WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«Вейс Г. В 26 История культуры народов мира. Расцвет Византии: Арабские завоевания. - М.: Изд-во Эксмо, 2006. - 144 с, ил. ISBN 5-699-10355-4 ISBN 5-699-13494-8 Столетия ...»

Вейс Г.

В 26 История культуры народов мира. Расцвет Византии: Арабские

завоевания. - М.: Изд-во Эксмо, 2006. - 144 с, ил.

ISBN 5-699-10355-4

ISBN 5-699-13494-8

Столетия процветания Византийской империи и Арабского Востока — интерес­

нейшая страница в истории культуры. Эти очаги цивилизации были порождениями

совершенно разных культур и религий, постоянно вели между собой жестокие

войны, и все-таки в одном эти соседи по Ближнему Востоку были похожи: и тех и

других отличала искренняя страсть к самой утонченной р о с к о ш и. В этом томе «Истории культуры народов мира» — рассказ о византийских нарядах и сказочной красоты тканях, богатейшем убранстве императорского дворца, о том, как простые кочевники превратились в изнеженных халифов, об арабесках и дамасской стали и о многом другом, что навсегда вошло в наш обиход, сохранив изысканный и причудливый аромат Востока.

«История культуры народов мира» — уникальное издание, в котором описаны костюмы, оружие, мебель,. посуда и архитектурные сооружения народов нашей планеты, начиная с IV тысячелетия до и. э. и вплоть до XIX века. Автор этого интереснейшего труда — выдающийся немецкий художник и историк культуры Герман Вепс (1822—1897), профессор Берлинской академии художеств, л и ч н о выполнивший большинство многочисленных иллюстраций, украшающих страницы этого энциклопедического собрания. По широте и объему материала, сведенного в единое целое с истинно, немецкой добросовестностью и аккуратностью, эта книга до сих пор не знает себе 'рапных' в России.



ВИЗАНТИЙЦЫ

огда Константин и з б р а л с в о е й столицей д р е в н и й Византии, э т о т г о р о д из-за недавних войн между Максимом и Л и ц и н и е м находился в бедственном положении, усугубившемся после его взятия вой­ сками Константина.

Большая часть городских з д а н и й и крепостных с о о р у ж е н и й была разрушена, а жители, некогда бо­ гатые, изнурены непомерными поборами.Торжеств е н н о вступив в Византии, Константин застал вме­ сто цветущего города р а з о р е н н о е открытое место.

Н о в а я столица выгодно отличалась своим положением, чрезвы­ чайно удобным для торговли и защищенными с востока границами империи. Хотя при выборе столицы Константин руководствовался преимущественно стратегическими с о о б р а ж е н и я м и, опустошение города т о ж е входило в будущие планы императора.

Разорвав все связи с римским язычеством и признав христианст­ во государственной религией, Константин с самого начала рассчи­ тывал придать с о б с т в е н н о й столице характер, соответствовавший новому п о л о ж е н и ю вещей.

–  –  –

П р и таких сложных обстоятельствах воцарился и м п е р а т о р Юсти­ ниан (рис. 3, монета Юстиниана; рис. 6, Юстиниан и Феодора). Ему, как сыну своего века, оставалось только установить о п р е д е л е н н ы й п о р я д о к в закоснелом и р а з ъ е д и н е н н о м укладе тогдашней ж и з н и.

За п р о д о л ж и т е л ь н о е время своего царствования (527 — 565 гг.) ему удалось настолько укрепить государственные устои, что состав­ ленные им институции (руководство к праву) сохранили силу в Ви­ зантийской империи вплоть д о е е падения.

Различные постановления, принятые е щ е до его воцарения и за­ труднявшие как внутреннее, так и в н е ш н е е управление, торговые отношения, промышленность и пр. были им сведены в о д н о о б щ е е уложение. П р и этом превыше всего ставились священная особа им­ ператора и его д в о р как средоточие государственной власти. Хотя при этом о б щ е е п о л о ж е н и е государства значительно укрепилось, а благосостояние граждан существенно возросло, новые порядки весьма стесняли е г о самостоятельное развитие.

