WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«ЯДЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ИСТОРИЯ, СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Рекомендовано УМО «Ядерные физика и технологии» в качестве учебного пособия для студентов ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»

Обнинский институт атомной энергетики

ЯДЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ:

ИСТОРИЯ,

СОСТОЯНИЕ,

ПЕРСПЕКТИВЫ

Рекомендовано УМО «Ядерные физика и технологии»

в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Москва 2012 УДК 621.039 ББК 31.4 Я34 Ядерные технологии: история, состояние, перспективы: Учебное пособие. / Андрианов А.А., Воропаев А.И., Коровин Ю.А., Мурогов В.М.

– М: НИЯУ МИФИ, 2012. – 180 с.

В пособии представлен анализ современного состояния в энергетическом секторе экономики: ключевые проблемы, тенденции развития, перспективы; определена роль и место ядерной энергетики как фактора, обеспечивающего стабильное энергетическое развитие.

Пособие предназначено для студентов, обучающихся по направлениям подготовки специалистов для атомной отрасли. Информационный материал также может быть полезен слушателям факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов атомных станций.

Пособие подготовлено в рамках Программы создания и развития НИЯУ МИФИ.

Рецензенты: Н.Н. Пономарев-Степной, академик РАН, С.Т. Лескин, д.т.н., проф. НИЯУ МИФИ, А.Н. Шмелев, проф. НИЯУ МИФИ ISBN-978-5-7262-1594-5 © Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», 2012



ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ

ТРАДИЦИОННОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

1.1. ОСОБЕННОСТИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

1.1.1. Состояние мировой энергетики

1.1.2. Экологические аспекты углеводородной энергетики................. 12 1.1.3. Перспективы развития энергетики

1.2. КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ПОКАЗАТЕЛИ

УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ. ПРОГРАММА ООН «ПОВЕСТКА ДНЯ НА XXI ВЕК»

И ЕЁ ТРЕБОВАНИЯ

1.2.1. Концепция устойчивого энергетического развития

1.2.2. Показатели устойчивого развития

1.2.3. Программа ООН «Повестка дня на XXI век»

и ее требования

ГЛАВА 2. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КРУПНОМАСШТАБНОГО

РАЗВИТИЯ ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

2.1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В МИРЕ

2.1.1. Текущее состояние ядерной энергетики

2.1.2. Роль ядерной энергетики в энергообеспечении развитых и развивающихся стран

2.2. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЯДЕРНОЙ НАУКИ И ТЕХНИКИ

2.2.1. Основные этапы в истории развития атомной науки................ 42 2.2.2. Первое промышленное использование атомной энергии

2.3. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ, США И РОССИИ... 54

2.3.1. Ядерная энергетика в западноевропейских странах................. 54 2.3.2. Ядерная энергетика США

2.3.3. Ядерная энергетика России

2.4. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В АЗИИ

2.4.1. Ядерная энергетика Китая

2.4.2. Ядерная программа Индии

2.4.3. Развитие ядерной энергетики в других азиатских странах

2.5. ЯДЕРНЫЙ ТОПЛИВНЫЙ ЦИКЛ

2.5.1. Промышленная инфраструктура топливного цикла

2.5.2. Требования к ЯТЦ

2.5.3. Тенденции развития ЯТЦ

2.5.4. Интернационализация ЯТЦ

2.6. НЕЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ЯДЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В МЕДИЦИНЕ,

СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ДРУГИХ ОБЛАСТЯХ.................. 107 2.6.1. Исследовательские реакторы

2.6.2. Неэнергетическое использование ядерных технологий.......... 111 2.6.3. Радиоизотопы в медицине

2.6.4. Радиоизотопы в промышленности

2.6.5. Неэлектрическое использование ядерной энергетики............. 123

2.7. РОЛЬ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАЗВИТИИ ЯДЕРНОЙ НАУКИ И

ТЕХНОЛОГИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ: МАГАТЭ, WNA,

WNU, WANO, OECD-NEA, OECD – IEA, EC, ENEN, ANENT И ДР......... 127 2.7.1. Некоторые этапы международных инициатив по мирному использованию энергии ядра

2.7.2. Международные инициативы по предотвращению распространения и использования ядерного оружия

2.7.3. Важнейшие международные организации в области мирного использования ядерной энергии

2.7.4. Международные инициативы по развитию инновационных ядерно-энергетических систем

2.7.5. Необходимость глобального сотрудничества

ГЛАВА 3. ЯДЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ – ГАРАНТ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

ЦИВИЛИЗАЦИИ

3.1. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И РОЛЬ ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В

ОБЕСПЕЧЕНИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

3.1.1. Проблемы-противоречия развития ядерной энергетики.......... 166 3.1.2. Социально-политические и экономические аспекты развития ядерной энергетики

3.1.3. Ядерная культура

3.1.4. ЯЭУ и ЯТЦ будущего: международное научно-техническое сотрудничество

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

–  –  –

1.1. Особенности энергетического производства на современном этапе Достаточное энергообеспечение является необходимым условием нормального функционирования экономики, а дефицит энергии – сдерживающим фактором устойчивого экономического развития.

Хорошо известно эмпирическое соотношение, в соответствии с которым для обеспечения 1 % прироста национального валового продукта необходимо обеспечить увеличение производства и потребления энергии на 0,5–1,5 %. Само по себе энергопотребление представляет производную от масштаба экономики и уровня социально-экономического развития страны.

Для обеспечения человечества энергией требуется наличие энергоресурсов и технологий по их преобразованию в конечные, потребляемые формы энергии. Энергоресурсы и спрос на них распределены в мире неравномерно в зависимости от геолого-географических особенностей стран. Вследствие этого экономическое развитие мира осуществляется за счет активной мировой торговли энергоресурсами, которая обеспечивает необходимые потоки от ресурсоизбыточных к ресурсодефицитным регионам.

Отметим одну принципиальную тенденцию использования энергоресурсов в истории человечества, обусловленную необходимостью роста производительности труда. По мере развития индустриальной и техногенной цивилизации происходил переход к использованию все более концентрированных источников энергии, что характерно не только для энергетики, но и всей деятельности человека в целом. В наиболее яркой форме это отражено в развитии военной техники. Параллельно происходит процесс, обусловленный ростом плотности энерговыделения, который неизбежно связан с необходимостью роста единичных мощностей энергоустановок (рис. 1.1).

Рис. 1.1.

Классификация энергетических ресурсов Этими тенденциями отчасти обусловлена смена доминирующих энергетических ресурсов за последние 150 лет:

дрова уголь нефть газ В начале XXI в. мировая энергетика развивается по «углеводородной» траектории, заданной еще в прошлом столетии. Однако в обозримом будущем такая траектория таит в себе серьезные риски как для ведущих национальных экономик, так и для всей глобальной экономической системы. Это вынуждает искать способы защиты от данных рисков путем развития энергосберегающих технологий, альтернативных источников энергии, в первую очередь в атомной энергетике [1-4].

1.1.1. Состояние мировой энергетики

В настоящее время структура мирового энергопотребления такова:

нефть – 36 % потребляемых энергоресурсов, уголь – 28 %, газ – 24 %, гидроэнергетика – 6 %, атомная энергетика – 6 % (рис. 1.2).

Основной прирост потребления обеспечивают в основном экономики стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), прежде всего Китая. Рост промышленного производства и социальные трансформации, связанные с экономическим развитием, в таких густонаселенных странах, как Китай и Индия, обеспечивают эффект быстрого приближения показателей среднего потребления энергии на человека в развивающихся странах к показателям развитых стран (рис. 1.3).





Рис. 1.2. Эволюция мирового энергопотребления (Mtoe, 1 Mtoe = 11630 ГВт ч)

Рис. 1.3. Эволюция потребления энергии в различных регионах (Mtoe, 1 Mtoe = 11630 ГВт ч) (*Азия, включая Китай, **Включая международную авиацию и международные морские суда) Одним из многочисленных сигналов, заставляющих ожидать резкого увеличения потребления энергоресурсов в странах АТР в ближайшем будущем, является прогнозируемое вплоть до 2030 г.

увеличение числа легковых автомобилей в Южной Азии в среднем примерно на 9 %, в то время как средний показатель для всего мира составит около 2 %. Другим сигналом является урбанизация, о темпах которой свидетельствуют следующие цифры: если в 1900 г. в городах проживало 10 % мирового населения, а в 2007 г. городское и сельское население делилось поровну, то к 2050 г. в городах ориентировочно будет жить 75 % людей.

В идущей быстрыми темпами индустриализации развивающихся стран значительную роль играют такие «грязные» и/или энергоемкие отрасли, как металлургическая, нефтехимическая, автомобильная, электронная, авиационная, целлюлозно-бумажная и др. Они обеспечивают не только рост потребления углеводородов, но и усиливают негативное воздействия на экологическую ситуацию. В частности, увеличивается объем выбросов диоксида углерода, входящего в список «парниковых» газов, вызывающих повышение атмосферной температуры.

Международное энергетическое агентство формулирует центральный вопрос текущей ситуации на рынке органического топлива следующим образом: проблема не в отсутствии ресурсов, а в обеспечении доступа к ним. Следствием данной проблемы является обострение мировой конкуренции за права и условия этого доступа.

Запасы и возможности использования угля велики. При условии использования не только в твердой фазе уголь будет находить применение в течение сотен лет. Главные недостатки угля – неравномерность размещения запасов, риск для здоровья и жизни людей и загрязнение окружающей среды при его добыче и использовании.

Рынок угля – глобальный рынок с ограниченными источниками поставок. Так, 90 % запасов угля сосредоточено в Китае, США, России и Австралии.

Но и для этих стран при использовании угля приходится решать ряд проблем. Для примера возьмем Китай – страну, чье промышленное развитие в наибольшей мере связано с наличием угольных запасов. В 2010 г. в Китае для всех промышленных нужд добывается более 2 млрд. т угля в год (больше, чем во всех странах ОЭСР вместе взятых). Китай не может продолжать интенсивно увеличивать объем транспортировки угля из-за пропускной способности своих железных дорог. Вследствие того, что основная добыча угля ведется на севере, а основное потребление осуществляется на юговостоке, Китай из-за логистических ограничений вынужден обеспечивать свои южные районы за счет экспорта угля высокого качества из Австралии.

Как известно, с потреблением угля связан наибольший экологический ущерб, а с его добычей и транспортировкой – максимальный риск для человеческой жизни. Согласно статистическим данным, добыча 1 млн. т угля связана с потерей 5–10 жизней шахтеров (в зависимости от технологии и промышленной культуры). В Китае в 2004 г. только по официальным данным погибло более 5000 шахтеров.

Сложнее ситуация с нефтью и газом. В использовании нефтяных ресурсов наступает «момент истины». Если до сих пор ежегодно запасы вновь открываемых месторождений нефти превышали объемы ежегодного потребления, то сейчас они сравнялись. В дальнейшем прогнозируется неуклонное снижение ежегодной мировой добычи на 2–3 % в год. К 2040 г. годовая добыча нефти составит 50–60 % от уровня 2000 г. При этом более 70 % мировой добычи будет приходиться на мусульманские страны. В США при условии сохранения текущего уровня добычи «черного золота» собственной нефти хватит примерно на 10–15 лет.

Ситуация с газом аналогична, но расценивается более оптимистично – его запасов хватит на 40–50 лет. Со структурой потребления газа в течение предыдущих 30 лет произошли изменения: из промышленности он был вытеснен, как и нефть, углем. Широкое распространение получило его неэнергетическое применение и использование в транспорте.

Если сопоставить количество потребляемых и импортируемых нефти, газа и угля, можно получить следующие цифры: в 2006 г. импортировалось 67 % потребляемой нефти, 26 % газа (включая сжиженный природный газ) и 16 % угля. Иными словами, нефть, газ и уголь – это энергоносители глобального, регионального и локального значения соответственно.

Импортно-экспортные операции с энергоресурсами поддерживают поляризацию и взаимозависимость производящих и потребляющих стран, сложившиеся в международных отношениях в прошлом веке. Сравнив список регионов, лидирующих по доказанным запасам энергоресурсов, со списком регионов – лидеров по энергопотреблению, можно обнаружить почти полное их несовпадение.

Например, по объему доказанных запасов нефти впереди Ближний Восток, Европа и страны бывшего СССР, Африка, тогда как больше всего нефти потребляется в странах АТР, Северной Америки, Европы, включая Россию и ряд республик бывшего СССР. Более яркая картина складывается при детализации списка: крупнейшими доказанными запасами нефти обладают Саудовская Аравия, Иран и Ирак, тогда как список потребителей нефти возглавляют США, Китай и Япония.

Крупнейшие экономики мира, таким образом, все больше зависят от ситуации в регионах, откуда поступает значительная часть потребляемых энергоресурсов (как и поставщики зависят от развития этих экономик). Показательными примерами такой взаимозависимости являются США и Китай. В Соединенные Штаты нефть поступает из Центральной и Южной Америки, Северной и Западной Африки, с Ближнего Востока, из Европы. Китай большей частью импортирует нефть из стран Ближнего Востока, Африки, АТР, бывшего СССР.

Очевидно, что возможное нарушение поставок по каким-либо причинам, включая внутриполитические, является серьезнейшей угрозой для таких крупных потребителей, как США и Китай, ставя развитие их национальной экономики в зависимость от внутренних и внешних политических событий в других странах. Такой риск, с одной стороны, побуждает импортеров создавать запасы «на черный день» и способствуют росту цен на энергоносители, а с другой

– стимулирует страны-потребители к диверсификации поставок и увеличению в структуре национального энергопотребления доли атомной энергетики и энергетики, основанной на возобновляемых ресурсах. Эти меры являются частью деятельности, направленной на обеспечение энергетической безопасности, которая подразумевает также предотвращение аварий и террористических атак на объекты энергетики, поддержание инвестиций в ее инфраструктуру, оптимизацию организации рынков всех видов энергоресурсов во избежание угрозы сокращения поставки энергоресурсов по допустимым ценам.

Позиции экспортеров энергоресурсов также уязвимы: отказ кого-либо из крупных потребителей от поставок из страны-экспортера может нанести тяжелый удар по ее экономике. Таким образом, энергетическая безопасность подразумевает не только гарантированный доступ потребителя к энергии, но и гарантированный выход поставщика энергоресурсов на мировой рынок, т. е. главной задачей энергетической безопасности является обеспечение стабильности международных потоков энергоресурсов.

Вопросы энергетической безопасности приобретают все бльшую остроту в связи с ограниченностью мировых запасов углеводородных энергоресурсов, прежде всего нефти. Продолжение эксплуатации легкодоступных и давно освоенных месторождений нефти на основе современных технологий ведет к падению объемов добычи в ближайшем будущем. Хотя доказанные мировые запасы нефти являются достаточными для удовлетворения растущего спроса на энергоресурсы до 30-х гг. XXI в., необходимы значительные инвестиции и внедрение новых технологий для более эффективной эксплуатации легкодоступных месторождений и освоения труднодоступных. В сочетании с политическими рисками в странах, являющихся крупнейшими производителями энергоресурсов, неопределенность с ресурсной базой порождает нестабильность энергетических рынков и международно-политической ситуации.

Подытожим сказанное выше о современной ситуации в области производства, потребления и распределения мировых энергетических ресурсов. В настоящее время эксперты все чаще говорят о предчувствии системного энергетического кризиса, проявляющегося в росте цен на нефть на мировых рынках, росте добычи и потребления, который опережает прирост запасов. Вся производственная цепочка по добыче, транспорту, переработке работает на пределе возможностей: любые небольшие перебои в поставках выводят рынок из состояния равновесия. Резервов для увеличения поставок нефти, которые удовлетворили бы растущий спрос, практически нет. Таким образом, из невозобновляемого топлива на будущее развитие остаются значительные по современным масштабам и достаточно хорошо разведанные запасы угля, а также урана.

1.1.2. Экологические аспекты углеводородной энергетики Наряду с ограниченностью и неравномерностью распределения запасов органического топлива в мире существенным препятствием для дальнейшего интенсивного развития энергетики на органическом топливе являются опасные последствия такого развития для экологии биосферы земного шара.

