WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«194 УДК 2 : 378 О. А. Бокова, В. Д. Карандашов Дискуссия о теологии в российской высшей школе Появление теологии в числе направлений подготовки в ...»

194

УДК 2 : 378

О. А. Бокова, В. Д. Карандашов

Дискуссия о теологии в российской высшей школе

Появление теологии в числе направлений подготовки в системе отечественного высшего образования вызвало много дискуссий. Полемика по этому

поводу продолжается уже два десятилетия, в ней активно участвуют исследователи религии, как светские, так и конфессиональные, представители религиозных объединений, юристы. В статье предпринимается попытка проследить и

реконструировать основные повороты и аргументы этой дискуссии.

The emergence of theology as part of the national University training has caused a lot of discussion. The debate on this issue has been active for two decades, scholars of religion, both secular and confessional, representatives of religious organizations, lawyers being involved in it. In this paper an attempt is made to trace and reconstruct the basic turns and arguments of this debate.

Ключевые слова: теология, высшее образование, научная специальность, наука, дискуссия.

Key words: theology, higher education, scientific specialty, science, debate.

Богословское образование осуществляется в современной России в разнообразных формах. Конфессиональные образовательные учреждения в качестве религиозных организаций получают лицензии на ведение образовательной деятельности (например, СанктПетербургский христианский университет, Санкт-Петербургская православная духовная академия РПЦ, Московская богословская семинария ЕХБ и др.) В этих образовательных учреждениях обучение теологов ориентировано на особенности и нужды определенной конфессии.



С первой половины 1990-х гг. началась разработка и внедрение федеральных государственных стандартов высшего образования по теологии, было принято несколько их вариантов. В настоящее время действуют ФГОС ВО по направлению подготовки 48.03.01 Теология (уровень бакалавриата) и ФГОС ВО по направлению подготовки 48.04.01 Теология (уровень магистратуры), утвержденные 17 февраля 2014 г.; ФГОС ВО по направлению подготовки 48.06.01 Теология (уровень подготовки кадров высшей квалификации), утвержденный 15 апреля 2014 г.

© Бокова О. А., Карандашов В. Д., 2015 25 сентября 2015 г. президиум Высшей аттестационной комиссии одобрил паспорт научной специальности «теология». С утверждением ФГОС по теологии у высших учебных заведений появилась возможность вести подготовку теологов по аккредитованным государством программам. Эту возможность стали реализовывать высшие учебные заведения различного статуса, как государственные, так и негосударственные. В настоящее время такие образовательные услуги предоставляют несколько десятков вузов на территории Российской Федерации (например, Тульский государственный университет, Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского, Белгородский государственный национальный исследовательский университет, Русская христианская гуманитарная академия, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет и др.). На Патриаршем совещании «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества» в конце 2012 г. было объявлено, что теологов готовят 37 государственных и 10 негосударственных образовательных учреждений [6]. Дискутировался вопрос о том, могут ли вузы, являющиеся религиозными организациями, иметь аккредитованные государством программы подготовки, в частности теологов. В 2008 г. учебные заведения профессионального религиозного образования получили такую возможность.

Появление теологии в числе направлений подготовки в системе высшего образования стало весьма дискуссионной новацией для образовательной системы РФ и для общества в целом. Полемика по этому поводу продолжается уже два десятилетия, в ней активно участвуют исследователи религии, как светские, так и конфессиональные, представители религиозных объединений, юристы. Дискуссии затрагивают широкий спектр тем, среди них: сущность теологии, ее объект и предмет, методология, дисциплинарная структура; место теологии в системе высшего образования, ее роль в церкви и обществе; понятие светского характера государства; разграничение областей религиоведения и теологии. Полемика вокруг этих вопросов подчас выходит за рамки академического дискурса, приобретает ожесточенный характер, сопровождается необоснованными обвинениями и утверждениями. В настоящей статье предпринимается попытка проследить и реконструировать основные повороты и аргументы этой дискуссии. В статье рассмотрены не все ее нюансы, а лишь основная аргументация.

