WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«Министерство образования и науки РФ филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный ...»

-- [ Страница 2 ] --

Руководил работой волостных избирательных учреждений председатель волостной избирательной комиссии. Помимо обеспечения выборов, председатель отвечал за перепись населения для составления избирательных списков, объявлял созыв и открытие волостного земского собрания, приводил к присяге председателя и членов волосной земской управы и осуществлял наблюдение за передачей дел и имущества упраздненных волостных учреждений волосной земской управе. Обо всех своих действиях председатель волостной избирательной комиссии информировал уездную земскую управу [3. Лл. 4].

В Смоленской губернии выборы гласных в волостные земства прошли с 3 по 24 сентября 1917 г. Но по уездам отмечалось отсутствие единообразия относительно дня голосования и выбранного типа избирательной системы. В половине уездов Смоленщины (в Гжатском, Дорогобужском, Ельнинском, Краснинском, Поречском, Смоленском) голосование проходило по партийным спискам; в остальных – по мажоритарной системе [6. Л. 60-86]. Кроме того, Были зафиксированы различные нарушения избирательных норм как со стороны избирателей, так и со стороны избирательных комиссий: применение двух систем голосования одновременно, в результате чего было избрано шесть гласных вместо трех (Хмельницкий участок Погудковской волости Дорогобужского уезда), применение сначала тайного, а затем, по требованию избирателей, открытого типа голосования (Пустеевский избирательный участок Погудковской волости Дорогобужского уезда). В Дорогобужском, Вяземском, Духовщинском, Ельнинском, Смоленском, Рославльском уездах пришлось назначить повторные выборы [5. Л. 229].



По результатам выборов, в волостных собраниях подавляющее большинство составили крестьяне: в Смоленском уезде – 297 гласных из 352, в Краснинском – 455 из 458. В уездах с пропорциональной системой голосования большинство крестьян проходили по спискам беспартийных и от Совета крестьянских депутатов.

30 сентября губернский комиссар Временного правительства объявил волостные и уездные земские органы управления единственно законными органами власти и упразднил созданные в феврале исполкомы, комитеты общественной безопасности и другие организации [7. Л. 544].

Первые волостные земские собрания в Смоленской губернии прошли осенью 1917 г. Первоочередными в первых собраниях были продовольственная и топливная проблемы. Но и в этот раз отмечались нарушения: во многих местах не создавались предусмотренные в земствах комитеты и комиссии, нарушались процедуры голосования, отсутствие «хороших руководителей» (что особо отмечали в своих отчетах уездные комиссары), население с трудом перестраивалось что от схода к земскому собранию. Подобные проблемы преодолели уже на следующих собраниях.

Осенью и зимой 1917 г. большинство волостных земств игнорировало обсуждение политических вопросов, а в начале 1918 г.

волостные земства были упразднены, в связи с чем, за короткий период своего существования не смоли проявить себя должным образом как органы местного самоуправления.

Но, тем не менее, в 1917 г. земства формировались за счет всеобщего избирательного права и получили право сформировать мелкую земскую единицу.

В настоящее время в Российской Федерации вопрос о развитии местного самоуправления является одним из наиболее острых.

Регулярно во время встреч с представителями органов местного самоуправления руководство современной России призывает обращаться к уже имеющемуся историческому опыту.

–  –  –

Ключевые слова: земская реформа, земство, самоуправление, теории самоуправления.





Keywords: Zemstvo reform, zemstvo, self-government, theory of government.

Важным условием стабильного и устойчивого развития России в современном мире является построение правового государства и гражданско- правового общества. В этом контексте главное значение приобретают вопросы системы местного самоуправления, существующей в нашей стране. Реформы, сегодня реализуемые в стране в социально- экономической сфере, требуют всестороннего изучения теорий местного самоуправления для более эффективного применения их на практике, что и обуславливает актуальность выбранной темы.

Современная система местного самоуправления своими корнями уходит к земской реформе Александра II и земскому движению.

До реформ Александра II органы местного самоуправления в России носили сословный характер. Они контролировались в с двух сторон – со стороны судебно- административных органов и со стороны местных государственных учреждений по крестьянским делам.

Бюрократическая, чиновничья администрация демонстрировала свою неспособность решать проблемы, связанные с местными интересами и потребностями. Речь шла, в частности, об отсутствии или непригодности путей сообщения, систематических неурожаях, низком уровне сельскохозяйственной культуры, безграмотности населения и др.

Сильнейший толчок земской реформе придала отмена крепостного права. Более того, она являлась частью комплекса широкомасштабных преобразований государственно-политической системы, которые и получили название «великие реформы».

Одна из главных целей реформы состояла во введении вместо существовавшей до того времени системы сословного местного самоуправления всесословной системы, призванной приспособить органы государственного управления к изменившимся условиям.

Земства находились под контролем центральной и местной властей, которые имели право приостанавливать любое постановление земского собрания. Несмотря на это, земства сыграли особую роль в развитии просвещения и здравоохранения. Кроме того, они стали центрами формирования либеральной дворянской и буржуазной оппозиции. [1] Целью написание данной статьи является выполнение сравнительного анализа существующих теорий местного самоуправления. На сегодняшний день в субъектах Российской Федерации продолжается процесс внедрения новых эффективных механизмов местного самоуправления. В России происходит глубокая трансформация государства и общества, и многие земские идеи дают новые всходы.

Теоретическую базу исследования составили научные труды в области изучения местного самоуправления и истории России, таких авторов как, Игнатов В.Г., Федоров В.А., Игнатюк Н.А., Ковешников Е.М.

и др.

Поэтому для начала, необходимо определиться с гносеологией понятия «земство».

В словаре Даля «земство» - то, что идет от земли, выбранные «землей люди».[3] Словарь Ушакова определяет земство – как систему учреждений местного самоуправления в России с дворянско- буржуазным классовым составом [2] Ожегов определяет земство как орган местного самоуправления в России с преобладанием в нем дворянства. [4] По мнению ряда исследователей, существуют четыре основных направления смыслового использования термина «земство», отражающие историю земства в России.

Впервые Земская Русь появляется при Иване IV Грозном, который ввел земщину как противоположность опричнины, введенной в 1565г.

Иван Грозный выделил опричнину в свой удел, создал там армию и особый аппарат управления. Земли, находящиеся вне опричнины получили название «земщина».

Реформы Александра II ввели земские учреждения (земства).

Земства представляли собой выборные органы местного самоуправления.

В период 1917–1918 г.г. земство являлось органами государственной власти на местах, в связи с тем, что в результате революции 1917 г. центральный аппарат власти был разрушен и функцию государственных органов власти вынуждены были взять на себя Всероссийский союз земств и Союз городов.

Широкое вхождение термина «земство» в научный и практический обиход произошло в России после проведения земской 1864 г. и городской 1870 г. реформ. Именно в результате проведения земской реформы (в рамках «Положения о губернских и уездных земский учреждениях» 1864 г.) в России вместо сословно- корпоративного местного самоуправления была создана система всесословного местного самоуправления. В этот же период стала формироваться категория земских служащих, которая представляла собой прообраз будущих муниципальных служащих.

Термин «самоуправление» (от англ. self-government) не имеет единого научного определения. Он был введен в оборот западноевропейскими либеральными теориями первой половины XIX в.

и интерпретировался как управление какими- то определенными вопросами непосредственно самими заинтересованными гражданами. В России термин «самоуправление» получило распространение в контексте земской реформы Александра II.

Ко второй половине XIX в. в России были достаточно стабильные традиции развития самоуправления. В основном это были сословные и патриархальные формы местного самоуправления.

Земскую реформу можно отнести к наиболее важным событиям шестидесятых годов XIX в. Созданное Александром II местное самоуправление имело эффективную систему, состоящую из всесословных выборных учреждений, которые не были включены в систему государственных органов. Служба в земских органах относилась к общественным обязанностям. Однако, земства были наделены правом издавать постановления, которые были обязательны для населения.

Важным итогом земской реформы стало появления новой категории управленцев и нового типа службы.

В качестве особенностей земской службы можно выделить:

- многосословность;

- гражданский характер;

- связь с низшими слоями общества.

Основные теории самоуправления были опубликованы Л.А.

Велиховым в работе «Основы городского хозяйства».

Среди основных теорий местного самоуправления выделим следующие:

- теория свободной общины;

- общественные теории (хозяйственная теория, юридическая теория, политическая теория);

- государственная теория;

- теория дуализма.

Основная идея теории свободной общины заключатся в первичности общинного самоуправления перед государственным управлением. В качестве основного недостатка данной теории можно выделить то, что теория свободной общины не рассматривала крупные административные единицы.

Общественная (хозяйственная) теория строго разграничивает государственные и общественные дела, отдавая приоритет хозяйственной самостоятельности общины.

Согласно государственной теории самоуправления государство передает задачи местного самоуправления органам, формируемым местным сообществом. Основными представителями данной теории являются Рудольф фон Гнейс и Лоренц фон Штейн.

Теория дуализма сочетает общегосударственные и местные интересы.

Современное самоуправление в своей основе имеет результат переосмысления исторических традиций и объединяет элементы различных научных концепций и подходов к сущности этого социального явления.

История самоуправления своим корнями уходит в традиции различных народов решать вопросы, затрагивающие общественные интересы коллективно.

В российском селе земское движение в российском селе в основном опиралось на крестьянскую общину. В современном виде самоуправление в развитых демократических государствах сформировалось в результате реформ XIX в. Его становление было связано с процессом перехода от феодализма к современному индустриальному обществу.

В основе самоуправления лежит принцип встречной инициативы со стороны населения. Население поручает органам местного самоуправления исполнение определенных функций, которые являются существенными для данного сообщества. С другой стороны государство поручает органам самоуправления решение вопросов, имеющих интерес не только с точки зрения конкретного коллектива, но всего государства в целом. Эти вопросы связаны с непосредственным контактом с населением.

–  –  –

Латышева Е.В., преподаватель, Назимова Е.В., преподаватель, ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный технический университет» в г. Иркутске, Россия Latysheva E.V., teacher, Nazimova E.V., teacher FS BEL of HPE «Irkutsk State Technical University» in Irkutsk, Russia

–  –  –

Ключевые слова: земские учреждения, самоуправление, реформа, царь-освободитель, городские учреждения, Положение.

Keywords: zemstvo institutions, self-government reform, the tsar liberator, municipal offices, the Position.

Ход истории не остановить. Каждое мгновение вершатся судьбы людей, из них складываются судьбы государств и народов. Прошлое, настоящее и будущее сплетаются в единую временную спираль. Задача истории проанализировать причинно - следственные связи в цепочке «прошлое-настоящее-будущее».

Многие историки убеждены, что именно позапрошлое столетие предопределило судьбы народов и путь их развития.

В условиях становления современной системы управления государства, реформы императора Александра II в начале XXI века приобрели свежесть и актуальность.

Александр II вошел в историю отечества как Великий реформатор отсталой феодальной России. Он мечтал преобразовать страну, создать либеральное государство со своей конституции. Злой рок преследовал Александра, он трагически погиб в марте 1881 г. от рук революционера, террориста-смертника Игнатия Иоахимовича Гриневицкого.

Трагическая смерть одного человека резко изменила ход мировой, европейской, российской истории. В стране на целую четверть века было заморожено проведение либеральных, демократических реформ и восторжествовала реакция.

Судьба российского Царя - реформатора была обусловлена как объективными, так и субъективными факторами отечественной истории.

В отличие от стран Запада в России инициатором реформирования становилась власть, при этом редко учитывалось мнение населения, что в свою очередь порождало брожение в умах многих жителей.

В российской истории личность царя, как Помазанника Божьего играла важную, исключительную роль. К сожалению, цари – позиционировавшие себя реформаторами, часто становились заложниками ситуации, против них организовывали заговоры, совершали предательство, нередко из ближайшего окружения.

Александр вступил на престол в одну из самых тяжелых минут истории России. Умирая, Николай I., говорил Александру: «Сдаю тебе мою команду, но, к сожалению, не в том порядке, как желал, оставляя тебе много трудов и забот».

В результате неудачной войны на Крымском полуострове, оказался отрезанным от остальных районов Севастополь, Черноморский флот был разбит и уничтожен. Война потребовала больших денежных средств, что, несомненно, нанесло колоссальный ущерб казне.

Российское государство заключило мир на невыгодных для страны условиях.

Александр приступил к реформам. Реформирование предполагало постепенное, но тем ни менее целенаправленное качественное изменение общества. История связывает имя императора с отменой крепостного права, отмену телесных наказаний, учреждением земского и городского самоуправления, гласного и мирового суда и переустройство армии. Эти нововведения изменили общество. В результате преобразований совершенно по-новому сформировались социальные отношения между сословиями и нарождающимися классами.

Постепенно стала формироваться взаимосвязь между обществом и государством. Предполагалось в основу отношений положить принцип либерализма и ввести элементы демократии.

Мы коснемся исторического опыта деятельности Александра II в реализации земской и городской реформ.

Вопросы местного самоуправления были чрезвычайно важны для России XIX в.

В ходе разработки основных положений об отмене крепостного права зародилась мысль о необходимости преобразования местного управления. В середине 1859 г., появилась среди властных кругов полная программа преобразований местного управления.

Согласно Высочайшего повеления от 25 марта 1859 г.

предполагалось наделить хозяйственно-распорядительное управление в уезде большей самостоятельностью, предоставить и большее доверие. Рассматривался вопрос о необходимости участия каждого сословия в хозяйственном управлении и степени этого участия. Таким образом, была определена хозяйственная функция и роль будущих земских учреждений. Исходя из этой функции, формировались и создавались дальнейшие законопроекты, регулирующие деятельность земских учреждений.

Комиссия о губернских и уездных земских учреждениях, созданная Высочайшим повелением 23 октября 1859 г. должна была учесть при разработке закона о самоуправлении, следующие принципы: единство, самостоятельность и доверие. Кроме этого задачей стоящей перед Комиссией о губернских и уездных земских учреждениях, стало решение вопроса о компетенции органов земского самоуправления. Появилось понятие «местного интереса», которым воспользовались члены Комиссии. Они решили воспользоваться «местным интересом», и разделить все дела управления на дела земские и дела правительственные. Было намерено, не учтено понятие «местного общественного интереса». Члены Комиссии постарались сформулировать компетенции земств таким образом, что земским учреждениям перешли известные обязанности перед государством.

«Соображения о земско-хозяйственном устройстве» представляет документ, который является ярким примером, фокусирующим взгляды определенной части российского дворянства на самоуправление, как на необходимое для после реформенной России явление.

Желание чиновников оттеснить земские учреждения в структуре политической власти, диктовалось, прежде всего, опасениями со стороны консервативной части правительственных чиновников. Это объяснялось с одной стороны тем, что чиновники опасались вмешательства земства в круг государственных дел. С другой стороны, прослеживалось стремление либералов - политиков больше обеспечить независимость земских учреждений и их самостоятельность.

Воплощение созданного образа идеального правового государства, либерально настроенных деятелей предполагалось начать именно с создания земских учреждений. В дальнейшем это способствовало появлению в политической сфере идеологии земского либерализма. На практике же получилось, что реакционеры добились ограничений компетенций земских учреждений и помещения их в систему государственного управления. Это в свою очередь осложняло судьбу земства и неблагоприятно отражалось на земских интересах.

Развитие капитализма в Российской империи обусловило урбанизацию и как следствие рост городского населения. Города стали влиятельной силой во всех сферах жизни государства: политической, экономической, культурной.