Согласно оценкам Международного энергетического агентства, выбросы углекислого газа за последние 30 лет увеличились примерно в 1,8 раза и достигают в настоящий момент ~30 000 Мт.

В изменениях структуры потребления энергии в различных регионах мира и объемов выбросов парниковых газов наблюдаются общие тенденции. Несколько больший среднегодовой прирост выбросов углекислого газа в развивающихся регионах по сравнению с темпами роста потребления энергии обусловлен тем, что наращивание энергоснабжения имеет место за счет наиболее «грязных»

видов органического топлива – угля и биомассы.

Продолжающееся неограниченное производство парниковых газов (СО2, СН4 и др.) обуславливает неизбежность экологической катастрофы для Земли в будущем – парниковый эффект. Стремление мирового сообщества предотвратить неизбежность глобальной климатической катастрофы нашло свое выражение в Киотском протоколе.

К парниковым газам относятся диоксид углерода (55 % парниковых газов, связанных с деятельностью человека), хлорфторуглероды (24 %), метан (15 %) и оксид азота (6 %). Хотя «антропогенные» выбросы этих газов в 25 раз меньше, чем естественные, они оказывают значительное влияние на изменение климата. Обусловленные человеческой деятельностью выбросы диоксида углерода примерно на 85 % порождаются сжиганием ископаемого сырья. Бльшую часть этих выбросов дает нефть (около 40 %), остальное – уголь (около 39 %) и природный газ (около 20 %).

Наблюдаемый в последние десятилетия беспрецедентный скачок концентрации парниковых газов в атмосфере Земли заставляет ожидать в XXI в. повышения средней глобальной температуры на 1– 6 °C, что при развитии ситуации по худшему сценарию означает повышение температуры в отдельных районах на 10–15 °C (на протяжении всего XX в. изменение средней температуры составило 0,7 °C). Даже если принять оптимистический прогноз, то за следующие 30 лет средняя глобальная температура повысится на 2 °С.

Это означает, что только вследствие интенсификации гидрометеорологических явлений (ураганов, наводнений и т. п.) экономические потери могут составить существенную величину. Гораздо труднее качественно и количественно оценить все негативные последствия климатических изменений биологического и социальноэкономического характера, которые могут принести еще больший экономический ущерб.

Полный вклад использования различных источников энергии в эмиссию СО2 (парниковый эффект) проиллюстрирован на рис. 1.4, где учтен весь цикл производства энергии (от добычи, транспорта, переработки, эксплуатации соответствующих установок, снятия их с эксплуатации и до захоронения отходов).

Рис. 1.4. Удельные объемы выбросов СО2

Суммарный негативный вклад всех возможных способов производства энергии в экологию окружающей среды представлен на рисунке. Как видно из приведенных данных, общепринятое мнение об абсолютной «экологической чистоте» возобновляемых источников энергии при учете всего цикла производства энергии оказывается неверным. В силу низкой плотности энергии в солнечных, ветряных и других возобновляемых источниках существенно (на порядки) возрастают площади необходимых теплопередающих (или поглощающих) поверхностей. Это обусловливает существенный рост добычи и перевозки конструкционных и других материалов, необходимых для создания энергетических установок такого типа. В результате использование даже возобновляемых источников энергии связано с существенным увеличением загрязнений окружающей среды в сравнении с ядерными источниками энергии (рис. 1.5).

–  –  –

Экономические и экологические проблемы должны решаться путем осуществления комплексных мер на всех уровнях – от отдельных хозяйствующих субъектов до мирового сообщества в целом.

К таким мерам относятся: повышение энергоэффективности, позволяющей сберегать энергоресурсы и сокращать выбросы парниковых газов; развитие технологий, основанных на возобновляемых источниках энергии; развитие и широкомасштабное применение технологий улавливания и захоронения диоксида углерода; увеличение доли атомной энергетики в структуре мировой энергетики. Исключение любой из этих мер из списка затруднило бы решение указанных проблем в целом.

Однако если повышение энергоэффективности как необходимая мера не встречает принципиальных возражений, то все, что связано с трансформацией структуры мировой энергетики, вызывает острые дискуссии относительно экономической оправданности и безопасности.

Ограниченность и, как следствие, прогнозируемое сокращение добычи нефти, а затем и газа, в настоящее время превращаются в острейшую политическую проблему для большинства промышленно развитых стран, внося неопределенность и элемент недостоверности в энергетические прогнозы. В результате рассматривается множество самых разнообразных сценариев и прогнозов будущего энергетического развития.

Однако объективно существует ряд положений, незыблемых для любого серьезного прогноза в этой области:

• рост населения и глобального энергопотребления в мире;

• ужесточающаяся конкуренция за ограниченные и неравномерно размещенные ресурсы органического топлива;

• нарастающая зависимость от нестабильной ситуации в районах стран-экспортеров нефти;

• усиливающиеся экологические ограничения;

• вызывающее различие в уровне энергопотребления богатейших и беднейших стран.

Во всех современных сценариях, рассматривающих будущее энергетики, основу составляет оптимальное сочетание различных источников энергии:

• невозобновляемых (органическое и ядерное топливо);

• возобновляемых (энергия воды, солнца и ветра наряду с приливной, волновой и тепловой энергией океанов, геотермальной энергией и энергией биомасс).

Рост населения и стремление к экономическому росту (а соответственно, к увеличению продолжительности и комфортности жизни, прежде всего, в развивающихся странах) обуславливает необходимость роста производства энергии, особенно электроэнергии, как наиболее гибкого, чистого и удобного энергетического продукта.

Технологическое совершенствование энергетики идёт по пути быстрого увеличения разнообразия форм используемой потребителями энергии и повышения её качества. При прогнозируемом Международным энергетическим агентством удвоении мировой энергетики с 2005 по 2050 г. доля электроэнергии в обеспечении конечной энергии увеличится согласно сложившимся тенденциям с 25 до 33 % при уменьшении доли прямого сжигания топлива (печного и моторного в сумме) с 69 до 63 % и тепла (пар, горячая вода) с 6 до 4 %.

От этой традиционной траектории США, Евросоюз и Япония предполагают перейти к сценарию водородной энергетики в соответствии с «водородной инициативой Буша». Даже по оптимистическим оценкам водород обеспечит не более 10% конечного потребления, что потребует создания инфраструктуры по производству, транспортировке, хранению и распределению (до автозаправок) до 3 трлн. кубометров этого сверхлетучего, очень текучего и взрывоопасного газа.

Водородный сценарий почти не изменит доли электроэнергии в конечном энергопотреблении, а долю топлива (в основном жидкого) уменьшит до 55 %, а тепла – до 3 %. Но даже при широком замещении нынешнего электролиза воды термохимическими технологиями получения водорода его использование потребует большого расхода электроэнергии. Между тем водород будет замещать нефтетопливо в топливных элементах с получением опять же электроэнергии: автомобиль на водороде – это, по сути, электромобиль.

Альтернативой служит сценарий электрического мира, в котором более половины конечного потребления обеспечит электроэнергия. При использовании качественно новых аккумуляторов она уменьшит прямое сжигание топлива до 47 %, прежде всего, в транспорте и в распределённой энергетике, а при освоении сверхпроводимости облегчит, кроме того, использование возобновляемой энергии, особенно солнечной и приливной.

1.2. Концепция устойчивого энергетического развития.

Показатели устойчивого развития.

Программа ООН «Повестка дня на XXI век»

и её требования

1.2.1. Концепция устойчивого энергетического развития

«Устойчивое развитие» (англ. sustainable development) наилучшим образом было определено Комиссией Брундтланд как «развитие, удовлетворяющее потребности нынешнего поколения без ущерба для возможности будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [5, 6]. Достаточное и доступное энергообеспечение было ключевым для экономического развития и перехода от экономики, основанной на натуральном сельском хозяйстве, к современным индустриальным и сервис-ориентированным обществам.

Энергия имеет центральное значение для улучшения социальноэкономического благополучия и необходима для большинства промышленных и коммерческих благ. Она играет важную роль в снижении уровня бедности, улучшении благосостояния человека и повышения уровня жизни. Но сколь бы существенной ни была ее роль в развитии общества, энергия является всего лишь средством для достижения цели. Цель – хорошее здоровье, высокий уровень жизни, устойчивая экономика и чистая окружающая среда. Ни одна из форм энергии – уголь, солнечная, ядерная, ветровая или любая другая – сама по себе не является хорошей или плохой, и каждая из них имеет ценность только в той мере, в какой она может обеспечить достижение этой цели.

Большая часть используемых в настоящее время энергоресурсов, основанных в действительности на ограниченных ресурсах ископаемых видов топлива, считается экологически неустойчивой.

Все виды производства энергии или конверсионные технологии связаны с риском или образованием отходов. Во всей цепочке производства энергии – от добычи ресурсов до обеспечения энергоснабжения – на каких-то этапах происходит образование, выброс или удаление загрязняющих веществ, что часто сопровождается сильным воздействием на здоровье и окружающую среду. Даже если технология не предполагает выделения вредных веществ на месте использования, выбросы и образование отходов могут быть связаны с процессом ее производства или другими частями ее жизненного цикла. Сжигание ископаемого топлива является главной причиной загрязнения воздуха в городах, регионального подкисления и риска климатических изменений, вызванных человеческой деятельностью. Использование ядерной энергии создало ряд проблем, таких как хранение или удаление высокоактивных радиоактивных отходов и распространение ядерного оружия. Некоммерческое использование биомассы в некоторых развивающихся странах способствует опустыниванию и потере биоразнообразия.

Кроме того, около одной трети населения мира по-прежнему опирается на использование животной тяги и некоммерческих видов топлива. Около 1,7 млрд. человек не имеют доступа к электричеству. Во многих районах мира отсутствуют надёжные и безопасные поставки энергоносителей. Это отсутствие доступа к современным энергетическим услугам серьезно ограничивает социально-экономическое развитие, которое является неотъемлемой частью устойчивого развития. Тем не менее, благодаря улучшению технологии и более глубокому пониманию последствий воздействия энергии и энергетических систем на окружающую среду развивающиеся страны сегодня могут сделать переход от сельскохозяйственной к индустриальной экономике с существенно меньшими затратами и меньшим экологическим ущербом в отличие от развитых стран во время их перехода (рис. 1.6).

Достижение устойчивого экономического развития в глобальном масштабе потребует разумного использования ресурсов, технологий, соответствующих экономических стимулов и стратегического планирования политики на местном и национальном уровнях [7, 8]. Это также потребует регулярного мониторинга воздействия отдельных политик и стратегий, чтобы понять, содействуют ли они устойчивому развитию, или же их необходимо скорректировать (рис. 1.7).

Рис. 1.6. Взаимосвязь энергетики и экономики Рис. 1.7. Основные аспекты Концепции устойчивого развития Важно иметь возможность оценить состояние развития страны и контролировать его прогресс или отсутствие прогресса в направлении устойчивости. Во-первых, разработчики стратегий должны понимать текущую ситуацию в своей стране в отношении энергетической и экономической устойчивости, знать, что должно быть улучшено, и каким образом эти улучшения могут быть достигнуты.

Во-вторых, для разработчиков стратегий важно понимать последствия отдельных энергетических, экологических и экономических программ, стратегий и планов, и их воздействие на формирование развития и на возможность сделать такое развитие устойчивым. Втретьих, неизбежно возникнет необходимость искать компромиссы. Одним словом, существует непосредственная необходимость в принятии взвешенных и сбалансированных вариантов в отношении политики, инвестиций и корректирующих мер.

1.2.2. Показатели устойчивого развития

С момента опубликования отчёта Гру Харлем Брундтланд1 в 1987 г. (рис.1.8) различные международные и национальные организации разрабатывают наборы показателей для определения и оценки одного или нескольких аспектов устойчивого развития. Эти усилия получили мощный импульс после принятия «Повестки дня на XXI век» на Саммите Земли в Рио-де-Жанейро в 1992 г., в которой (гл. 40) содержится обращение к странам и международным Гру Харлем Брундтланд – норвежский общественный и политический деятель. С 1 мая 2007 г. является специальным посланником Генерального секретаря ООН по проблеме изменения климата.

правительственным и неправительственным организациям с просьбой разработать концепцию показателей устойчивого развития и согласовать их на национальном, региональном и глобальном уровнях.

Рис. 1.8. Отчет Гру Харлем Брундтланд

Энергия имеет важнейшее значение для экономического и социального развития и повышения качества жизни. Однако большая часть энергии в мире производится и используется такими способами, которые в долгосрочной перспективе могут оказаться неустойчивыми. Для того чтобы оценить прогресс в направлении к устойчивому с энергетической точки зрения будущему, потребуются энергетические показатели, позволяющие измерять и контролировать важные изменения.

При выборе энергоносителей и связанных с ними технологий для производства, доставки и использования энергетических услуг, важно учитывать экономические, социальные и экологические последствия. Разработчикам стратегий нужны методы измерения и оценки нынешнего и будущего влияния использования энергии на здоровье человека, общество, воздух, почву и воду. Они должны определить, является ли нынешнее потребление энергии устойчивым и, если нет, то, как изменить его так, чтобы оно стало таким.

Для этого и предназначены энергетические показатели, которые направлены на важные вопросы в рамках трёх основных аспектов устойчивого развития: экономического, социального и экологического (рис. 1.9) [9].

Рис. 1.9. Взаимосвязи между аспектами устойчивости энергетической системы

Показатели представляют собой не просто данные; они выходят за рамки базовых статистических сведений и обеспечивают более глубокое понимание основных вопросов, а также выделяют важные соотношения, которые не очевидны при использовании базовых статистических данных. Они являются важнейшими инструментами для взаимодействия по энергетическим вопросам, касающимся устойчивого развития, для разработчиков стратегий и общественности, а также для содействия институциональному диалогу. Каждый набор показателей выражает аспекты или последствия производства и использования энергии. Взятые вместе, эти показатели дают чёткое представление о всей системе, в том числе о взаимосвязях и компромиссах между различными аспектами устойчивого развития, а также долгосрочных последствиях текущих решений и поведения. Изменения значений показателей со временем обозначают прогресс или его отсутствие в направлении устойчивого развития.

Одна и та же абсолютная величина определённого энергетического показателя может иметь различный смысл для разных государств в зависимости от уровня развития конкретной страны, характера ее экономики и географии, наличия местных энергетических ресурсов и т.д., поэтому необходимо с осторожностью использовать абсолютные показатели при проведении межстрановых сравнений. Тем не менее, изменения со временем в значении каждого показателя помогут измерить прогресс каждой страны. Вместо того чтобы полагаться на результаты абстрактного анализа, разработчики стратегий будут иметь простой набор цифр, на основании которых они будут принимать решения и контролировать результаты реализации своих стратегий.

Показатели применяются для контроля прогресса в достижении конкретных целей страны. Например, для достижения годового лимита выбросов в секторе энергетики целесообразно установить значения соответствующих показателей, необходимых для достижения этой цели. Зная сектор энергетики, разработчики стратегий могут определить те показатели, которые они должны контролировать в наибольшей степени. Таким образом, осуществлять контроль над прогрессом становится намного легче, а реализация общей стратегии с использованием этих показателей часто заметно упрощается.

Несмотря не определённый прогресс, всеобъемлющего набора показателей устойчивого энергетического развития пока не существует (рис. 1.10). В 1999 г. Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) собрало представителей семи международных организаций и восьми стран для рассмотрения существующих соответствующих показателей и разработки предварительного набора показателей устойчивого энергетического развития. Эти показатели были неофициально опробованы на местах в 15 странах (включая Аргентину, Индонезию, Китай, Кубу, Мексику, Пакистан, Турцию, страны Восточной и Западной Европы, Российскую Федерацию и США) для оценки наличия и качества данных. Затем был определён окончательный набор из 41 показателя, учитывающего как результаты испытаний, так и критерии, используемые в осуществляемой в настоящее время Программе работы Организации Объединённых Наций по показателям устойчивого развития. На девятой сессии Комиссии по устойчивому развитию в апреле 2001 г. был представлен промежуточный отчёт, в котором характеризуется данная стадия осуществления проекта.