П р а в л е н и е его племянника и преемника Юстина II (565 — 574 гг.) было о з н а м е н о в а н о различными бедствиями. Тиберий, наследовав­ ший ему, хотя и отличался большим благородством характера, но вскоре, проявив полную неспособность к управлению страной, пе­ редал скипетр энергичному и строгому Маврицию, процарствовав­ шему с 5 8 2 по 6 0 2 г.

Тот был свергнут армией, поставившей на его место Фоку, запят­ навшего свое правление (602 — 610 гг.) самыми жестокими притесне­ ниями, которым он н е м и л о с е р д н о подвергал своих подданных. На п р о т я ж е н и и э т о й смены правителей, завершившейся насильствен­ н о й смертью Фоки (610 г.), были п о с т е п е н н о утрачены многие из об­ ластей, завоеванных Велизарием в царствование Юстиниана, в том числе вся Италия. К р о м е того, на востоке для империи был угото­ ван е щ е б о л е е губительный удар.

Вскоре после воцарения Ираклия ( 6 1 0 — 6 4 1 гг.) персам и аварам уда­ лось завоевать всю Восточную Рим­ скую и м п е р и ю за исключением Ви­ зантии, некоторых земель в Африке и Италии и нескольких мелких ази­ атских приморских городов. Приба­ вим к этому, что вскоре после Ирак­ лия, к концу VII века, п р о и з о ш л о р а з д е л е н и е ц е р к в е й на греческую и латинскую.

П р и таких обстоятельствах визан­ тийские традиции, страдавшие внут­ ренним застоем, окончательно утрати­ ли всякую способность к дальнейшему развитию. Замкнувшись в себе, визан­ тийцы попытались хотя бы сохранить свою прежнюю форму как образец.

Так продолжалось долгое время — от смерти Ираклия (641 г.) и вплоть до Исаакия Ангелоса (1185 г.) и заво­ евания Константинополя крестонос­ цами ( 1 2 0 4 г.).

Важнейшим событием в э т о т «период мрака» стал горячий спор, затеянный во время правления Льва III Исавра (717 — 741 п.) по во­ просу использования икон при христианском богослужении. Этот с п о р продолжался 120 лет, вызвал кровавые волнения и окончатель­ но завершился упомянутым выше р а з д е л е н и е м церквей. П о с л е э т о й схизмы (церковного раскола) Римские Папы приняли покровитель­ ство франкских королей.

К исходу борьбы за иконы, с воцарением Феофила ( 8 2 9 — 8 4 2 гг.) несколько оживился и н т е р е с к духовным вопросам. Этот правитель, при всей с в о е й жестокости, покровительствовал наукам и художест­ вам. Ведя с арабами мелкие войны, он в то же время пытался заим­ ствовать восточные традиции и окружить себя таким же блеском, каким отличался д в о р династии Аббасидов.

С э т о й целью он приглашал к с е б е ученых мужей и специалистов, сведущих в технических науках. Впрочем, э т и старания обусловли­ вались сугубо личными интересами и касались лишь тесного круга п р и б л и ж е н н ы х к императору лиц. В р я д ли о н и оказали существенн о е влияние на о б щ е е п о л о ж е н и е в стране. Д а ж е по о т н о ш е н и ю ко двору все принятые им н о в о в в е д е н и я проявились только в подра­ жании и заимствовании порядков аббасидского двора.

С п о к о р е н и е м Д р е в н е й В и з а н т и и франкскими князьями, кото­ рые, разделив между с о б о й добычу, избрали в императоры Балдуина I, п о с т е п е н н о иссякла мощь бывшей И м п е р и и.

Византийские традиции в то же время сохранились, замкнулись сами в с е б е и утратили способность воспринимать п о с т о р о н н и е воз­ з р е н и я и нравы, принесенные на Восток франками. Если иностран­ н о е влияние и имело н е к о т о р о е значение благодаря обширным тор­ говым отношениям, то только в тех небольших областях, которые при разделе государства достались венецианцам и где установилось прочное правление.

