облом. Он, во-первых, заселен туристами, во-вторых, еды нет.

Ставим палатки голодные.

Максим, ты о чем печалишься?

Да, я о чем-то переживал, но забыл.

А около Плотины пасется, как вы думаете кто?

Медленно и печально погуляли вокруг подножья Безымянного вулкана - он, как обычно, все время закрыт облаком. Зато за ним открыты все вулканические гиганты Камчатки.

Красота необыкновенная - но аккумулятор продолжает свое путешествие подмышкой, очень редко выглядывая оттуда. Видели еще какое-то количество медведей. Поднялись на близлежащую неназванную вершину 1700м. А на вершине почему-то говорили о квартирах. И какие планы на жизнь и вообще. Другого места не нашлось.

Ночью вокруг палатки топотал медведь. И было страшно. И шел дождь. А утром вокруг лежал снег. На дворе 13-е августа.

Там за облаками Безымянка. А внизу, правее середины Плотина.

Когда мы сидели в прошлый раз в непогодах на Плотине, я нашла Библию. Прочла. В этот раз я ее не обнаружила.

Не обнаружили мы и заначку, которую зарыли 13 лет назад. В тот поход у нас было слишком много еды, благодаря Хубуная. Поэтому мы излишки герметично завернули и закопали. Пытались отыскать клад и не нашли. Непонятно куда он делся. Нет его больше.

В домике живет туристическая группа иностранцев под руководством гида Леши. Леша, как оказалось, был в Хибинах в бэккантри лагере. Приглашал нас с собой выйти через Копыто. До Копыта довольно близко, и там бы нас вывезла машина обратно к Козыревску. Мы, конечно, очень сильно захотели домой. И погода-то не очень. И тащиться через бесконечное подножие Ключевского, пересекая глубокие овраги, не хочется. И я больная при больная и ослабленная. И Максим голодный при голодный и про себя только и молит - Господи, пусть они пойдут на Копыто. Ну, пожалуйста.

Ха, но Улиткины - они же не лыком шиты. Они пойдут на встречу трудностям. Гуд бай Копыто. Мы пойдем другим путем.

Покидаем Плотину. В последний раз? Побываем ли мы тут снова?

Вселенская грусть меня накрыла в этом походе. Раньше я все время думала - ну, вот когда-нибудь мы побываем здесь и вот здесь. Или вот мечта всей жизни - пересечь всю восточную Камчатку с севера на юг на лыжах в марте-апреле. И все думала - вот когданибудь обязательно сделаем это, и это, и это. И вот вглядываясь в вулканические дали я понимаю, что никуда уже больше не попаду. И самое печальное в этом всем, что я больше и НЕ ХОЧУ. Я не хочу пересекать Камчатку. Куда ушла мечта всей моей жизни? Было время - оно ушло. Поменялись приоритеты, ушли силы. Разве это не грустно?

По отложениям грандиозного извержения Безымянки 1956 года топаем в сторону сейсмостанции Апахончич. По пути надо пересечь самый крупный водоток на нашем пути

- Сухую Хапицу.

Почему Сухая - я не знаю, вполне себе Мокрая. Река прорезала глубокое 100 метровое ущелье в рыхлых вулканических породах. Поэтому тут надо редко вниз, потом резко вверх.

Ровно на против нас. РОВНО!!!!!!!!! 20 тысяч восклицательных знаков. Из ущелья вылезает МЕДВЕДЬ.

Нет, я не понимаю. Вот идем мы по бескрайним ПУСТЫННЫМ полям. Пустынным повторю. Хочешь направо иди, хочешь налево. Нет, Улиткины выходят ровнехонько на медведя. Да какого.

Мы орем, что есть дури на него. Он вяло удаляется вверх по склону в сторону Безымянки.

Еще так недовольно поглядывая через плечо.

Нет, мне кто-нибудь скажет - ЧТО ОНИ ТУТ ВСЕ ДЕЛАЮТ? Здесь одна пирокластика валяется вокруг. Здесь нечего есть, одни вулканы высятся. ЧТО ОНИ ТУТ ВСЕ ДЕЛАЮТ?

Сережа предположил, что вот прямо сейчас, вот прямо сейчас, вот именно в эти несколько чисел августа у медведей идет какая-то глобальная миграция, а может выборы в депутатскую думу, и они идут куда-то на сходку высоко вверх.

Я уже даже не достаю фальшвеер. Я уже привыкла, что медведи на каждом шагу.

По медвежьим следам спускаемся в Хапицу. Старики рассказывают, что перейти эту реку можно только на рассвете и то вплавь. В прошлый раз мы никаких затруднений не испытали. Одели болотники и перешли.

В этот раз мы перешли реку по камням. То есть мы зря тащили даже ту единственную пару сапог. Гораздо сложнее было взгромоздится потом на другой борт ущелья.

Обедаем. Обед - любимое время дня. Так ждем вожделенного супа с кликухой Густияр. А он исчезает внутри, оставляя странное ощущение - а был ли мальчик?