Рис. 1.10. Публикации МАГАТЭ по индикатором устойчивого развития Представленные ниже показатели составляют базовый набор показателей устойчивого энергетического развития (ПУЭР) с соответствующими методологиями и руководящими принципами, применяемыми разработчиками стратегий, аналитиками в области энергетики и статистиками. Некоторые показатели направлены на предоставление наиболее важных услуг, связанных с поставками энергоресурсов, повышением уровня жизни; другие же показатели ориентированы на воздействие на окружающую среду. При выборе стратегий важно учитывать не только экономические, но и социальные аспекты и проблемы окружающей среды. Роль аналитика заключается в том, чтобы выбрать, взвесить и предоставить разработчикам стратегий соответствующие показатели для ситуации в их собственной стране с тем, чтобы содействовать устойчивому развитию. Каждый из приведённых ПУЭР в действительности представляет собой набор из нескольких критериев, поскольку анализ многих из затрагиваемых проблем лучшим образом выполняется при применении группы взаимосвязанных показателей.

Перечень ПУЭР

1. Население: общая численность, население городов.

2. ВВП на душу населения.

3. Цены конечного использования энергии с налогами/суб-сидиями и без них.

4. Доля секторов в добавленной стоимости ВВП.

5. Дальность поездок на душу населения: всего, на городском общественном транспорте.

6. Грузовые перевозки: всего, по видам транспорта.

7. Площадь застройки на душу населения.

8. Добавленная стоимость в обрабатывающей промышленности в разбивке по отдельным энергоёмким отраслям.

9. Энергоёмкость: обрабатывающая промышленность, транспорт, сельское хозяйство, коммерческие и государственные услуги, жилищный сектор.

10. Конечный показатель энергоёмкости отдельных энергоёмких продуктов.

11. Структура энергобаланса: конечное потребление энергии, производство электроэнергии, поставки первичной энергии.

12. Эффективность энергоснабжения: эффективность использования ископаемых видов топлива в производстве электроэнергии.

13. Внедрение технологий борьбы с загрязнением: масштабы использования, общая результативность.

14. Расход энергии на единицу ВВП.

15. Расходы на энергетику: совокупные инвестиции, охрана окружающей среды, разведка и освоение месторождений углеводородов, НИОКР и демонстрационная деятельность (ДД), чистые расходы на импорт энергии.

16. Потребление энергии на душу населения.

17. Местное производство энергии.

18. Зависимость от чистого объёма импорта.

19. Неравенство доходов.

20. Соотношение суточного располагаемого дохода/душевого личного потребления 20 % беднейших домохозяйств и цен на электроэнергию и основные виды используемого домохозяйствами топлива.

21. Доля располагаемого дохода/объёма душевого личного потребления, приходящегося на топливо и электроэнергию: в среднем в расчёте на душу населения; у группы, определяемой как 20 % беднейшего населения.

22. Доля домохозяйств: сильно зависящих от некоммерческих источников энергии; не имеющих доступа к электричеству.

23. Объёмы выбросов атмосферных загрязнителей (SO2, NOx, частицы, CO, ЛОС).

24. Концентрация загрязняющих веществ в окружающем воздухе в городских районах: SO2, NOx, частицы, CO, озон.

25. Площадь земель, на которых подкисление превышает критическую нагрузку.

26. Объёмы выбросов парниковых газов.

27. Содержание радионуклидов в атмосферных радиоактивных выбросах.

28. Сбросы в водные бассейны: сточные/ливневые воды, радионуклиды, сбросы нефти в прибрежные воды.

29. Образование твёрдых отходов.

30. Накопленное количество твёрдых отходов, в отношении которых должны проводиться операции по обращению с отходами.

31. Образование радиоактивных отходов.

32. Накопленное количество радиоактивных отходов, подлежащих удалению.

33. Площадь земель под энергетическими объектами/инфраструктурой.

34. Вызванные авариями смертельные случаи в разбивке по компонентам топливной цепочки.

35. Доля поддающегося техническому использованию потенциала гидроэнергии, которая используется в настоящее время.

36. Доказанные извлекаемые запасы ископаемого топлива.

37. Период эксплуатации доказанных запасов ископаемого топлива.

38. Доказанные запасы урана.

39. Период эксплуатации доказанных запасов урана.

40. Интенсивность использования лесных ресурсов в качестве топливной древесины.

41. Темпы обезлесения.

1.2.3. Программа ООН «Повестка дня на XXI век» и ее требования

Человечество переживает решающий момент своей истории.

Мы сталкиваемся с проблемой увековечения диспропорций как между странами, так и в рамках отдельных стран, обостряющимися проблемами нищеты, голода, заболеваемости населения и неграмотности и с продолжающимся ухудшением состояния экосистем, от которых зависит наше благосостояние. Однако комплексный подход к проблемам окружающей среды и развития, уделение им большего внимания будут способствовать удовлетворению основных потребностей, повышению уровня жизни всего населения, способствовать более эффективной охране и рациональному использованию экосистем и обеспечению более безопасного и благополучного будущего. Ни одна страна не в состоянии добиться этого в одиночку; однако мы можем достичь этого совместными усилиями – на основе глобального партнерства в интересах обеспечения устойчивого развития.

Это глобальное партнёрство должно основываться на предпосылках, нашедших отражение в резолюции 44/228 Генеральной ассамблеи ООН от 22 декабря 1989 г., принятой после того, как народы мира обратились с призывом созвать конференцию ООН по окружающей среде и развитию, а также на признании необходимости сбалансированного и комплексного подхода к вопросам окружающей среды и развития.

«Повестка дня на XXI век» представляет собой комплексный план действий, которые должны быть предприняты на глобальном, национальном и локальном уровнях организациями системы ООН, правительствами и основными группами населения в каждой области, в которой человек оказывает влияние на окружающую среду (рис. 1.11).

Рис. 1.11. Сайт программы «Повестка дня на XXI век»

«Повестка дня на XXI век» посвящена актуальным проблемам сегодняшнего дня, а также имеет целью подготовить мир к решению проблем, с которыми он столкнется в следующем столетии.

Она отражает глобальный консенсус и принятие на самом высоком уровне политических обязательств в отношении сотрудничества по вопросам развития и окружающей среды. Ответственность за ее успешное осуществление возлагается, прежде всего, на правительства. Решающее значение для достижения этой цели имеют национальные стратегии, планы. Международное сотрудничество должно способствовать таким национальным усилиям и дополнять их. В этом контексте система Организации Объединенных Наций призвана играть решающую роль. Другим международным, региональным и субрегиональным организациям также следует способствовать этим усилиям. Следует также поощрять как можно более широкое участие общественности и активное привлечение к этой деятельности неправительственных организаций и других групп.

Предусмотренные в «Повестке дня на XXI век» цели в области развития и охраны окружающей среды потребуют значительного притока новых и дополнительных финансовых ресурсов в развивающиеся страны, чтобы можно было покрыть все расходы на деятельность, которую они должны осуществлять в целях решения глобальных экологических проблем и ускорения перехода к устойчивому развитию. Финансовые ресурсы необходимы также для укрепления возможностей международных учреждений по осуществлению «Повестки дня на XXI век». Ориентировочная оценка расходов приводится в каждой из программных областей. Эта оценка нуждается в рассмотрении и уточнении соответствующими учреждениями и организациями-исполнителями.

При осуществлении соответствующих программных областей, определённых в «Повестке дня на XXI век», необходимо уделять повышенное внимание тем особым обстоятельствам, в которых находятся страны на переходном этапе. Следует также признать, что этим странам приходится решать беспрецедентные по своей сложности задачи в ходе преобразования своей экономики, в некоторых случаях – в условиях значительной социальной и политической напряженности.

Для описания входящих в «Повестку дня на XXI век» программных областей используются рубрики «Основа для деятельности», «Цели», «Деятельность» и «Средства осуществления».

«Повестка дня на XXI век» представляет собой динамичную программу. Она будет осуществляться различными участниками с учетом различий в ситуациях, возможностях и приоритетах стран и регионов и при полном соблюдении всех принципов, содержащихся в Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию. Эта программа со временем может претерпевать изменения с учетом меняющихся потребностей и обстоятельств. Данный процесс символизирует начало нового глобального партнерства в интересах обеспеРис. 1.12. Логотип конференции чения устойчивого развития.

ООН в Рио-де-Жанейро (1992) На конференции ООН по окружающей среде и развитию, организованной в Рио-де-Жанейро (Бразилия, 3–14 июня 1992 г.) (рис. 1.12), более чем 178 правительств приняли «Повестку дня на XXI век», Рио-де-Жанейрскую декларацию по окружающей среде и развитию, а также Заявление с изложением принципов экологически устойчивого ведения лесного хозяйства.

В декабре 1992 г. в целях обеспечения эффективного контроля за исполнением решений, принятых на конференции, и за выполнением соглашений на местном, национальном, региональном и международном уровнях была создана Комиссия по устойчивому развитию ООН. Анализ пятилетней работы в соответствии с решениями, принятыми на Саммите Земли, было решено провести в 1997 г. на специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН.

На Всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию, состоявшейся в Йоханнесбурге (ЮАР, 26 августа – 4 сентября 2002 г.) были вновь настоятельно подтверждены полная реализация «Повестки дня на XXI век», Программы дальнейшей реализации «Повестки дня на XXI век» и Обязательства по принципам Рио.

Информация об инициативах и других мероприятиях в области энергетических показателей устойчивого развития представлена также на сайте МАГАТЭ:

http://www.iaea.org/worldatom/Programmes/Energy/pess/ISED.shtml

–  –  –

Быстрый рост экономики развивающегося мира с прогнозируемым дефицитом энергоресурсов, а также загрязнение атмосферы, провоцирующее климатические изменения, создали объективную базу для «новой эры» ядерной энергетики. Долгосрочные интересы энергетической безопасности и устойчивого энергетического развития мира требуют увеличения доли ядерной энергии в производстве электричества, водорода, промышленного и бытового тепла [10].

<

2.1.1. Текущее состояние ядерной энергетики

В настоящее время наблюдается обширный разброс, как конкретных действий, так и намерений по развитию ядерного топливно-энергетического комплекса в разных странах. По признаку текущего состояния и перспектив развития ядерной энергетики в будущем государства разделяют на три категории.

К первой группе стран относят высокоразвитые страны мира – США, Канаду, страны Западной Европы, Японию и ряд других. К ним по геополитическим соображениям причисляют Россию. В этой группе стран сосредоточены основные мощности АЭС и предприятий ядерного топливного цикла. На их долю приходится около 90 % мирового опыта эксплуатации АЭС. 10 из 12 крупнейших генерирующих компаний-производителей ядерного электричества действуют в этой категории стран. Эти же страны обладают необходимой базой знаний и технологическим опытом (рис. 2.1).

Ко второй группе стран относят большинство развивающихся стран, совершивших переход к индустриальный экономике и готовящихся стать полноправными членами развитого мира. Это страны Латинской Америки, Восточной и Южной Азии, Центральной и Восточной Европы. Страны этой группы сохраняют интерес к ядерной энергетике, поскольку их руководители осознали, что обеспечить стабильный и высокий уровень роста потребности в энергии можно только с использованием ядерно-энергетических технологий.

–  –  –

Замыкают список государства с уменьшающейся долей в мировом валовом продукте (страны Экваториальной Африки, Центральной Азии и ряд других). Они не рассчитывают в ближайшем будущем вступить в ядерный клуб (рис. 2.2).

Рис. 2.2. Развитие ядерной энергетики в мире В настоящее время производство ядерной энергии обеспечивает чуть меньше 14 % мирового электроснабжения и 5,7 % общего потребления первичной электроэнергии во всем мире. В настоящее время в 29 странах эксплуатируется 441 АЭС с суммарной мощностью 375 ГВт(э). Кроме того, ведется строительство еще 60 энергоблоков суммарной мощностью 58,6 ГВт(э) (по состоянию на 26 августа 2010 г.). В течение 2009 г. на АЭС было выработано 2558 млрд. кВтч электроэнергии. Общий опыт эксплуатации в отрасли насчитывает 14 000 реакторо-лет.

В глобальном масштабе ядерная энергетика в мире в последние годы развивалась с темпом роста ~2,5 %, превышающим динамику роста всей мировой энергетики. По данным МАГАТЭ, в региональном масштабе темпы развития ядерной энергетики существенно отличаются от общемировых (табл. 2.1, рис. 2.3) [11].

–  –  –

Доля ядерной энергии в суммарном производстве электроэнергии существенно меняется в зависимости от региона. В Западной Европе выработка электроэнергии на АЭС обеспечивает почти 27 % всей электроэнергии. В Северной Америке и Восточной Европе она составляет примерно 18 %, а в Африке и Латинской Америке – 2,1 и 2,4 % соответственно. На Дальнем Востоке доля ядерной энергии в производстве электроэнергии составляет 10 %; на Ближнем Востоке и в Южной Азии на нее приходится 1 %. За прошедшие два года доля ядерной энергии в мировом производстве электроэнергии снизилась с 15 % до менее чем 14 %, что произошло в значительной степени из-за увеличения общего объема мирового производства электроэнергии без увеличения производства электроэнергии на АЭС.

Рис. 2.3. Современное состояние и ближайшие планы по строительству АЭС

–  –  –

2.1.2. Роль ядерной энергетики в энергообеспечении развитых и развивающихся стран Расширение мощностей в настоящее время, а также кратко- и долгосрочное развитие ядерной энергетики будут по-прежнему происходить главным образом благодаря Азии. Из 12 реакторов, сооружение которых началось в 2009 г., десять находятся в Азии.

Из 56 строящихся реакторов 36 приходятся на Азию, и там же размещены 30 из 41 нового реактора, подключенного к энергосистеме в последнее время. Цель Китая – достичь в 2020 году мощности ядерной энергетики 40 ГВт(э) – для сравнения, сегодня этот показатель составляет 8,4 ГВт(э). Премьер-министр Индии Манмохан Сингх, открывая в Дели Международную конференцию по использованию атомной энергии в мирных целях, сказал, что потенциально Индия может достичь к 2050 г. установленной мощности 470 ГВт(э). В некоторых европейских странах, где ранее были введены ограничения на будущее использование ядерной энергетики, намечалась тенденция к пересмотру этой политики [10].

Число сооружаемых реакторов увеличилось с 33 с общей мощностью 27 193 МВт(э) в конце 2007 г. до 60 с общей мощностью 58 584 МВт(э) по состоянию на 26 августа 2010 г. Во многих странах, в которых в настоящее время осуществляются ядерно-энергетические программы, значительно увеличиваются инвестиции в будущие АЭС. Из 60 строящихся станций 11 находятся в стадии сооружения еще с 1990-х гг. или ранее, при этом из 11, возможно, только три согласно прогнозам будут введены в эксплуатацию в следующие три года. Несколько реакторов, которые возводятся уже более 20 лет, тем не менее, находятся еще на начальном этапе строительства. В 2008 г. началось сооружение 10 реакторов, а в 2009 г. – 12, что свидетельствует о продолжении непрерывной возрастающей тенденции, которая проявилась в 2003 г. Все 22 реактора, сооружение которых началось в 2008–2009 гг. на территории Китая, Южной Кореи и России, являются реакторами с водой под давлением (PWR).

В дополнение к действующей программе строительства многие страны, в том числе Китай, Индия, Украина, Южная Корея и Россия, объявили о своих грандиозных планах по увеличению мощности АЭС в ближайшие десятилетия. В процессе обсуждения находятся проекты по сооружению атомных электростанций в Канаде и США: в случае одобрения этих проектов в Северной Америке будет построено более 20 реакторов.

Ежегодно МАГАТЭ публикует свои прогнозы глобального роста ядерной энергетики. В 2009 г., несмотря на финансовый кризис, начавшийся в конце 2008 г., в сторону повышения были пересмотрены как низкий, так и высокий прогнозы. Согласно обновленному низкому прогнозу глобальная мощность ядерной энергетики в 2030 г. достигнет 511 ГВт(э) – для сравнения мощность в конце 2009 г. составила 371 ГВт(э). Согласно обновленному высокому прогнозу этот показатель достигнет 807 ГВт(э). Эти пересмотренные прогнозы на 2030 г. на 8 % выше, чем прогнозы, сделанные в 2008 г. (табл. 2.3) [12].