В связи с этим, возникшие вопросы по налаживанию коммунального хозяйства, управления городам, приобретают особое закономерное значение. Любое законодательство, рано или поздно начинает отставать от зарождающихся в обществе явлений. Законы, регулировавшие устройство общественного городского управления, были запутанны и неопределенны, они перестали соответствовать уровню социального и экономического развития городов. В XIX до начала 70-х годов основным законодательным актом являлась «Жалованная грамота городам» (1785 г.).

В России до городской реформы представительного выборного органа наделенного серьезными властными полномочиями не существовало. Распорядительные функции находились в руках собрания «Городского общества». В его состав входили представители городских сословий - почетные граждане, купечество, мещане и ремесленники.

Не участвовали в общественных делах привилегированные сословия дворян, разночинцы, лица духовного звания, сельские обыватели, проживающие в городах.

По инициативе Министерства внутренних дел в 1862 г. был поднят вопрос о реформировании структуры управления городов, инициатива была поддержана царем. И уже 20 марта последовало «Высочайшее повеление безотлагательно приступить во всех городах империи к улучшению общественного управления». Был разработан ряд мероприятий для организации подготовительной работы. Так в городах создавались всесословные комиссии. Задача комиссий заключалась в сборе материалов по городской реформе. В своей работе комиссии опирались на руководство, разработанное Министерством внутренних дел. Сутью этого руководства являлась обширная программа изучаемых вопросов с подробными пояснениями каждого из них. В программе отмечались главные недостатки в существующем городском управлении. Наиболее значимыми недостатками в городе являлось сосредоточение власти в руках лишь податного населения, отсутствие общей думы, слияние исполнительных и совещательных ветвей, отсутствие рационального разграничения в правах и обязанностях различных должностных лиц и общественных учреждений.

40 городских комиссий составили заключения по обозначенным ранее вопросам. На основании заключений Хозяйственный департамент в 1864 году составил проекты - «О городском хозяйстве» и «Положение о городском общественном управлении».

Работа была огромная и результативная.

Но реализация городской реформы затягивалась, понадобилось ожидание шести лет, перед окончательным решением вопроса. 16 июня 1870 года после долгих поправок, изменений и бюрократии Городовое положение, которое утвердил император Александр II, получило силу закона.

По утвержденному Положению городские учреждения получили больше прав, чем земские. Городским думам было передано право издавать обязательные постановления по ряду вопросов. Городские думы стали обладать реальной властью, в отличие от земских собраний.

Однако в остальном понятие и роль городского самоуправления совпадало с установившимися взглядами на земства. Прежде всего, они рассматривались как общественные учреждения. Теперь в законопроектах появился термин «общественные учреждения», которым заменили термин «местное самоуправление». В чем же причина такого отношения власти к органам местного самоуправления?

Правительственные чиновники преследовали цель принизить возможности органов самоуправления, подчинить их государственным органам по всей вертикали власти. И в этом сходились интересы либералов, которые боролись за отсутствие государственного начала в самоуправлении и реакционеры - чиновники, стремящиеся снизить роль самоуправления, поставив его под контроль государственной власти.

Чиновники на деле стали вмешиваться во все вопросы, входящие в компетенцию городского или земского самоуправления. Вышло, что изначальные теоретические положения в законе, на практике получили совершенно другую направленность - непризнания за общественными учреждениями того значения, которое имели учреждения государственные.

Вопрос о судьбе местного самоуправления встал после катастрофы 1 марта 1881 г. Убийство императора Александра II предопределило будущее всего реформирования общества. С трагической гибелью императора, как это в прочем часто бывает, поменялся и внутриполитический курс, в том числе отразилось и на реализации законодательства о местном самоуправлении. Необходимо отметить, что общий курс политики правительства в местного самоуправления изменился не сразу.

Длительные подготовительные работы стали результатом появления Положение 1870 г. о формировании органов самоуправления в городе. Многие деятели надеялись, что при разработке Городского Положения, несомненно, учтутся ошибки, допущенные в законе о земском самоуправлении, который был принят раньше на шесть лет.

Однако, на практике было не совсем так.

Обе реформы похожи в поэтапной реализации проектов. Как в регулировании городского, так и в регулировании земского самоуправлений, отмечается два периода: с начала реформы 1870 г. до утверждения нового Городового Положения 1892 г. и время его действия последнего.

Состав избирателей в думу согласно Городовому Положению 1870 г. определялся важным для сословной страны критерием - податным цензом. Избирательное право содержало два вида – пассивное и активное, его обладателями могли быть русские подданные, с возрастным цензом не моложе 25 лет. Условием являлось, что избиратели должны были быть собственниками недвижимого имущества, и уплачивать с него сборы в пользу государства. Либо избиратели обладали купеческим билетом и являлись владельцами торгового или промышленного предприятия. Другим основанием, предоставлявшим право владеть правами избирателей, являлась уплата сбора. К этой категории относились горожане, которые прожили в городе не менее двух лет, которые систематически платили городу действительный сбор, занимаясь купеческим, промысловым, приказчичьим делом или содержали промышленные предприятия. Все вышеуказанные категории относились к физическим лицам, Наравне с ними и на тех же условиях, избирательным правом обладали ведомства, монастыри, товарищества.

Помимо цензового ограничения Положение 1870 г.

предусматривало деление и формирование избирателей по группам. В основу дифференцирования легли следующий критерий - различия по количеству платимых каждым из избирателей прямых налогов в пользу города. Выделялись три вида плательщиков: крупные, средние и мелкие плательщики. Они в свою очередь разделялись соответственно на три разряда, так чтобы избиратели каждого разряда уплачивали вместе по одной трети общей суммы налогов. К первому разряду принадлежали наиболее крупные домовладельцы и торговцы, и этот разряд представлял обычно лишь десятки избирателей. Третий разряд представлял тысячи избирателей, то есть, по сути, основной состав населения города. Однако, не смотря на такой количественный разрыв, первый привилегированный разряд обладал особым избирательным правом. У него было право выбирать столько же представителей в думу что и у горожан, относящихся к третьему разряду. Таким образом, число избранных гласных в думу зависело, от количества платимых ими налогов, а не от числа избирателей.

Каждый городской житель получил право быть избранным, при условии владения даже незначительным домом. Получали это право мелкие ремесленники, мелкие торговцы которые в пользу города хотя бы 1,5 - 2 рубля обладал правом, пользовался избираться правом в органы городского самоуправления. Либерализация выборной системы, позволила расширить социальный состав городских избирателей. Но как любая реформа того времени она содержала изъяны, так податной ценз лишил избирательного права лиц, проживающих в городе, но не обладающих в этом городе недвижимостью, и тех кто не занимался торговлей и ремеслом. К этой категории были отнесены жители города не имеющие какой либо собственности – наемные рабочие и горожане, занимающиеся умственным трудом. Последующие изменения в законодательстве, касающиеся избирательной системы известные как реформа 1892 г. подтверждают намерения власти не допускать излишней самодеятельности местного сообщества.

Реформ земства, городская реформа, конечно, содержали очень много огрехов, не все что было запланировано в Положениях реализовалось на практике, но, несмотря на это необходимо сделать вывод, что они были явлением, носящим прогрессивный характер. Одну из главных динамичных сил в продвижении реформ сыграла личность царя Александра II. За годы реформирования и преобразования России ему не раз приходилась сталкиваться с реакционными силами, которые пытались затормозить социальные, политические и экономические изменения в стране.

При этом Александр II в очередной раз удивив современников, показал пример целостности, настойчивости, убежденности правильности своих поступков в делах государства.

Вклад Александра II в развитие отечества высоко оценили современники. В его честь по инициативе разных сословий, на собранные ими средства были сооружены сотни памятников в городах и селах.

Целый этап истории заняло реформирование городского земского управления, была проведена военная и судебная реформы, отменено «родимое пятно» феодализма, мешающее полноценному развитию капиталистических отношений – крепостное право. Все эти свершения несомненная заслуга императора Александра II.

Не случайно в историю Александр II вошел как ЦарьОсвободитель. Освободителем его считали не только крестьяне, но и все русские люди, которым он подарил надежду на демократизацию общества, надежду на создание гражданского общества и на возможность участия простых людей в управлении страны.

В современном обществе, по сути, стоят все те же задачи, которые требуют в своем решении больших волевых усилий. И здесь несомненным примером успешного политического деятеля может являться Александр II.

Александр II был необыкновенный человек, достойный памяти потомков и желанием изучать историю его жизни и великой страны, монархом которой он являлся.

–  –  –

Леонова Е.А., старший преподаватель филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г. Вязьме Leonova E.A., senior teacher branch of FS BEI of HPE «MSIU» in the town of Vyazmе Аннотация В данной статье рассматривается различного рода конфликты между губернской властью и органами городского самоуправления, которые продолжались периодически, о чем свидетельствуют факты. Это не значит, что те и другие не находили общего языка вообще и между ними не было достаточно тесного сотрудничества по ключевым вопросам жизни города.

Abstract

This article discusses the various types of conflicts between the provincial authorities and the authorities of municipal government, which continued intermittently, as evidenced by the facts. This does not mean that they did not find a common language in general, and between them there was not enough for close cooperation on key issues of the city.

Ключевые слова: городская дума, губернская власть, земство, конфликт.

Keywords: City Council, the provincial authorities, the district council, the conflict Городовое положение 1870 г., инициировавшее «общественное управление» в городах Российской империи, было разработано государственными чиновниками и утверждено царем. Государственная власть в губерниях обязана была обеспечить его беспрекословное выполнение на местах, осуществлять контроль за тем, чтобы органы городского самоуправления в своей деятельности не выходили за пределы установленных для них рамок. По существу они рассматривались государственной властью в качестве своих вспомогательных органов, на которые не только перекладывалась большая часть забот по управлению городским хозяйством и организации жизни в городах, но и возлагались обязанности по содержанию полиции, расквартированию войск и другие подобного рода обязанности, ложившиеся тяжелым бременем на городской бюджет.

Естественно, это сдерживало инициативу органов городского самоуправления, мешало им более эффективно вести свою работу, нередко порождало конфликты между губернской властью и городской думой.[4] Впрочем, переоценивать эти конфликты нет оснований, так как они не возникали по принципиальным вопросам, которые имели бы политический характер. Да и ведущие деятели казанских органов городского самоуправления не стремились обострять эти отношения.

Недаром ведь они, принимая присягу при вступлении в должность, давали клятву верности императору. И при всяком подходящем случае они напоминали об этом.

Александр II должен был проездом на Кавказ прибыть в Казань 27 августа 1871 г. с наследником и Великим князем Владимиром Александровичем. В этой связи городская дума 20 июля 1871 г. приняла постановление выразить императору верноподданнические чувства поднесением от городского сообщества хлеба-соли и в ознаменование Высочайшего посещения Казани пожертвовать из городского капитала 10 тысяч рублей на приобретение собственного дома для Мариинской женской гимназии. Для поднесения высочайшим посетителям хлебасоли городской голова приобрел серебряное блюдо и солонку, потратив на них 1564 руб.48 коп. из собственных средств. Эти деньги затем ему были компенсированы думой. Император, прибыв в Казань, благосклонно принял поднесенные ему хлеб-соль и поблагодарил за сделанное городской думой пожертвование в пользу Мариинской женской гимназии, удостоив ее своим посещением.

После убийства 1 марта 1883 г. Александра Второго городская дума приняла решение об открытии подписки на сооружение в Казани памятника погибшему императору.

Государственной властью применялись различные формы контроля за деятельностью органов городского самоуправления.

Казанская городская дума и городская управа находились в ведении Министерства внутренних дел.

Лица, избранные государственной думой на должности городского головы и его заместителя по представлению губернатора, утверждались министром внутренних дел, о чем свидетельствует следующий документ:

«Справка. Городскою Думою в заседании 19 января 1888 г. избран на должность Городского Головы вместо отказавшегося А.А. Лебедева статский советник Сергей Викторович Дьяченко, о чем для представления к утверждению Министру Внутренних Дел был уведомлен г. Губернатор 20 января за № 562. Ныне г. Губернатор за № 999 сообщил, что Министр Внутренних Дел 26 минувшего февраля утвердил г. Дьяченко в должности Городского Головы.[4] На основании 56 статьи Городового положения городской голова извещал губернатора о каждом заседании городской думы: дате, времени его проведения и повестке дня. Копии постановлений городской думы также направлялись согласно 68 статьи того же положения для рассмотрения губернатору. Губернатор имел право запрашивать у городской управы сведения об ее членах по специальному «формулярному списку о службе», который включал следующие вопросы:

чин, имя, отчество, фамилия, должность, год рождения, вероисповедание, знаки отличия, получаемое содержание;

из какого звания происходит;

есть ли имение (собственное или у родителей): родовое, благоприобретенное; есть ли имение у жены, если женат: родовое, благоприобретенное;

где получил воспитание и окончил ли в заведении полный курс наук; когда поступил на службу, какими чинами, в каких должностях и где проходил ее; не было ли каких-то особенных по службе деяний или отличий, не был ли особенно, кроме чинов, чем награждаем и в какое время: сверх того, если, находясь под судом или следствием, был оправдан и признан невиновным, то когда и за что именно был предан суду и чем дело кончено?;

годы, месяцы и числа;

был ли в походах против неприятеля и в самих сражениях и когда именно;

был ли в штрафах, под следствием и судом; когда и за что именно предан суду; когда и чем дело кончено;

был ли в отпусках, когда и на сколько именно времени, являлся ли в срок и если просрочил, то когда именно явился, и была ли причина просрочки признана уважительной;

был ли в отставке с награждением чина или без такового, когда и с какого по какое именно время;

холост или женат, на ком, имеет ли детей, кого именно; год, месяц и число рождения детей, где они находятся и какого вероисповедания.

Нетрудно заметить, что «формулярный список о службе», на который обязан был дать ответы губернатору член городской управы, включая городского голову, после избрания на соответствующую должность, касался не только службы, но и личной жизни должностного лица органа городского самоуправления.

Для непосредственного контроля за работой городской думы и городской управы при губернаторе действовал специальный орган Губернское по городским делам Присутствие, которое вмешивалось в дела органов городского самоуправления и при возникновении противоречий между последними и губернатором неизменно занимало его сторону, что приводило к конфликтам между губернатором и этим Присутствием, с одной стороны, и городской думой - с другой.[5] Один из таких конфликтов возник в конце 1871 г. Поводом для него стал отказ первого городского головы Казани Козьмы Ивановича Романова от этой должности и решение думы назначить выборы нового городского головы. Казанский губернатор опротестовал это решение, мотивируя свой протест тем, что Романов, утвержденный в должности городского головы министром внутренних дел, только им и мог быть уволен, а до увольнения министром городская дума не имела права назначить выборы нового городского головы. В ответ на это дума приняла 30 ноября 1871 г. постановление, в котором говорилось, что поскольку 82 и 83 статьи Городового положения предоставляют думе право замещения должности городского головы без всяких ограничений и по 93 статье только для вступления в должность вновь избранного городского головы требуется утверждение министра внутренних дел, а по общепринятому порядку выборные лица, утвержденные правительством, увольняются не иначе, как по представлению кандидата, то на основании 11 и 151 статей Городового положения отношение губернатора оставить без последствий и провести выборы немедленно.[5] Это постановление думы было передано губернатором в Губернское по городским делами Присутствие. Причем губернатор обвинил думу в несвоевременности поступления ему копии постановления думы об увольнении Романова и о назначении новых выборов городского головы, что не позволило ему вовремя передать это дело в Губернское Присутствие и поэтому решение думы оставить его отношение без последствий неуместно. В свою очередь Губернское Присутствие вменило думе в обязанность подписывать свои постановления непременно в день заседания думы или не далее, как на другой день после заседания, а копии представлять губернатору безотлагательно.