Максим с голодухи даже ел грибы, которые он никогда в жизни не ел. " А что? Это вполне себе съедобно" А дальше? Ну, что было дальше. Дальше мы видели еще двух медведей. И один из них даже нас испугался и убежал в распадок. Ну, надо же. Нас еще кто-то тут боится.

По пути обсуждали пилота Пирса, Лема и Брэдбери.

Доходим до сейсмостанции Апахончич. А там хорошо. Там просто очень ХОРОШО. Хотя и нет никаких продуктов. Чего-то я сегодня зарядила большими буквами. А вот так. День такой большебуквенный.

Сейсмостанция очень сильно разрушена. Но мы запустили-таки печку.

А вид-то какой вокруг.

Над Ключевским вулканом какой-то небывалый световой эффект. Сережа снимать отказался, сказал, что это обычное явление, и тоже самое мы видели на Килиманджаро.

Что не помнишь что ли?

Пронзительная тишина. ПРОНЗИТЕЛЬНАЯ. Закат. Всходит месяц. Вокруг возвышаются вулканогиганты. Ключевской - почти 5000.

Долго едим на улице, слушая тишину и впитывая красоту. Просто райский вечер. Едим, кстати, рис со шпротами. Я вспоминаю, как в советские времена давали на новый год наборы со шпротами. И я не понимала, что взрослые в этих шпротах находят.

Там слева Горный зуб - одна из моих любимых вершин.

Ночью мне снится сон. Дело на Камчатке. Мне всегда снится, что я живу на Камчатке. Ну, то есть я думаю, что живу на Камчатке, а вокруг все как в Гренландии. Ко мне в гости приходят Анька и Сашка Козырева (девчонки!) с детьми. Детей много. У одной Сашки их пятеро. Мы вместе настругали какое-то дикое количество салатов. А потом я все никак не могла их зазвать за стол. То они красили детскую площадку, то еще чем-то занимались.

Но салаты! салаты стояли на столе нетронутые. И так я за эти салаты переживала!

А утром было волшебное утро. Несмотря на то, что я до сих пор с утра с трудом разгибаюсь.

Это нам подарок. Наконец-то прекрасная погода. Никаких дождей и снегов, ветров и облаков.

Долго пьем кофе, долго завтракаем. Опять появились мысли - а не построить ли тут дом, и не остаться ли навсегда.

Я в болотниках, потому что их легче одеть, не надо шнуровать. Да и вообще - надо же было их хоть раз одеть.

Это я читаю Космополитен. А там статья про графоманство. Я писала уже об этом.

Следующий переход между Апахончичем и сейсмостанцией Подкова проходит через череду глубоких выматывающих каньонов Все знают, что на Подкове нет воды. И мы теперь это знаем, благодаря полученному в прошлый раз горькому опыту. Поэтому воду тащим с собой. По пути встретили пять источников воды. Тащили зря. Медведей видели по пути несколько штук. У нас даже с Сережкой началась такая игра - кто первый увидит следующего медведя.

Но этого медведя увидели все одновременно.

Сначала он был далеко и шел куда-то. Постепенно стало понятно, что мы идем с ним пересекающимися курсами. И тут надо было либо его опередить, либо подотстать. Но подотстать - вероятность того, что он окажется впереди и не даст потом нам ходу.

Мы втопили. Но не успели. И вышли с ним РОВНО в одно и тоже время в одну и ту же точку.

Громко свистели. И я опять достала фальшвеер.

Медведь топтался, показывая, что уходить он не собирается. Мы яростно кричали, и махали руками, делая вид, что нас трое, а он один. И мы тебя не боимся - говорил наш вид.

На самом деле страшно было очень. Ноги тряслись: "Мммммедддветь уходи" - слабо блеяла я. Один Сережа сохранял присутствие духа и заставил-таки медведя подождать, пока мы пройдем.

Как я потом бежала. Впереди всех, прикрываясь Максимом.И вот, наконец, Плотина.

Я знаю, что на Плотине должны быть наши. Наши - это ребята с географического факультета МГУ. И все равно это было абсолютно сюрреалистично, когда из дверей выходит Серега Черноморец. Ну, конечно, встретиться больше негде. Только здесь в домике на подножье самого высокого действующего вулкана Евразии.

Завтра за командой Черноморца должна приехать машина. Ура!!!! Мы спасены.

Двое из их компании - Дима Петраков по прозвищу Бряныч с женой, ушли на вершину Ключевского чего-то там пронаблюдать.

А утром я проснулась от звука канонады. Выходим на улицу - началось вершинное извержение Ключевского вулкана.

Серега на заднем плане: "Назовем это кино - "Спасти Бряныча" В этот раз на Подкове нас встретили, накормили, напоили и спать уложили. И обещали на машине вывезти в Ключи. Сюда подходит дорога.

А 13 лет назад здесь разыгралась настоящая драма. Будущие Улиткины были непосредственными ее участниками.

Сейсмостанция Подкова на фоне Ключевского вулкана Маршрут был примерно тот же.

Конец похода. Вышли мы с Апахончича и направились к Подкове.

По пути пересекали многочисленные овраги. Очень устали. Не так, конечно, как сейчас.

Но тогда казалось, что очень сильно устали.

Днем пообедали. Тщательно вылили из бутылок все остатки воды, чтобы не тащить лишнего. Ведь устали же.