П о с л е э т о г о в Византии настало смутное время, к о т о р о е длилось до тех пор, пока она не оказалась п о д властью греческой династии в л и ц е х р а б р о г о и опытного в государственных делах Михаила Палеолога. Этому императору государство было о б я з а н о избавлением от иноземных захватчиков (1259 г.) и завоеванием многих областей на западе, п р е ж д е отобранных. О д н а к о все эти успехи не смогли вы­ рвать страну из о ц е п е н е н и я.

В таком положении, усугубившемся после смерти Палеолога при его преемнике А н д р о н и к е ( 1 2 8 2 — 1 3 3 2 гг.), государство существова­ ло б е з и з м е н е н и й вплоть до завоевания е г о османами в 1453 году.

Одежда Меры, предпринятые Константином Великим для заселения уч­ р е ж д е н н о й им столицы, были п р и ч и н о й п е р е н е с е н и я туда италий­ ских обычаев, о д е ж д ы и мод. Насколько п о с л е д н и е в э т о время от­ личались от чисто греческой одежды, теперь уже нельзя о п р е д е л и т ь из-за недостатка соответствующих греческих памятников.





Торговые о т н о ш е н и я В и з а н т и и распространялись до самых край­ них границ Азии, а через посредничество аваров, болгар, венгров и пр.

проникли в самую глубь З а п а д н о й Европы.

Ч е р е з турок, печенегов, куманов они охватили прочие племена, вплоть до самых северных областей русского государства. Лучшие товары из названных стран доставлялись непосредственно на визан­ тийский рынок, в том числе шелковые ткани, шелк-сырец и холст, грубые и тонкие шерстяные ткани, крашеные и узорчатые платки, кожи, кожевенные изделия, пушной товар, оружие, металлы, драго­ ценные камни, жемчуг и многое другое.

О б о г а щ е н и е государства и царского д в о р а усилило при Юстиниа­ не всеобщую страсть к пышности, которой благоприятствовало и сле­ дующее обстоятельство: двум греческим монахам удалось привезти в Константинополь из И н д и и шелковичных червей, а два года спус­ тя пересадить туда же и н е о б х о д и м о е для их содержания тутовое де­ р е в о (шелковицу).

Вскоре п о д непосредственным покровительством императора возникли крупные шелкодельные фабрики, сперва в самой столице, а вскоре в Афинах, Фивах, К о р и н ф е и других местах. П о с л е этого количество шелковых одеяний, которые п р е ж д е по высокой ц е н е доставлялись из П е р с и и, не только увеличилось, но и получило рас­ п р о с т р а н е н и е с р е д и всех классов византийского населения.

Византийские ткачи со в р е м е н е м п р и о б р е л и навык с о р т и р о в к и сырья и в зависимости от его качества научились выделывать из не­ го р а з н о о б р а з н ы е д о р о г и е ткани. В е р о я т н о, о н и е щ е раньше умели изготавливать из шелка разновидность бархата и придавать шелко­ вым тканям лоск и плотность атласа.

И м е ю т с я д о с т о в е р н ы е свидетель­ ства, что ткачи во времена Констан­ тина Великого обладали высокими техническими навыками. О н и выде­ лывали материи с сетчатым утком, в который были вотканы, например, изображения животных, причем столь искусно, что при изгибе скла­ д о к о н и п р о и з в о д и л и впечатление движения.

К р о м е того, были также материи с цветочными и другими узорами, а специально для христиан выделывались ткани с символическими изоб­ ражениями д у х о в н о г о с о д е р ж а н и я.

Поскольку о д е ж д а такого фасона была принята римлянами как результат знакомства с тканями Вос­ тока, нет сомнений, что изделия римских мастерских высшего раз­ ряда по орнаменту (за исключением упомянутой выше христиан­ ской символики, см. рис. 5) издавна напоминали пестрые материи, которые во все времена ценились на Востоке.

З а д о л г о до Константина Великого в.римском народе распростра­ нилась мода на п о д о б н ы е узорчатые одежды, которая стала господ­ ствующей в В и з а н т и и благодаря тесным связям э т о г о города с Вос­ током.