Сторонниками полноправного утверждения теологии в качестве аккредитованного государством направления подготовки в высших учебных заведениях являются в первую очередь представители различных религиозных объединений. Эту точку зрения озвучивает руководство Русской православной церкви, мусульманской уммы и других конфессий. Нельзя сказать, что такое мнение в конфессиональной среде является единственным, однако высказывается оно достаточно громко и настойчиво. Определенная часть ученых (гуманитариев и естественников) также разделяет эту позицию. Она находит обоснование в работах ряда исследователей, в которых рассматриваются различные аспекты феномена теологии и вопросы теологического образования. Значительный вклад в защиту теологии и ее места в высшем образовании РФ вносят правоведы.

Спектр аргументов, которые приводят сторонники теологии, достаточно широк. Один из наиболее распространенных – ссылка на европейский опыт преподавания теологии в государственных университетах, который (при всем его многообразии) включает в себя признание государством дипломов по теологии и государственное финансирование теологических факультетов, тесное взаимодействие последних с церковными структурами. Так, И. В. Понкин рассматривает правовую базу и особенности функционирования 28 теологических факультетов и теологических высших учебных заведений в разных государствах Европы [13], на этот опыт ссылается в своем заключении А. Я. Капустин [7, с. 29]. В. К. Шохин отмечает, что в преподавании теологии в системе высшей светской школы мы отстали от западной цивилизации по разным подсчетам на 6–8 столетий [15, с. 4].

Ряд доводов сторонников теологии как специальности высшего образования можно назвать апелляцией к общественногосударственным интересам, некоторые доводы связаны с интересами, целями и логикой развития религиозных организаций. Часто звучащим аргументом в защиту места теологии в образовании являются связываемые с ней надежды на «духовно-культурное возрождение страны» [15, с. 11] и ее нравственное преобразование.

Представители конфессий видят в отсутствии развитой системы теологического образования, признаваемой государством и обществом, фактор усиления религиозного радикализма и роста влияния иностранных проповедников и теологов, негативно настроенных к России [5, с. 66–68]. Представители конфессий (прежде всего РПЦ и мусульмане) и те, кто солидарен с ними в этом вопросе, также объясняют свою заинтересованность в развитии теологического образования в светских вузах необходимостью формирования конфессиональной интеллигенции, образованных кадров (например, для преподавания курса ОРКиСЭ в школах), социализации верующих и миссионерскими целями.

Разнообразные доводы юридического характера в пользу включения теологии в систему светского образования Российской Федерации приводят авторы в издании «Перспективы развития теологического образования в России», в том числе: обязательства Российской Федерации, следующие из международных договоров в области образования, в которых она приняла участие, наличие ряда документов, легитимирующих присутствие теологии в образовательном пространстве (в частности, принятие ФГОС по теологии для бакалавриата и магистратуры), и вытекающая из этого необходимость «достройки» системы теологического образования в виде научной специальности «теология».

Обращает на себя внимание антирелигиоведческий пафос, присущий многим (не всем) публикациям и высказываниям защитников теологии. Он проявляется различным образом: от игнорирования существования религиоведения (так, Патриарх Кирилл заявил, что «абсолютное большинство людей, граждан России, имеют отношение к религии, а научного изучения в вузах религии практически не существует» [3]) до навешивания на религиоведов разнообразных ярлыков («воинствующих атеистов» [12, с. 84], «адептов одной из квазирелигий» [15, с. 42]).

Что касается высказывания Патриарха, то можно в определенной мере согласиться, что подготовка, например, религиоведа не подразумевает непременной специализации в области православия, если только оно не выбрано обучающимся в качестве сферы научных интересов, однако из этого не следует, что в вузах отсутствует научное изучение религии, в том числе православия.





Элементом, нередко присутствующим в рассуждениях сторонников закрепления теологии в образовательной системе, является негативизм в отношении так называемых нетрадиционных религий с использованием соответствующей терминологии (например, «тоталитарная секта сайентологов» у В.К. Шохина [15, с. 17]). Они могут указываться конкретно (муниты, сайентологи, мормоны и др.) или о них говорится в общем, как о некой угрозе. На наш взгляд, подобный настрой и суждения не способствуют тому, чтобы дискуссия о теологии приобрела конструктивный характер.