И двинулись дальше. К вечеру выходим к Подкове. В домике никого нет. В доме довольно чисто для строения, доступного на машине.

Надо ужин готовить, пошли за водой.

То, что вода есть, мы нисколько не сомневались. Ведь построили же дом. Не просто же так построили. Всегда же строят дома рядом с водой.

Пошли значит воду искать. Нашли туалет. Потом еще другой туалет. Нашли мусорную яму и что-то напоминающее мусорную яму. Нашли старую дорожную колею, которая превратилась в овраг. Даже нашли сейсмояму.

Воду не нашли.

Как же так? Где вода? Почему ее нет?

На одной скале были обнаружены капли. Пытались их собрать, как индеец Джо в пещере из Тома Сойера. Набрали чайную ложку.

Еще побегали, становится темно. Воды нет.

Мы так и не верим. Как такое может быть?

Мы целый день шли, тащили рюкзаки. Мы ужасно ходим пить. Но воды нет. Ее просто нет.

Я пытаюсь выжать воду из наших бутылок. Набрали еще чайную ложку.

Сели, стали в карту смотреть, и репу чесать. Завтра рано встаем и дуем в г.Ключи. По пути ищем воду.

Проблема тут была только в одном. Мы не знали сколько идти до Ключей. Основная карта уже кончилась. Была еще схема, по которой дорога вилась вольными такими изгибами.

Мы прикинули и сопоставили, ну, максимум километров 15 должно быть.

Спать - не спали. Одна вода в голове шумела. Все казалось, что она где-то на улице течет.

Утром встали уже с признаками обезвоживания. На улице, как и положено жара! Пить хочется, как в пустыне.

Идем по дороге ищем воду.

И шли они шли, и шли они шли, и шли они шли. Воды не нашли. Хорошо еще, что с горы спускались.

В какой-то момент стало понятно, что дорога действительно вьется очень вольно, и мы сможем спокойно так на ней погибнуть. Больше двух суток без воды - чисто теоретически можно, конечно. Но проверять не хотелось. Пришлось срезать по каким-то песчаным сухим рекам и кустам.

Шли целый день. К вечеру увидели огороды. Через некоторое время дошли до домов.

Когда мы поравнялись с первым домом, Сережа сбросил с себя рюкзак и с невероятной злостью начал его пинать ногами, приговаривая, на полном серьезе, я вас уверяю:

"Ненавижу тебя, чтобы ты сдох. Господи, как я тебя ненавижу" Я сняла рюкзак, села на него рядом с Сережей и молча заплакала.

А при обезвожевании бывают слезы? У меня были.

Дошли мы до магазина, купили воды и бананов, и еще много чего. Вот про подъемы на Безымынку не помню ничего. А про то, что мы тогда купили в магазине, и где он был, и о чем мы там говорили, сидя на лавочке, довольные, выпив по 2 литра Малкинской - помню все.

А говорили мы про то, что жизнь у нас изменилась к лучшему.

Еще совсем недавно, выйдя из похода в какой-то глухомани, максимум, что можно было купить, это сухие пряники и желтые заплесневелые макароны. А тут тебе и бананы, и печенье, и килька в томатном соусе.

Хорошо стали жить, ничего не скажешь.

А еще нам потом многие говорили: "Ну, как же, все знают, что на Подкове нет воды" Открыла свои записи похода 13-летней давности. Сама над собой хохотала 4.09 - С утра гробовая тишина. Вышли в 10:15. Тревожно....

6.09 - Тут кофе, сгуща, тушня, кружка Магги и ягода...

8.09-... Дошли до Плотины. Убрались в домике. Опять нашли продукты. Жарим пирожки.

Жрем. Пошел дождь. К вечеру пошел снег. Холодно.

10.09. Идем на Апахончич, началась пурга. Ураганный ветер порвал наши плащи...

Оказалось, что 9.09 мы два раза, ДВА!, пытались подняться на Безымянный вулкан, но накрывало непогодой. Не помню совсееем.

Ну, и схема, где зарыт клад. Жаль, что клада нет. Предположительно выдавило из почвы в результате криогенных процессов.

Сережа: "Еще сигу и вперед" А ведь он курил когда-то.

Сережа: "Бродя по таким лунным ландшафтам, получаешь огромное эстетическое наслаждение."

На Подкову за нами приехал все тот же ПсевдоВладимир. Оказалось, что зовут его Василий.

Лихо и с песней доехали до Ключей. И попросили на прощание сделать наше общее фото.

Это мы - кролики Про г. Ключи так и говорили - ГЭ Ключи.

Теперь уже так не говорят, потому что ГЭ переименовали в пос. Больше льгот, и все дела.

Дорога сквозь поселок идет грунтовая. Рассказывают, что приезжала комиссия и удивлялась - ведь по бумагам все Ключи должны быть в асфальте.

Черноморец со своей группой уезжает на ПсевдоВладимире на Толбачик. Утром Бряныч вышел на связь. Он жив и здоров. Спускается из-за внезапно начавшегося извержения Ключевского.