Корректировка прогнозов в сторону повышения наиболее существенна в отношении Дальнего Востока – региона, в который входят Китай, Республика Корея и Япония. Небольшие корректировки прогнозов в сторону снижения были сделаны в отношении Северной Америки и Юго-Восточной Азии и Тихого океана.

Свои прогнозы в 2009 г. пересмотрело не только МАГАТЭ, обновленные прогнозы были изданы также Администрацией по энергетической информации (АЭИ) США, Международным энергетическим агентством ОЭСР (МЭА) и Всемирной ядерной ассоциацией (ВЯА). Диапазон прогнозов АЭИ несколько сузился, диапазон ВЯА несколько расширился и диапазон МЭА был незначительно скорректирован в сторону повышения (возросли как низкие, так и высокие значения). На рис. 2.5 приведено сравнение диапазонов ядерных прогнозов 2009 года, опубликованных АЭИ, МЭА, МАГАТЭ и ВЯА (рис. 2.5) [13].

–  –  –

Знакомство с историей развития ядерной науки и технологии позволяет лучше понять присущие ей современные реалии [14-17].

2.2.1. Основные этапы в истории развития атомной науки

–  –  –

Во Франции первый реактор был введен в эксплуатацию неподалеку от Парижа 15 декабря 1948 г. Пуском руководил Фредерик Жолио-Кюри.

Позже появилась идея использования ядерной энергии на судах подводного и надводного флота. Установка на подводной лодке ядерного реактора позволяет преодолевать под водой без дозаправки десятки тысяч морских миль. В 1954 г. в США спустили на воду первую атомную подводную лодку «Наутилус». В 1957 г. было завершено создание первой советской атомной подводной лодки «Ленинский комсомол», испытания которой начались в 1958 г. В 1959 г. и в СССР, и в США были спущены на воду первые надводные корабли с ядерными двигателями (атомный ледокол «Ленин» и грузовое судно «Саванна») (рис. 2.8).

–  –  –

В ходе работ над атомной бомбой были проведены фундаментальные и прикладные исследования и заложена промышленная основа производства материалов для гражданской ядерной энергетики. В 1944 г. были построены первые газодиффузионные заводы в США. В 1949 г. Великобритания с целью создания собственной атомной бомбы начала строительство обогатительного предприятия.

Во второй половине 1940-х гг., ещё до окончания работ по созданию ядерного оружия, приступили к разработке первых проектов мирного использования ядерной энергии, генеральным направлением которого стала электроэнергетика.

С целью практического освоения энергии ядра была поставлена задача спроектировать и построить опытно-промышленную станцию для решения научно-технической проблемы создания более крупных промышленных АЭС. Реализация задачи стала возможна благодаря опыту, приобретённому специалистами в 1940-х гг., когда были выполнены поисковые работы практически по всем направлениям реакторостроения, разработан определённый круг технических решений и созданы специализированные отрасли промышленности.

В декабре 1951 г. в США был запущен маленький экспериментальный быстрый реактор EBR-1. В августе 1953 г. было начато строительство промышленно-энергетического реактора в КолдерХолле (Великобритания), который был запущен 27 августа 1956 г.

Рис. 2.9. Первая в мире АЭС (г. Обнинск) По предложению И.В. Курчатова первые работы по созданию АЭС в СССР начались в 1948 г., несмотря на то, что некоторые учёные высказывали скептические мнения относительно целесообразности идеи создания АЭС и относили её скорее к «развлечению», которое никогда не будет иметь практического значения.

В 1954 г. в Советском Союзе в г. Обнинске была запущена первая в мире АЭС (рис. 2.9). Она была создана и введена в строй всего за четыре с половиной года. Реализация этого амбициозного проекта оказалась возможным благодаря сотрудничеству ученых, инженеров, конструкторов, техников и рабочих, на основе широкой кооперации различных институтов и предприятий.

После пуска первой АЭС началось бурное развитие ядерной энергетики во всем мире. Эти тенденции достигли такого размаха, что потребовалась специальная организация для координации работ в области мирного использования энергии атома. В 1957 г. было создано Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), основной задачей которого является содействие в обеспечении ядерной и радиационной безопасности во всех странах, а также нераспространения ядерного оружия и развития ядерных технологий для удовлетворения потребностей человечества. МАГАТЭ создано по предложению американского президента Дуайта Эйзенхауэра, с которым тот выступил в своем обращении к Дуайт Дэвид Эйзенхауэр пленарному заседанию Генеральной ас- (1890–1969) самблеи ООН 8 декабря 1953 г.

География ядерной энергетики после 1960 г. расширялась за счёт национальных проектов и импорта из более развитых в техническом отношении стран. Первые программы быстрого роста ядерной энергетики были разработаны еще в 1950–60-е гг. в США, Великобритании, СССР, Франции, затем в ФРГ, Японии. Но в большинстве своем они не были реализованы, что объяснялось, прежде всего, недостаточной конкурентоспособностью АЭС по сравнению с тепловыми электростанциями на угле, мазуте и газе.

С началом мирового энергетического кризиса, который привел к резкому подорожанию нефти и других видов минерального топлива, по-новому поставил вопросы надежности энергоснабжения, роль ядерной энергетики в решении данных вопросов была быстро осознана. В первую очередь это относилось к странам, не обладавшим большими ресурсами нефти и газа, а иногда и угля – Франции, ФРГ, Бельгии, Швеции, Финляндии, Японии, Южной Корее. Однако крупные программы развития ядерной энергетики были приняты также и в таких богатых минеральным топливом странах, как США и СССР. В результате в конце 1970-х гг. большинство западных экспертов считало, что к концу XX века мощность АЭС может достигнуть 1300–1600 ГВт или примерно половины суммарной мощности всех электростанций, а сами АЭС появятся в 50 странах мира.

Снижение темпов роста ядерной энергетики наметилось ещё в 1972 г., когда в США начались первые отмены заказов на строительство блоков АЭС. Эти отказы стали ещё более значительными после избрания 2 ноября 1976 г. президентом США Дж. Картера, настроенного против программы развития ядерной энергетики. Но настоящий кризис в ядерной отрасли развернулся после Чернобыльской катастрофы 1986 года.

Первая крупная радиационная авария произошла 28 марта 1979 г. на АЭС Три-Майл-Айленд (Гаррисбург, штат Пенсильвания, США), которая является второй по величине в истории мировой ядерной энергетики. Она привела к хоть и небольшому, но всё же имевшему место выбросу радионуклидов за пределы станции.

Авария на Три-Майл-Айленде заключалась в том, что постепенная утечка теплоносителя (воды) из реакторного контура привела к частичному расплавлению топлива и выходу содержащихся в нем радионуклидов. По результатам расследования причиной аварии названо «сочетание отказа оборудования и неспособности операторов понять состояние реактора».

После инцидента на Три-Майл-Айленде отмены заказов на строительство блоков АЭС в США стали массовыми. Тем не менее, эта авария не сказалась критическим образом на развитии мировой ядерной энергетики.

26 апреля 1986 г. в 1 ч. 23 мин. по местному времени на четвёртом блоке Чернобыльской АЭС (РБМК-1000, введённом в эксплуатацию в декабре 1982 г.) произошла тяжёлая авария с разрушением активной зоны реактора и части здания, в котором он находился. Авария стала последствием проводимого на станции эксперимента, заключавшегося в получении электроэнергии в режиме «выбега турбины» (то есть при вращении турбины по инерции после прекращения подачи на нее пара).

Дальнейшее сочетание конструктивных особенностей РБМК и действий персонала и привело к тепловому взрыву реактора. В окружающую среду были выброшены фрагменты топлива, территория размером 145 тыс. км2 оказалась загрязненной радионуклидами, 6,5 млн. человек отнесено к пострадавшим.

Для предотвращения дальнейших выбросов радиоактивных веществ в окружающую среду над 4-м блоком Чернобыльской АЭС в кратчайшие сроки был возведен объект «Укрытие» (рис. 2.10).

Рис. 2.10. 4-й блок Чернобыльской АЭС в настоящее время

Следующее послечернобыльское пятилетие (1991–1996 гг.) проходило уже под воздействием других событий. Последовавший политический кризис (распад СССР, смена политической системы в Восточной Европе и др.) привёл к остановке шести энергоблоков в Германии, из-за разрыва экономических связей вызвал трудности в функционировании ядерной энергетики ряда стран, в первую очередь Украины, однако не лишил ни одну страну этого региона ядерной программы.

В результате рост ядерной отрасли в развитых странах замедлился. Острая необходимость развивать ядерную энергетику такими темпами отпала. В тоже время в странах, которые не относились к промышленно развитым (Китай, Индия и ряд других) стали активно развивать ядерную энергетику.

Сегодня в мире проявляется возобновление интереса к строительству ядерных энергоблоков. Эксперты говорят о «ядерном ренессансе». Заявления о создании или развитии национальной ядерной энергетики сделали не только крупнейшие игроки такие как США, Франция, Россия, но и Китай, Индия, Финляндия, Швейцария, Испания, Италия, Болгария, Беларусь, Казахстан, Южная Корея, Япония, Аргентина и др.

2.3. История развития, текущее состояние и перспективы развития ядерной энергетики в западноевропейских странах, США и России 2.3.1. Ядерная энергетика в западноевропейских странах Ситуация с развитием ядерной энергетики в Западной Европе в полной мере отражает противоречия, возникшие по мере реализации ядерных технологий в мире (рис. 2.11) [18-21]:

с одной стороны – практически неисчерпаемые потенциальные мировые запасы ядерного топлива (урана и тория), обеспечивающие стабильное развитие ядерной энергетики на столетия; с другой стороны – практическая реализация развития ядерной энергетики на базе реакторов на тепловых нейтронах, использующих в основном только уран-235 из относительно богатых руд, потенциальные запасы которых меньше запасов нефти и газа;

с одной стороны – возможность создания внутренне безопасных ядерных реакторов (в том числе на базе пассивных систем), с другой стороны – ряд серьезных ядерных аварий (например, авария на АЭС Три-Майл-Айленд (США) и Чернобыльская катастрофа (СССР));

с одной стороны – потенциальная возможность полного контроля и изоляции практически всех радиоактивных отходов, с другой стороны – практически не решенная проблема окончательного захоронения высокоактивных ядерных отходов;

Рис. 2.11. Размещение АЭС в Западной Европе с одной стороны – создание глобального режима ядерного нераспространения (ДНЯО, ДЗЯО и т.п.), с другой стороны – черный рынок ядерных материалов и технологий, отсутствие международного механизма предотвращения возможного появления новых стран, обладающих ядерным оружием по мере распространения ядерной технологии в новые страны, потенциальная угроза ядерного терроризма;

с одной стороны, ожидаемый ренессанс ядерной энергетики, а с другой – нерешенная проблема создания коммерческого замкнутого ЯТЦ и коммерческого плутониевого реактора-размножителя, полностью отвечающих требованиям нераспространения; старение научно-технических кадров и угроза утраты опыта, знаний старшего поколения; потеря научно-технических школ, угроза утраты «критических» знаний для будущего развития ядерной энергетики.

В результате Западная Европа (прежде всего Франция, Швейцария, Швеция, Финляндия) демонстрируют использование основных преимуществ ядерной энергетики как экологически привлекательного, экономически конкурентоспособного источника энергии. В Западной Европе реализован замкнутый по урану и по плутонию ЯТЦ с переработкой более 30 % ОЯТ с использованием уран-плутониевого МОХ-топлива в легководных реакторах Франции, Швейцарии, Бельгии, Германии. Здесь были разработаны и созданы реакторы будущего: реакторы-бридеры на быстрых нейтронах (Phenix, Super-Phenix 1200 МВт во Франции, KNK в Германии, PFR в Англии); продемонстрирована на практике возможность окончательного захоронения отходов переработки ядерного топлива (Франция) или ОЯТ (Швеция, Финляндия).

В Западной Европе были разработаны и построены высокотемпературные уран-графитовые реакторы с гелиевым охлаждением при температуре гелия до 800–900оС, в т.ч. с использованием тория (THTR, Германия) – основа будущих АЭС с газотурбинными установками и основа развития будущей атомно-водородной энергетики (рис. 2.12).

В то же время после аварии на АЭС Три-Майл-Айленд и на Чернобыльской АЭС ряд стран Западной Европы (в частности, Австрия, Ирландия, Голландия) в законодательном порядке запретили развитие ядерной энергетики или ввели мораторий на дальнейшее строительство новых АЭС.

Национальная политика стран Западной Европы в области ядерной энергетики. Развитие ядерной энергетики в Западной Европе началось со строительства первых коммерческих АЭС с газографитовыми реакторами типа MAGNOX (Колдер-Холл, 1956 г.

Великобритания).

Рис. 2.12. Динамика роста ядерной энергетики в Западной Европе

Как уже отмечалось, авария на АЭС Три-Майл-Айленд в США в марте 1979 г. и авария на Чернобыльской АЭС в СССР в апреле 1986 г. привели к приостановке программ строительства АЭС в ряде стран, а некоторые страны Западной Европы, такие, как Швеция, Германия, Испания, Бельгия, Голландия, отказались от намеченных ранее планов строительства ядерной энергетики, хотя и сегодня в этих странах ядерная энергия вносит существенный вклад в производство электричества на уровне 30–60 %.

Начавшееся антиядерное движение, ужесточение и расширение лицензионных правил и требований существенно способствовали снижению популярности ядерной энергетики и дальнейшему замедлению роста мощностей АЭС в Западной Европе. Среди нарастающих проблем, которые сопровождают развитие ядерной энергетики, главными становятся вопросы роста стоимости АЭС и снижения их конкурентоспособности, а также проблемы вывода из эксплуатации электростанций, отработавших проектный срок, и утилизации РАО.

В настоящее время только в двух странах Западной Европы имеются конкретные планы строительства новых блоков АЭС – во Франции и Финляндии. Обе страны намерены построить по одному блоку с реактором EPR совместной франко-германской разработки.

В Финляндии высказывается также намерение внести на рассмотрение парламента вопрос о строительстве еще одного, шестого блока.

В других странах вопрос о строительстве новых блоков конкретно не обсуждался, но были высказаны предположения о такой возможности для замены выводимых из эксплуатации. Остановимся подробнее на ситуации с ядерной энергетикой в некоторых западноевропейских странах.

Сегодня Франция эксплуатирует 59 коммерческих ядерных энергоблоков суммарной мощности 63 260 МВт(э) и строит один 1600 МВт(э). Более трех четвертей своей электроэнергии она производит на АЭС – больше, чем любая другая страна мира.

Во Франции действующие АЭС конкурентоспособны по сравнению с ТЭС на импортируемом газе: издержки производства электроэнергии на АЭС составляют 3,20 евро/(кВт·ч), на газовых ТЭС – 3,05–4,26 евро/(кВт·ч) в зависимости от различных условий, на угольных ТЭС – 3.81–4.57 евро/(кВт·ч).

Правовые вопросы атомной отрасли промышленности включались в законодательные положения, относящиеся к обычным сферам деятельности (например, в законы об охране окружающей среды, о выбросах в атмосферу, водопользовании, охране здоровья и технике безопасности на производстве).

Во Франции выведено из эксплуатации 11 реакторов на АЭС, из них восемь – газографитовых первого поколения, шесть из которых очень похожи по своим показателям на магноксовые реакторы Великобритании. Часть оборудования на этих реакторах демонтирована, но для окончательного демонтажа и дезактивации они оставлены на 50 лет (рис. 2.13).

Франция не имеет законодательных ограничений по времени эксплуатации атомных блоков. Для реакторов мощностью 900 МВт(э), строившихся в 1980-е гг., установлены технические пределы (30–40 лет службы), связанные с надежностью оборудования.

Эксплуатирующая организация, в качестве которой выступает компания Electicite de France, хотела бы продлить эксплуатацию своих PWR до 60 лет, мотивируя это желание опытом других стран.