Заслушав доклад управы об этом, дума в своем постановлении отметила, что в Городовом положении нет указания о том, чтобы Присутствию предоставлялось право входить во внутренний распорядок дел думы, равно как не сказано и о том, что Присутствие могло вменить в обязанность думе исполнять то, что к ее обязанностям не относится, то есть безотлагательно предоставлять губернатору копии своих решений, тогда как это по 68 статье входит в обязанности не думы, а городского головы, и «вообще из отношения Присутствия видно, что последнее присваивает себе не предоставленную ему законом власть, отступая вместе с тем от прямой своей обязанности… Посему, хотя отношение Губернского Присутствия по существу и следовало оставить без последствий, но, так как подобное вмешательство Присутствия не в подлежащий ведению его предмет отвлекает Думу от прямых ее занятий, то в предотвращение дальнейших неосновательных распоряжений сего Присутствия изложенное выше определение его обжаловать Сенату».

В 1880 г. Губернским Присутствием были признаны недействительными некоторые параграфы утвержденной думой инструкции о ведении дел в ее заседаниях. Это определение Присутствия дума приняла к исполнению.

В 1883 г. городская управа подала жалобу в Сенат на распоряжение губернатора об отводе квартир офицерам расположенных в Казани воинских частей. Суть дела состояла в том, что офицеры не желали пользоваться предлагавшимися им вполне пригодными для жилья квартирами, а хотели получать доплаты к квартирным окладам, что легло бы дополнительным бременем на городской бюджет. Поэтому дума по предложению управы постановила прекратить дальнейший отвод квартир натурой офицерам двух полков казанского гарнизона. Однако Губернское Присутствие по жалобе военных отменило это постановление. В ответ на это дума поручила городскому голове принести на определение Присутствия жалобу в Сенат, которая также была оставлена без последствий.[3] Острый конфликт между губернатором и городской думой возник год спустя. Член городской управы А.М.Хохряков отказался принять на себя обязанности «заступающего место» (заместителя) городского головы, мотивировав свой отказ тем, что его оскорбил губернатор.

Городская дума запланировала на 24 февраля 1884 г. обсуждение доклада Хохрякова о причине его отказа от названной должности.

Однако губернатор решил не допустить этого обсуждения. По его предложению Губернское по городским делам Присутствие исключило этот доклад из программы заседаний думы, сославшись на то, что данный вопрос не может относиться к предметам ведения городского управления. Сам же доклад Хохрякова, сданный управой для опубликования в типографию, не был издан по распоряжению полицмейстера. В этой связи дума решила определение Присутствия об исключении заявления А.М. Хохрякова из числа дел, предназначенных к слушанию в заседаниях думы, обжаловать Сенату, о ненапечатании же доклада по этому вопросу сообщить прокурору.

В свою очередь Губернское Присутствие отменило постановление думы о сообщении прокурору относительно ненапечатания доклада Хохрякова. Кроме того, оно обсудило по предложению губернатора вопрос о допущении городским головой в заседании думы словесного заявления Хохрякова об оскорблении его губернатором и признало городского голову Александра Александровича Лебедева «подлежащим ответственности» за допущение такого заявления.[2] Дума же решила обжаловать Сенату и то, и другое определение Присутствия. Сенат на этот раз поддержал жалобу думы, заявив, что назначение вопросов, выносимых на обсуждение думы, зависит от городского головы и губернатор не имел права передавать на обсуждение Присутствия списка этих вопросов, а Присутствие не имело права рассматривать его и тем более исключать доклад, так как рассмотрению Присутствия подлежат только постановления думы.

Привлекать же городского голову к ответственности за допущение слушания заявления Хохрякова об оскорблении его губернатором Сенат не нашел оснований.

Обращение думы к прокурору по поводу ненапечатания по распоряжению полицмейстера доклада Хохрякова Сенат признал неправомерным, мотивируя свое решение тем, что думе следовало обращаться с жалобой на действие местной администрации в Сенат.

Непросто складывались отношения между казанским уездным земством, в состав которого входила Казань, и городскими органами самоуправления. Во-первых, противоречия возникали прежде всего по финансовым вопросам. Городские жители платили налог с недвижимости земству и городу, причем земство получало большую его часть, а город меньшую. Казань как составная часть уездного земства вносила крупную долю в земскую кассу, и уездное земство было тяжелым бременем для городского хозяйства. Так, с 1871 по 1892 г.г.

включительно земские сборы с недвижимого имущества Казани составили в общей сумме более полутора миллионов руб., тогда как аналогичные городские сборы - около 860 тысяч руб., или 56,5% от суммы земских сборов.

Казань была стеснена Городовым положением в выборе способов и размера налогообложения. Законом были установлены два главных сбора в пользу городской казны: первый - оценочный с недвижимого имущества и второй – с документов за право торговли и промыслов. В противоположность земству, которое могло увеличивать налоги на недвижимость применительно к своим потребностям, город не мог превысить норму, которая была установлена 129 статьей Городового положения – 1% со стоимости недвижимостей. Прочие налоги, такие как сборы с извозного промысла, с лошадей и экипажей, с перевозного промысла были некоторым подспорьем в хозяйстве города, но существенного значения для его финансового состояния не имели.[1] Во-вторых, соединение города, тем более губернского, как Казань, и уезда юридически в одно целое (уездное земство) при всех принципиальных различиях между ними экономического, административного и культурного характера приводило ещ и к функционированию параллельно двух органов самоуправления.

Предметы ведения городской думы и городской управы были те же, что и предметы ведения органов уездного земства на территории, в состав которой входил и город. Это создавало поле возможных столкновений.

В-третьих, уездное земство игнорировало свои обязанности по отношению в городу, предоставляя ему самому заботиться о своих нуждах. Образование, здравоохранение, городские коммуникации, пожарная часть, полиция – все это обеспечивалось в городе собственными средствами, а земские сборы шли на покрытие таких же нужд, но за пределами Казани. В черте города размещалась земская больница, но содержалась она на средства губернского, а не уездного земства. Последнее имело в городе небольшую амбулаторию с двумя койками, которая предназначалась только для заехавших в город крестьян. Но нередко жители уезда пользовались медицинской помощью в адмиралтейской городской больнице, если работали в городе. Дети городских жителей не учились в земских школах, но дети фабричных рабочих и сельских жителей, проживавших в городе временно и работавших кучерами, дворниками, получали образование в городских школах. В реальном училище, на содержание которого город выделял ежегодно до 27000 руб., обучались не только городские жители.

В-четвертых, предоставляя земству большие денежные средства, Казань очень скромно была представлена в уездном земском собрании.

Так, в 1874 г. из 54 гласных последнего в Казани были избраны только 14 человек (помещики В.В. Молоствов и А.А. Лебедев, коллежский секретарь Елачич, статские советники Н.П. Соколовский, Н.Ф. Ворожцов, Г.П. Вагнер, купцы П.В. Дрощев, А.А. Серебренников, М.М. Азимов, В.Е.

Соломин, дворянин К.А. Юшков, коллежские советники П.Т. Жуковский и А.М. Алкин, титулярный советник Р.Ф. Николаи) и кандидатом в гласные

– коллежский ассесор С.С. Черносов. В этом явно проявлялось нарушение основного принципа, который был положен законодательством в основу городского и земского положений, означавшего, что участие в самоуправлении должно было зависеть от размеров налогообложения. Если следовать этому принципу, то Казани следовало бы иметь не 14, а 30 своих представителей в составе земского уездного собрания, а уезду с г. Арском (также входившим в Казанский уезд) не 40, а 24. Что же касается участия в губернском земском собрании, то согласно статье 14 Положения о губернских и уездных земских учреждениях представительство городских интересов зависело всецело от уездного земского собрания, которое по своему составу и сложившемуся отношению к городу не было склонно давать перевес представителям последнего.

В-пятых, из всех уездных земств Казанской губернии только одно, в пределах которого находилась Казань, пользовалось платежными возможностями крупного губернского города и оказывалось в лучших условиях по сравнению с другими в силу его близости к Казани. Другие же уездные земства были поставлены в неравные условия и находили возможность выделять долю своих средств находящимся на их территории населенным пунктам, в том числе городам, обеспечивать их лечебными учреждениями, школами. То есть право для одного из уездов облагать губернский город налогами было совершенно случайной привилегией, тем более несправедливой, что она принадлежала тому земству, которое менее других нуждалось в ней.[4] Исходя из изложенных выше соображений, Казанская городская дума в течение длительного времени добивалась отделения города от уезда и образования из Казани отдельного земского участка. Уже в январе 1872 г. она избрала специальную комиссию в составе П.Н.

Арцыбышева, В.М. Молоствова и Н.К. Крестовникова для разработки проекта отделения Казани от уездного земства. Разработанный этой комиссией проект был 3 февраля того же года утвержден городской думой, которая просила «Городского Голову представить его куда следует».

Справедливости ради надо отметить, что не все гласные разделяли точку зрения большинства своих коллег по этому вопросу.

Некоторые из них вопрос об отношениях города к земству и об отделении его от земства считали неуместным и утверждали, что земство и городское управление имеют одни и те же цели, а разжигание розни между ними лишь вредит общему делу, которому служат и городское, и земское управление.

Литература

1. Доклад технической комиссии Казанской Городской Думы 6 июля 1891 г. «Об изменении условий концессии по сооружению и эксплуатации канала и порта в г. Казани». – Казань: Типография Губернского Правления, 1891.

2. Докладная записка Казанской Городской Думы по вопросу «О подходе железнодорожной линии Казань-Екатеринбург к г.Казани». – Казань: Электрическая типография Л.П. Антонова, 1913.

3. Казанская Городская Дума. Контракт об освещении Казани текущим газом. – Казань, 1873.

4. Казанская Городская дума. Доклад Казанской Городской Управы и комиссии о водопроводе 12 декабря 1883 г. – Казань, 1883.

5. Постановления Казанской Городской Думы за 1876 г. – Казань, 1876.

Literature

1. Report of a technical committee of the Kazan City Duma July 6, 1891 «On changing the conditions of the concession for the construction and operation of the canal and the port in Kazan.» - Kazan: Typography Provincial Board, 1891.

2. Memorandum Kazan City Duma on «The approach of the railway line to the Kazan- Ekaterinburg Kazan.» - Kazan: Electric printing LP Antonova, 1913.

3. Kazan City Duma. Contract of lighting Kazan current gas. - Kazan, 1873.

4. Kazan City Duma. Report of the Kazan City Council and Commission on the water supply December 12, 1883 - Kazan, 1883.

5. Decisions Kazan City Duma in 1876 - Kazan, 1876.

–  –  –

Мамаева Т.П., к.и.н., доцент Старооскольского филиала ФГАОУ ВПО НИУ «БелГУ», г. Старый Оскол, Россия Mamaeva T.P., с.h.s., Associate Professor of the Stary Oskol branch of Belgorod State National Scientific Research University, Stary Oskol, Russia

–  –  –

области развития медицины, народного образования, ветеринарии, агрономии и т.д.

Abstract

The paper addresses the problems of realization of the county reform of 1864 in different spheres of local economy including the development of medicine, public education, veterinary medicine, agronomy, etc.

Ключевые слова: земство, уезд, местное самоуправление, народное образование, медицина, ветеринария, агрономия, сельскохозяйственные мероприятия.

Keywords: zemstvo, district, local self-government, public education, medicine, veterinary medicine, agronomy, agricultural measures.

Земская реформа 1864 г. и е результативность вызывают у исследователей неослабевающий интерес несмотря на то, что со времени принятия Положения о земских учреждениях прошло уже 150 лет [4]. И это не случайно, так как земский опыт представляет несомненный интерес не только для возрождения традиций местного самоуправления, но и для определения наиболее эффективных методов развития современной отечественной демократии. Поэтому изучение процесса организации земского самоуправления и различных сторон практической деятельности земств несомненно является актуальным.

Над воссозданием общей картины земской деятельности предстоит еще немало поработать исследователям, интересующимся земской проблематикой. И, видимо, можно согласиться с В.Ф.

Абрамовым, который считает, одной их главнейших задач в области постижения феномена земства необходимость «изучения опыта организации и практики местного самоуправления» [5, с. 8]. Поэтому рассмотрение земского наследия с точки зрения регионального и локального подходов становится наиболее актуальным в последнее время.

История создания и многосторонняя деятельность Старооскольского земства остается пока весьма слабо изученной.

Результаты земской работы по некоторым направлениям представлены в исследованиях автора данной статьи [6, 7, 8]. Вместе с тем, комплексное исследование процесса и результативности земской деятельности в Старооскольском уезде до сих пор не осуществлено.

Ввиду недостаточной изученности данной проблематики в настоящей статье делается попытка проанализировать основные направления земской деятельности в уезде и выяснить значение работы Старооскольского земства для экономического и культурного развития уезда на рубеже XIX–XX вв.

Земские органы были сформированы в уезде в июле 1865 г.

Состав членов Старооскольской уездной земской управы первого созыва был следующий: председатель управы – коллежский секретарь М.И. Алисов; члены управы – от землевладельцев: коллежский регистратор И.М. Успенский и государственный крестьянин И.Н.

Быковский; от города: купеческий сын Ф.В. Тимофеев и купец 2-й гильдии А.С. Назаров [2, л. 24].

В работе Старооскольского земства можно выделить следующие направления: развитие народного образования и организация медицинской помощи населению и, конечно, хозяйственноэкономическая деятельность, которая включала самые разнообразные аспекты земского участия в деле оказания квалифицированной помощи населению уезда в организации и проведении сельскохозяйственных работ. На реализацию планов по указанным отраслям со стороны земства потребовалась колоссальная затрата сил и средств. К 1867 г.

весь сметный бюджет составлял 21 299 руб., что требовало налога по 6,6 коп. с десятины или 2,7 коп. с доходного рубля. К 1870 г. расходная смета достигла 34 812 руб., а на 1913 год – 860 769 руб. [3, с. 35] Если мы рассмотрим основные статьи земских расходов, то их распределение, а одновременно и динамику, можно представить следующим образом (см. табл. 1).

–  –  –

Таблица составлена по: Краткий очерк деятельности Старооскольского земства за 50 лет (1864 – 1914 гг.). – Курск, 1914. – С.35.

Из таблицы видно, что в 1867 и 1870 гг. по многим направлениям земской деятельности расходов не производилось. Одним из главных направлений земской деятельности стало организация условий для оказания медицинской помощи населению уезда, что соответствовало насущным требованиям того времени. При этом в дореформенное время в Старом Осколе была лишь одна городская больница на 15 человек (с 1 врачом) [1, л. 18]. В сфере медицины земствам практически все предстояло создавать снова. Чтобы бороться с эпидемиями оспы в сельской местности уезда содержались оспопрививатели. С 1869г.

земство разбило уезд на 20 оспопрививательных участков и ассигновывало для них по 400 рублей в год [3, с. 4].

Увидев заботы земства, сельские жители начали оказывать все большее доверие медицине. Так, из отчета Старооскольской управы земскому уездному собранию 1869 г. становится очевидным постепенное увеличение числа лиц, обратившихся за врачебной помощью: в октябре 1868 г. – 109 человек, декабре – 143; в январе в 1869 г. – 254 человек, в июне – 601 [1, л. 21об.]. В 1870 году больничный штат увеличился до 3-х фельдшеров. В 1871 г. уезд было решено разбить на три участка: городской, Шорстовский и Дороженский: с назначением жалования врачам по 1000 рублей и фельдшерам по 175 рублей [3, с. 4]. В 1872 г. штат врачей уезда был увеличен до 3 врачей и 4 фельдшеров. Однако медицинского персонала по-прежнему не хватало. В 1889 г. были возведены собственные постройки для земской больницы (в этом здании в настоящее время находится одно из отделений Центральной районной больницы). К началу XX в. земство организовало 9 медицинских участков [3, с. 5]. Сравнительные цифры врачебной помощи 1868 и 1912 гг. показывают следующее: в 1868 г.