Против включения государством теологии в систему высшего образования выступает определенная часть представителей науки (как естествознания, так и гуманитарных наук, из последних – в особенности философы и религиоведы). Один из основных тезисов, который они приводят и обосновывают, носит эпистемологический характер. На их взгляд, теология в сущности своей не является наукой, поскольку теологическое знание не отвечает критериям научности.

Активное участие философов и религиоведов в обсуждении места теологии в высшей школе связано, на наш взгляд, не в последнюю очередь с тем, что они вследствие своей профессиональной подготовки знают и понимают фундаментальные предпосылки и сущностные характеристики теологии. Из этого они и исходят, когда сопоставляют теологию и науку и приходят к выводу, что теология наукой не является. Религиоведам в их рассуждениях на эту тему свойственно сравнивать религиоведение как науку о религии и теологию.

В этих дискуссиях обнаруживается определенная напряженность во взаимоотношениях теологии и религиоведения. Ее объяснение не может сводиться к тезису о восприятии религиоведами теологии как конкурирующей фирмы [15, с. 17] или рассматриваться как наследие эпохи научного атеизма, проявление «латентных форм» атеизма [4, с. 80–81]. Такой конфликт отнюдь не является особенностью исключительно современной российской действительности, он имел место и на начальном этапе развития религиоведения как науки [9, с. 29] да и сейчас обнаруживается в недрах европейских университетов, несмотря на то, что теология и религиоведение в них могут сосуществовать [8].

На взгляд критиков, теология не соответствует сформулированным в философии науки основным критериям научности знания, исключая, пожалуй, требование системности. Известный исследователь М.Г. Писманик в «Лекциях по религиоведению» подробно рассматривает эту проблему, обращается к характеристике богословия, данной С.С. Аверинцевым, анализирует состав православного богословия и содержание основных его частей. Он полагает, что науку от теологии отличает последовательно применяемая рациональная методология, которая делает результаты научного исследования верифицируемыми, наука прямо или опосредованно опирается на строго фиксированные факты. У теологии (за исключением ряда ее разделов), в особенности у догматического (систематического) богословия, эмпирический базис отсутствует. При всем том, что в богословии (в особенности вне его доктринального ядра) присутствует рационализированная информация, символический язык богословия, по мнению М.Г. Писманика, почти не переводим на язык рациональности. Теология основывается на принятых верой положениях, которые не подлежат критическому рациональному осмыслению и обновлению, принимаются как истинные, выводятся из авторитета Бога и Откровения, категорично утверждаются. Наука же открыта критике и пересмотру своих концепций. Она служит целям объективного познания, а не апологетическим целям, которые имеют весьма большое значение для теологии, тесно связанной с теми или иными религиозными институтами [10, с. 16–20].

Особенности теологии, отличающие ее от науки, рассматриваются в статьях Е. С. Элбакян. Объектом изучения для теологии, на ее взгляд, является Бог, предметом – самообнаружение Бога в мире [17, с. 116]. Необходимо отметить, что так же понимают содержание теологии некоторые конфессиональные, в частности православные, издания, например, «Полный православный энциклопедический словарь». Сама теология, как отмечает Е.С. Элбакян, признает, что Бог не может быть познан рациональными методами. Е.С. Элбакян, как и М.Г. Писманик, указывает на свойственный науке пересмотр устаревших положений, чего мы не наблюдаем в теологии, которая признает роль веры в научном познании [16]. На взгляд Элбакян, необоснованным является и утверждение о совпадении отдельных исследовательских методов в науке и теологии (это, например, касается работы с сакральными текстами, объяснения исторических событий).

Е.С. Элбакян заключает, что настоятельное отнесение теологии к наукам обмирщает само богословие и профанирует науку [16].

Противники аккредитации государством вузовской теологии также полагают, что она нарушает конституционный принцип светскости государства и образования и является признаком нарастающей клерикализации российского общества (см., например, «Открытое письмо десяти академиков РАН Президенту Российской Федерации В.В. Путину»).

Ответом на критику такого рода стали публикации, нацеленные на доказательство научности теологии, а также отсутствия противоречия между принципом светскости и признанием государством теологии в качестве аккредитованного направления высшего образования и научной специальности. Обращают на себя внимание продуманностью контрдоводов и широтой аргументации статьи сотрудников Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета К.М. Антонова и К.О. Польскова.