Франция рассматривает строительство энергоблоков EPR как часть долгосрочной энергетической политики, которая может позволить стране «завоевать мировые энергетические рынки» и покончить с ее зависимостью от нефти и газа. Имея такие компании, как EDF, GDF Suez, Total, Areva и Alstom, Франция имеет все возможности для наращивания объемов экспорта.

Рис. 2.13. Размещение АЭС во Франции

Финляндия, как и Франция, не меняла планы развития ядерной энергетики с 1981 г., когда суммарная мощность трех блоков (два из которых – ВВЭР-440) составляла 1500 МВт(э). В настоящее время на четырех блоках Финляндии установленная мощность 2696 МВт(э) и строится один блок EPR мощностью 1600 МВт(э).

На блоках № 1 и № 2 АЭС Ловииза (рис. 2.14) с реакторами ВВЭРединичная мощность была повышена с 465 до 510 МВт (9,7 %), а срок службы – до 50 лет. Единичная мощность блоков № 1 и № 2 АЭС Олкилуото с реакторами PWR была увеличена с 690 до 870 МВт (26 %), и срок эксплуатации продлен до 60 лет.

В Финляндии строительство пятого блока АЭС намерена осуществить компания TVO, созданная в 1969 г. рядом финских промышленных фирм для строительства и эксплуатации крупных национальных электростанций. В состав акционеров входят частные (56,9 %) и государственные (43,1 %) предприятия. Частными акционерами являются преимущественно крупные промышленные предприятия с большим потреблением электроэнергии в режиме базовой нагрузки, и поэтому для них имеет очень большое значение сохранение низкой стоимости электроэнергии, особенно в условиях предполагаемого роста цен на топливо. Расчеты показывают, что удвоение цен на топливо в Финляндии приведет к росту затрат на производство электроэнергии на АЭС на 9 %, на угольных ТЭС – на 31 %, на газовых ТЭС – на 66 %.

Рис. 2.14. АЭС Ловииза (Финляндия)

В Великобритании в декабре 1984 г. в эксплуатации было 35 блоков общей мощностью 10 612 МВт(э), продолжалось строительство ещё 7 блоков суммарной мощности 4620 МВт(э) (рис. 2.15).

Основу ядерной энергетики Великобритании с самого начала её развития составляли АЭС с газографитовыми реакторами. Сначала, как и во Франции, это были реакторы типа MAGNOX, а затем усовершенствованные газографитовые реакторы с повышенной температурой за счет перехода к использованию нержавеющей стали вместо сплава MAGNOX в качестве материала оболочек твэлов.

Франция же резко изменила стратегию в области ядерной энергетики, перейдя к строительству легководных реакторов под давлением (PWR) сначала по отечественным проектам, а позднее – по технологии Westinghouse.

После открытия и начала использования значительных запасов нефти и газа в Северном море в Великобритании была практически прекращена дальнейшая поддержка государством развития ядерной энергетики. В 1995 г.

правительство Великобритании дало согласие на развитие ядерной энергетики при условии ее конкурентоспособности в рыночных условиях, но отказало в государственной поддержке в будущем.

В октябре 1998 г. была опубликована «Белая книга», посвященная проблемам развития электроэнергетики в стране. В ней рассматривались перспективы использования различных энергоносителей для производства электроэнергии, делался вывод о том, что строительство новых АЭС слишком дорого, и в будущем наиболее экономичным представляется использование существующих ТЭС на угле и газе. Одновременно подчеркивалось, что будущее ядерной энергетики зависит от способности атомной промышленности получать общественную поддержку.

Позиция правительства в отРис. 2.15. Размещение АЭС ношении ядерной энергетики в Великобритании оставалась прежней: перспективы строительства новых АЭС «определит рынок», исходя из их безопасности, экономичности и отношения общественности.

Доля ядерной энергетики в производстве электроэнергии Великобритании составляла в 2000 г. 22 %, а к 2010 г. предполагалось ее снижение до 13 %. В декабре 2008 г. в Великобритании действовало 19 блоков суммарной мощности 10222 МВт(э).

Значительно более высокие затраты на единицу мощности для реакторов с газовым теплоносителем по сравнению с водо-водяными реакторами является основной проблемой снятия с эксплуатации АЭС Великобритании. Для магноксовых реакторов это отношение составляет 5:1. Это связано с необходимостью обработки гораздо больших объемов материалов, особенно графита. Объемы отходов, получаемых при дезактивации магноксовых реакторов, в десять раз превышают объемы отходов от легководных реакторов.

В 2008 г. после обнаружения перспективы значительного сокращения добычи в Северном море (после 2020–2030 гг.) ввиду ограниченности запасов нефти и газа британское правительство опубликовало энергетическую «Белую книгу», в которой делается акцент на необходимости развития ядерной энергетики для обеспечения будущих потребностей страны в электроэнергии. Согласно рекомендациям, изложенным в докладе Комиссии по энергетической безопасности в 2009 г., к 2030 г. доля ядерного электричества в Великобритании должна составлять 35–40% от национальной электрогенерации.

В Германии закон об атомной энергии был принят в 1959 г. и охватил все основные аспекты регулирования этой сферы деятельности. С 1984 по 2002 г. в Германии остановлено 17 блоков АЭС и прототипных реакторов, 31 исследовательский реактор и критическая сборка, а также девять установок ядерного топливного цикла. Два реактора на АЭС (Grosswelzheim и Niederaichbach), 21 исследовательский реактор и критические сборки, четыре установки ЯТЦ были демонтированы. Площадки двух реакторов полностью дезактивированы и выведены из-под контроля органов надзора за безопасностью. Два других реактора (Lingeri, BWR, и Hamm-Uentrop, THTR-300) надежно законсервированы. Другие 14 блоков находятся в стадии демонтажа, предусматривающего рекультивацию территории до состояния «зеленой площадки». Реактор АЭС Stade, остановленный в 2003 г., также будет демонтирован.

Опубликованные в июле 2009 г. данные опроса, проведенного немецкой компанией по исследованию рынков и общественного мнения TNS Emnid, показали: 61 % немцев считает, что Германии не обойтись без ядерной энергетики. Только 36 % опрошенных полагают, что от развития мирного атома можно отказаться. 63 % полагают, что поспешное закрытие АЭС негативно отразится на германской экономике, а 31 % респондентов придерживаются альтернативной точки зрения.

Одним из условий успешного развития ядерной энергетики в условиях свободного рынка электроэнергии является ее конкурентоспособность в отношении других способов производства электроэнергии. Усилий эксплуатирующих компаний, направленных на снижение издержек производства, часто оказывается недостаточно.

В Германии неустойчивый баланс равновесия между сторонниками ядерной энергетики (владельцами АЭС и крупной промышленностью) и ее противниками (политической коалицией в парламенте) основан на обещании эксплуатирующих организаций поддерживать работу АЭС в экономически приемлемых условиях. Но в то же время представители коалиции поддерживают государственное субсидирование угледобывающей отрасли, тем самым отдавая приоритет ТЭС на угле.

В Швеции с января 2000 г. под давлением партии «зеленых» налог на производство электроэнергии на АЭС увеличен на 0,35 цент/(кВт·ч).

При открытии свободного рынка электроэнергии цены резко упали, поскольку выявились избытки мощностей в некоторых странах, и это не позволяло владельцам АЭС компенсировать капитальные затраты, выплачивать налоги и создавать накопления для строительства новых мощностей. Некоторые шведские компании стали покупать акции зарубежных энергетических фирм, владеющих электростанциями, в том числе АЭС, например в Германии.

Однако в связи с неблагоприятными погодными условиями на Скандинавском полуострове, приведшими к снижению производства электроэнергии на ГЭС, цены в 2002–2003 гг. резко выросли, что позволило шведским фирмам развернуть широкую программу модернизации АЭС, направленную на повышение их мощности и усиление безопасности эксплуатации. Суммарные затраты на весь комплекс работ в период до 2020 г. оцениваются в $120 млн. Часть средств фирмы надеются получить от продажи электроэнергии с электростанций других типов.

На референдуме о будущем ядерной энергетики в марте 1980 г.

христианские демократы и центристы хотели закрыть все АЭС Швеции как можно скорее – это был самый негативный подход из предлагавшихся на референдуме. Позднее в том же году парламент принял решение свернуть ядерную энергетику в стране к 2010 г.

Однако позиция властей начала меняться в конце 2008 г., когда либералы заявили о своем согласии на то, чтобы новые реакторы строились инвесторами без каких-либо политических ограничений.

Лидеры федераций профсоюзов, в которые входят энергоемкие отрасли шведской промышленности (главным образом, сталеплавильной, бумажной и горнодобывающей) уже давно пытаются изменить отрицательное отношение социал-демократов к ядерной энергетике. Фактически эти федерации вместе с ядерной отраслью ведут проядерную кампанию. Шведская энергетика почти не загрязняет окружающую среду углекислым газом, так как наполовину состоит из гидроэлектростанций и почти наполовину – из АЭС.

Все четыре партии, входящие в коалиционное правительство Швеции, сегодня утвердили планы отменить национальный запрет и разрешить строительство новых реакторов. Соглашение по ядерно-энергетической политике предусматривает, что новые блоки будут строиться исключительно в целях замены старых и только на уже существующих площадках.

Бельгия. К 1981 г. суммарная мощность трех энергоблоков составляла 1650 МВт(э). В стадии строительства находились четыре блока суммарной мощности 3800 МВт(э), два из которых были введены в эксплуатацию к концу 1984 г. К 2002 г. ввели ещё один блок, достигнув установленной мощности АЭС в 5760 МВт(э), после чего дальнейшее строительство было прекращено. Проведенная в 2001 г. замена парогенератора на АЭС Tihange-2 увеличила мощность блока на 48 МВт. Замена парогенераторов проводится постепенно на всех реакторах. За счет этой операции мощность всех семи блоков была увеличена в 1994–2002 гг. на 219 МВт.

Швейцария. Мощность каждого из реакторов Beznau-1, 2 была повышена с 350 до 365 МВт, Muehleberg – с 306 до 355 МВт, Goesgen – с 920 до 970 МВт, Leibstadt – с 942 до 1165 МВт. Компания BKW, эксплуатирующая АЭС Muehleberg, выступила с предложением продлить срок эксплуатации блока, который заканчивается в 2012 г., до 2020 г. Если будет выдана лицензия на продление срока службы, фирма намерена вложить 100 млн. швейц. фр. в модернизацию блока.

В Италии решение о свертывании итальянской ядерной энергетики было принято в 1987 г. на основании результатов всеобщего национального референдума. АЭС Latina прекратила свою работу сразу после референдума, в декабре 1987 г. АЭС Enrico Fermi (Trino) и АЭС Caorso, проработавшая менее 10 лет, были остановлены в 1990 г.

Предложения возобновить в стране ядерно-энергетическую программу и начать строить новые АЭС появились в 2008 г. после избрания премьер-министром С. Берлускони, который считает ошибочным решение о ее свертывании. Несмотря на отсутствие национальной ядерной программы, страна поддерживала итальянскую энергетическую кампанию Enel в поиске путей расширения импорта ядерной электроэнергии, так как зависимость Италии в основном от ископаемого топлива привела ее к высоким ценам на электроэнергию. В 2009 г. верхняя палата итальянского парламента, Сенат, принял пакет законов, дающих «зеленый свет» возрождению в стране ядерной энергетики.

2.3.2. Ядерная энергетика США

Ведущей страной индустриально развитого сообщества является США. Это не только самое богатое и мощное государство мира в экономическом и военном отношении, но и страна с самой развитой ядерной энергетикой, мощности которой составляют порядка 100 ГВт(э) (рис. 2.16, 2.17).

Рис. 2.16. Динамика роста ядерной энергетики в США США – пионер развития ядерных технологий и страна, наиболее наглядно отразившая противоречия развития этой отрасли промышленности. Анализ процесса развития ядерной энергетики в США показателен с точки зрения оценки проблем ее развития в мире и понимания будущей роли мирного атома в глобальном контексте.

Рис. 2.17. Размещение АЭС в Северной и Южной Америке История развития ядерной энергетики в США.

Начальные вехи развития ядерных технологий в мире тесно связаны с историей ядерной энергетики США:

• реализация первой самоподдерживающейся ценной реакции деления в ядерном реакторе (декабрь 1942 г. – Э. Ферми, Чикаго);

• выработка первого электричества от ядерного источника (1951 г., реактор EBR-1);

пуск первых реакторов на быстрых нейтронах (1946 г. – экспериментальный плутониевый реактор «Clementina», охлаждаемый ртутью; 1949 г. – экспериментальный EBR-1;

1964 г. – опытный реактор EF-60 МВт(э), 200 МВт(т)).

Впечатляющими представляются достижения США в области развития инновационной ядерно-энергетической технологии на базе реакторов на быстрых нейтронах, особенно если учесть историю развития быстрых реакторов в других странах. Так, в СССР первые упоминания о начале обсуждения возможности создания быстрых реакторов относятся к 1949 г., а первая критическая сборка на быстрых нейтронах БР-1 начала функционировать в 1953 г.

Необходимо отметить, что руководство США под влиянием пионеров развития ядерной энергетики (Эйнштейна, Опейнгеймера, Вейнберга и др.) осознало как глобальную роль мирного использования атомной энергии, так и мировую опасность распространения ядерного оружия. В 1953 г. президента США Эйзенхауэр выступил с инициативой «Atoms for peace» в ООН – впервые на столь высоком уровне была официально предсказана роль и опасность развития ядерной энергетики в мире. Эта инициатива легла в основу исторической резолюции Генеральной ассамблеи ООН о создании специальной организации – МАГАТЭ, призванной и ответственной за координацию и контроль развития ядерной энергетики в мирных целях.

На основе этой резолюции в 1957 г. было создано МАГАТЭ и проведены Женевские конференции по мирному использованию ядерной энергии, на которых специалисты ведущих ядерных держав (США, СССР, Англия, Франция, Индия и др.) представили рассекреченные данные о состоянии ядерной науки и техники в своих странах и предложения по кооперации в мирном использовании энергии ядра.

Энергетическая политика США, проводимая в 1960–70-е гг. в отношении ядерной энергетики под руководством Комиссии по атомной энергии США во главе с лауреатом Нобелевской премии, открывателем плутония Г. Сиборгом, привела к созданию самой мощной в мире системы ядерной энергетики мощностью 100 ГВт(э).

Впоследствии эта комиссия была упразднена, и ядерная энергетика стала частью деятельности Министерства энергетики США наряду с углем, нефтью, газом и ядерным оружейным комплексом.

В силу целого ряда политических, экономических, социальных и конъюнктурных причин в США была потеряна перспектива развития ядерной энергетики, что выразилось в закрытии строительства и прекращении НИОКР в области быстрых реакторов и замкнутого топливного цикла с повторным использованием плутония.

Эта инициатива принадлежала администрации президента Картера, провозгласившей нераспространение приоритетом развития ядерной энергетики и связавшей достижение этой цели с запретом и на переработку ОЯТ, прекратив тем самым разработку замкнутого ЯТЦ, и на развитие реакторов на быстрых нейтронах как наиболее опасного, по мнению администрации, пути к созданию ядерного оружия. По инициативе президента Картера в 1979–1981 гг. под эгидой МАГАТЭ была реализована программа Международной оценки ядерного топливного цикла (МОЯТЦ). Эксперты из 18 ядерных держав провели анализ ЯТЦ с точки зрения оценки риска распространения. В результате длительного и тщательного научнотехнического и экономического анализа, изложенного в 8 томах, представители всех 18 стран не согласились с политикой американской администрации.

По прошествии более 25 лет ход развития ядерной технологии полностью подтвердил вывод комиссии МОЯТЦ. Оказалось, что с точки зрения военного распространения наиболее чувствительным элементом является этап обогащения урана. Центрифужная технология стала основным источником реальной опасности распространения ядерного оружия. Для иллюстрации достаточно упомянуть ситуации, возникшие вокруг ядерных программ Пакистана, Ливии, Северной Кореи, Ирана, ЮАР. Эта технология оказалась в 50–60 раз дешевле наработки плутония, менее заметной со спутников в связи с малыми размерами площадей заводов, в несколько раз быстрее и доступнее. Таким образом, принятая администрацией Картера политика отбросила США на 20–30 лет в разработке замкнутого ЯТЦ и реакторов-бридеров на быстрых нейтронах – основы развития полномасштабной энергетики. Решения руководства страны привели к демонтажу уже готового оборудования АЭС Клинч-Ривер с быстрым реактором и утрате опыта и знаний в связи с потерей научно-технических кадров.