лежали в больнице 282 человека, амбулаторно было принято 3663 человек. В 1912 г. городской больницей воспользовалось 1577 человек, а в амбулатории принято 28 425 [3, с. 6].

Земство заботилось и об улучшении материального положения врачей и фельдшеров. Основной оклад содержания врачей доведен был до 1500 рублей, фельдшеров до 420–480 рублей [3, с. 6]. Были установлены и 10% прибавки к жалованию (каждые пять лет).

Развитие народного образования Старооскольское земство также признало «вопросом насущной необходимости» [1, л. 126]. В 1867 г. в ведение земства были переданы существующие училища и школы ведомства государственных имуществ (их насчитывалось только шесть) [3, с. 6]. В таких школах, состоявших из одной маленькой комнатки, при вмещении в ней 20–30 учеников, детям было трудно учиться из-за недостатка воздуха. Классной мебели и учебников практически не было.

Встречались случаи, когда ученики обучались грамоте «один по священной истории, другой по молитвеннику», то есть по тем книгам, какие к ним раньше попали [1, л. 106]. Часто «после трехчетырехлетнего хождения в школу мальчики не умели даже читать, так как пройденные ими учебные книги они читали не осознанно, а просто по навыку и внешним формам книги» [3, с. 7].

Из-за сложности ситуации земство первоначально решило выдать только пособие на все существующие школы – 1500 рублей. Только в 1868 г. земское собрание решило ввести в уезде обязательное открытие народных школ по селениям: всего предполагалось иметь до 30 школ, для чего было ассигновано 300 рублей (по 100 рублей на школу) [1, л.

106]. К маю месяцу 1869 года уезд имел уже 17 открытых и 5 предназначенных к открытию сельских школ [3, с. 9].

Для переподготовки педагогов школ в 1869 г. в Старом Осколе были организованы полуторамесячные учительские курсы под руководством П.А. Иванова, смотрителя уездного училища. Подготовку кадров для школ губернии с 1873 г. начала осуществлять и Курская учительская школа. Земскими учителями становились также выпускницы прогимназий, гимназий, духовных училищ, а также лица, получившие домашнее образование и сдавшие экзамен на звание народного учителя. Земство поощряло добросовестный труд земских учителей: в 1897 г. была введена прогрессивная прибавка к учительскому жалованью [7, с. 163].

Достигнуть же запланированного количества школ в уезде (30) Старооскольскому земству долгое время не удавалось – с 1872 по 1884 г. число школ не превышало 23. Изменения в количестве начальных училищ не происходили до 1885 г., когда земские ассигнования на них достигли 10000 руб. После этого число школ начало возрастать: в 1885 и 1886 гг. их было 27, в 1887 г. – 32, в 1888–1892 гг. – 36, в 1893–1894 гг.

– 38 [3, с. 9]. В 1895/96 учебном году по количеству земских школ уезд вышел на первое место в губернии, имея 47 школ с 3642 учащимися [8, с. 23], и с тех пор не уступал свои позиции по данному показателю.

В 1907 году был принят закон о введении всеобщего начального обучения, на основании которого Старооскольским земством был разработана уездная сеть всеобщего обучения в уезде. Она была одобрена МНП и с 1908 г. введена в действие с принятием на средства казны содержания преподавательского состава. Благодаря введению школьной сети, число земских школ начало быстро расти: так в 1908 г.

их было 132, в 1910 г. – 161, в 1912 г. – 180, к 1 января 1914 г. – 188 с 249 комплектами. Общее число учащихся в школах достигло 8745, из которых 5839 мальчиков и 2906 девочек (33,23 %) [3, с. 12].

Земство способствовало организации школьных библиотек, а также открытию народных библиотек-читален в многолюдных селениях (к 1 января 1914 г. их было 34).

Старооскольское земство принимало меры и по развитию в уезде среднего образования: в 1868 г. была учреждена женская школа при субсидии от земства 300 рублей в год, которая позже была преобразована в прогимназию, а с 1902 г. – в гимназию. В 1906 г. было открыто семиклассное мужское реальное училище. В 1913–1914 гг.

удалось открыть сельскохозяйственную школу 1 разряда в селе Знаменском и столярно-слесарную мастерскую в Старом Осколе.

Добавим лишь, что общий расход по отделу народного образования к 1914 году достиг 201 347 рублей, что составило 25% сметного земского бюджета [3, с. 14]. Таким образом, деятельность Старооскольского земства свидетельствовала о горячем стремлении земских деятелей создать культурную основу дальнейшего развития хозяйства данного региона, а главным орудием достижения этого уровня могла стать земская школа, которая учитывала все потребности и интересы крестьянского населения.

Хозяйственно-экономические мероприятия стали неотъемлемой частью работы земских учреждений России, важность которой трудно переоценить. Это сфера земской деятельности включала: 1) агрикультурные меры земств, 2) содействие кустарным промыслам, 3) организация кредитования крестьянских хозяйств, 3) содействие кооперативам, сельскохозяйственным товариществам и обществам, 4) меры по развитию животноводства, в том числе организация ветеринарной службы, страхование скота, сохранение и улучшение пород, 5) распространение начального сельскохозяйственного образования, 6) пожарно-страховое дело, 7) дорожное дело, 8) меры по развитию земской почты и телефонной сети.

Народное продовольствие на случай неурожайных годов обеспечивалось главным образом содержанием хлебных запасов в общественных хлебозапасных магазинах, но состояние запасов и их учет не отвечали требованиям закона, что неоднократно обсуждалось на заседаниях уездного земского собрания, в том числе и в 1869 г., когда председатель уездной земской управы М. Алисов выступил с докладом «О затруднениях, предстоящих управе по случаю неурожая нынешнего года» [1, л. 44-45]. Первую хлебную компанию земству пришлось вести по случаю неурожая 1869 г. Продовольственную помощь получили 100 462 человека [3, с. 18]. Особенно памятными по своему неурожаю были 1891, 1892 и 1898 годы – селениям, пострадавшим от неурожая, производилась выдача ссуд на продовольствие и семена. С 1901 года продовольственная часть была передана в ведение местных крестьянских установлений.

Организация дорожного дела также легла на плечи уездного земства. С учреждением земских органов в ведение Старооскольского земства поступило 5 дорог (протяженностью около 177 верст) с находившимися на них мостами. Постройка и ремонт мостов производились уездным земством на средства губернского земства, а исправление полотна дорог оставалось обязанностью населения. В 1887 году собрание решило всю дорожную повинность переложить на денежную, отнеся весь необходимый расход на счет уездного сбора.

Ветеринарное дело в Старооскольском уезде до 1879 года было в очень неприглядном состоянии: не было ни ветеринарного врача, ни фельдшера. В 1879 г. студент 4-го курса ветеринарного института Томилин подал прошение в земское собрание о назначении ему стипендии в 300 рублей с обязательством с его стороны по окончании института поступить на службу в Старооскольское земство. Собрание, заручившись отзывом о способностях Томилина, назначило ему стипендию на предложенных им условиях, и в 1880 г. в городе был ветеринарный врач. К 1912 г. в уезде имелось три самостоятельных ветеринарных участка: городской, Ястребовский и Скороднянский.

Данные за 1881 и 1912 гг. показывают, что в в 1881 г. было принято 910 больных животных, а в 1912 г. во всех трех амбулаториях было принято 11576 больных животных [3, с. 22].

К организации страхового дела в уезде приступили практически сразу после введения земских учреждений. Так, в 1867 г. членам уездной управы пришлось вызвать волостных старшин и писарей и объяснить им правила и порядок страхования. Из отчета земской управы с первого августа 1867 г. по первое августа 1868 г. становится ясно, что страховых сумм поступило в управу 2204,9 руб., из них было выдано пострадавшим от огня 1715,9 руб. [3, с. 25] Когда страховое дело начало развиваться, губернское земство признало необходимым иметь в уездах страховых агентов. До 1890 г. в Старооскольском уезде был один страховой агент, позже их стало 4.

К самым первым мероприятиям земства по сельскому хозяйству можно отнести борьбу с полевыми вредителями путем введения в 1880 году особых правил о натуральной «жучковой повинности» – сборе и истреблении жучков [3, с. 27]. Почти одновременно с этим Старооскольским земством была сделана первая попытка учредить в уезде три конных случных пункта – в Панках, Салтыкове и Клешенке. В 1892 году земство получило 6 жеребцов. С 1894 года и вплоть до 1907 года казенная конюшня отпускала в Старооскольском уезде от 3 до 6 жеребцов. В 1903 году Старооскольское уездное собрание решило завести собственных заводчиков, на что ассигновало 1000 рублей. Для разведения улучшенных пород крупного рогатого скота земство покупало и раздавало по крестьянским стадам и частным хозяйствам заводских бычков. Так, в 1894 году их было роздано 5, в 1895 г. – 7, в 1905 г. – 23 [3, с. 27].

В 1896 г. земством был открыт сельскохозяйственный склад, из которого можно было приобретать различные сельскохозяйственные машины и орудия и другие необходимые в сельском обиходе товары по самым умеренным ценам. В 1899 г. была организована раздача в кредит семян кормовых трав. Наконец, в 1900 году земство обзавелось агрономией. Вначале был приглашен один агроном, а немного позднее еще два. Более всего необходимость в агрономической помощи сказалась после того, как последовал указ от 9 ноября 1906 года и законы о землеустройстве. В 1911 году земством, совместно с правительством, был выработан план агрономической организации, согласно которому в уезде было учреждено 4 агрономических участка с 4 агрономами.

Развитие кустарных промыслов – еще одна сфера внимания уездного земства, так как кустарная промышленность представляла собой главный источник существования малоземельного и безземельного сельского населения. Желая поддержать кустарей, уездное земское собрание 1895 года решило открыть в селе Орлик кустарную сапожную мастерскую и заключить с государством договор на поставку вырабатываемой уездными кустарями продукции. Добившись получения от интендантства более выгодных условий выполнения заказов, земство достигло главной цели – предоставления заработков большому числу жителей.

Проводились так называемые показательные сельскохозяйственные мероприятия, например, организация показательных полей, проведение опытов с минеральными удобрениями и т.п. В 1912г. в Старом Осколе возникло сельскохозяйственное общество с целью просвещения населения в хозяйственном отношении и оказания помощи населению в приобретении семенного материала. В 1913г. обществом была организована трехдневная сельскохозяйственная выставка, которую посетило – 2782 человека [3, с. 30].

Таким образом, сельскохозяйственные нужды населения уезда требовали от земства большого внимания, труда и средств. Это было осознано земством, но реализация большинство экономических мероприятий была начата довольно поздно – в начале XX века.

Подводя итоги всей деятельности Старооскольского земства, можно сделать вывод, что земством были выработаны эффективные формы и методы работы в различных областях местного хозяйства. Что касается результатов земской работы, то следует отметить что они были довольно значительны. Если до введения земских учреждений в уезде не было больниц, то к 1912 году работало 9 медицинских участков с больницами; не было школ – к 1914 г. имелось 188 земских школ (с 8745 учащимися) [3, с. 12] и по данному показателю уезд занимал первое место; отсутствовали средние и профессиональные учебные заведения – к началу XX века они появились и успешно работали;

отсутствовали удобные пути сообщения и почтовая связь – они были устроены; отсутствовала ветеринарная помощь – она была обеспечена;

не существовало никаких экономических мероприятий – они стали проводиться. Таким образом, земством было сделано на пользу населения именно то, что было посильно сделать силами местных органов самоуправления. В современном местном управлении и в настоящее время также важно развивать общественную инициативу и самостоятельность, которые были основными принципами земской деятельности в дореволюционной России.

Литература ГАКО (Государственный архив Курской области). – Ф. 1.

1.

Журнал заседаний земского собрания Старооскольского уезда, сентябрь 1869 г. – Оп.1. – Д. 1751. – Лл. 6–129об.

РГИА (Российский государственный исторический архив). – Ф.

2.

1385. – Оп. 92. – Д. 11. – III отд., 2 стол. – Л. 24.

Краткий очерк деятельности Старооскольского земства за 50 3.

лет (1864 – 1914 гг.). – Курск, 1914. – 35 с.

Положение о губернских и уездных земских учреждениях 1 4.

января 1864 г. с последующими изменениями и дополнениями по изданию 1886 г. – Сергиев-Посад, 1915. – 75 с.

Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и 5.

культура. – М.: Ника, 1996. – 166 с.

Мамаева Т.П. Земская медицина Старооскольского уезда на 6.

рубеже XIX–XX вв. // Молодые учные – производству: сборник научных трудов региональной конференции. – Старый Оскол: СТИ МИСиС, 2005.

– С. 262–264.

Мамаева, Т.П. Земская школа Курской губернии и роль 7.

губернского земства в е развитии (1865–1917 гг.): дисc. … канд. ист.

наук. – Воронеж, 2002. – 327 с.

Мамаева, Т.П. Первое среди земств Курской губернии / Т.П.

8.

Мамаева // Оскольский край: научный альманах. Вып 1. – Старый Оскол:

СТИ МИСиС, 2005. – С. 21–26.

ЗЕМСКОЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ В СМОЛЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ

ZEMSKOE HEALTH CARE IN THE PROVINCE OF SMOLENSK

Мушкатова М.С. старший преподаватель Филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме Mushkatova M.S. senior teacher filiation FGBOU VPO «MGIU» in g.Vyazme

–  –  –

Ключевые слова: земство, здоровье, врач, госпиталь, Смоленская губерния.

Keywords: district council, health, doctor, hospital, Smolensk province.

Во время войны 1812г. в Смоленской губернии из 12 существовавших уездов были практически полностью разорены 8, из 4278 строений сохранилось лишь 968. Вследствие военных действий и разбушевавшихся эпидемий численность населения сократилось.

Лечебные учреждения размещались в арендованных частных домах, кое-как приспособленных для оказания помощи больным.

В 1863г., накануне проведения земской реформы в Смоленской губернии трудилось 17 врачей. В большинстве уездов больницы размещались в почти разрушенных зданиях, требующих срочный ремонт.

В 1866г. земским управам Смоленской губернии передаются благотворительные и медицинские учреждения, скудные дома и имущество Приказа общественного призрения, накопившиеся неприкосновенные фонды и прочая недвижимость и части казенных имений, находившихся в ведомстве земства.

В построенной еще в 1840г. Смоленской городской больнице (преобразованной в дальнейшем в губернскую земскую), работали два врача: старший врач больницы и ординатор отделения душевнобольных, пользовавшиеся у смолян большим авторитетом и внесших заметный вклад в развитие земской медицины в губернии.

В Смоленской губернии периодически вспыхивали эпидемии дифтерии, холеры, оспы, венерические болезни, смертность населения (особенно детская среди подкидышей) была очень высока. Выделенные на медицину земством денежные средства долгое время не распределялись по уездам. И только к 1870г. эти средства стали расходоваться на содержание уездных больниц и на мероприятия по предотвращению эпидемий.

Чтобы развить медицинскую помощь в сельских местностях Смоленщины предполагалось увеличить количество обученных фельдшеров.

Вскоре было начато строительство холерной лечебницы земства, так как холера была частой гостьей Смоленщины. Разносчиками холеры были крестьяне, возвращавшиеся с отхожих промыслов из южных регионов России.

На территории губернии началось строительство МосковскоСмоленской железной дороги, и в 1868г. на линии проведения земельных работ были организованы 2 медицинские части. Снизилась заболеваемость среди рабочих, за что медики были отмечены благодарностью.