П р и таком п о л о ж е н и и дел все усилия византийских ткачей были направлены на то, чтобы перенять тайны н е о б ы к н о в е н н о г о искусст­ ва азиатского ткачества. Вначале о н и стали заимствовать образцы у персов, а позже, с начала V I I I века, у арабов, изделия которых в э т о й с ф е р е отличались большим р а з н о о б р а з и е м орнаментов.

Поэтому в рисунках на византийских тканях «новоперсидского»

периода преобладают изображения геометрических фигур, звезд, кругов и т. п., а также фантастических животных.

В тканях, созданных по арабским образцам, преобладают узоры растительного орнамента в сочетании с арабесками звериного стиля, переплетающимися наподобие лент.

Материи с подобными узорами (рис. 7), в зависимости от харак­ тера украшений, носили различные названия. Они давались по гео­ метрическим фигурам, окаймлявшим изображения ж и в о т н ы х, по цвету или по каким-либо другим украшениям; по главному изобра­ женному животному ткань называлась «львиной», «орлиной», «павли­ ньей» и пр.

Произведениями искусства западных стран можно считать боль­ шую часть тех богато украшенных священнических облачений, кото­ рые были подарены византийским священникам Папами и другими высокопоставленными государственными сановниками, о которых упоминает Анастасий Библиотекарь (около IX в.).

В е р о я т н о, такого же происхождения были и те ткани, которыми император Юстиниан украсил храм святой Софии. Большая часть материй, характер и з о б р а ж е н и й на которых напоминает греческий стиль и на которых часто встречаются греческие надписи (напри­ мер, императорская далматика в Риме), изготовлялась в основном иностранными, а не византийскими мастерами по заказу греков, но с использованием греческих узоров, образцами для которых служи­ ли миниатюры на пергаменте.

Иным путем развивалось производство золотых и серебряных тка­ ней (парча) еще с начала И м п е р и и были известны знатным римля­ нам как изделия из З а п а д н о й А з и и и называхись аталийскими одеж­ дами. Как предмет, вполне удовлетворявший страсть византийцев к восточной роскоши, они вызывали у них желание иметь самостоя­ тельное п р о и з в о д с т в о подобных материй (рис. 8).

Технические приемы при этом заключались в том, чтобы с помо­ щью тонких, обтянутых золотом или серебром шерстяных нитей под­ черкнуть либо узор на фоне, либо сам фон, не трогая узора. Такой спо­ соб, применявшийся впоследствии персидскими ткачами, арабами был д о в е д е н до высокой степени совершенства.

Что касается красильного мастерства, то и эта отрасль достигла в Византии высокого уровня развития благодаря непосредственно­ му влиянию красильного искусства З а п а д н о й Азии, пользовавшего­ ся с д а в н и х времен в с е о б щ е й славой.

И сырье (пряжа), и выделанные из него куски материй окрашива­ лись во все известные цвета. Судя по сохранившимся остаткам тка­ ней и по изображениям одеяний на греческих миниатюрах и разноцвет­ ных мозаиках, надо полагать, что узорчатые материи были в основном двухцветные (с узором л и б о светлее, л и б о темнее, чем фон) и только с XI в. вошли в употребление разнообразные оттенки.

Среди красителей первое место занимал, как и в Д р е в н е м Риме, пурпур. Щегольство пурпурными одеяниями, д о с т и г ш е е у римлян крайней степени во времена борь­ бы Константина с Максенцием, до такой степени охватило население Византии, что Константин Вели­ кий вынужден был издать строжай­ шие постановления, запрещавшие ношение подобных одежд.

З а п р е т этот, впрочем, касался двух самых д о р о г и х сортов пурпу­ ра — тирского (двойной окраски) и аметистового, а также поддельных сортов, весьма сходных с настоящи­ ми. З а т о все остальные оттенки поддельного пурпура, не отличав­ шегося ничем, за исключением блеска и прочности, от настоящего, с почти одинаковыми с ним переходами от светло-розового до фио­ летового и д а ж е самого густого черно-синего цвета, были к услугам л ю б и т е л е й роскоши (рис. 10).

Однако в 4 2 4 г. Феодосии II ограничил у п о т р е б л е н и е красок, до­ бываемых из раковин. Это з а п р е щ е н и е касалось только чисто шел­ ковых одеяний, окрашенных приведенным способом. П о д о б н ы е драгоценные о д е я н и я считались исключительным отличием импе­ раторской власти и неотъемлемой м о н о п о л и е й государства (рис. 6).