К.М. Антонов полагает, что обоснование ненаучности теологии вытекает из неправильного ее понимания как некой целостности. Он анализирует различные уровни богословия по аналогии с различными формами философского знания. По его мнению, следует различать богословие «как учение конкретной церковной общины, в основных моментах обязательное для всех ее членов», и богословие «как науку, изучающую это учение, выясняющую его содержание, структуру, смысл и значение в человеческой жизни» [1]. Первое научным не является и на этот статус не претендует, во втором автор обнаруживает два уровня, один из которых научным вполне может и должен быть, но для этого требуется большая работа со стороны теологов [2].

К.М. Антонов не согласен с тем, что теология – это наука о Боге.

В целом основную задачу теологии как науки он формулирует так:

«раскрытие нормы религиозного сознания церковного сообщества в горизонте истории Церкви» [2]. К.О. Польсков, опираясь на размышления К.М. Антонова о богословии, в своей статье дает характеристику богословского метода, который, на его взгляд, можно считать научным [11].

В свою очередь профессор МГУ С.А. Хмелевская, проанализировав аргументацию К.М. Антонова и К.О. Польскова, не сочла ее достаточно убедительной для признания теологии наукой с точки зрения критериев современного научного знания [14, с. 56–61].

Поскольку теология с недавних пор после долгих дискуссий признана государством научной специальностью, то можно ожидать, что ее развитие в качестве таковой предоставит всем заинтересованным сторонам материал для дальнейшего анализа ее достижений на предмет научной состоятельности.

Список литературы

1. Антонов К. М. Научность и/или профанация? Теология и/или религиоведение? // [Электронный ресурс]. – URL:

http://www.religiopolis.org/publications/113-nauchnost-iili-profanatsija-teologija-iliireligiovedenie.html#comment-227 (дата обращения: 20.10.15).

2. Антонов К. М. Теология как научная специальность // Вопр. философии.

– 2012. – № 6 // [Электронный ресурс] – URL:

http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=555&Itemid=52 (дата обращения: 20.10.15).

3. Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на совещании «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества» // [Электронный ресурс]. – URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2619652.html) (дата обращения:

20.10.15).

4. Журавский А. В. Генезис и формы постсоветского атеизма в России // Вопр. религии и религиоведения. Вып. 1: Антология отечественного религиоведения: сб. / сост. и общ. ред. О.Ю. Васильева, Ю.П. Зуева, В.В. Шмидта. Ч. 4. – М.: МедиаПром; Изд-во РАГС, 2009.

5. Заявление Координационного центра мусульман Северного Кавказа № 229 от 22.11.2005 Министру образования и науки Российской Федерации

А.А. Фурсенко // Перспективы развития теологического образования в России:

сб. материалов / сост. И.В. Понкин. – М.: Ин-т гос.-конфес. отношений и права, 2007.

6. Итоговый документ Патриаршего совещания «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества» (Москва, 28–29 нояб. 2012 г.) // [Электронный ресурс]. – URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2622170.html (дата обращения: 20.10.15).

7. Капустин А. Я. Заключение от 01.03.2007 о правовой обоснованности внесения специальности «теология» в Номенклатуру специальностей научных работников и создания в установленном законом порядке диссертационных советов по специальности «теология» // Перспективы развития теологического образования в России: сб. материалов / сост. И.В. Понкин. – М.: Ин-т гос.-конфес.

отношений и права, 2007.

8. Каренина Колльмар-Пауленц. Религиоведение в Швейцарии. Интервью с директором Института религиоведения Университета Берн (Швейцария) // [Электронный ресурс]. – URL: http://religious-life.ru/2012/10/kollmar-paulenz/ (дата обращения: 20.10.15).

9. Красников А. Н. Методологические проблемы религиоведения: учеб. пособие. – М.: Акад. проект, 2007.

10. Писманик М. Г. Лекции по религиоведению: учеб. пособие. – Пермь:

Пермский гос. тех. ун-т, 2006.

11. Польсков К. О. К вопросу о научном богословском методе // Вопр. философии. – 2010. – № 7. // [Электронный ресурс]. – URL:

http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=163&Itemid=52 (дата обращения: 20.10.15).