Замораживание дальнейшего развития ядерной энергетики привело к росту зависимости от поставок нефти и газа, в том числе из нестабильного района Персидского залива, и обусловило последующие действия США в этом регионе.

Новая энергетическая политика США. В начале нового века Администрация США провозгласила новую национальную энергетическую стратегию, признающую важную роль ядерной энергетики для будущего развития страны, наряду с углем, нефтью, газом и гидроэнергетикой. Чрезмерное использование (85 %) органического топлива в энергетическом и промышленном балансе в мире нашло свое отрицательное отражение и в экономике США. Так, в химической промышленности США в 1992 г. затраты на импорт энергетического сырья с лихвой покрывались доходами от экспорта продуктов его переработки: $25 млрд. и $40 млрд., соответственно. В 2004 г. картина изменилась на противоположную: импорт сырья (нефти и газа) составил $100 млрд. и существенно (на $10 млрд.) перекрыл экспорт. Рост цен на сырье ведет к потере прибыльности химической промышленности США.

Реализация национальной стратегии по развитию ядерной энергетики требует как минимум сохранения ее доли в электроэнергетике США (~20 %) за счет (рис. 2.18):

• продления лицензии на эксплуатацию АЭС (продление сроков эксплуатации на 10–20 лет для ~60–80 АЭС в течение ближайших 10 лет);

• строительства новых атомных электростанций, начиная с 2010–2015 гг., как минимум, в замещение выводимых из эксплуатации АЭС;

• дальнейшего повышения эффективности работы существующих АЭС.

По последним прогнозам, чтобы сохранить существующую долю ядерной энергетики в интенсивно развивающемся энергетическом комплексе, ее генерирующие мощности необходимо удвоить в течение следующих 50 лет. Для этого потребуется строительство ~150–200 новых АЭС к середине XXI столетия.

Все это происходит в рамках необходимости решения назревших долгосрочных проблем:

• долговременное обращение с отработанным ядерным топливом (ОЯТ);

• надежное и долговременное захоронение радиоактивных отходов АЭС;

• обращение с излишками «военного» и запасами «гражданского» плутония.

Рис. 2.18. Планы по строительству АЭС в США

Администрация Клинтона пыталась решить все три указанные проблемы путем прямого геологического захоронения ядерных отходов, ОЯТ и плутония. С этой целью было начато строительство и лицензирование геологического хранилища вблизи Лас-Вегаса (Yoky-Mount). Однако в качестве государственной стратегии этот путь оказался несостоятелен, хотя бы по экономическим соображениям: для развивающейся ядерной энергетики США (300 ГВт(э) в следующие 50 лет) надо будет строить такие много миллиардные и долго строящиеся геологические хранилища каждые 10 лет. Сюда нужно добавить будущие проблемы безопасного захоронения и проблему нераспространения материалов, содержащих плутоний.

Инициаторы «Новой энергетической политики США» проанализировали и представили программу решения возникших перед США проблем, неизбежно связанных с глобальными проблемами развития человечества, поскольку США – самый большой потребитель ресурсов и страна, оказывающая наибольшее влияние на окружающую среду.

Ключевыми задачами программы, решению которых отводится существенная роль ядерной энергетики США, стали:

• существенное сокращение потребления нефти, ее импорт – как наиболее чувствительного элемента национальной энергетической безопасности;

• использование нового энергетического рынка развивающихся стран;

• значительное сокращение загрязнения окружающей среды в США, что позволит избежать пагубного влияния на климат в глобальном масштабе.

Для достижения поставленных задач необходимо омолодить научно-технические кадры, сохранить и передать знания, опыт; модернизировать систему подготовки кадров, развить инфраструктуру ядерной энергетики. В числе прочего это вселяет надежду на возможность, по мнению американских ученых, экспертов и исследователей, решить проблему оптимизации состава энергопотребления в глобальном масштабе в ближайшие 50 лет.

В начале 2003 г. администрацией США было принято решение развивать технологию усовершенствованного ядерного топливного цикла с разделением продуктов деления и актиноидов с тем, чтобы в дальнейшем по мере экономической целесообразности полезно их использовать или в виде плутониевого МОХ-топлива в легководных реакторах, или в виде усовершенствованного топлива реакторов на быстрых нейтронах. Одновременно было принято решение о целесообразности утилизации избыточного военного плутония через МОХ топливо легководных реакторов.

В то же время администрация Буша получила в наследство негативные последствия этой 25-летней политики:

• практическое отсутствие технологии замкнутого ЯТЦ в США;

• практическая потеря компетентности в указанных выше вопросах (потеря кадров ученых и инженеров);

• потеря национальной системы образования по этим проблемам (достаточно вспомнить практическое исчезновение «актиноидной» научной школы Нобелевского лауреата Глена Сиборга);

• была утрачена кооперация национальных лабораторий США с ведущими в этих вопросах центрами мира (в первую очередь, Франции, Японии, России).

В ответ на это были приняты решительные меры:

• на поддержку ядерного образования в университетах направляются значительные средства;

• ежегодно на конкурсной основе выделяются десятки миллионов долларов на поддержание в университетах и национальных лабораториях проектов (НИР) по перспективным направлениям АЭС и их ЯТЦ;

• выделяется финансирование и организуется Международный проект GIF-IV (новое четвертое поколение АЭС) с участием 10 ведущих стран, и разрабатывается программа среднесрочного развития ядерной энергетики в США;

• дополнительно к международному проекту заключаются двухсторонние соглашения с ведущими странами в развитии инновационных технологий для АЭС и ЯТЦ (в первую очередь, с Францией и Японией);

• заключаются контракты с ведущими фирмами Западной Европы в области переработки ОЯТ и производства МОХ-топлива (BNEL, Cogema (AREVA)).

Для практической реализации национальной ядерной стратегии выделяются необходимые средства, и на базе Национальной лаборатории уже планируется организация и проведения НИОКР и строительство установок для демонстрации новых перспективных технологий АЭС и ЯТЦ.

Целью реализации программы GEN-IV, рекомендованной директорами национальных лабораторий Администрации США, является разработка и демонстрация современных реакторных систем IV поколения, которые смогут обеспечить значительный рост роли ядерной энергетики в первой половине XXI века.

Основой для этого станет разработка и создание:

• усовершенствованных реакторов на быстрых нейтронах, обеспечивающих долговременное решение топливной проблемы ядерной энергетики;

• разработка и создание высокотемпературного реактора с газовым охлаждением – основы атомно-водородной энергетики;

• реализация усовершенствованной технологии замкнутого ЯТЦ.

Ключевым моментом возможности решения поставленных задач является усовершенствованная технология замкнутого ЯТЦ, определяющая как экономику будущей ядерной энергетики, ее экологическую приемлемость, так и возможность решения проблемы нераспространения.

Основное содержание новой стратегии нераспространения США заключается в следующем (программа GNEP):

• отсутствие «склада» свободно выделенного плутония благодаря совместному использованию трансурановых элементов;

• производство и использование высокообогащенного урана в центрах, поставленных под международный контроль;

• поддержание и контроль баланса между производством и использованием делящихся материалов (возврат ОЯТ);

• сокращение до минимума объема делящихся материалов для геологического захоронения (отказ от прямого захоронения ОЯТ, захоронение только продуктов деления после переработки ОЯТ);

• создание и предложение в лизинг малых АЭС с длительным интервалом между перегрузками, как гарантия топливоснабжения страны–потребителя.

По мнению американских разработчиков, реализация программы GEN-IV позволит решить долгосрочные задачи энергетической политики США. В соответствии с план-графиком реализации разработок IV поколения АЭС и замкнутого ЯТЦ планируется следующая последовательность действий (рис.

2.19):

• продление срока службы значительной части АЭС на ~20 лет (38 АЭС уже получили лицензию, 29 АЭС – в стадии рассмотрения);

• строительство новых усовершенствованных АЭС с легководными реакторами (рост доли в электроэнергетике – до 23 % к 2020 г.);

• строительство АЭС с реакторами IV поколения и увеличение доли ядерной энергетики в электроэнергетике до 30–50 % к 2050 г.;

• усовершенствование высокотемпературных ядерных реакторов для производства технологического тепла и электричества, для производства искусственного жидкого топлива, для транспорта и вытеснения органического топлива (прежде всего, нефти) из транспортного сектора.

Рис. 2.19. Возможный сценарий развития ядерной энергетики в США

В череде смен приоритетов в развитии ядерной энергетики США видно, что ключевым риском долгосрочного стратегического планирования развития этой отрасли промышленности, является то, что в реальном процессе принятия решений, горизонт планирования существенно меньше и совпадает, как правило, с политическими циклами.

2.3.3. Ядерная энергетика России На сегодняшний день в мире построены АЭС с 56 ядерными реакторами ВВЭР (российской разработки, конструкции и проектирования), в том числе в Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии и в Финляндии (рис. 2.20). Из них в России – 16 ректоров. Последние АЭС с российскими реакторами ВВЭР построены в Китае (два реактора), в Иране (один реактор на АЭС Бушер), завершается строительство АЭС в Индии. АЭС с реакторами типа РБМК строились исключительно на территории Советского Союза, и только после распада СССР реакторы РБМК (последней конструкции из серии) оказались на территории Литвы и Украины. Сейчас эти АЭС с РБМК уже выведены из эксплуатации.

Рис. 2.20. Динамика ввода российских реакторов в мире

В 1954 г. в СССР была пущена первая в мире АЭС (г. Обнинск, Калужская область) с выдачей электроэнергии в сеть.

В настоящее время российские атомные электростанции включают в себя 32 действующих реактора общей мощностью около 23 ГВт(э) (рис.

2.21, 2.22):

• 4 реактора ВВЭР-440/230 первого поколения или аналогичные реакторы, охлаждаемые водой под давлением;

• 2 реактора с охлаждением водой под давлением ВВЭРвторого поколения;

• 10 реакторов нового поколения с водой под давлением ВВЭР-1000 с гермооболочкой, в основном проекта В-320;

• 11 легководных графитовых реакторов РБМК, в настоящее время эксплуатирующихся только в России. Четыре самых старых из них были введены в эксплуатацию в 1970-х гг. на Курской и Ленинградской АЭС;

• 4 канальных водо-графитовых реактора малой мощности в Восточной Сибири, сооруженные в 1970-х гг. для совместного производства электроэнергии и теплоснабжения региона АТЭЦ (модели ЭГП-6);

• 1 реактор на быстрых нейтронах БН-600.

–  –  –

В России работает самая северная АТЭЦ в мире, Билибинская, с 4 реакторами малой мощности, покрывающая потребности района в электричестве и тепле с изменением нагрузки в течение суток (в 3–4 раза) и в течение года (по сезонам) – от коэффициента нагрузки 85% зимой до 15% летом.

Выдающимся результатом российских ядерщиков является разработка, создание и успешная эксплуатация отечественного промышленного реактора на быстрых нейтронах БН-600 (1500 МВт(т))

– самой мощной работающей установкой такого рода в мире.

Стратегической целью развития атомной отрасли в России является обеспечение расширенного воспроизводства продукции атомной отрасли на основе развития ядерно-энергетического и научно-технического комплексов, а также комплекса по обеспечению ядерной и радиационной безопасности, повышения международной конкурентоспособности и совершенствования потенциала государственного управления.

Определены основные задачи на последующие годы в различных временных горизонтах, в том числе:

• с использованием современных промышленных и наукоемких технологий существенно оптимизировать эксплуатационные характеристики водо-водяного энергетического реактора;

• сформировать новую технологическую базу ядерной энергетики на основе замкнутого топливного цикла с реакторными установками на быстрых нейтронах;

• выйти на практическое, прикладное освоение технологий управляемого термоядерного синтеза как основы энергетики будущего.

Развитие ядерной энергетики России. Первоначальное предложение Росатома о быстром росте мощностей ядерной энергетики было основано на экономической эффективности завершения строительства станций, «замороженных» после Чернобыльской аварии.

В октябре 2006 г. Россия официально приняла программу развития ядерной энергетики в размере $55 млрд., $26 млрд. из которых до 2015 г. поступят из федерального бюджета.

Помимо завершения строительства «замороженных» энергоблоков, будут построены четыре стандартных реактора ВВЭР нового поколения: на Ленинградской АЭС-2 (два энергоблока для начала второй очереди) и Нововоронежской АЭС-2, пуск которых запланирован на 2012–2014 гг. Это приведет к программе начала строительства в России ежегодно как минимум 2000 МВт(э), начиная с 2010 г. (не включая экспортные станции). В 2009 г. в долгосрочную программу Росатома по строительству АЭС включена новая Калининградская АЭС (рис. 2.23).

Рис. 2.23. Планы по развитию ядерной энергетики в России

В новой Инновационной программе развития ядерной энергетики (2010 г.) на первое место выдвигается цель перехода к реакторам на быстрых нейтронах и к замкнутому топливному циклу, в отношении которых Росатом предлагает различные варианты. Основной вариант связан с разработкой быстрых реакторов, охлаждаемых натрием или свинцом-висмутом, с принятием соответствующих технических расчетов таких реакторов и технологий замкнутого топливного цикла не позднее 2014 г. К тому же времени должен быть разработан рабочий проект для сооружения многофункционального исследовательского реактора на быстрых нейтронах. Этот вариант разработан с целью привлечения сторонних финансовых средств помимо отчислений из федерального бюджета, и этот вариант поддерживается со стороны Росатома.

На второй стадии в течение 2015–2020 гг. планируется:

• строительство экспериментального демонстрационного быстрого реактора со свинцовым и свинцово-висмутовым теплоносителями, а также исследовательского реактора на быстрых нейтронах;

• строительство и ввод в эксплуатацию промышленного комплекса для изготовления топлива высокой плотности;

• завершение строительства экспериментального демонстрационного пирохимического комплекса для производства топлива;

• комплексное испытание технологий замкнутого топливного цикла.

Развитие реакторных технологий.

Развитие реакторных технологий для будущей ядерной энергетики в России сосредоточено на следующих освоенных направлениях:

• серийное производство блоков типа АЭС-2006М на базе реакторов ВВЭР;

• АЭС с быстрыми реакторами типа БН;

• реакторы малой и средней мощности (в том числе на базе опыта разработки и эксплуатации более 400 реакторов для АПЛ).

Реактор на быстрых нейтронах БН-800, который строится в Белоярске, предназначен для использования МОХ-топлива как с реакторным, так и с «оружейным» плутонием. Его полная мощность составит 880 МВт(э), выгорание топлива от 70 до 100 ГВт·сут/т.

Планируются следующие блоки БН-800, а БН-1200, который разрабатываются ОКБМ для ввода в эксплуатацию с 2020 г., является следующим шагом в направлении БН-1800. Срок службы БНлет, выгорание – 120 ГВт·сут/т. Данное направление реакторостроения представляет собой технологическое преимущество для России и имеет существенный потенциал в плане экспорта или международного сотрудничества.

В 2008 г. Росатом и корпорация «Русские машины» создали совместное предприятие для строительства прототипа реактора СВБР мощностью 100 МВт(э), который представляет собой модульный быстрый реактор с тяжелым жидкометаллическим свинцововисмутовым теплоносителем, разработанный ОКБ «Гидропресс»

под научным руководством ГНЦ РФ ФЭИ. Заявлено, что при строительстве группами по 10–16 блоков этот реактор будет конкурировать с реакторами типа ВВЭР. «Гидропресс» называет его многофункциональным реактором.

После многих лет обсуждений Росатом утвердил проект строительства атомной электростанции на барже для подачи электроэнергии и тепла в изолированные прибрежные города. Два реактора КЛТ-40С, разработанные на основе тех, что используются в ледоколах, но с низкообогащенным топливом (менее 20 % U-235), будут производить 70 МВт(э) плюс 586 ГДж/ч тепла. Периодичность перегрузки топлива составляет 3–4 года. В конце 12-летнего периода эксплуатации вся станция будет возвращаться на завод на двухлетний капитальный ремонт и для передачи на хранение использованного топлива.