За всякое самовольное н о ш е н и е подобных о д е ж д или торговлю ими законом была установлена смертная казнь. П о с л е принятия за­ кона, ограничивавшего н о ш е н и е шелковых одеяний, дозволялось носить полушелковые и шерстяные материи, окрашенные пурпуром из раковин, а также такие шелковые ткани, в которых лишь некото­ рые части были окрашены упомяну той д о р о г о й краской (например, узоры, полосы или каймы) (рис. 9. пурпуровые шарфы как знак от­ личия сановников).

В о с п р е щ е н и е строго соблюдалось вплоть до смерти Юстиниана, а потом п о с т е п е н н о утратило свою силу. В начале VI в. д а ж е парии в цирке отваживались носить одежды, окрашенные пурпуром.

Такое з л о у п о т р е б л е н и е было о г р а н и ч е н о п р е д п и с а н и е м Тиберия II ( 5 7 8 — 5 8 2 гг.), о н о д о п у с к а л о н а л и ч и е п у р п у р н о й о т д е л к и ш и р и н о й не б о л е е чем в д в а пальца. Н а к о н е ц, о к о л о начала IX в.

Л е в VI о т м е н и л з а п р е т на царский пурпур, считавшийся «священ­ ным», р а з р е ш и в в с е о б щ е е у п о т р е б л е н и е о д е ж д ы с каймой упомя­ нутого цвета.

С тех п о р пурпур распространился повсеместно, однако только царские одежды могли быть целиком окрашены самым высшим и до­ рогим сортом э т о й краски. Тайна э т о г о уникального промысла по­ гибла с крушением Византийской империи.

Прикладные ремесла, которыми занимались византийцы, относи­ лись в основном к области ж и в о п и с и и пластики, например золотых дел мастерство, резьба по камню и финифть. Представители э т и х ремесел п р о и з в о д и л и предметы роскоши, в частности богатые укра­ шения для парадных о д е ж д.

П о с л е смерти Юстиниана византийская знать, соперничая в рос­ коши с азиатами, буквально навьючивала на себя украшения, а в пышности и блеске ни в чем не уступала восточным властителям.

Византийские мастера освоили финифтяную живопись, т. е. искусст­ во нанесения и з о б р а ж е н и я на металл стеклообразным разноцвет­ ным покрытием, закрепленным обжигом.

Об этом искусстве не упоминается ни в каких источниках п е р в о й половины VI в. И з в е с т н о, что к концу IX в. ему стали подражать в Италии, а наибольшее развитие о н о получило у греков.

СУДЯ по д о ш е д ш и м д о нас фрагментам, техника финифти в конце XII — начале XIII века ограничивалась двумя основными приема­ ми. Первый и, вероятно, д р е в н е й ш и й с п о с о б состоял в том, что на металлической пластинке намечались очертания и з о б р а ж е н и я при помощи напаивающихся на пластинку тонких металлических ни­ тей. Остававшиеся между ними неглубокие гнездышки заливались расплавленной р а з н о ц в е т н о й стекловидной массой.

В т о р о й прием заключался в том, что в самом металле чеканились углубления, предназначенные для заливки, а контуры оставлялись н е т р о н у т ы м и. П о с л е д н и й с п о с о б применялся при изготовлении крупной утвари и больших предметов, а первый — в мелких рабо­ тах, в том числе над украшениями.

До конца XI — начала XII века эмалевые работы велись исклю­ чительно по золоту, а п о з ж е стали выполняться и по меди. В юве­ лирном деле и прочих ремеслах — резьбе по с л о н о в о й кости, обра­ ботке драгоценных камней, янтаря и др. — а также в кузнечном д е л е византийцы унаследовали от греков и этрусков высокое художест­ венное мастерство, которым эти народы славились с д р е в н е й ш и х времен. Обладая с давних п о р возможностью изучать тайны ремес­ ла восточных народов, византийцы главным о б р а з о м заимствовали у них формы изделий (рис. 11, с е р е б р я н а я шкатулка).