Мы же пытаемся купить билеты на автобус и нас ожидает облом. Билеты есть только на послезавтра. Что мы будем делать в Ключах целый день? Вспоминаем, что в прошлый раз с билетами была совершенно такая же история. Тогда мы пошли в центр и набрался какой-то народ, загрузился в микроавтобус и отправился. Решили завтра повторить.

Пока пытаемся поселиться на вулканостанции. Там есть замечательная гостиница Стромболи. В народе Стромболя. Но мест нет. По иронии судьбы - Хубуная! (а мы его так часто вспоминали) привез огромную группу французов. Французы оккупировали все пригодные для ночлега койкоместа. Благодаря связям с общественностью, я ведь дочка Викулина, нас поселяют на полу знаменитой, основанной еще самим Ф.Ю. ЛевинсонЛессингом вулканостанции (я сама не очень знаю, кто это такой:)).

Вулканостанция была основана 1 сентября 1935 года. Еще до всяких там Институтов вулканологий, который появился только в 1962 году. То есть до 62 года - это было центральное и основное место по изучению вулканической деятельности в СССР. Внутри все так и дышит советским духом - в хорошем смысле этого слова.

Старые кресла, полки, библиотека.

Чем-то напоминает нашу Хибинскую базу. Но только чем-то. У нас все дышит советским духом - в плохом смысле этого слова.

Вечер был прекрасен. Кресла, библиотека, абажуры, вино, разговоры. Из окон и вид прекрасный.

С одной стороны видно, как извергается Шивелуч, а с другой - вид на пыхтящий Ключевской.

В библиотеке нашли книгу о камчатских лесах, написанную ученым лесоведом. Человек несколько десятков лет проработал в камчатских леспромхозах. Книга подтвердила наши догадки, что лиственницы на Камчатке больше нет. От многих вещей просто волосы дыбом встают. Какая же у нас бесхозяйственность.

ПсевдоВладимир рассказывал, что в советские времена они зарабатывали в леспромхозе по 1000 рублей, и летали в отпуск в Анапу, все там спускали. Ох. Куда дели столько денег? Столько леса? Он тоннами гниет теперь в реке Камчатке.

Такая богатая страна. И сколько всего загублено и превращено в помойку.

Я не против добычи. Я против того, сколько всего похерено по пути.

Утром собрали рюкзаки и вышли в направлении центра.

Пытались сесть на проходящий автобус. Не удалось. Тогда Сережа написал плакат, и сел ждать около дороги попутки.

Не могу объяснить, как мне было стыдно. Я чувствовала себя словно на панели.

Местное население дикое - некоторые даже показывали пальцем и смеялись. А отважные молодые ребята подошли и начали на ломаном английском говорить, что автобусы не здесь останавливаются. И не сразу врубились, что мы русские.

Да, нет, здесь вас не посадят. Идите на переправу. Может там.

Я пряталась за углом и вышла по просьбе Сережи для фотографирования.

Из-за угла я гундела, что стыдно, и что все равно никуда не уедем. А Сережа практически на меня не раздражался.

Нас никто не подвез. В 12 часов мы собрали свои транспаранты и двинулись обратно на вулканостанцию. А поселок-то маленький, слухи-то уже разлетелись, что какието сумасшедшие в центре голосуют.

"Да-да, объясняли мы всем, это мы пытались уехать, да-да, это мы те самые". Вид при этом у нас был гордый и не побежденный.

Руины леспромхоза. Рядом течет зеленая, вся в гниющих деревьях, река Камчатка.

Представляю, как это все выглядит в глазах французов.

Опять кресла, вино, абажуры, библиотека. Атлас мира 1954 года. Господи, совершенно другой мир был еще совсем недавно.

На вулканостанции чувствуешь себя как в другом измерении. Какой-то рефугиум погруженности в себя в суть процесса среди ПсевдоВладимиров, развалившихся леспромхозов, гниющих рек, вторичных лесов.

Я с упоением читала подшивку Роман Газеты. А еще были старые журналы Советское фото.

Это фото, конечно же, привлекло Сережу.

А уже в темноте к нам пришел сам Бряныч! И так мы ему были рады. И оказывается, мы давно уже знакомы с его женой Ириной, которая приезжала к нам в Хибины.

Завтра они с нами едут на автобусе до Козыревска и на ПсевдоВладимире забрасываются к оставшейся части своей команды на Толбачик.

"У меня появилась мысль остаться здесь на Камчатке. Несмотря на некоторый флегматизм, я парень экзальтированный от природы. Поработаю на вулканах..." написал Б.И.Пийп в 1931 году, будучи аспирантом. И осел на Камчатке на всю оставшуюся жизнь.

Работал на вулканостанции. Был первым директором Института вулканологии.

И вот, когда многие подумали - ну, Слава Богу, она закончила. А то все идут и идут кудато, медведи, она бесконечно больна...

А вот и нет. История имела неожиданный поворот.

Сели мы благополучно в автобус и поехали в сторону города. Напротив нас тихо так дремали Брянычи, которые собирались выйти в Козыревске и ехать на Толбачик. От Ключей до Козыревска ехать около часа.

Моего мужа нельзя назвать флегматичным, а вот экзальтированности в нем на несколько человек.