Планируется экспорт комбинированных энергетических и опреснительных энергоблоков в Китай, Индонезию, Малайзию, Алжир, Аргентину и др. страны, которые упоминаются как потенциальные покупатели, несмотря на то, что Россия, возможно, сохранит право собственности на установку с ответственностью за эксплуатацию и будет просто продавать производимую мощность.

В 1970–80-х гг. ОКБМ выполнил значительный объем исследований в области высокотемпературных газоохлаждаемых реакторов (ВТГР). В 1990-х гг. он занял ведущую роль в международном проекте по созданию высокотемпературного реактора с газотурбинным блоком преобразования энергии (проект GT-MHR) на основе конструкции, предлагаемой компанией General Atomics (США).

В заключение отметим, что долгосрочные интересы энергетической и национальной безопасности России требуют развития вклада ядерной энергии в производство электричества, водорода, промышленного и бытового тепла для устойчивого развития страны. Накопленные за 50 лет существования в стране ядерной энергетики огромный технологический опыт и научно-технический потенциал позволяют России при соответствующих условиях и инновационной политике выйти на «ядерную передовую» и стать одним из лидеров следующей ядерной эры на благо своего народа, а также ведущим поставщиком ядерных технологий, оборудования, знаний и опыта в развивающиеся страны.

Для достижения этих целей необходимо решение следующих задач:

• обеспечения доли атомной электрогенерации на уровне 35– 50 % в 2050 г.;

• расширения сфер не электрического использования энергии ядра для производства искусственных топлив и водорода в объеме не менее 30 % современных потребностей;

• замыкания топливного цикла ядерной энергетики с целью обеспечения расширения ресурсной базы за счет эффективного использования 238U и 232Th;

• создания системы обращения с радиоактивными отходами с целью обеспечения их надежной изоляции, а также технологий реабилитации территорий отраслевых предприятий, выведенных из эксплуатации;

• реализации возможности использования термоядерных АЭС в будущей ядерной энергетике.

2.4. История развития, текущее состояние и перспективы развития ядерной энергетики в Азии Лидеры развивающихся стран мира – Индия и Китай – связывают свое развитие, свою энергетическую безопасность с ядерной энергетикой, с использованием ядерных технологий. В основе этого лежит понимание, что в условиях ограниченности и жестокой конкуренции на рынке органического топлива это является практически единственной возможностью роста национального потребления за счет роста производства электроэнергии.

2.4.1. Ядерная энергетика Китая

Текущее состояние и перспективы развития ядерной энергетики Китая. Великая азиатская страна Китай сталкивается в своем интенсивном развитии национальной экономики с проблемами ограниченности доступных энергетических ресурсов. Китай как ядерная держава, в отличие от Индии, заблокированной эмбарго на ядерное сотрудничество, может использовать кооперацию с зарубежными фирмами на использование самой современной технологии западных стран и России. В свою очередь, Китай постепенно осваивает новые высокие технологии, и сам оказывает помощь развивающимся странам в строительстве новых АЭС. Например, заключая контракты с западными фирмами и Россией на строительство в Китае АЭС с водо-водяными блоками мощностью 1000 МВт(э), Китай своими силами строит в Пакистане АЭС Часма мощностью 300 МВт(э) (рис. 2.24) [22, 23].

Рис. 2.24. Современное состояние и планы по развитию энергетики Китая

Имеющийся в КНР парк ядерных энергетических реакторов скромен по своим объёмам: в стране эксплуатируются 12 энергоблоков атомных станций общей установленной мощностью 9624 МВт. В абсолютных значениях это сопоставимо с показателями таких государств, как Украина, Бельгия, Швейцария, а в относительных, с учётом доли атомной энергетики в энергобалансе и численности населения, Китай и вовсе безнадёжный аутсайдер.

Тем не менее, руководством КНР ставится задача достижения лидирующих позиций Китая на ядерно-энергетическом рынке [24].

Атомные станции Китая построены с использованием различных реакторных технологий: французских (энергоблоки № 1 и № 2 АЭС Дайя Вань, энергоблоки № 1 и № 2 АЭС Лин Ао), канадских (энергоблоки № 1 и № 2 третьей очереди АЭС Циньшань), российских (энергоблоки № 1 и № 2 АЭС Тяньвань) и собственных (энергоблок № 1 первой очереди, энергоблоки № 1 и № 2 второй очереди АЭС Циньшань, энергоблок № 1 второй очереди АЭС Лин Ао).

«Первенец» китайской ядерной энергетики – энергоблок № 1 первой очереди АЭС Циньшань был пущен в 1991 г. и введён в промышленную эксплуатацию в 1994 г. Работы по ядерноэнергетической программе в КНР начались только в 1970-х гг., а первая атомная станция появилась менее двух десятилетий назад, в тот момент, когда мировая ядерная энергетика находилась в глубоком застое, вызванном аварией в Чернобыле.

Быстро растущая китайская экономика требует огромных объемов энергетических ресурсов (~1,0–1,5 % прироста энергетики на 1 % прироста экономики), увеличивая потребление нефти, например, до 35 % в год. Осознается, что запасы нефти и газа и их добыча в будущем будут сокращаться год от года, гидроресурсы – ограничены, а дальнейшее наращивание потребления угля ограничено из-за экологических и транспортных проблем. Только ядерная энергетика может наращивать производство электроэнергии в требуемом объеме: надежно, безопасно и экономически приемлемо.

На сегодняшний день в Китае в стадии возведения 23 энергоблока АЭС – больше, чем где-либо в мире (рис. 2.25). При этом правительство постоянно пересматривает в сторону увеличения планы ввода ядерных мощностей к 2020 г. Сначала говорилось о 40 ГВт общей установленной мощности и ещё 18 ГВт на этапе сооружения.

Рис. 2.25. Расположение АЭС в Китае В марте 2008 г. была поставлена задача нарастить долю ядерной генерации к 2020 г. как минимум до 5 %, а это уже 50 ГВт. В июне того же года появились прогнозы о 60 ГВт. Наконец, в июле 2009 г. сообщалось, что Госсовет КНР рассматривает вариант повысить общую установленную мощности АЭС к 2020 г. до 86 ГВт.

В мае 2007 г. Государственный комитет по развитию и реформе объявил, что к 2030 г. парк атомных станций КНР составит 160 ГВт. В апреле текущего года в прогнозах Китайской ассоциации атомной энергии фигурировала цифра в 200 ГВт на тот же период. К 2050 г. установленную мощность АЭС планируется довести до 400 ГВт.

Технологический вектор также задан предельно чётко: Китай должен увеличить степень автономности в проектировании реакторных установок, производстве оборудования, строительстве и эксплуатации АЭС за счёт внедрения, адаптации и усовершенствования зарубежных аналогов. Официальной информации о предпочтительных конструкциях реакторов будущих атомных станций нет, но в текущих планах преобладают два типа: китайский проект CPR-1000 и AP-1000 разработки Westinghouse Electric. Американский реактор должен стать трамплином к освоению Китаем технологий Generation III. Сейчас, помимо четырёх строящихся энергоблоков с AP-1000 на АЭС Хайян и АЭС Саньмень, запланированы ещё как минимум восемь реакторов этого типа на четырёх площадках, но уже с передачей технологии и локализацией производства. Без передачи технологии два реактора EPR строятся в провинции Гуандун [25].

В 2008 г. Шанхайский научно-исследовательский и проектный институт атомной техники и Westinghouse Electric договорились о совместной разработке реактора большой мощности на базе проекта AP-1000. В апреле 2009 г. соглашение о доработке дизайна подписано между CNNC и State Nuclear Power Technology Corp. В декабре была создана компания State Nuclear Demonstration Co., перед которой поставлена задача построить и ввести в эксплуатацию к 2017 г. опытный энергоблок с реактором CAP-1400 на площадке в Шидаовань. Затем на его основе может быть спроектирована модель CAP-1700. Все права интеллектуальной собственности будут принадлежать Китаю. В феврале 2006 г. Госсовет КНР объявил, что это одно из двух приоритетных направлений в ближайшие 15 лет, успех реализации которого зависит от сотрудничества с зарубежными странами в области освоения передовых ядерноэнергетических технологий и создания отечественного реактора PWR большой мощности третьего поколения.

Топливный цикл. Китай заявил, что намерен стать независимым не только в отношении мощности атомных электростанций, но и в производстве топлива для АЭС. Однако страна все еще зависит от зарубежных поставщиков на всех этапах ядерного топливного цикла, от добычи урана до изготовления и переработки (рис.

2.26) [26].

Рис. 2.26. Материальные потоки в ЯТЦ Китая

Внутренняя добыча урана в настоящее время обеспечивает около половины потребностей Китая в ядерном топливе. Разведка и планы на новые месторождения значительно увеличились с 2000 г., но государственные предприятия также заключили международные соглашения на приобретение урановых ресурсов.

Установка по конверсии UF6 вблизи Ланьчжоу (производительностью 1500 т U/год) находится в эксплуатации с 1963 г. Два главных завода по обогащению урана (общей мощностью 1000 т ЕРР/год) были построены в рамках соглашений с Россией в 1990-х гг., и в рамках соглашения 2008 г. Россия будет помогать в наращивании мощностей, а также поставлять низкообогащенный уран для удовлетворения будущих потребностей.

На заводе в г. Ибинь (провинция Сычуань) производится топливо для АЭС Циньшань с 1984 г., и в настоящее время производительность составляет 200 т ТМ/год. В рамках договора с компанией Framatome ANP на передачу Китаю технологии по изготовлению топлива завод был модернизирован с целью обеспечения топливом всех китайских реакторов PWR. На заводе Baotou изготавливается топливо для реакторов типа CANDU, объём производства составляет 200 т ТМ/год.

Все отработанное топливо в настоящее время хранится на атомных электростанциях. В Ланьчжоу строится опытный завод по переработке топлива производительностью 100 кг ТМ/день, который планируется ввести в эксплуатацию в ближайшем будущем. В стадии строительства в топливном комплексе «Ланьчжоу» также находится централизованное хранилище для мокрого хранения производительностью 550 т ТМ/год.

Развитие инновационных ядерных технологий. Помимо легководных реакторов Китай также уверенно продвигается по пути разработки и адаптации технологий реакторов на быстрых нейтронах, высокотемпературных газоохлаждаемых реакторов, а также формирования полного ядерного топливного цикла.

В соответствии со стратегией развития ядерной энергетики Китая, решающую роль в будущем (после 2030 г.) будет играть развитие реакторов на быстрых нейтронах и замкнутого ЯТЦ (с разделением и трансмутацией).

Развитие быстрых реакторов с натриевым теплоносителем будет идти в три этапа:

• китайский экспериментальный быстрый реактор (CEFR) мощностью 65 МВт(т)/20 МВт(э) (российский проект);

• китайский быстрый реактор – прототип (CРFR) мощностью 1500 МВт(т)/600 МВт(э);

• китайский демонстрационный быстрый реактор CDFR:

3750–2500 МВт(т)/1500–1000 МВт(э) – приоритетный проект Китайской национальной программы (табл. 2.4).

В соответствии с этой стратегией, в последнее время достигнута договоренность по строительству в Китае двух российских быстрых реакторов типа БН-800. Развитие реакторов на быстрых нейтронах было подготовлено успешным российско-китайским сотрудничеством с 1990 г.

Таблица 2.4

–  –  –

Развитие замкнутого ЯТЦ в Китае сконцентрировано на двух задачах:

• эффективная утилизация природных урановых ресурсов и нарабатываемого плутония и минорных актинидов;

• максимальное сокращение объемов высокоактивных отходов для геологического захоронения.

2.4.2. Ядерная программа Индии

В настоящее время ядерная энергетика Индии – скромная по своим масштабам – сегодня это 2,7 ГВт(э) из 139 ГВт(э) всей электроэнергетики страны. Однако доля атомной энергетики должна вырасти до масштабов 275 ГВт(э) (достигнув вклада в элктроэнергетику более 20 %) за последующие 50 лет [27].

Индия является одним из крупнейших государств мира (площадь территории 3287 тыс. км2, население 1200 млн. чел.). Она быстро развивает широкий спектр ядерных технологий.

Индия стала независимым государством 15 августа 1947 г., однако еще в 1944 г. доктор Х.Дж. Бхабха выступил с инициативой о начале в Индии работ по ядерной энергетике, и в декабре 1945 г. был открыт Институт фундаментальных исследований им. Тата.

Независимая Республика Индия практически с первых дней своего образования взяла курс на развитие ядерной промышленности.

В апреле 1948 г. был принят Акт об атомной энергии. В августе 1948 г. была создана Комиссия по атомной энергии, а в июле 1949 г. появилось подразделение по изысканию минеральных ресурсов – Отделение атомных минералов, переименованное в 1998 г.

в Директорат атомных минералов по разведке и исследованиям месторождений. Создание в первую очередь именно такого подразделения в некоторой степени объясняется тем, что Индия обладает не очень большими запасами урана (до 92 тыс. т), при этом запасы тория являются одними из крупнейших в мире (до 590 тыс. т).

В августе 1956 г. в Тромбее был запущен первый в Азии исследовательский реактор APSARA. Другой исследовательский реактор CIRUS тепловой мощностью 40 МВт был введен в эксплуатацию в июле 1960 г., а первая АЭС в Индии – Tarapur-1 – в октябре 1969 г.

имела установленную электрическую мощность 160 МВт (рис. 2.27).

Рис. 2.27. Современное состояние и планы по развитию энергетики Индии

Этапы развития атомной энергетики в Индии. Развитие ядерной энергетики Индии предполагается осуществить в три этапа. На первом этапе должны быть сооружены АЭС с тяжеловодными реакторами, использующими уран естественного обогащения, и производящими, наряду с электроэнергией, плутоний для второго этапа.

На втором этапе намереваются построить плутониевые реакторыразмножители на быстрых нейтронах, которые кроме электроэнергии будут производить из урана и тория плутоний и 233U. Третий этап будет базироваться на реакторах ториевого цикла, производящих электроэнергию и 233U [28].

В настоящее время в рамках первого этапа на площадке Куданкулам сооружают с помощью России два блока АЭС с реакторами ВВЭР электрической мощностью по 1000 МВт. Работы по второму этапу проводятся в Центре атомных исследований им. Индиры Ганди. В Калпаккам действует экспериментальный реактор-размножитель на быстрых нейтронах, при эксплуатации которого достигнута глубина выгорания карбидного топлива 110 ГВт сут/т. Уже завершено проектирование первого прототипа реактора-размножителя на быстрых нейтронах электрической мощностью 500 МВт, и в 2003 г. начато его строительство.

В рамках исследований по третьему этапу с 1997 г. на площадке Калпаккам действует реактор KAMIN1 тепловой мощностью 30 кВт, в котором используются тепловыделяющие элементы на основе 233U, полученного из облученного тория. Подготовлен проект усовершенствованного тяжеловодного реактора электрической мощностью 300 МВт. Это реактор канального типа с тяжеловодным замедлителем, кипящим легководным теплоносителем и топливом на основе плутония и тория, причем две трети энергии планируют получать в ториевых топливных элементах.

Индия является одним из немногих государств, имеющих опыт практически во всех областях ядерной деятельности. Так, в 1974 г.

в Раджастане был проведен первый мирный подземный «ядерный эксперимент», а в 1998 г. там же было проведено еще пять подземных ядерных испытаний.

Именно это обстоятельство может помешать реализации индийских планов наращивания мощностей АЭС после 2020 г. В настоящее время Индия отказывается подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия (1970 г.) и добивается признания за собой статуса ядерной державы, как это было сделано относительно Китая. Но Китай произвел первые испытания ядерного оружия в 1964 г., а Индия – в 1974 г. Договор о нераспространении ядерного оружия вступил в силу между этими датами.

Этот Договор оставляет для Индии только вариант отказа от ядерного оружия и принятия статуса безъядерного государства.