Если окинуть взглядом всю массу сохранившихся в произведени­ ях византийской скульптуры и живописи и з о б р а ж е н и й костюмов (на мозаиках, в миниатюрах, финифти и пр.) и сравнить их с одеж­ д о й, бытовавшей у римлян во времена Константина Великого, мож­ но заметить, что ее п р е о б р а з о в а н и е в с о б с т в е н н о византийский ко­ стюм, с его чисто восточным характером, совершалось п о с т е п е н н о, невзирая на постоянное и н е п о с р е д с т в е н н о е влияние Востока.

К числу таких памятников можно причислить остатки стенной росписи в храме святой Софии, принадлежащей ко времени восста­ новления этого храма Юстиниа­ ном. На фреске, относящейся к пер­ вой п о л о в и н е VI в., несколько мужчин и женщин изображены в старинной о д е ж д е — тунике с длин­ ными рукавами и легкой накидке, аналогичной греческому плащу.

Еще одним свидетельством пре­ обладания п о д о б н о й одежды слу­ жит множество мелких резных из­ д е л и й из слоновой кости явно греческого происхождения. К ним относятся различные предметы церковной утвари, богато украшен­ ные резьбой, а также преимущест­ в е н н о доски и диптихи, датируе­ мые IV —VII вв.

По этим изображениям, как и по упомянутой фреске, м о ж н о уви­ деть, что мужская о д е ж д а состояла не только из д л и н н о й туники, но и из б о л е е короткого н и ж н е г о платья. Кроме известных ранее наки­ док в форме плащей, встречаются о с о б о г о фасона штаны и башмаки в виде носков, прикрывающие ноги фигур.

Если проанализировать и з о б р а ж е н и я в сохранившихся памятни­ ках византийского искусства, не останется никакого сомнения в том, что одежда древнеримского фасона была в ходу вплоть до конца XI — начала XIII века.

Однако, принимая во внимание условность форм, установившую­ ся в византийском искусстве приблизительно с VIII в., согласно ко­ торой и з о б р а ж е н и я воспроизводили только устоявшиеся канонич­ ные образы одежды и утвари, трудно судить о д о с т о в е р н о с т и воссозданных предметов быта и деталей одежды.

На греческих миниатюрах X в. нередко встречаются фигуры, об­ лаченные в древнегреческий костюм (рис. 21), не говоря уже о скульп­ турных произведениях, где это еще больше заметно. Д а ж е на карти­ нах X I V в., т. е. времени, когда византийская о д е ж д а полностью переняла азиатский характер, фигуры изображались преимущест­ в е н н о в древнеримском костюме.

Что касается о д е я н и я низших сословий, то традиционная о д е ж д а этого класса в Риме едва ли сохранилась до V I I I — начала IX столе­ тия в том виде, какой она имела до Константина Великого. С э т о г о времени и вплоть до начала XII в. в ней п р о и з о ш л и существенные изменения, однако не столько в покрое, сколько в отделке.

В мужском костюме э т о и з м е н е н и е проявляется в зауживании всех частей одежды. Так, п р е ж н я я просторная нижняя о д е ж д а (ту­ пика) после IX в. п р и о б р е т а е т форму узкого кафтана с обтяжными рукавами, что п о д т в е р ж д а ю т м и н и а т ю р ы Б и б л и и с в я т о г о П а в л а ( н а п и с а н н о й, правда, на л а т и н с к о м языке) (рис. 13, в), а также д р е в н и е м о з а и ч н ы е и з о б р а ж е н и я в ц е р к в и с в я т о г о Марка, под­ ч е р к и в а ю щ и е греческое влияние и относящиеся к с е р е д и н е XII в.

(рис. 13. а, б).

О д н о в р е м е н н о в э т о й о д е ж д е произошла и другая перемена: по­ с т е п е н н о исчезли распространенные ранее продольные параллель­ ные полосы, взамен которых появились роскошные п о п е р е ч н ы е бордюры, расположенные по нижнему краю одежды, вокруг шеи и рукавов (рис. 13, а—в; рис. 14, в).