Так в Смоленской губернии была высокая смертность рожениц, причиной этого было отсутствие достаточного количества обученных акушерок, т.к. большинство повитух не имело какой-либо медицинской подготовки.

В результате в 1871г. расширяется больница со 110 до 150 коек и вводится должность 3-го врача, а так же открывается повивальная школа на базе только что образованного родильного отделения губернской больницы, в которую поступали в основном женщины из малообеспеченных и крестьянских семей в возрасте от 20 до 40 лет.

Летом 1871г. когда на Смоленщине вспыхнула эпидемия холеры, были направлены земские врачи, надворный советник З.Д. Шредерс и О.Г. Дюмуин. Благодаря их самоотверженному труду и местного населения, которое строго выполняло рекомендации специалистов, эпидемия была довольно скоро ликвидирована. Оба врача за действия по прекращению холеры были представлены к правительственным наградам.

Очередная эпидемия холеры вспыхнувшая 1873г., на основе предыдущего опыта, была быстро ликвидирована благодаря самоотверженным действиям врачей.

С начала 70-х г.г. при больницах создаются собственные аптеки и уменьшается финансовая зависимость от «вольных» аптек. С конца 60-х гг. в соответствии с правительственным распоряжением начинается бесплатное лечение больных сифилисом. Бесплатное лечение стало проводиться в стационарах больниц и амбулаторно, а там, где не было больниц или поликлиник, на санитарных участках. В смоленском земстве не хватало квалифицированных медиков, все уезжали в столицу.

Чтобы привлечь к высшему образованию молодежь в 1873г. была учреждена «Медицинская стипендия Смоленского земства», а также стипендия для фельдшеров и учеников повивального искусства. Однако и это не помогало поднять престиж Смоленской губернии, т.к.

большинство врачей проживали в городах, в волости же выезжали или по вызову, или по графику посещений,1 раз в неделю.

В 1874 г. на очередном заседании губернского земского собрания было принято решение о строительстве и приобретении крытых экипажей для перевозки больных, что было продиктовано бурным расширением хирургической помощи в губернской земской больнице не только жителям города, но и доставляемым из многих уездов пациентам.

В апреле 1877г. Россия объявила войну Турции. В действующую армию было призвано немало врачей, в том числе смолян. В медицинские учреждения Смоленщины стали поступать раненые и больные, для размещения которых не хватало мест даже в земских больницах, поэтому «Общественный комитет попечения о раненых и больных воинах» организовал частное обслуживание раненых.

В 1878г. продолжаются вспышки холеры, оспы, тифа, большинство врачей были направлены в зоны военных действий, поэтому развивается благотворительная деятельность более состоятельных смолян, в помощь привлекаются студенты медицинских факультетов.

Для обучения населения нормам гигиены и основам медицины в земской больнице Смоленска устраивается библиотека для больных и сотрудников, появляется журнал «Вестник Красного Креста».

В Смоленской губернии растет количество пациентов с глазными заболеваниями и душевнобольных, поэтому имеющиеся врачи были направлены на обучение в Москву и Санкт-Петербург.

Начало работы съездов земских врачей Смоленской губернии следует признать заметным событием для земской медицины. На открывшемся 27 сентября 1881г. 1-м съезде смоленских губернских земских врачей было признано необходимыми выезды на тяжелые и неправильные роды и на места развития эпидемических заболеваний. В дальнейшем прогресс земского здравоохранения замедлился.

Немалая заслуга принадлежит Смоленскому земству в мероприятиях по борьбе с бешенством, которые особенно активно стало развиваться в 80-х годах.

С 1889г. большинство женщин стали стремится получить высшего медицинского образования. В1884 г. губернская земская управа согласовав с властям открывает подписку для сбора добровольных пожертвований на поддержание женских курсов в Санкт-Петербурге. В дальнейшем почти ежегодно подаются прошения выдать соответствующие документы выпускницам гимназий для поступления в женский медицинский институт.

С 1889г. активно развивается политика по обмену опытом Земских врачей с зарубежными коллегами и к освоению новинок в медицине.

Следствием этого было значительное расширение спектра проводимых в больнице операций, всего за 1891г. было произведено «крупных и радикальных операций» более 100.

В 1892 году на должность заведующего медикостатистическим отделением Смоленской Губернской Управы был назначен уроженец Нижегородской губернии, выпускник Санкт – Петербургской медикохирургической академии Д.Н.Жбанков. На Смоленщине он изучил санитарное состояние 84 фабрик и заводов, влияние отхожих промыслов на санитарное состояние жилищ и движение населения, распространенность в губернии сифилиса и других венерических заболеваний, заразительность чахотки, возможности борьбы с проказой, разработал тактику противоэпидемических мероприятий при холерных эпидемиях. За десять лет работы в Смоленске Д.Н.Жбанковым опубликовано 115 статей и книг, он принял участие в организации пяти губернских съездов земских врачей, участвовал с докладами в работе Пироговского общества, международных врачебных конгрессов.

Изложенное с полным основанием дает нам право назвать Д.Н.Жбанкова первым санитарным врачом Смоленщины.

Под натиском эпидемических вспышек инфекционных заболеваний и медицинской общественности в 1904 году в составе Губернской управы создается Санитарное Отделение, которое кроме статистической работы занималось выпиской и распределением по уездам медикаментов, детрита, паровых дезинфекционных камер местного производства, предохранительных вакцин и сывороток.

Сотрудники отделения участвовали в создании и работе временных противоэпидемических отрядов в составе врача, двух фельдшеров и временного персонала, набиравшегося по мере необходимости, направлявшихся в уезды, пораженные эпидемиями. Отряды оснащались необходимыми средствами для лечения и содержания больных, проведения дезинфекции.

Первым уездом Смоленской губернии, в котором была введена должность постоянного санитарного врача был Краснинский (1915 год), в 1916-1918 годах эту должность занимал З.Н.Израильсон, ставший в дальнейшем крупным ученым в области гигиены труда.

До 1911 года в губернии не было постоянной базы для проведения бактериологической диагностики, но при Смоленской Губернской земской больнице существовал временный бактериологический кабинет.

На период эпидемий холеры в Смоленск приглашался специалист из Московского бактериологического института. Эпидемия холеры 1910 года подтолкнула Губернскую Управу к созданию постоянной бактериологической станции. В январе 1911 года очередной сессией Губернского Земского Собрания такое решение было принято.

Приглашенный на пост руководителя профессор Б.Л.Пацевич – помощник директора бактериологического института им. Г.Н.

Габричевского при Императорском Московском Университете, представил на рассмотрение Губернского Врачебного Совета, Губернской Управы проект создания бактериологического института, который и был открыт 22 сентября 1911 года.

Первоначально Смоленский бактериологический институт состоял из сывороточного (производство вакцин и сывороток для медицинских и ветеринарных целей), Пастеровского (антирабическая деятельность), аналитического (бактериологические исследования) отделений. В последующем в сферу деятельности института вошли санитарно – химические исследования воды и пищевых продуктов (1914 год), были созданы оспенное (1918 год), эпидемиологическое (1928 год) отделения.

Деятельность Смоленского бактериологического института (в последующем Смоленский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. М.П. Изаболинского) имела большое значение не только для области, но и всей страны.

Революция и гражданская война прервали поступательное развитие учреждений Земской санитарно – эпидемиологической службы.

Санитарно – эпидемиологическая ситуация в стране принимает катастрофический характер. В 1918 г. в составе отдела народного здравия Смоленского губисполкома создается санитарный подотдел, аналогичные структуры организуются в уездах, учреждается губернская Чрезвычайная санитарно-эпидемическая Комиссия, в городах вводятся должности санитарных врачей, лечебные и медико – санитарные учреждения объявляются на военном положении. Принятые меры позволили к 1923 году в значительной мере стабилизировать эпидемиологическую ситуацию, достигнуто значительное снижение инфекционной заболеваемости. К этому времени санитарная служба представлена 18 врачами, к 1932 году их число достигнет восьмидесяти, а число санитарно – бактериологических лабораторий – девяти.

Литература

1. Бородавкина Е.Г., Мозгунова Г.Н., Хорева И.Г.

«Государственный архив Смоленской области и его филиал в городе Вязьма». Путеводитель. - Смоленск: Свиток, 2012

2. Соколов Е.И. Материалы к истории развития земской медицины в Смоленском уезде. (По журналам уездного земского собрания за 1868

- 1903 г.). - Смоленск,1904

3. Смоленское земство и здравоохранение. 1865-1918 годы.

Сборник материалов / Государственный архив Смоленской области.

Отв. составитель Г.Н. Мозгунова. Смоленск: Маджента, 2005г.

Literature

1. Borodavkina E.G., Mozgunova G.N., Horeva I.G. «State Archives of

the Smolensk region and its branch in city Vyaz'ma.» Guidebook. - Smolensk:

Scroll, 2012

2. Sokolov EI Materials to history development Zemstvo of medicine the County Smolensk district. (For journals county zemstvo assembly for 1868 Smolensk, 1904

3. Smolensk district council and health. 1865-1918 years. Collected materials / State Archives of the Smolensk region. Ans. compiled by GN Mozgunova. Smolensk: Magenta, 2005.

–  –  –

Никоноров Г.А., кандидат философских наук, доцент, Заведующий кафедрой «СГН», филиала ФГБОУ ВПО «МГИУ» в г.

Рославле Nikonorov G.А., candidate of philosophy, Roslavl branch of MSIU

–  –  –

Ключевые слова: земство, самоуправление, губерния, управа, империя Keywords: zemstvo, self-government, province, board, empire Проведение земельной реформы требовало неотложной перестройки системы местного самоуправления. «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» было утверждено 1 января 1864 г. По положению 1864 г. земские учреждения вводились в 34 губерниях из 78, в основном там, где раньше имелось помещичье землевладение. В 1864 г. в России была введена новая форма местного самоуправления – земство.

На губернские и уездные земские учреждения возлагались:

заведование капиталами, имуществом и деньгами земств; содержание земских зданий и путей сообщения; меры по обеспечению «народного продовольствия»; мероприятия по благотворительности; попечение о развитии местной промышленности и торговли; санитарные меры;

участие в хозяйственных отношениях в областях здравоохранения и образования.

Земства состояли из распорядительных и исполнительных органов. Распорядительными органами земств были земские (губернские и уездные) собрания. Члены земских собраний или гласные избирались по куриям. Исполнительными органами являлись уездные и земские управы, избиравшиеся на земских собраниях. Количество уездных гласных колебалось от 10 до 96 человек, а губернских от 15 до 100.

Гласные земских собраний денежного вознаграждения не получали. Годовое жалование членов управ работавших постоянно составляло 500 рублей (председатель управы – 600). Кроме того, жалование от земств получали служащие по найму (врачи, учителя, страховые агенты, техники, статистики). К началу 20 века общая численность служащих земств составляла около 85 тыс. человек.

На содержание земских учреждений и выплату жалования земских служащих был введн земский сбор с населения (1 % от доходов с земли, торгово-промышленных заведений и промыслов). Основной доход (80 %) земства получали от поземельного сбора.

В основу избирательной системы было положено имущественное и в значительной мере сословное начало. Избиратели земств делились на три курии (группы): уездных землевладельцев; городских избирателей;

выборных от сельских общин. Эта система позволяла правительству заранее планировать количество выборных от сословий и регулировать их соотношение в земских учреждениях.

Земское собрание и земская управа избирались на три года.

Земское собрание собиралось раз в год, но при чрезвычайных обстоятельствах – и чаще. Согласно положению сессии земских собраний должны были проводиться раз в год в течение нескольких дней декабря. При необходимости гласные созывались на внеочередные сессии. Заседания были открытыми.

На собраниях утверждались годовые отчеты исполнительных органов – управ, рассматривались дела земского хозяйства, доходы и расходы. Земская управа (уездная, губернская) состояла из председателя и двух членов. Председатель уездной управы утверждался в должности губернатором, а председатель губернской управы – министром внутренних дел. Земские учреждения наделялись правом издавать обязательные к исполнению для местного населения нормативные акты (которые не должны были противоречить своду законов Российской империи). Постановления земств утверждались губернатором, который принимал решения об их публикации в местных губернских ведомостях. В случае несогласия губернатора с постановлением земства дело передавалось в сенат, а в дальнейшем решение по нему выносил министр внутренних дел.

Следует отметить, что земская реформа не привела к оформлению стройной и централизованной системы органов местного самоуправления. Не было создано органа, способного возглавить и координировать работу всех земств. Председателями земских собраний стали главным образом предводители губернского и уездного дворянства, а не других, более многочисленных сословий.

Правительство поставило земские учреждения под контроль центральных органов власти. В 1866-1867 гг. Сенат и Министерство внутренних дел приняли целый ряд разъяснений, поставивших земских деятелей в зависимость от государства. Министр внутренних дел и губернаторы получили право приостанавливать решения земств, если они противоречили «общим государственным пользам». Распоряжения земских учреждений чаще всего могли быть реализованы только при посредничестве налогово-фискальных органов государства или через полицию. Все это ограничивало свободу руководителей земств в принятии и реализации своих решений.

Положительных результатов деятельность земских учреждений достигла, прежде всего, в сферах местного хозяйства, промышленности, связи, здравоохранения и народного просвещения. Земства стали своеобразной политической школой, через которую прошли многие представители либерального и демократического общественных движений.

Одновременно осуществлялась реформа органов самоуправления в городах. Подготовка реформы городского самоуправления началась в 1862 г., когда «Положение об общественном управлении СанктПетербургом» было распространено на Москву и Одессу. Для разработки реформы были составлены комиссии из представителей дворянской и буржуазной общественности. Работа затянулась надолго, и только 16 июня 1870 г. Городовое положение, разработанное комиссиями, получило силу закона. Согласно закону, екатерининское сословное городское управление, действовавшее с 1785 г., упразднялось и вводились всесословные городские думы, члены которых – гласные избирались на четыре года на основании имущественного, возрастного и других цензов. Городская дума избирала свой рабочий исполнительный орган – городскую управу под руководством городского головы. Последний являлся одновременно и председателем городской думы.

Характерно, что наряду с частными лицами избирательное право получали разные учреждения и общества, городские церкви и монастыри платившие налоги в городской бюджет. Каждое из этих ведомств выбирало в городскую думу по одному представителю.

Рабочие, служащие и интеллигенция, составлявшие основную часть населения города, но не имевшие собственности (и поэтому освобожднные от уплаты налогов) в Думу не попадали. Очень точно определил положение различных классов общества в земствах московский дворянин Киреев писавший: «Мы, дворяне – гласные, купцы, мещане, духовенство – согласные, крестьяне – безгласные». [1] Как и земства, городские думы не имели принудительной власти для проведения в жизнь своих постановлений и вынуждены были прибегать к помощи полиции (им не подчиннной), что являлось ещ одним фактором, ставившим их работу под контроль властей.

Таким образом, городское самоуправление, как и земское, зависело от государственной власти. Городской голова уездного города после избрания собранием утверждался губернатором, а губернского города – министром внутренних дел.

Количество лиц нехристианского вероисповедания, допускавшихся в состав управы, не должно было превышать одной трети ее членов.

Городским головой не мог стать горожанин, если он был евреем.

Городское самоуправление было введено во всех городах России, за исключением городов Польши, Финляндии и Средней Азии (в Ташкенте дума была учреждена). Городские думы существовали в 509 городах.

К компетенции городского управления были отнесены транспорт, связь, канализация, водопровод, вопросы благоустройства города, здравоохранения, образования и др. В целом, создание новых органов городского самоуправления способствовало улучшению общественнополитической и культурной жизни, помогало торгово-промышленному развитию городов России.

В функции земских учреждений входили строительство и содержание больниц, школ, путей сообщения, рынков, приютов, проведение противопожарных мероприятий, организация ветеринарной, статистической служб и многое другое.