"Слушай, может мне сойти в Козыревске и поехать с Брянычами опять на Толбачик? Как ты считаешь?" Я вздохнула. Потому что вот я бы никогда не сошла бы с автобуса, чтобы опять поехать смотреть извержение, отправив одинокую жену с ребенком в далекий далекий дальневосточный город. Но я не стала озвучивать то, что я считаю. Я озвучила то, что и должна озвучить порядочная жена.

"Конечно, езжай. Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть" И он, безусловно, не спросил - а как же ты? и вообще? и как ты одна сделаешь нашу общую работу, которую срочно надо сделать? и как же наши общие между прочим планы?

Он ничего не спросил, потому что он знал, что я справлюсь.

Больше всего его волновал вопрос - как ему зарядить фотоаппарат без зарядного устройства. Но тут я в свою очередь не беспокоилась. Потому что знала. Он справится.

В Козыревске за 10 минут вываливаем все из рюкзаков, ведь все уже лежит вперемешку.

Быстро отбираем мое-не мое и уезжаем.

Первым кого встретил Сережа в Козыревске был профессор Андрей Александрович Лукашов, наш первый университетский учитель.

Вечером раздается звонок - я нашел зарядное устройство!

Прекрасно, что тут еще скажешь.

Потом уже на подъездах к Толбачику Сережа познакомился с ребятами из карельской туристической компании Стелла. Они как узнали, что Сережа - это мы, очень обрадовались и рассказали, что читают наш журнал. Вот она, понимаете ли, слава!

А дальше Сережа звонил мне с сопки над потоком и взахлеб рассказывал, что он очень очень по мне скучает, но тут такое!

И погода способствовала, и компания была хорошая, и жена не зудела и не блеяла над ухом и не умирала на каждом шагу. Согласитесь приятно.

Ну, а я, конечно, завидовала лютой завистью. Не белой никакой. А настоящей такой черной. А Сережа был бесконечно счастлив.

Ребята видели, как выливается лава из застывшего потока. Выливается она медленно, как будто выдавливается.

Здесь очень жарко.

Это опять дырка в потоке Это бомба, упавшая сверху Это лагерь примерно там же, где стояли мы. Только погода была другой Вот это небольшие дыры в застывшем потоке, рядом с которыми сложно стоять, так жарко. Все это вполне может провалиться вниз в раскаленную лаву И случилось-таки ЧП. В 11 утра в лагерь пришла женщина с дочкой и печально сообщила, что вчера ночью с потока не вернулся ее муж. Ушел в 9 вечера и вот не вернулся.

А он опытный, спросили ребята?

Он - очень опытный.

У него был с собой фонарик?

Нет, фонарика у него не было.

Все наши отправились на поиски. Бегали по потоку и искали человека до трех дня, пока, наконец, не обнаружили.

Оказалось, что он ходил туда-сюда по потоку всю ночь. Увидел пустые палатки вулканологов и лег в них спать. Проснулся в два дня и пошел домой.

А это Сережа и Брянычи на фоне вытекающей лавы. Довольный. Конечно, без жены-то оно совсем по-другому.

Через два дня после Сережиного возвращения в город, Толбачик закончил свое извержение.

Ну, а теперь - все!Небольшое дополнение ПРО КИТОВ

Сережа у нас любитель рыбалки, катеров и воды. И на Камчатке обязательно должен был состояться традиционный выход в Тихий океан. Ну, я не то чтобы совсем не хотела.

Просто я - не любитель воды, рыбалки и катеров. Но при этом, я же не то, что некоторые, которые бросают своих жен посреди Камчатки в автобусе. Нет, я готова поддержать любые начинания мужа.

В прошлый раз мы ездили на катере каких-то знакомых знакомых. В этот раз зашли на камчатские форумы, почитали, посмотрели, позвонили, и, наконец, нашил Диму. Дима как-то просто сказал - ок, едем.

Утром сидим на берегу Авачинской бухты, ждем катер. С погодой не просто повезло, а Очень и Очень повезло. Я же, как обычно, гундю - а вдруг он не приедет? а вдруг? а вдруг?

15 минут от назначенного времени прошло, а катера все нет. Ну, тут я разошлась не по детски.

Дима позвонил и объяснил, что закрыт рейд, и он не может пересечь бухту, чтобы нас забрать.

Камчатка - это же земля бравого пограничника, который защищает что-то от кого-то. Нет, ну, мало ли, а вдруг бешеный японец, или беспокойный американец с Аляски забредет.

И вот сегодня, в субботу, в 11 утра, в прекрасный погожий денек, в августе - закрыли рейд на неопределенное время. А неопределенное время, знаете почему? Ведь пограничник это же не фунт изюму - еще он будет сообщать кому-то насколько и почему закрыли границу в субботу, в 11 утра, в прекрасный погожий денек в августе. А вдруг враг?

Сидим, я уже не гунжу. Неожиданно подплывает катер. Дима радостно сообщает, что рейд так и не открыли, но он решил рискнуть и нас все-таки забрать. Плывем в сторону океана. А мимо нас такой вот военный корабль заходит в бухту.