В э т о же время появился накидной плащ, который вытеснил гос­ подствовавшую п р е ж д е полугреческую сборчатую накидку. П л а щ у римлян являлся почетным отличием, присваивавшимся только им­ ператорам и главным полководцам, и в В и з а н т и и он был составной частью одежды знати; народу позволялось носить только упомяну­ тую сборчатую накидку.

Плащ и накидка первоначально носились одинаково, т. е. при­ креплялись застежкой на правом плече согласно д р е в н е м у обычаю.

П о з д н е е низшие сословия стали за­ вязывать свой плащ двумя завязка­ ми, прикрепленными к вороту, и но­ сить его в виде открытой с п е р е д и накидки, спускавшейся п о с п и н е (рис. 13, б). Со временем к этой одеж­ де прибавились украшения по краям туники.

Такая одежда, как штаны, испы­ тавшая многочисленные нападки в Д р е в н е м Риме д а ж е в царствование Гонория, сохранилась у визан i ийцев.

Эта принадлежность мужского кос­ тюма двух р а з н о в и д н о с т е й — корот­ ких штанов по колено и длинных, прикрывавших всю ногу постепен­ но, п о д о б н о тунике, все сильнее ста­ ла походить на т е с н о облегающую те­ ло о д е ж д у из трико (рис. 14, а —в; ср.

рис. 13, а—в).

Кроме того, о б е половины штанов не всегда составляли о д н о целое. Ча­ ще о н и надевались как о т д е л ь н ы е части в р о д е чулок и к р е п и л и с ь при п о м о щ и о с о б ы х шнурков или завя­ зок. П р и к о р о т к и х, до колен, шта­ нах надевались п л о т н о обтягивав­ шие и п р и к р ы в а в ш и е голени чулки, которые чуть п о н и ж е колен подвя­ зывались тесьмой (рис. 14, б; рис. 13, а, в).

Из различных видов обуви самой р а з н о о б р а з н о й отделки, суще­ ствовавших еще в глубокой древности, сандалии, как менее удобные и мало защищавшие ноги, п о с т е п е н н о вытеснялись излюбленными с д а в н и х п о р на Востоке башмаками, обхватывавшимися ремешка­ ми, и высокими сапогами (рис. 13, а —в; рис. 14, а, в).

Обувь шилась из кожи или из крепкого войлока. Главное ее укра­ ш е н и е составляли пестрые цвета и узорчатая обшивка, причем пур­ пурный цвет, а в п о з д н е й ш е е время е щ е и зеленый считались при­ вилегией царских особ.

До конца XIII в. низшие сословия в Византии придерживались обычая д р е в н и х римлян покрывать голову только в исключитель­ ных случаях, больше для защиты от непогоды и солнца, чем для кра­ соты. П о э т о м у о н и довольствовались невысокими шляпами с круг­ лой тульей и широкими полями и низкими шапками и колпаками с отворотами, не внося в их фасон никаких новшеств. Впрочем, око­ л о IX в. о н и заимствовали у народов ч ^ ^ ш п й i ™ » ги-пКуул шапку., похожую на фригийский колпак.

Возникшая в Риме мода на коротко остриженные волосы и длин­ ные бороды поддерживалась в Византии азиатами, следовавшими такому же обычаю, и потому подверглась здесь притеснениям.

Д а ж е при поверхностном сравнении соответствующих изображе­ ний видно, что б о р о д а здесь не всегда пользовалась почетом и д а ж е римские императоры от Константина до Юстиниана, исключая только Юлиана, предпочитали гладкий подбородок.

Императоры, а по их примеру и п р и д в о р н ы е чины б р и л и бороду только из-за того, что в простом народе, благодаря азиатскому вли­ янию, начал распространяться обычай отращивать ее. Впоследствии, после Юстиниана, высшие классы вновь стали отпускать бороду. По­ сле этого время от времени издавались постановления, касающиеся причесок. Так, Феофил. у которого было мало волос, велел народу считать его прическу о б р а з ц о м для всех.

Из подобных предписаний видно, что население Византии в э т о время не знало париков или уже от них отказалось. В то же время этот странный головной убор, чисто восточное и з о б р е т е н и е, был популярен у римлян еще со времен Августа.