12. Понкин И. В. Заключение от 10.01.2007 по содержанию и выводам справки председателя Экспертного совета ВАК по философии, социологии и культурологии В. В. Миронова по вопросу возможности введения специальности «Теология» в номенклатуру специальностей ВАК // Перспективы развития теологического образования в России: сб. материалов / сост. И. В. Понкин. – М.:

Ин-т гос.-конфес. отношений и права, 2007.

13. Понкин И. В. Теологический факультет государственного университета: Европейский опыт правового регулирования. – М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского гуманит. ун-та, 2006.

14. Хмелевская С. А. Теология: современные подходы к осмыслению концептуального статуса // Социально-политические науки. – 2013. – № 2.

15. Шохин В. К. Теология. Введение в богословские дисциплины: учеб.метод. пособие. – М.: ИФРАН, 2002.

16. Элбакян Е. С. Профанная теология или профанация науки? // [Электронный ресурс] – URL: http://www.religiopolis.org/index.php/publications/81profannaja-teologija-ili-profanatsija-nauki (дата обращения: 20.10.15).

17. Элбакян Е. С. Религиоведение и теология: к проблеме демаркации предметов исследования // Религиоведение. – 2001. – № 1.



Похожие работы:

«Исх. № 15/04/16-1 РУКОВОДИТЕЛЮ От „15” апреля 2016г. УВАЖАЕМЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ! Разрешите от имени компании "Флагман-77" засвидетельствовать Вам свое искреннее уважение и готовность установить научные и производственные с...»

«16. Император Юстиниан. Теория симфонии. V Вселенский собор 1. Император Юстинан 2. Теория симфонии 3. V Вселенский собор 1. Император Юстинан В 518 г. на трон взошел начальник дворцовой стражи Юстин I сделал фантастическую карьеру....»

«ГУРУ ПУДЖА. ЛЕКЦИЯ 4. Как обычно вначале развейте правильную мотивацию. Она должна быть связана не только с укрощением ума. Получайте учение с умом, испытывающим сильные любовь и сострадание. Думайте: "Для того чтобы достичь состояния Будды и прино...»

«И.А. Дружинина, заместитель директора научной библиотеки ДВГУ Н.И. Кудинова, заведующая сектором редкой книги научной библиотеки ДВГУ ПЕРВАЯ ВУЗОВСКАЯ БИБЛИОТЕКА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Научная библиотека Восточного института (1899—1920 гг.) явилась первой ву...»

«(Pilili iJ ИЗДАВАЕМЫЙ ВРЕМЕННОЮ КОММІОСІЕЮ дм РАЗБОРА im i l i u A R Т О ЪВ, n ВЫСОЧАЙШЕ ІЧВЙЖДЕННОЮ ПРИ Кіевсвомъ Военномъ, Подольскомъ и Волынекомъ ГЕНЁРАЛЪ-ГУБЕРНАТОРЪ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Томъ Ш. КІЕВЪ. Въ типографіи Федорова. 1864. АРХИ В! пго-зшлоі россга. лллЛ Л Л Л А '-— Л Л Л Л /ч/ М АТЕ...»

«Список литературы 1. Бахтин М. М. Автор и герой: К философским основам гуманитарных наук. – СПб.: Азбука, 2000.2. Венок на могилу А. Гессена // Возрождение. – Париж. – 1925. – 12 июля. – № 40.3. Зайцев К. Венок на могилу А. Гессена // Возрождение. – Париж. – 1925. – 12 ию...»

«Главное управление ветеринарии Кабинета Министров Республики Татарстан ЗАО "Виватон" Препараты "Виватон", разработанные под руководством академика А.М.Савелова-Дерябина и методика их применения для лечения и профилактики мастита у коров Казань – 2012 г.Рекомендации разработаны: А.М.Савелов – академик РАЕН и МАЕН, доктор...»

«Библиотека Царицынского генеалогического общества Андрей Александрович Шумков Себряковы Санкт-Петербург Материал размещен на интернет-сайте Царицынского генеалогического общества (www.gen-volga.ru) с любезного разрешения автора СЕБРЯКОВЫ Опубликовано в "Своде п...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.