Решив, что именно корабль мы и должны были пропустить, расслабились.

Подплываем к Трем братьям. Птицы, гомон, солнце, красота, настроение улучшается.

Фото прошлого раза

И тут я вижу, как в нашу сторону на всем ходу мчится катер. А на нем - доблестные пограничники. Что представила себе я - подплывают, высаживаются, шмонают, Вы арестованы, просим на отсидку. Я так испугалась! И только и подумала - интересно, а возьмут во внимание то, что у меня маленький ребенок. И тут же вспомнила, что Pussy riot сидят и ничего.

А они - не очень, кстати, и злобно. Обращаются к Диме, нас как будто и нет.

Документики. Почему нарушили, ведь рейд закрыт и граница на замке? Оформляют штраф за нарушение порядка.

Дима интересуется, и что теперь делать? А спрашивайте вот по этому телефону - наше дело записать и оштрафовать.

Дима звонит и спрашивает, можно ли мы тут ужиком проползем в океан?

Какой океан! Быстро на прикол. Радуйтесь, что мы у вас плавсредство не изъяли.

Болтаемся на катере, уже как-то не до птиц. Я рада хоть тому, что нас не посадили. Дима, позвонив по корешам, предложил продолжить нарушать пограничный порядок на государственной границе.

Я была против. Потому что для дальнейшего нарушения нам надо было пересечь весь рейд. Сережа был за, потому что если не сегодня, то когда. А Максиму было практически все равно, но лучше бы домой - там блины, бабушка и книги.

Поехали. Рискнули. Я сижу переживаю, думая, ну, вот один раз пронесло, так теперь точно посадят. Села, глядя назад, и жду погони.

На полном ходу вышли из бухты в океан и завернули за угол. Погони не было.

Подъезжаем к уже обычному такому Старичкову острову.

Началась не очень любимая мною часть программы - рыбалка.

В прошлый раз около Старичкова мы поймали дикое количество красной и зеленой рыбы, которую я не могла потом взять в рот, по причине ее ядерной и необычной окраски.

И еще же был кит!

В этот раз не клевало. Китов правда тоже не было, хотя я просмотрела все глаза.

Когда стало понятно, что рыбы здесь нет, а мне надоело уже смотреть на беснующихся над островом птиц, решено было сменить место дислокации.

Дима предложил поехать дальше, хотя вроде мы так не договаривались. Дальше по берегу мы еще не плавали, поэтому данное предложение было поддержано в массах.

Оплывая какие-то сумасшедшие буруны и птичьи базары, искали краболовки. Я камчадалка, первый раз видела, как ловят крабов (почему-то нет ни одной фотографии).

Крабов не нашли, зато начало дико клевать. В результате поймали-таки много яркокрасной и зеленой рыбы, которую я потом не ела. А пустые краболовки переставили в другое место.

А дальше... Дима предложил поплыть еще дальше. И никуда-нибудь, а в бухту Жировую.

Ого, кажется я не зря решила поддержать мужа в его тихоокеанском приключении. В Жировую бухту я мечтала попасть с тех времен, как научилась читать и увидела первый раз карту Камчатки. Но попасть сюда можно было только пешком по непроходимым местам, а в поход сюда мы так и не сходили.

Естественно, мы отказываться не стали, поехали.

К большому сожалению, на берегу бухты Жировой, которая была хороша до безобразия, стояло стадо квадроциклистов. Как бы подтверждая мою теорию, что полного счастья в жизни не бывает:).

Дима тоже удивился и сказал, что первый раз тут видит кого-то на мотосредствах. Иногда туристы забредали, а теперь вот и доехали.

Из океана мы заплыли в устье реки. Тоже ничего себе так опыт. Надо перескочить через мель на полном ходу. Прямо как в кино.

А на берегу у рыбаков стоит рыбацкий домик. И в палатках тоже живут рыбаки.

Здесь, в устье, мы уже ловили речную рыбу - лосося там всякого. И даже я была замечена за этим занятием.

И вот дело к вечеру, поехали обратно. По пути глянем краболовки, в которые вполне себе мог кто-то заползти, и домой.

На полном ходу перепрыгнули через мель и опять мы в океане. Как в кино.

Подплываем к скалам, где мы опускали краболовки, и тут....

От неожиданности я заорала, как сумасшедшая, честное слово, потому что прямо у скал плыли три касатки.

Сережа, смотри, касатки! Будто он не видит. Про крабов мы тут же забыли.

Дима - настоящий, нигде не обучавшийся этому делу, гид. И вроде по началу кажется, что мужчина он простой. Но это только по началу. Он же, посмотрев на наши постные рожи, с первого взгляда понял, чего мы хотим, куда мы хотим, и как хотим это увидеть. И сделал все, что в его силах, чтобы мы не просто откатали программу, а чтобы нам очень и очень понравилось.

И вот этот наш чудесный Дима, целых два часа сопровождал на катере касаток, видя в каком мы неописуемом восторге.

Это было просто прекрасно.

Касаток мы видели и так и этак. Они проплывали у нас под кораблем, и разделялись, потом снова соединялись, потом вдруг исчезали, чтобы вдруг снова появиться, всплывая прямо на расстоянии вытянутой руки.