В эпоху Александра III имело место свертывание местного самоуправления, ужесточение цензуры, другие репрессивные меры которые тормозили политическое и социальное развитие страны.

Либералы и демократические историки упрекают императора и его окружение в том, что их хватило лишь на объявление войны нигилистам и революционерам, но практической повседневной работы по максимальному использованию возможностей открывшегося перед Россией пути развития они в полной мере организовать не смогли.

В целом либералы восторженно оценивали (и оценивают) введение земских учреждений в России. Журналист Кавелин говорил, что это «огромное событие» среди преобразований, что оно будет семенем для развития «многоветвистого дерева». Однако с точки зрения конечного результата - эффективности государственного управления и способности решить насущные проблемы основной части населения Российской империи следует признать, что попытка внедрить систему местного самоуправления в стране с самодержавным укладом изначально не могла принести значимых результатов. Это было учреждение, где буржуазные (либерально-демократические элементы) тесно уживались с сословными пережитками. Земство в тех условиях, изначально было обречено на то, что бы быть: «пятым колесом в телеге русского государственного управления, допускаемым бюрократией лишь настолько, поскольку е всевластие не нарушалось…..». [2]

–  –  –

Петрова Ю.В., научный сотрудник Вяземского историкокраеведческого музея Petrova YU.V., researcher Vyazemsky historical Museum Аннотация Данная статья посвящена личности председателя Вяземской уездной земской управы Павла Павловича Цызырева (1850-1913 гг.), занимавшего этот ответственный пост около двух десятков лет.

Abstract

This article is devoted to the personality of the Chairman of Vyazemsk County district Council Pavel Pavlovich Цызырева (1850-1913 biennium), who occupied the responsible post for nearly two decades.

Павел Павлович Цызырев, о котором пойдет речь в данной статье, на протяжении многих лет занимал одну из самых ответственных и не самых «благодарных» должностей дореволюционной уездной России – должность председателя уездной земской управы.

Род Цызыревых, являвшихся выходцами из Тверской губернии, был внесен в список дворянских родов Смоленской губернии и владел недвижимым имуществом в Дорогобужском и Вяземском уездах. [1] П.П. Цызырев родился в 1850 г., получил домашнее воспитание. В 1870 г. вступил в службу в Смоленское дворянское собрание писцом 1-го разряда. С 1875 по 1877 г. находился в отставке. В 1877 г.

Дорогобужским очередным земским собранием был избран почетным мировым судьей, с 1880 по 1881 г. находился в отставке.

С 1881 г. многократно избирался мировым судьей и председателем Вяземского уездного съезда мировых судей. Правда, в конце 1880-х гг.

находившийся в должности мирового судьи П.П. Цызырев был охарактеризован губернским прокурором В.В. Давыдовым как «человек недалекий и недостаточно серьезно относящийся к делу». [2] Как минимум, пять трехлетий (в 1878-1886 гг.; 1890-1895 гг.) состоял губернским гласным от Вяземского уезда. Стоит, однако, отметить, что корреспондент «Смоленского вестника» отнес П.П.

Цызырева к числу «бесгласных» гласных губернского земского собрания, которые «присутствовали, по крайней мере, на 50 заседаниях и (даже невероятно!) не обмолвились единым словом». [3] С 1883 г. Цызырев неоднократно избирался кандидатом к предводителю дворянства Вяземского уезда.

В 1890 г. «за преобразованием крестьянских и судебных учреждений» утвержден кандидатом к земским начальникам при Вяземском уездном съезде.

В историю Вяземского земства П.П. Цызырев вошел как человек, чье нахождение на посту председателя уездной земской управы было самым продолжительным – два десятилетия (1891-1906 гг., 1907-1913 гг.) с небольшим лишь перерывом за выходом в отставку по состоянию здоровья в 1906-1907 гг. [4] Знаков отличия Цызырев не имел, жалования получал на посту председателя управы 2000 рублей в год. [5] Кроме того, в разные годы Цызырев состоял членом уездного училищного совета, совета Императорского человеколюбивого общества (при приюте им. Долгорукова в Вязьме), попечительского совета женской гимназии, уездного по воинской повинности присутствия, комиссии по составлению списков присяжных заседателей, заведующего 3-м военно-конским участком. [6] П.П. Цызырев был избран и товарищем председателя Вяземского местного комитета общества Красного Креста, открытого в 1893 г. [7].

В качестве члена уездного училищного совета от земства П.П.

Цызырев принимал экзамены в Рождественском, Спас-Неразлучинском, Ризском, Сережанском, Холмовском, Семлевском и Высоцком училищах. [8] Как известно, земство, созданное для «пользы и нужд» конкретной местности занималось решением проблем местного хозяйства, открывало и содержало школы и больницы, занималось общественным призрением, вело страховое дело и статистику, оказывало продовольственную и агрономическую помощь населению.

Учитывая дефицит земского бюджета, постоянную потребность в кредитовании и расширявшуюся с годами сферу деятельности уездного земства, говорить о каком-то особом списке заслуг П.П. Цызырева на посту председателя земской управы не приходится. Служба в земстве вовлекала в круговорот текущей работы, связанной прежде всего с решением насущных хозяйственных вопросов, а управа, как известно, была постоянно действующим исполнительным органом земства.

Безусловно, за годы нахождения Цызырева на посту председателя управы земство достигло определенных успехов: была расширена сеть земских школ и больниц, благотворительных учреждений, развивалось страховое дело, строительство дорог, агрономия, в уезде появился телефон.

Известны факты, когда «по неимению в наличности сумм», предназначенных для разрешения первостепенных дел, П.П. Цызырев лично одалживал деньги Вяземской уездной земской управе, председателем которой он был. Так, в 1892 г. управой было занято у ее председателя 200 рублей, необходимых «на случай появления в Вязьме холерной эпидемии». [9] Последние годы нахождения Павла Павловича Цызырева на посту председателя Вяземской уездной земской управы были омрачены серьезным скандалом. П.П. Цызырев в качестве председателя управы стал одним из главных действующих лиц печально известного и прогремевшего на всю Российскую империю «хлебного дела», связанного со злоупотреблениями служащих земства и контр-агентов при доставке населению дешевого хлеба в неурожайные 1908-1910 гг.

В оправдание П.П. Цызырев сказал уездному земскому собранию следующее: «Вследствие своего недосмотра, недостаточно энергичного вмешательства в хлебное дело, своего нездоровья, незнакомства с коммерческим делом вообще и, наконец, странной снисходительности к контр-агентам члена управы Залесского, – последние имели возможность, заканчивая хлебную кампанию, иметь на руках связывавший с ними земскую управу такой громадный запас хлеба, что мы, опасаясь, и не без основания, крупных для земства убытков, предпочитали возобновлять с ними условия на следующую хлебную кампанию. Непредставление же контр-агентами своевременно отчетов, не только в свою очередь лишало меня возможности представлять своевременно отчеты земскому собранию и ограничиваться приблизительными сведениями, сообщаемыми в докладах, но держало также и меня в относительном неведении, одним словом… проверьте, что возможно проверить и судите». [10] Созданная затем для рассмотрения хлебного дела Ревизионная комиссия подчеркнула, что «не считает себя вправе ставить на одну доску с Залесским председателя управы П.П. Цызырева и другого члена Д.В. Васильчикова. Комиссии известно, при каких обстоятельствах П.П.

Цызырев согласился принять на себя тяжелый пост председателя управы и она считает своим долгом напомнить об этом собранию, а потому в нем она видит жертву безволия и слабости» [11]. П.П. Цызырев сохранил за собой пост председателя управы и был оправдан в глазах земцев, нисколько не сомневавшихся в его непричастности к хлебным махинациям.

Вяземское земство и лично Павел Павлович Цызырев сыграли большую роль в праздновании столетнего юбилея Отечественной войны 1812 г. на территории Вязьмы и Вяземского уезда.

В 1912 году земством были заказаны шесть памятных медных досок для «постановки в церквах, ближайших к местам происходивших боев в 12 году в пределах Вяземского уезда». [12] Две доски предназначались для установки в церкви исторического села Беломира, владельцем усадьбы в котором был П.П. Цызырев.

На одной из установленых досок было указано, что 15 августа 1812 г. арьергард первой русской армии под командованием генерала барона Розена, «заняв высоты на землях с. Беломира, имения Цызырева, не допускал сильному авангарду Французской армии перейти реку Осьму.

Упорный бой, начавшийся в 11 часов утра, продолжался до 7 вечера, когда был выпущен последний артиллерийский снаряд. Во время этого славного боя пехота много раз ходила в штыки, а кавалерия в атаку …». [13] На другой доске перечислялись имена отличившихся при Беломире офицеров [14].

Кроме того, «помимо досок в Беломире на месте боя поставлен большой (7 арш. над землей), деревянный крест, за работу которого уплачено 2 р. 50 к.». [15] В 1913 г. Вяземская уездная земская управа пусть и с промедлением, но ассигновала 500 рублей для устройства в Вязьме памятника Героям 1812 г. («Доблестным предкам»). Открытие памятника, установленного на Никитской площади г. Вязьмы, состоялось 26 ноября 1913 г. при огромном стечении народа. Имя П.П. Цызырева было упомятуно на закладной доске к памятнику, которая сегодня представлена в экспозиции Вяземского историко-краеведческого музея.

Павел Павлович Цызырев принимал участие и в деле благотворительности, будучи членом различных попечительств, а также оказывая помощь «лично от себя» обращавшимся к нему людям.

Известно, что в начале ХХ века Павел Павлович Цызырев был попечителем несовершеннолетних дворян Владимира и Марии Засецких. Вместе с их матерью Ольгой Евграфовной Засецкой, являвшейся опекуншей младшей дочери Маргариты, добился разрешения Сената на продажу принадлежавшего детям Засецким имения Сковородкино, пытаясь таким образом рассчитаться с накопившимися долгами Засецких и избавиться от малодоходного имения, которым и управлять на тот момент было некому. В конечно итоге разрешение на продажу Сковородкина было получено, и усадьба была продана светлейшему князю Григорию Петровичу Волконскому.

По всей видимости, Цызырев продолжал выступать попечителем Засецких и в последующие годы. 6 марта 1905 г. вяземский дворянин М.Ф. Пегелау писал князю Г.П. Волконскому: «Ведь Засецкой (малолетней) во-первых, деньги нужны, а неимущему человеку каждый день дорог, как Вам пишет Цызырев, и это верно». [16] Известно также, что Павел Павлович уплачивал земские налоги за расположенное при селе Беломир торговое помещение, принадлежавшее крестьянке Семлевской волости дер. Осташево Неониле Павловне Медведевой. [17] Павел Павлович Цызырев был одним из крупных землевладельцев в Вяземском уезде. По данным на 1904 г. ему принадлежали имения Беломир и Изборово Семлевской волости, заключавшиеся в 1339 дес.

земли (1 дес. = 1,09 га), а также водяная мельница и мелочная лавка 600 р. [18] В 1891-1905 гг. совместно с Людмилой Дмитриевной Сегеди был владельцем типографии в Вязьме (Типография Л.Д. Сегеди и Ко») [19].

К началу ХХ века имение Беломир было заложено в Смоленском отделении Государственного Дворянского земельного банка. В 1894 г. в Беломире произошел пожар, уничтоживший старый усадебный дом Описание беды попало на страницы газеты «Смоленский вестник»: «В ночь с 25 на 26 декабря (1894 г.), близ станции Издешково, в имении П.П. Цызырева сгорел дом, со всею находившеюся в нем движимостью.

Владелец его, приехав из Вязьмы, крепко заснул и проснулся, задыхаясь от дыму. Он выбежал из дома, успев только накинуть шубу, но не успев захватить даже часов и бумажника, лежавших на столе.

Сгорела вся старинная обстановка дома, серебро и пр.» [20] Через некоторое время усадебный дом был отстроен владельцем заново. Перечень усадебных построек Беломира в начале ХХ в. был таков: деревянный на каменном фундаменте дом с деревянной же кухней, несколько изб, конный, скотный и хлебный дворы, свинарник, птичник, кузня, мельница с волноческой, две бани, ледник, сараи. [21] Хозяйство специализировалось на полеводстве с шестипольным севооборотом и молочном животноводстве (молоко сдавалось на сыроварню), мельница была отдана в аренду. [22] Совмещение службы с ведением хозяйственных дел в имении требовало немалых сил, а без того слабое здоровье П.П. Цызырева, вынудившее его в 1906 г. на время выйти в отставку, было окончательно подорвано «хлебным делом». В начале 1913 г. после череды «сердечных припадков» и других проявлений нездоровья Павел Павлович Цызырев умер.

По смерти П.П. Цызырева усадьба Беломир перешла в руки его родственников-сонаследников Анатолия Петровича Андреева и Сергея Николаевича Цызырева. [23] Усадебный дом, по воспоминаниям старожилов, был сожжен в революционное время, остальные постройки, за исключением небольшого одноэтажного крайне ветхого строения, также утрачены.

Сегодня в Беломире еще можно увидеть напоминающие о былой красоте усадебного парка каскад из 3-х полузаросших прудов, а также деревья и кустарники разных пород (липы, березы тополя, клены, ели, лиственницы, сирень, спирея и др.).

Имя Павла Павловича Цызырева, возможно, и не обладавшего какими-то исключительными способностями к администрированию, но, безусловно, человека честного и, потому, достойного памяти, в годы советской власти было абсолютно забыто и сегодня ему только предстоит вернуться в историю Вяземской земли.

Литература Список дворянских родов, внесенных в родословные 1.

дворянские книги Смоленской губернии. – Смоленск, 1897.

Горская Н. Выборный мировой дореволюционный суд России 2.

(на материалах Смоленской губернии) // Край Смоленский. 2007 № 6. С.

21.

Летучие заметки//Смоленский вестник. 10 января 1882 г. (№ 3.

5). С. 3.

Памятные книжки Смоленской губернии за 1880-1913 гг.;

4.

ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 5. Лл. 1 об. – 1 об.

ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 5. Л. 1 об.

5.

Памятные книжки Смоленской губернии за 1880-1913 гг.

6.

Об открытии Вяземского местного комитета общества 7.

Красного Креста//Смоленские губернские ведомости. 25 ноября 1893. С.

280. (Данная публикация предоставлена Л.Л. Степченковым) Журналы заседаний Вяземского уездного земского собрания 8.

за 1901-1915 гг.

ГАСО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 1. Лл. 1 об., 22 об., 59.

9.

10. Журналы чрезвычайного и 47-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1911 г. – Вязьма, 1912. С. 63.

11. Журналы чрезвычайного и 47-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1911 г. – Вязьма, 1912. С. 90.

12. Журналы чрезвычайного и 48-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1912 г. – Вязьма. С. 298.

13. Журналы чрезвычайного и 48-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1912 г. – Вязьма. С. 299.

14. Журналы чрезвычайного и 48-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1912 г. – Вязьма. С. 299-300.

15. Журналы чрезвычайного и 48-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1912 г. – Вязьма. С. 302.

16. ГАСО. Ф. 108. Оп. 1. Д. 9. Л. 48.

17. Журналы заседаний чрезвычайного и 46-го очередного Вяземского уездного земского собрания за 1910 г. – Вязьма. 1911. С.

484.

18. Списки лиц, имеющих право участия в 1-м земском избирательном собрании для выбора гг. гласных по Вяземскому уезду на трехлетие с 1904 г.//Смоленские губернские ведомости. № 29.

19. Степченков Л.Л. Полиграфия Смоленщины: 1795-1915 гг. – Смоленск, 2008 г. С. 188-189.

20. Смоленский вестник. 6 января 1895 г. № 3.