Индия отвергает такой вариант и, ссылаясь на потенциальную ядерную угрозу своей безопасности со стороны Китая и Пакистана, отказывается от распространения режима гарантий МАГАТЭ на свои ядерные объекты и добивается равных прав с пятью ядерными державами: Великобританией, Китаем, Россией, США и Францией.

Поскольку в 1992 г. неформальный Клуб поставщиков ядерных технологий принял решение о запрете всякого сотрудничества с государствами, не подписавшими Договор о нераспространении ядерного оружия и не принявшими в полном объеме режима гарантий МАГАТЭ для своих ядерных материалов, то Индия в своих дальнейших планах развития ядерной энергетики должна рассчитывать только на собственные возможности как в области добычи и изготовления топлива, так и в области проектирования и строительства АЭС и переработки ОЯТ. Следует отметить, что поставка двух АЭС с ВВЭР-1000 из России не подпадает под запрет Клуба, так как соответствующий контракт был подписан до создания этого Клуба.

По мнению индийского руководства, имеющиеся у Индии возможности вполне достаточны для самостоятельного развития ядерной энергетики. В то же время в отношении ведущих ядерных держав (США, Россия, Франция) намечена тенденция более прагматичного отношения к ситуации вокруг ядерной программы Индии. В качестве примера можно привести предложения по строительству энергетических реакторов (EPR, AP-1000) при условии их последующей постановки под гарантии МАГАТЭ.

Реализация ядерного топливного цикла в Индии. Индия остановила свой выбор на замкнутом ядерном топливном цикле (рис.

2.28) [26]. Это означает, что в отличие от разомкнутого топливного цикла, отработавшее ядерное топливо не содержится в хранилищах в качестве радиоактивных отходов, а направляется на переработку на радиохимический завод для извлечения урана и плутония и отделения продуктов деления. Извлеченные уран и плутоний могут использоваться как для изготовления топлива для реакторов на быстрых и тепловых нейтронах, так и для других целей (например, для ядерных испытаний).

Индия осуществляет добычу и переработку урана и тория, производство тяжелой воды, изготовление топливных элементов, переработку отработавшего ядерного топлива, а также кондиционирование и захоронение отходов.

Рис. 2.28. Материальные потоки в ЯТЦ Индии В Индии эксплуатируют три урановых рудника в штате Бихар (Джадугуда, Бхатин и Нарвапахар). Три добывающих уран предприятия, расположенные рядом с предприятиями по переработке медной руды, извлекают урановый концентрат из хвостов переработки медной руды. Вся урановая руда с этих предприятий и трех рудников перерабатывается на урановом заводе в Джадугуда, производительность которого равна 270 т урана в год.

В Индии работают два конверсионных предприятия: в Тромбе – конверсия в металлический уран производительностью 100 т урана ежегодно, и в Хайдарабаде (Комплекс ядерного топлива– Nuclear Fuel Complex) – конверсия в UO2 производительностью 300 т урана в год.

В настоящее время в Индии имеется два опытных обогатительных предприятия, использующих для обогащения метод центрифуг. Однако обогащение урана производится в Китае, который имеет два обогатительных предприятия – Комплекс ядерного топлива в Ланьчжоу, на котором используются диффузионный и центрифужный методы, и Шанхайский комплекс ядерного топлива, на котором для обогащения применяют только центрифуги.

Комплекс ядерного топлива в Хайдарабаде поставляет все кассеты для эксплуатирующихся в Индии тяжеловодных реакторов.

Он также поставляет топливные сборки для индийских реакторов, изготовленные из гексафторида урана, обогащенного в Китае. Заводом также изготовлены и поставлены сборки с МОХ-топливом для экспериментального реактора-размножителя на быстрых нейтронах.

Ориентируясь на будущие потребности ядерной энергетической программы Индии, комплекс ядерного топлива расширяет свои производственные мощности по выпуску ядерного топлива и циркалоя. Работают три установки по производству губчатого циркония и две – по изготовлению труб из циркалоя.

Поскольку оба современных подхода к обращению с отработавшим топливом (замкнутый и разомкнутый топливные циклы) имеют свои преимущества и недостатки, которые не всегда легко оценить на современном этапе, большинство стран, развивающих ядерные программы, придерживаются концепции «отсроченного решения», включающей промежуточное хранение с возможностью мониторинга условий хранения отработавшего топлива и его извлечения на более позднем этапе либо для непосредственного захоронения, либо для его переработки. Индия использует оба подхода в своей практике: переработка отработавшего топлива тяжеловодных реакторов и хранение извлеченного из активной зоны топлива.

В 1960-х гг. в Индии на опытной установке в Исследовательском центре в Тромбее была разработана технология переработки отработавшего топлива на основе окиси естественного урана из своих тяжеловодных реакторов типа CANDU. Второй перерабатывающий завод производительностью 100 т тяжелого металла (ТМ) в год был введен в эксплуатацию в Тарапуре в 1977 г. Опытная установка в Тромбее после реконструкции в 1985 г. достигла производительности 60 т ТМ/год. Третий завод был пущен в 1996 г. в Калпаккаме. Этот завод, имеющий производительность 100 т ТМ/год, будет выделять плутоний, предназначенный для использования в качестве топлива в прототипном быстром реактореразмножителе, который строится на площадке Калпаккам.

Тяжелая вода используется в тяжеловодных реакторах в качестве замедлителя и теплоносителя. Объем ее в реакторах типа CANDU составляет десятки тысяч литров, стоимость достигает 10 % эксплуатационных расходов на реактор.

Основными промышленными способами получения тяжелой воды являются изотопный обмен воды и сероводорода, электролиз воды или водяных растворов. Для обеспечения эксплуатации своих тяжеловодных реакторов Индия построила несколько установок по производству тяжелой воды.

2.4.3. Развитие ядерной энергетики в других азиатских странах

Стратегические планы энергетического развития Китая и Индии в случае их успешного осуществления могут послужить «маяком»

для всех развивающихся стран в их стремлении к достижению промышленного и социального развития, реализации идеи стабильного энергетического развития и сокращения различия в уровне жизни развитых стран ОЭСР и развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки [29, 30].

В будущем Китай в своей стратегии последует за Южной Кореей в поисках ядерного сотрудничества с развивающимися странами. В частности, в последнее время Китай обсуждал ряд вопросов с Бразилией, которая может покрыть часть китайских потребностей в уране и, как уже отмечалось, строит АЭС Часма в Пакистане.

Китай играет все более существенную роль в мировой ядерной индустрии так же, как он это делает в других ключевых секторах глобальной экономики. Развитие этой ситуации зависит, однако, от того, удастся ли Китаю избежать впечатляющего перегрева экономики, следующего за годами потрясающего роста.

Реализация амбициозных ядерных программ Китая и Индии в ближайшие 20 лет еще в большей мере будет стимулировать рост ядерной энергетики в развивающихся странах.

В докладе МАГАТЭ «Международное состояние и перспективы ядерной энергетики», выпущенном в сентябре 2010 г., говорится, что в настоящее время примерно 65 стран, не имеющих атомные электростанции, «выражают заинтересованность в развитии ядерной энергетики, рассматривают такую возможность или разрабатывают конкретные планы», после отсутствия такого интереса в течение почти 15 лет во всём мире. Из этих 65 стран (названия не указываются) 21 расположена в азиатско-тихоокеанском регионе, 21 – в африканском регионе, 12 – в Европе (в основном Восточной Европе) и 11 – в Латинской Америке. Однако, из 65 заинтересованных стран, 31 страна в настоящее время не планирует строить реакторы, а в 17 странах из 31 мощность энергосистем менее 5 ГВт, которая «слишком мала для того, чтобы к ней можно было подключить большинство реакторов предлагаемых конструкций».

Кроме того, в докладе отмечается, что выбор технологии может быть также ограничен и для других стран, мощность энергосистем которых менее 10 ГВт (табл. 2.5).

Таблица 2.5 Ядерная энергетика в Азии (на октябрь 2010 г.

)

–  –  –

Все ядерные реакторы требуют наличия инфраструктуры, обеспечивающей производство нового топлива и обращение с отработавшим ядерным топливом. Такие технологические процессы осуществляются на предприятиях ядерного топливного цикла (ЯТЦ) (рис. 2.29) [31].

а

–  –  –

Под ядерным топливным циклом понимают совокупность технологических процессов, связанных с получением энергии в ядерных реакторах. В зависимости от типа топлива возможно осуществление трех видов ЯТЦ: 1) урановый; 2) уран-плутониевый;

3) уран-ториевый.

В урановом топливном цикле делящимся материалом служит U, а воспроизводящим материалом – 238U. Урановое топливо изготавливают из природного (0,72 % 235U), низкообогащенного (1– 5 % 235U) или высокообогащенного урана (вплоть до 93 % 235U).

Первые два вида ядерного топлива используют в реакторах на тепловых нейтронах, третий – в реакторах на быстрых нейтронах, работающих в конвертерном режиме.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«А Р Х Е О Л О Г И Я И Э Т Н О Г Р А Ф И Я БАШКИРИИ Т о м II 19 6 4 г о д Н. Д. М А Ж И Т О В НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ О РАННЕЙ ИСТОРИИ БАШКИР (предварительное сообщение) Происхождение башкир — одна из спорных и малоисследованных проблем средневековой и...»

«Никонов В.А. Соединенные штаты Америки Журнал "Стратегия России", № 6, 2013 Окончание. Начало в № 3, 4, 5, 2013 НИКОНОВ Вячеслав Алексеевич – председатель Комитета по образованию Государственной Думы Р...»

«УДК 82–4 (17.82.40) А. С. Сваровская Томск, Россия ФОРМЫ САМОРЕФЛЕКСИИ В ПОЭЗИИ АННЫ ПРИСМАНОВОЙ В контексте поэзии первой русской литературной эмиграции рассматриваются варианты лирической саморефлексии в поэзии А. Присмано...»

«ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник статей Международной научно практической конференции 1 июня 2016 г. Часть 4 Уфа НИЦ АЭТЕРНА УДК 001.1 ББК 60 Т 57 ТРАДИЦИОННАЯ И ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА:...»

«53.05.06 Композиция (2016г.) Аннотации к программам дисциплин Базовая часть БЧ СГ Модуль социально-гуманитарный 1. Философия 2. Иностранный язык 3. История 4. Безопасность жизнедеятельности 5. Физическая культура БЧ ОПД Модуль общепрофессиональных дисциплин 6. История...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ IV Всероссийская конференция (с международным участием) Чтения, посвященные памяти профессора Г.Н. Троянск...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Забайкальский государственный университет" (ФГБОУ ВПО "ЗабГУ")...»

«Ф. НЕСТЕРОВ Связь времен Опыт исторической публицистики Издательство "Молодая гвардия", 1980 г. =========================================================================================== Оцифровано с бумажного ориги...»

«Иконников Сергей Анатольевич ПРИХОДСКОЕ ДУХОВЕНСТВО ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата истор...»

«УДК 008.001 ПОПОВ А.С.НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Попов Александр Сергеевич, аспирант ТГУ им. Г.Р. Державина Аннотация: В данной статье мы рассмотрим историю изобретений, которые являлись прорывом для своего времени, но по причине обра...»

«Николаевский Б Тайные страницы истории Б.И.Николаевский Тайные страницы истории Содержание Ю Фельштинский Несколько слов об авторе этой книги Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ К ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ЦЕНТРА Б. И. НИКОЛАЕВСКИЙ К БИОГРАФИИ МАЛЕНКОВА И ИСТОРИИ КОМПАРТИИ СССР Глава 1. На за...»

«ЮНУСОВ Марат Мингалиевич ИСТОРИЯ ГОРОДОВ ФИНИКИЙСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ II ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н.Э. Специальность 07.00.03 – "всеобщая история (древний мир)" АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата исто...»

«Гречнева Наталья Владиславовна КУЛЬТОВОЕ ЗОДЧЕСТВО АЛТАЯ НА РУБЕЖЕ XX – XXI вв. Специальность 17. 00. 04 – изобразительное искусство, декоративноприкладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Барнаул – 2012 Работа выполнена на кафедре истории отечественного и зарубежного искусства ФГБОУ ВПО "Алтайский государст...»

«Сказка в свободном пересказе со шведского О. Улищенко Художник М. Пузыренко ББК 82.3(0) Л14 Лагерлёф С. Л14 Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями / Сельма Лагерлёф; [в своб. переск. со швед. О. Улищенко]. — Харьков: Фактор, 2011. — 80 с.: и...»

«КРЫМСКИЙ АРХИВ, 2015, № 2 (17) УДК: 821.161.1:929 ПОЛИКСЕНА СЕРГЕЕВНА СОЛОВЬЕВА, СЕСТРЫ ГЕРЦЫК, КРЫМ Дроздов Михаил Сергеевич, кандидат физико-математических наук, краевед (РФ, г. Черноголовка), e-mail: drozdov@chgn...»

«НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА № 170 УДК 347.822:351.814 НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРАНСПОРТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М.Ю. ЛЕБЕДЕВА, В.Л. МИХЕЕВ, А.Ю. ПИДЖАКОВ В статье анализируется история появлен...»

«2013.02.003 ДРЕВНИЙ МИР 2013.02.003. ДЖИНО Д. ИЛЛИРИК В РИМСКОЙ ПОЛИТИКЕ, 229 г. до н.э. – 68 г. н.э. DZINO D. Illyricum in Roman politics, 229 BC – AD 68. – Cambridge etc.: Cambridge univ. press, 2010. – XVII, 223 p. – Bibliogr.: p. 185– 218. Ключевые слова:...»

«ЗОЛОТООРДЫНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. № 1(3). 2014 РЕЦЕНЗИИ УДК 930.23 НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ МАНЬЧЖУРСКОЙ ВЕРСИИ "ЮАНЬШИ" С.В. Сидорович (Институт истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Та...»

«С. Л. Яворская ЗНАЧЕНИЕ КРЕСТА В ИЕРОТОПИЧЕСКОМ ЗАМЫСЛЕ НОВОГО ИЕРУСАЛИМА. ОТ КОНСТАНТИНА ВЕЛИКОГО ДО ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА Резной ансамбль, вошедший в историю русского искусства как "Шумаевский крест", — уникальное...»

«ГОУ ДЕТСКИЙ САД КОМПЕНСИРУЮЩЕГО ВИДА № 1047 Музейная педагогика Формирование "образа музея" как собрания предметов культурноисторического значения Знакомство детей с возникновением и Комплексный...»

«ВЕСТНИК ПГГПУ Серия № 3. Гуманитарные и общественные науки II. СИСТЕМА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВЫСШЕЙ И СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ УДК 930.85 Порозов Владимир Александрович кандидат исторических наук, доцент кафедры философии и общественных наук ФГБОУ ВО "Пермский государственный гуманитарно-педагогический унив...»

«2012 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 2 Вып. 2 ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ УДК 94(569.4).014 А. А. Попов, А. В. Банников БОЕВЫЕ СЛОНЫ В АРМИИ ЛАГИДОВ Боевые слоны очень долго были одной из важнейших составляющих вооруженных сил эллинистического Египта. Уже Птоле...»

«52 Сословные и социокультурные трансформации населения Азиатской России. УДК 94(571):316.14 Кабакова Наталья Васильевна, Кандидат исторических наук, доцент, Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (г. Омск), natalya-kabakova@rambler.ru; Бережнова Марина Леонидо...»

«А. С. КОЗЛОВ К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ГОТОВ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ВИЗАНТИИ IV-V ВВ. В советской исторической литературе имеются солидные труды, посвященные характеру германо-римских отношений преимущественно в период варварского завоевания и госп...»

«ПРОТИВОТУБЕРКУЛЕЗНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ БЦЖ: "ЗА" И "ПРОТИВ" Чугаев Ю.П., Голубев Д.Н., Камаева Н.Г., Гринберг Л.М., Камаев Е.Ю., Чарыкова Г.П. ФГУ "УНИИФ" Минздравсоцразвития России, Екатеринбург BCG VACCINATION: PRO AND CONTRA Chugaev U.P., Golubev D.N., Kamaeva N.G., Grinberg L.M., Kam...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.