Дима очень грамотно их преследовал. Пока мы не насытились касатками по самое горло И несмотря на то, что наше время вышло уже давным давно, Дима завез нас на другую сторону бухты, где я тоже еще никогда не была - к Чертовому пальцу. По мне, так он больше похож не на палец.

Похожие работы:

«Утверждены Общим собранием акционеров АО "МАА" "06" июня 2008г. ИЗМЕНЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ в проспект выпуска акций АО "Международный аэропорт Алматы" "06" июня 2008г. г. Алматы 1. Пункт 11 Проспекта изложить в следующей редакции:11....»

«Aster RT Инструкция Введение Благодарим вас за выбор продукции компании Eleaf! Внимательно прочитайте данное руководство перед началом использования. Если вам потребуется дополнительная информация, появятся вопросы по устройству или его эксплуатации, по...»

«Токуаки Баннай К.В. ЧИСТОВ И РУССКАЯ ФОЛЬКЛОРИСТИКА СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА Фольклористика в наши дни находится в кризисном состоянии. Несмотря на то что Интернет способен предоставить нам...»

«О Слокаме см. также статью Сергея Борисова Фото — http://thecanadianencyclopedia.com Джошуа Слокам ОДИН ПОД ПАРУСАМИ ВОКРУГ СВЕТА ГЛАВА 1 Происхождение и склонности. Ранняя привязанность к морю. Капитан судна "Морзерн Лайт". Гибель "Аквиднека". Возвращение из Бра...»

«Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 681.5 Н. А. Симанин, И. А. Поляков РАСЧЕТ СТАТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГИДРАВЛИЧЕСКОГО ИЗМЕРИТЕЛЬНОГО ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЯ ВРАЩАЮЩЕГО МОМЕНТА Аннотация. Рассмотрена конструкция измерительного преобразователя вращающего...»

«ГРУБОДИСПЕРСНЫЕ СИСТЕМЫ 1. Системы с газовой дисперсной средой (аэрозоли, порошки) 2. Системы с жидкой дисперсной средой (суспензии, пасты, эмульсии, пены) 3. Полуколлоидные поверхностно-активные вещества 1. Системы с газовой дисп...»

«Внесены в Государственный реестр Датчики давления низкопредельные средств измерений. Регистрационный № / З ^ / З О О Метран-45, Метран-45-Ех. /3 Взамен № Выпускаются по ГОСТ 22520 85, ТУ 501K-A001-036-92, (СПГК.406233.001ТУ). НАЗНАЧЕНИЕ И ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ Датчики давления Метран-45 ( далее по тексту да...»

«Архитектура. Дизайн Information about the authors Druzhinina I.E., associate professor, Architecture Projection Department, tel.: 89148951275, e-mail: irk.allegro.id@gmail.com; Irkutsk State Technical University, 83 Lermontov St., Irkutsk, 6640...»

«Гид по Кампании 13/2016 Гид по Кампании Новости ОТДЕЛА ПРОДАЖ 13/2016 Программа для Новых Представителей в Кампании 12/2016 Победители программы для новых Представителей в Кампании 12/2016 Кампания 13/2016 Пора выбрать и...»

«Департамент консультирования по налогообложению и праву 10 января 2017 года Legislative Tracking Be in the know Законодательные инициативы В Госдуму РФ внесен законопроект, напр...»

«1 ОБЩЕСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА Реалистическая теория и созидательная практика Петр СИМОНЕНКО СОВРЕМЕННЫЙ КАПИТАЛИЗМ КАК ОН ЕСТЬ Сама жизнь указывает вектор социального прогресса Киев ООО "Друкарня "Бізнесполіграф" УДК 330.342.14.05-044.372(477) "20" ББК 65.013. 5+65.9 (4 Укр) -97 С37 Редакційна рада проекту: П.М.Симоненко, І.В.Алексє...»

«Seagate Backup Plus Hub Руководство пользователя Модель: Нажмите, чтобы перейти к актуальной онлайн-версии этого документа. Особенностью этой версии являются иллюстрации в высоком разрешении, более удобная навигация и функция поиска. Cont ent s 1 Введение 4 Содержимое................»

«Вестник Чувашского университета. 2012. № 4 ничего дольше не остается в жизни, как жениться; все мы поздравляли его, говорили с важными лицами разные пошлости, вроде того де, что брак есть шаг серьезный; к т...»

«ПРЕСС-РЕЛИЗ ГМК "НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ" ОБЪЯВЛЯЕТ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА 2 КВАРТАЛ И 1 ПОЛУГОДИЕ 2015 ГОДА Москва, 31 июля 2015 года – ПАО "ГМК "Норильский никель" (далее – "Норильский никель", "компания" или "группа"), крупнейший миров...»

«Ответ: новогодние украшения купить минск! Необходима информация про новогодние украшения купить минск или возможно про искусственная елка вред? Прочти про новогодние украшения купить минск на сайте. Только если Вы реально заинтересованы в Сертифицированных предложениях, а также желаеете иметь безукоризне...»