21. ГАСО. Ф. 472. Оп. 1. Д. 137. Л. 5 об.

22. ГАСО. Ф. 472. Оп. 1. Д. 137. Лл. 8 об.-9 об.

23. ГАСО. Ф. 472. Оп. 1. Д. 137. Л. 5.

НАЧАЛО ОБСУЖДЕНИЯ ЗЕМСКОЙ РЕФОРМЫ В

ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ И ПРОБЛЕМЫ ЦЕНЗУРЫ

THE BEGINNING OF DISCUSSION ABOUT THE ZEMSTVO

REFORM IN PERIODICALS AND CENSORSHIP PROBLEMS

Пилюсова М.М., ассистент ФГБОУ ВПО «БГУ имени академика И.Г. Петровского», Брянск, Россия Pilyusova M.M. Assistant lecturer of Petrovsky Bryansk State University, Bryansk, Russia

–  –  –

Ключевые слова: земство, периодическая печать, цензура, Устав, общественное мнение.

Keywords: zemstvo, periodical press, censorship, Charter, public opinion.

В числе Великих реформ, проведенных в России в царствование императора Александра II в 60–70-е гг. XIX в. важное место занимает создание земских учреждений (уездных и губернских). По сути своей земская реформа положила начало местному самоуправлению в России. Земства оставили значительный след в истории государства, как своей социально-хозяйственной, так и политической деятельностью.

Законодательной инициативой в стране обладали главы министерств, но границы их инициативы были строго очерчены пределами компетенции ведомства. Однако в этот период существовало учреждение, функции которого были чрезвычайно широки – Министерство внутренних дел, представляемые программы которого носили межведомственный характер и зачастую затрагивали весь спектр внутренней политики государства. Одной из сложнейших проблем, над решением которой трудилось Главное управление по делам печати, входившее в состав министерства, являлся контроль над общественным мнением.

По утверждению графа П.А. Валуева, являвшегося министром внутренних дел в 1861–1868 гг., «одна пресса энциклопедически и бесцензурно подготовляет, внушает или сочиняет то самое общественное мнение, которое она же одна, впоследствии, систематически проповедует» [1]. С момента создания земских учреждений Главное управление по делам печати зорко следило за содержанием публикаций, посвященных реформе.

Уже в процессе ее подготовки широкое общественное обсуждение получил вопрос о том, что за учреждение земство – общественное или государственное и каково должно быть соотношение этих начал в создаваемых органах местного управления. Периодическая печать активно включилась в обсуждение разнообразных проблем, затрагивавших отдельные аспекты земской жизни, и выступила своеобразным индикатором настроений в обществе, помогала лучше понять расстановку общественных и политических сил вокруг земства в процессе их зарождения и деятельности. Особое место среди публикаций в прессе занимают статьи, вызвавшие не только недовольство со стороны цензурного ведомства, но и карательные санкции в отношении органов печати.

Так, в одной из старейших российских газет под названием «С.Петербургские ведомости», превратившейся благодаря редактору В.Ф. Коршу в одно из крупнейших общественно-политических изданий, в передовой статье говорилось об Указе Сената № 39.930 от 28 июня о разъяснении статьи 37 Временных правил для земских учреждений «относительно подводной повинности» [7] и ее тяжести для земств [6].

Этот же факт был отмечен и в передовой статье в № 203 той же газеты, где указано, что контроль над повинностью со стороны управы был бы достаточен для ее уменьшения в 100 раз [6].

Еще в одной публикации под заглавием «Земское дело», появившейся в том же 1866 г., была отражена критика исполнения ст. 37 Временных правил для земских учреждений. [6] Автор, Владимир Жемчужников, указывал на различные подходы к исполнению закона со стороны земств, которые восприняли его буквально и стремились вести учет повинности, и со стороны администраций, для которых был затруднителен этот контроль. Однако и те, и другие, как было упомянуто в статье, не думали о благе обывателей, что привело к отрицательной оценке деятельности земских учреждений со стороны государственных служащих и общественности.

В статье была также отмечена необходимость создания «свода всех сведений о деятельности земских учреждений» [6], что, по мнению автора, намного бы упростило их работу, а также определенного временного органа, посвященного земскому делу.

Стоит отметить, что разрозненность в деятельности земств действительно существовала, что отмечает большинство исследователей их истории. Как правило, между ними не существовало обмена опытом в решении общих вопросов, они функционировали сами по себе, что снижало продуктивность их деятельности. Еще одной из проблем являлась компетентность лиц, избранных в земские учреждения. В. Жемчужников подмечал в своей статье, что, например, Смоленская губернская земская управа констатировала «для земства… гораздо выгоднее, чтобы члены земских учреждений, не имеющие возможности … добросовестно исполнять свои обязанности, отказывались от них, а не удерживали за собой должности и жалование…» [6]. Автор публикации осуждал зависимость должности земской, которая, на его взгляд, должна быть добровольной и у лица, заслуживающего доверия со стороны местного земства, от государственной службы. В. Жемчужников отмечал случаи увольнения лиц с государственной должности при назначении на земскую, хотя и та, и другая несла, по сути своей благо для всей страны. [6] Статья содержала ярко выраженную критику деятельности администрации по отношению к земским учреждениям, что и послужило поводом для объявления 2 сентября 1866 г. третьего предостережения газете «С.-Петербургские ведомости», согласно «Временных правил о цензуре и печати» от 6 апреля 1865 г., в лице издателя-редактора Коллежского Асессора Валентина Корша и временного приостановления издания на три месяца [8]. Однако уже 10 сентября 1866 г. министр внутренних дел по ходатайству Комитета правления Императорской Академии Наук, которой формально принадлежала газета, разрешил продолжение издания под временной редакцией коллежского секретаря Сомова.

В феврале 1867 г. в свет вышла еще одна статья в тех же «С.Петербургских ведомостях» под названием «Несколько слов по поводу нападок на земство и земские учреждения». Она была опубликована в № 48 и 49 за подписью «Гласный из землевладельцев». Авторство статьи раскрывается в дневнике цензора-академика А.В. Никитенко: «В № 49 «Северной почты» напечатано предостережение «С.-П.

ведомости» за две статьи в защиту земства, написанные Кошелевым».

[2] Общественная позиция А.И. Кошелева, при сохранении верности славянофильским основам, всегда отмечалась непредвзятостью. В своих записках он отмечал: «Находим, что круг действия земских учреждений и права, представленные земству, слишком ограниченны.

Другие, и в том числе и я, доказывали, что на первых порах вполне достаточно и того, что нам дали; что следует усердно заниматься разработкой и пользованием этого малого, нам отмеренного и что если мы исполним эту нашу обязанность добросовестно и со смыслом, то и общество, придет само собою». [4] В своей статье в газете «С.-Петербургские ведомости»

А.И. Кошелев говорил об участившихся нападках в сторону земств и земских учреждений.

Он задался рядом вопросов, пытаясь раскрыть основные проблемы, с которыми регулярно сталкивались земства:

«какие нарушения права собственности совершены земскими собраниями», «крестьянский элемент в земских собраниях слишком преобладает … где и как это проявилось?», «земства все более и более обременяются повинностями», «что касается до класса «политиканов» будто возникающих в земских собраниях», «как будто … стремятся захватить инициативу законодательную». [5] В ходе рассуждений автор приходит к выводу, что все упреки в сторону земств и земских учреждений неосновательны и изменения Временных правил для земских учреждений подвергли бы опасности сам факт существования земства, а также увеличили бы и без того преобладающее влияние администрации, ослабив действия земства.

Изменения, на его взгляд, частные и произвольные до крайности вредны, и должны быть вызваны только весомыми потребностями народа или государства и ни чем иным. [5] Реакция Министерства внутренних дел последовала практически незамедлительно и уже 2 марта 1867 г. газете было объявлено очередное предостережение. В официальном издании министерства по поводу статьи было отмечено, что она «враждебно сопоставляет земские учреждения с правительственными властями и заключает в себе голословные обвинения этих властей в произволе, или в несоблюдении закона». [3] Такова краткая история первых столкновений между периодической печатью и Министерством внутренних дел по вопросам, касавшимся деятельности земских учреждений. В обществе и прессе земская реформа 1864 г. была встречена сочувственно, но в частностях вызвала много разногласий, что неоднократно было отражено в периодических изданиях и во взысканиях, налагаемых на них Главным управлением по делам печати.

Литература

1. Жирков Г.В. История цензуры в России XIX–XX вв.: Учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С. 128.

2. Никитенко А.В. Записки и дневник: В 3 т. – М.: Захаров, 2005. Т.

3. – с. 159.

3. Периодическая печать и цензура Российской империи в 1865 – 1905 гг. Система административных взысканий: Справочное издание. – СПб.: Издательство «Нестор-История», 2011. – с. 74.

4. Записки Александра Ивановича Кошелева (1812–1883 годы) С семью приложениями. Издание подготовила Т.Ф. Пирожкова. – М.:

«Наука», 2002. – С. 109.

5. С.-Петербургские ведомости. – 1867. – № 48-49. – 17-18 февраля.

6. С.-Петербургские ведомости. – 1866. – № 225. – 18 августа.

7. Подводная повинность заключалась в предоставлении подвод для земских, полицейских и судебно-следственных разъездов и осуществлялась как натурально, так и наймом.

8. Первое предостережение газете было объявлено 20 сентября 1865 г за статью в № 243 от 18 сентября 1865 г., в которой отмечено недоверие к залогам в частных кредитных учреждениях и обеспечении 5% банковских билетов. Второе же предостережение было объявлено 13 апреля 1865 г. за статью «По поводу народных заявлений» в № 97, где было высказано мнение о систематическом противодействии администрации земским учреждениям.

Literature

1. Zhirkov G. History of censorship in Russia in 19-20 centuries.:

История цензуры в России XIX–XX вв.: Textbook. – Мoscow: Aspekt Press, 2001. – р. 128.

2. Nikitenko A. Notes and diary: In 3 volumes, V.3. – Мoscow:

Zakharov, 2005. – р. 159.

3. Periodical press and censorship of the Russian Empire in 1865 –

1905. System of administrative penalties: Reference book. – Moscow:

Publishing house «Nestor-History», 2011. – р. 74.

4. Notes of Alexander Koshelev (1812-1883). With 7 attachments.

Prepared by T. Pirozhkova. – Мoscow: «Nauka», 2002. – р. 109.

5. S. - Peterburgskie Vedomosti. – 1867. – № 48-49. – 17-18 February.

6. S. - Peterburgskie Vedomosti. – 1866. – № 225. – 18 August.

7. Cart duty consisted in giving the carts for zemstvo, police, judicial and investigative trips and was carried out both naturally and on contract basis.

8. The first warning to the newspaper was declared on September 20, 1865 for article in No. 243 of September 18, 1865 in which mistrust to deposits in private credit institutions and providing 5% of bank-bills is noted.

The second warning was declared on April 13, 1865 for the article «Concerning Public Petitions» in No. 97 where the opinion about the systematic resistance of administration against the zemstvo institutions was expressed.

–  –  –

Румянцева О.А., старший научный сотрудник музея-заповедника «Хмелита»

Rumyantsevа OA, Senior Researcher Museum «Hmelita»

Аннотация В статье приводится краткая справка о биографии и деятельности П. Столыпина, сообщается о его знакомстве с владельцами смоленской усадьбы Хмелита Волковыми, приводятся выдержки из мемуаров одного из представителей этой дворянской семьи.

Abstract

The article provides a brief overview of the background and activities of P. Stolypin, reported about his acquaintance with the owners of the manor Smolensk Hmelita Volkova, excerpts from the memoirs of one of the members of this noble family.

Ключевые слова: П.А. Столыпин, реформы, Н.А. Волков-Муромцев Keywords: PA Stolypin reforms, NA Wolves Muromtsev Петр Аркадьевич Столыпин был выходцем из дворянской семьи, в течение жизни занимал ответственные государственные посты: был гродненским, затем саратовским губернатором, Министром внутренних дел, председателем Совета Министров. В разные периоды он был не одинаков: любитель русской литературы, отец многочисленного семейства, любящий муж и отец, но вместе с тем с его именем связано введение закона о военно-полевых судах, по приговорам которых только за 8 месяцев их действия было казнено (с августа 1906 г.) 1100 человек.

Это один из творцов реакционного избирательного закона от 3 июня 1907 г., увеличивавшего в составе Государственной думы представительство от помещиков за счет представительства от трудящихся и национальных районов. Это и автор, и исполнитель земельной реформы 1906-1910 гг., несостоявшихся разработанных им реформ об уравнивании крестьян в правах с другими сословиями, веротерпимости, гарантии свободы совести, введения всеобщего начального образования. Но при всем своем противоречии по убеждениям П.А Столыпин — верный слуга самодержавия. 1 сентября 1911 г. он был смертельно ранен в Киеве Д. Багровым и через несколько дней скончался Деятельность Столыпина началась в качественно новых для России политических условиях, созданных революцией 1905 г. Впервые в своей истории самодержавие вынуждено было сосуществовать с представительной Государственной думой, которая к тому же оказалась радикальной. Так, депутаты 1-й думы от крестьян, составившие внушительную фракцию трудовиков (97 мест из 500), выдвинули для обсуждения аграрный проект, в основе которого было требование конфискации помещичьих земель и национализации всей земли, что подорвало бы основы российского самодержавия.

Начало аграрной реформе, вдохновителем и разработчиком которой был Столыпин, было дано указом от 9 ноября 1906 г. После очень сложного обсуждения в Государственной думе и Государственном совете указ 14 июня 1910 г. был утвержден царем как закон.

Дополнением к нему послужил закон о землеустройстве от 29 мая 1911 г. Уже одна только длительность прохождения закона свидетельствует о том, что все — и правительство, и общество — понимали социальнополитические последствия разных вариантов решения аграрного вопроса.

Столыпин высоко оценивал роль земств и поэтому намечал распространить земские учреждения на многие губернии, но они не действовали по целому ряду причин.

Основным положением реформы Столыпина стало разрушение общины. Для этого была сделана ставка на развитие в деревне личной крестьянской собственности путем предоставления крестьянам права выходить из общины и создавать хутора, отруба (главное отличие от реформы Александра III).

По указу от 9 ноября 1906 г. каждый крестьянин мог потребовать выделения своего хозяйства из общины в личную собственность. Если при этом он требовал соединить все свои полосы, разбросанные на разных участках общинной земли, в один, то хозяйство называлось отрубом. Если к нему добавлялась площадь деревенской усадьбы крестьянина и сюда переносился жилой дом, то хозяйство называлось хутором.

Важный момент реформы: община разрушалась, а помещичья собственность на землю сохранялась в неприкосновенности. Это вызывало резкое противодействие крестьян.

Крестьяне восприняли идеи реформы неоднозначно. С одной стороны, они принимали идею частной собственности на землю, но, с другой стороны, они понимали, что такая реформа не спасет деревню от малоземелья и безземелья, не поднимет уровня крестьянской агрокультуры.

Разрушить общину должна была и другая мера, предложенная Столыпиным: переселение крестьян. Смысл этой акции был двоякий.

Социально-экономическая цель — это получить земельный фонд, прежде всего в центральных районах России, где малоземельные крестьяне не имели возможности создавать хуторские хозяйства и отруба. Вместе с тем они получали возможность освоения новых территорий, т.е. дальнейшего развития капитализма, хотя и экстенсивным путем. Политическая цель — разрядить социальную напряженность в центре страны.

Основные районы переселения — это Сибирь, Средняя Азия, Северный Кавказ, Казахстан. Правительство выделяло переселенцам средства на проезд, обустройство на новом месте, но этих средств явно не хватало.

Почему Столыпин главный упор делал на то, чтобы, по его выражению, «вбить клин в общину», разрушить ее? Община всегда была для крестьян защитницей, поскольку внутри нее каждый имел право на землю и потому в общине, по идее, все были равны.

Внутри общины каждый домохозяин был относительно свободен, распоряжаясь по своему усмотрению доверенной ему на время общинной собственностью — землей.

Община помогала крестьянам осваивать культуру земледелия (введение трехполья, многопольного севооборота). Община вставала на защиту крестьян в их отношениях с помещиками, так как со стороны ущемленного общинного землевладения всегда исходила угроза помещичьей земельной собственности (в революции 1905-1907 гг.

именно община часто была организатором захвата помещичьих усадеб и земель).

Община оговаривала с помещиком условия найма и аренды. Как видим, ликвидация общины отвечала в первую очередь интересам помещиков, которые в новых условиях могли диктовать крестьянам свои условия. Кроме того, помещик теперь мог быть спокоен за свою землю.

Если подходить к вопросу с точки зрения исторического процесса, поступательного развития общества, то очевидно, что разрушение общины открывало дорогу капиталистическому развитию, так как община, несомненно, была феодальным пережитком.

Таким образом, реформа имела буржуазную направленность, но сохранение помещичьего землевладения сдерживало развитие капитализма.

Современные историки, экономисты, аграрии неоднозначно оценивают столыпинские реформы.Общий вывод:

аграрная реформа П.А. Столыпина и другие намечаемые им социальные реформы были последней из ряда попыток социальной модернизации России перед революциями 1917 г. Как и прежде, капиталистическая направленность реформы ограничивалась, делалось все возможное для сохранения помещичьего землевладения.

В нашей небольшой работе мы приведем выдержки-впечатления из воспоминаний сына последних владельцев усадьбы Хмелита Смоленской губернии по поводу этих реформ.

Прежде всего, отметим, что Волковы лично знали Столыпина:

«Ожидалось много гостей на поминную в годовщину смерти дедушки.

Наехало масса народу, между ними Столыпин с женой (он был другом моего деда). Помню только, что Столыпин показался мне великаном и напугал меня, подняв на руки». Копии писем Столыпина деду Н.А.

Волкова- Муромцева Петру Александровичу хранятся сейчас в архиве музея-заповедника «Хмелита».

Отец автора воспоминаний Владимир Александрович Волков поддерживал реформы Столыпина и добивался результатов, о чем можно судить по нижеприведенным выдержкам из мемуаров:

«После Японской войны и революции 1905 года правительство, сперва Вите, а потом Столыпина, экономило на всем, за исключением индустриализации и земледельческих дел, то есть реформ Столыпина.

Но богатство России росло с такой ошеломляющей быстротой с 1906 года, что частные состояния промышленников, купцов и банкиров росли по дням. Даже и помещики (очень немногие) и крестьяне воспользовались этим процветанием».

«Как ни странно, хотя было меньше рабочей силы, хозяйство продолжало расти с той же скоростью, если даже не быстрее.

Экономическая жизнь крестьян повышалась ежегодно с 1910 года приблизительно на 5-6%.

Мой отец говорил, что со Столыпинских реформ к лету 1915 года 37% крестьян переселилось в нашем уезде, и запашка поднялась более чем на 30%. Земля вокруг деревень была закуплена крестьянами.

Тем не менее продолжали выезжать на хутора, и за последние годы некоторые деревни уменьшились с 40 дворов на 25.В таком случае общинная полосная земля деревни по новому закону продавалась тем в деревне, кто хотел увеличить сво поместье, и давало деньги тем, кто выезжал на хутора. Этими довольно сложными операциями заправляли Крестьянский банк и Волостное Управление. Конечно, это не проходило без жалоб, и тогда мой отец должен был людей мирить. В этом году кооператив говорил о постройке лесопильного завода на реке Вязьме, но кажется это было отложено до конца войны. В этом же году построили две сушилки и маслобойку. Вообще, во время войны кооператив оправдал себя в полной мере. Он закупал большими количествами все, что было нужно. Но все же земледелие пострадало.

Многие из наших ушли на войну, и крестьяне и помещики».

«Кооператив согласился скупить лишнее зерно, и мой отец договорился сДворянским и Крестьянским банками выдавать крестьянам пособие в залог льна. Это оказалось почти не нужным, потому что ввоз зерна с юга задерживался из – за недостатка поездов, нужных для армии. Мельники скупали рожь и мешали с пшеницей. Лн стали закупать все больше и больше морозовские фабрики в Твери и Богородицке на военное снабжение».

«Большинство крестьян жило не плохо, а иные даже лучше обеднелых помещиков. Со столыпинскими реформами таких становилось все больше и больше. После революции они все оказались «кулаками» и мало из них уцелело».

«За большаками смотрел земский союз, не ахти как хорошо. Мой отец много хлопотал о дорогах, хотел, чтобы постоянная артель была отвественна комитету волостных сходов за все дороги и мосты. Вопрос был, как эту работу оплачивать. Так большинство крестьян прямых налогов не платило (земельный налог начинался только свыше 500 десятин), то пришлось бы за все дороги платить только помещикам и однодворцам. Городское управление деревенскими дорогами не интересовалось. Крестьяне и согласны были платить дорожный и мостовой налог, но очень трудно было справедливо его разделить.

Поверстово – было несправедливо, полошадно тоже не выходило. В Гридине, цыганской деревне, у каждого было по 10 или 15 лошадей, но деревня была бедная. Так проговорили до самой войны, и ничего не было решено».

«Конечно, у нас Столыпинские реформы шли довольно удачно.

Почти все крестьяне, которые хотели стать однодворцами, уже стали ими до войны. Мой отец поддерживал реформы, отделил более 900 десятин однодворцам. Большинство предпочитало оставаться в деревнях с межевой системой. В наших краях земли у крестьян было довольно много, а также и леса».

Конечно, эти редкие свидетельства вяземского жителя, не дают полной картины воплощения реформ Столыпина в жизнь, а из-за лояльного отношения к самой личности Столыпина несколько идеализированы. В то же время многие факты этих воспоминаний подтверждаются архивными документами, газетными публикациями и свидетельствами других мемуаристов.

Отметим также, что Волковы вводили реформы «мягко» и лояльно относились и к общине, о которой тоже упоминает Н.В. ВолковМуромцев.

Литература

Н.В. Волков-Муромцев. Юность. От Вязьмы до Феодосии. – М:

1.

1997.

Аврех А.Я. Столыпин и судьбы реформ в России М. Изд.

2.

Политическойлитературы 1991 Бок М.К. П.А. Столыпин М. «Современник» 1992 3.

Бондарев В.А. Кто есть кто и почему М. 1995 4.

Верт Н.Р. История советского государства М. ИПА 1995 5.

Ковальченко И.Д. «Столыпинская аграрная реформа»

6.

«История СССР» М. 1992 Островский И.В. «П.А. Столыпин и его время» Изд.

7.

Новосибирск 1992 Пантелеев В.А. Сибирская одиссея Столыпина Былое N9-10 8.

Попов Г.П. О столыпинской реформе Наука и жизнь 9.

10. Румянцев М.А. «Столыпинская аграрная реформа:

предпосылки, задачи и итоги» «Вопросы экономики» №10 М. 1990

11. Сборник речей «Петр Аркадьевич Столыпин» «Нам нужна великая Россия» М. «Молодая гвардия» 1990

12. Эйдельман Н.Л. «Революция сверху» в России М. «Книга»

Literature

1. NV Muromtsev wolves. Youth. Of Viaz'ma to Feodosia. - M: 1997.

2. Avrech AY Stolypin and the fate of reforms in Russia, M. Ed.

Politicheskoy literatury 1991

3. MK side PA M. Stolypin «Contemporary» 1992

4. Bondarev, VA Who is who and why Moscow, 1995

5. Werth NR History of the Soviet state M. IAA 1995

6. Koval'chenko ID «Stolypin agrarian reform,» «History of the USSR,»

Moscow, 1992

7. IV Ostrovskii «PA Stolypin and his time «Ed. Novosibirsk 1992

8. Panteleev VA Siberian Odyssey Stolypin Past N9-October 1996

9. Popov GP About Stolypin Reform Science and Life

10. Rumyantsev MA «Stolypin agrarian reform: background, objectives and results», «Economic Issues» № 10, Moscow, 1990

11. Collection of speeches «Pyotr Stolypin» «We need a great Russia»

M. «Young Guard» in 1990

12. Adelman NL «Revolution from above» in Russia M. «Book» in 1989

–  –  –

Рябинская C.C., accиcтeнт, филиaл ФГБOY ВПO «МГИY» в г.

Вязьмe Ryabinskaya S. S., assistant, the branch of FSBEI HPE «MSIU» in the town of Vyazme

–  –  –

Ключeвыe cлoвa: зeмcкaя peфopмa, пpeoбpaзoвaния, зeмcтвa, либepaлизм Keywords: zemsky reform, transformation, zemstvo, liberalism 12 декабря 2013 года Президент Российской Федерации В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию напомнил слушателям о Земской реформе 1864 года, которая была проведена российским императором Александром II. Это была одна из его реформ, последовавших в цепи либеральных преобразований после консервативной эпохи царствования Николая I.

В.В. Путин отметил, что «именно развитие земств, местного самоуправления в свое время позволило России совершить мощный рывок, найти грамотные кадры для проведения крупных прогрессивных преобразований. То есть, очевидно, что опыт, результаты земской формы местного самоуправления могут быть полезны и сегодня, конечно, с внесением определенных изменений, диктуемыми временем.



Pages:     | 1 || 3 |
Похожие работы:

«КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Профсоюзная организация КФУ 28 марта 2013 г. Вид сайта Профкома КФУ. (http://kpfu.ru/main_page?p_sub=5084) Положение о профсоюзной организации Казанского (Приволжского) федерального университета Регламент работы КФУ СХЕМА ПРОФСОЮЗНАЯ Администрация конференция сотрудников КФУ...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ЕДИНАЯ ДИРЕКЦИЯ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ" http://edoopt.ru/docs/publications/printed%20publications/ISBN_978-5-8311-0783-8.pdf ОСОБО О...»

«Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия Association for the Conservation of Biodiversity of Kazakhstan Международная конференция Сохранение степных и полупустынных экосистем Евразии Тезисы International conference Conservation of steppe and semidesert ecosystems in Eurasia Abstracts Казахстан, Алматы, 13-...»

«ПРОГРАММА IХ Международной научной конференции "ФУЛЛЕРЕНЫ И НАНОСТРУКТУРЫ В КОНДЕНСИРОВАННЫХ СРЕДАХ" 6-9 сентября 2016 года Минск, ОРГАНИЗАТОРЫ КОНФЕРЕНЦИИ Национальная академия наук Беларуси Российская академия наук Нацио...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНСТИТУТ ОКЕАНОЛОГИИ ИМ. П.П. ШИРШОВА ФГУНПП "СЕВМОРГЕО" ГЕОЛОГИЯ МОРЕЙ И ОКЕАНОВ Материалы XVIII Международной научной конференции (Школы) по морской...»

«ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ Часть 1 Гомель МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "ГОМЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Ф. СКОРИНЫ" ГОМЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ОТДЕЛ ОБЩЕСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ "БЕЛОРУС...»

«СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ НАУЧНОГО РАЗВИТИЯ Материалы международной научно-практической конференции 12 декабря 2016 года Екатеринбург "ИМПРУВ"СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ НАУЧНОГО РАЗ...»

«ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ ПУБЛИКАЦИИ В СБОРНИКАХ ТРУДОВ И МАТЕРИАЛОВ КОНФЕРЕНЦИЙ 1. Айзенберг А.М., Клем-Мусатов К.Д., Айзенберг А.А., Танцерева А.В. Моделирование многократных отражений с учетом дифракц...»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ БЕЖЕНЦЕВ, НЕДОБРОВОЛЬНО ПЕРЕМЕЩЕННЫХ ЛИЦ, ДРУГИХ ФОРМ НЕДОБРОВОЛЬНЫХ ПЕРЕМЕЩЕНИЙ И ВОЗВРАЩАЮЩИХСЯ ЛИЦ В СТРАНАХ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ И СООТВЕТСТВУЮЩИХ СОСЕДНИХ ГОСУДАРСТВАХ ОБЗОРНЫЙ ДОКЛАД О ПРОЦЕССЕ К...»

«Конференция молодых ученых – 2016 УралЭНИН, ФГАОУ ВПО "УрФУ" УДК 536.4; 66.045.12 К ВОПРОСУ О КОНЦЕПЦИИ СИСТЕМЫ ОХЛАЖДЕНИЯ СИНТЕЗ-ГАЗА ДЛЯ ПГУ С ВГЦ THE QUESTION OF THE CONCEPT OF COOLING SYNTHESIS GAS FOR IGCC Марчкова Юлия Александровна, студент каф. "Тепловые электрические станции", Уральский федеральный универси...»

«Уважаемые коллеги! В семирная конференция радиосвязи и Ассамблея радиосвязи являются важнейшими мероприятиями Международного союза электросвязи (МСЭ), решения которых способствуют сбалансиров...»

«В МИРЕ НАУКИ И ИННОВАЦИЙ Сборник статей Международной научно практической конференции 20 апреля 2016 г. Часть 3 Курган НИЦ АЭТЕРНА УДК 001.1 ББК 60 В 57 В МИРЕ НАУКИ И ИННОВАЦИЙ: сборник статей Международной...»

«ТЕКСТ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ: ГРАНИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Программа международной научной конференции 2528 апреля Петрозаводск Информационная поддержка Петрозаводская государственная консерватория им. А.К.Глазунова (ул. Ленинградская, 16) 25 апреля (четверг) 11.0012.00 РЕГИСТРАЦИЯ УЧАСТНИКОВ КОНФЕРЕНЦИИ 12.0013.00 – перерыв 13....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Российский государственный университет нефти и газа (национальный исследовательский университет) имени И.М. Губкина"...»

«Е.В. Сидорова К вопросу о типологии духовных кантат И.С. Баха Доклад на научной конференции "И.С. Бах, Г.Ф. Гендель, Д. Скарлатти: проблемы изучения творческого наследия" (Москва, РАМ им. Гнесиных, 20-21 октября 2010) 1 Заголовок моего доклада выражает суть рассматриваемо...»

«Севастопольская городская государственная администрация Севастопольский городской совет Управление образования и науки СГГА Севастопольский городской гуманитарный университет ПРОГР АММ А VІІ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "СЕВ...»

«16–17 l i s t o p a d а INSTYTUT ADAMA MICKIEWICZA к о о р д и н а т о р ы АНДРЕЙ УСТИНОВ, ALEKSANDER LASKOWSKI Россия – Рolska: muzyczny диалог Организаторам, участникам и гостям Международной конференции "Россия—Польша: музыкальный диалог" Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья! Идея осуществления диалога...»

«Сергей Рябков: "ДНЯО: КОНВЕРТИРОВАТЬ ПОЗИТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РЕАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ" Подготовка к Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в Нью-Йорке...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 50-летию университета посвящается ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АВТОТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА Материалы I Всероссийской...»

«СОВЕЩАНИЯ И КОНФЕРЕНЦИИ 149 17. и ь к о, И.. у г е л ь, ЖОС 4, 335 (1958).18. В. Н. С а м о й л о в, ЖЭТФ 18, 1030 (1948). 19 М. В. В о л ь к е н ш т е й н, Молекулярная оптика, Гостехиздат, 1951.20. В. М. А г р а н о в и ч,.. у а д з е, ЖЭТФ 35, 982 (1958). 21 К H u a n g, Ргос. Roy. Soc. A208, 352 (1951). 22 В.. А г а н о...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.