«Елена Витальевна Свитко Рецепты св. Хильдегарды http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6652116 Аннотация Книга "Рецепты Святой Хильдегарды" является бесценным источником уникальных методик лечения выдающейся целительницы Св. Хильдегарды фон Бинген, жившей 900 лет наза...»

«ISSN 2227-6165 О.А. Чуворкина независимый исследователь ochuvorkina@gmail.com "ИЕРОГЛИФИЧЕСКАЯ" ИКОНОГРАФИЯ Э. МАЛЯ В данной статье мы будем говорить о первых этапах The article traces the first steps in development of развития методологического подхода, непосредственно iconographic approach clos...»

«Модифицированный протокол канального уровня для высокомобильной эпизодической сети с направленными антеннами В.В. Баринов, А.В. Смирнов, Д. С. Мигалин Национальный исследовательский университет "МИЭТ", НИЛ ИТС, Москва, Зеленоград Введение Пр...»

«Проективный аналог преобразований Егорова М. А. АКИВИС Псагот, Израиль e-mail: m.akivis@gmail.com УДК 514.76 Ключевые слова: поверхность, преобразование Егорова, проективное пространство, проективная кинематика. Аннотация Доказано следующее утверждение, являющееся проективным аналогом известного результата Егорова для поверхносте...»

«Министерство образования и науки Пермского края ГБОУ СПО " Чайковский индустриальный колледж" Документированная процедура 7.5 "Обеспечение безопасности жизнедеятельности" Порядок обучения по охране труда и проверки знаний ЧИК-СК-ДП-7.5-01 требований охраны труда сотрудников колледжа "УТВЕРЖДАЮ" Директор ГБОУ СПО Чайковс...»

«УДК 621.436 В. В. Гаврилов, В. Ю. Мащенко ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И МЕТОДИКА АНАЛИЗА ПРОЦЕССА ГОРЕНИЯ В СУДОВОМ ДВС ПО ИНДИКАТОРНЫМ ДИАГРАММАМ В статье изложены термодинамические основы и методика уточненного расчета характеристи...»

«Спасибо за покупку Alcatel ONE TOUCH IDOL. Мы надеемся, что вы будете наслаждаться высоким качеством мобильной связи.Важно: Ваш телефон является цельным устройством, так что задняя крышка и аккумулятор не являются съемными. Если ваш телефо...»

«1 ВОЗНЕСЕННЫЙ МАСТЕР КУТХУМИ Радужный Мост Вознесения ПЕРЕДАНО ЧЕРЕЗ МИШЕЛЬ МАНДЕРС © Все права защищены & Copyright Michelle Manders Передано в Йоханнесбурге, Южная Африка 25 сентября 2005 года www.palaceofpeace.net Язык оригинала: английски...»

«1 Нововведения Windows Vista В этой главе кратко перечислены все нововведения операционной системы Windows Vista.1.1. Новый интерфейс Windows Aero Glass Интерфейс — это первое, что бросается в глаза человеку, впервые работающему с новой операционной системой. Новый и...»

«0681 КОМПЛЕКТ РАДИОУПРАВЛЕНИЯ RX-2K/RX-4K rx24k_ru 05/15 RX-2K/RX-4K позволяют дистанционно управлять электрооборудованием с помощью радиобрелоков. Радиоконтроллер может работать с 340 радиобрелоками, как максимум. Радиоконтроллер поддерживает только радиобрелоки 433...»

«Thermotech водяной теплый пол Алюминиевые пластины Артикул: 201хх-х ПРЕИМУЩЕСТВА Алюминиевые пластины легкие, тонкие и обладают хорошей теплопроводностью, поэтому эффективно используются в качестве теплораспр...»

«Сасина Елена Николаевна старший помощник руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Белгородской области, г. Белгород. 308014, г. Белгород, ул. Николая Чумичова, д. 126. Тел.: (4722) 73-91-32. E-mail: sendrs@mail.ru © Армия и о...»

«Некоторые правила Поста Хвала Аллаhу – Единственному Создателю, Который Своей Милостью прощает грехи тех верующих, кому хочет. Хвала Всевышнему Создателю, Который не имеет сотоварища, подобия и образа! Хвала Всемогущему Творцу, Единственному Вечному без начала и без конца. Который превыше всех нед...»

«! Б-0369 ПРЕПРИНТ У/ •• •' Ю.А.Скорняков, А.Н.Степанов, А.А.Лапенас ТГОННОМ ОБЛУЧЕНИИ гот ЛЕНИНГРАД ГЭ78 Государственный комитет по использованию атомной энергии СССР Научно-исслвдовательский институт электрофизической аппаратуры имени Д.В.Ефремова Ю.А.Скорняков, А.Н.Степанов, А.А.Лап...»

«ВСЕ, ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О ТОРМОЗНОЙ СИСТЕМЕ РЕКОМЕНДУЕТ РАБОТА ВСЕ, ЧТО НЕОБХОДИМО ЗНАТЬ О ТОРМОЗНОЙ СИСТЕМЫ ПРИ НАЖАТИИ НА ПЕДАЛЬ ТОРМОЗА Главный тормозной цилиндр преобразует усилие на педали тормоза в гидравлическое давление, ко...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.