Допуская, что парик был известен и в Византии, м о ж н о предпо­ ложить, что здесь пользовались всеми прочими косметическими средствами, которые издавна были популярны у народов Востока и римлян,— румянами, мылом, эссенциями и ароматическими мас­ лами, требовавшими соответственных туалетных п р и н а д л е ж н о с т е й и украшений.

В отличие от мужской, о д е ж д а ж е н щ и н всех сословий сохранила почти б е з и з м е н е н и й свойственный ей е щ е со времен Августа харак­ терный азиатский отпечаток. У ж е н щ и н остались по-прежнему в мо­ де широкая стола с длинными рукавами, туника и почти не изме­ нившие свою форму накидки.

Все трансформации, которым под­ вергались эти одежды с течением вре­ мени, ограничивались переменой ма­ терий и орнамента. Очень популярны были пестрые узорчатые ткани, по­ ставлявшиеся азиатами и византий­ скими ткачами, а также оборки на о д е ж д е, нередко отличавшиеся рос­ кошной отделкой (рис. 15).

С развитием при Юстиниане про­ изводства шелка зажиточные классы стали выбирать для своих о д е ж д либо чисто шелковые ткани, либо полушел­ ковые с большим или меньшим содер­ жанием натурального шелка (рис. 15) взамен преобладавших прежде льня­ ных и шерстяных тканей. С этих пор льняные ткани шли частью на изго­ товление нижних туник, соответство­ вавших нынешним сорочкам, а частью на некоторые верхние одеяния, голо­ вные покрывала и всевозможные на­ кидки.

По поводу богатой п у р п у р н о й отделки, к о т о р о й украшалась в е р х н я я одежда, заслуживает внимания о д н о постановление, издан­ н о е к концу IV в. (в 3 9 3 г.) и запрещавшее актрисам носить подоб­ ные платья. П р и н я т о о н о было с той целью, чтобы этим правом мог­ ли пользоваться только порядочные женщин.

Из накидок древнего покроя византийские женщины особо п р е д п о ч и т а л и п р о д о л г о в а т ы й плащ г р е ч е с к о г о о б р а з ц а, а т а к ж е в ы к р о е н н у ю п о л у к р у г о м на д р е в н е р и м с к и й м а н е р накидку, ко­ т о р а я окутывала все т е л о. О т н о с и т е л ь н о э т о й н а к и д к и в ф о р м е колокола, и м е в ш е й только о д н о о т в е р с т и е д л я головы, измене­ н и е о г р а н и ч и л о с ь только р а з н о о б р а з и е м м а т е р и а л а (ср. рис. 15;

рис. 17).

Ч т о касается прочих накидок, в которые кутались женщины, то перемены главным о б р а з о м заключались в том, что женщины стали р е ж е обвертывать ими тело, как э т о делалось с греческой тогой. За­ то их чаще стали носить в виде наплечных накидок, спускавшихся по спине, причем в е р х н и е концы плаща притягивались вперед, а по 1 ом закидывались назад, с левого плеча за правое, и наоборот.

Если ширина плаща позволяла, то его верхняя часть набрасыва­ лась на голову (рис. 16). Такой в н е ш н и й вид в сочетании со спускав­ шейся до земли столой составлял отличительный признак почтен­ ной женщины. Потому византийское искусство во все времена и придерживалось п о д о б н о г о канона при и з о б р а ж е н и и одежды Бого­ матери, причем цвет о б е и х названных о д е ж д почти всегда л и б о красный, л и б о синий.

С) переменах в наряде византийских императриц м о ж н о судить по некоторым мозаичным и з о б р а ж е н и я м того времени, в частности по мозаикам на фасаде затибрской церкви П р е с в я т о й Д е в ы (рис. 17, а-г).

Кроме больших платков, которыми женщины оборачивались раз­ нообразными способами, приблизительно с XI в. у представитель­ ниц высших сословий вошла в моду накидка о с о б о г о фасона; подоб­ ная о д е ж д а в д р е в н о с т и иногда встречалась у римлянок.

Кроме объема и д о р о г и х украшений, она соответствовала муж­ скому плащу и п о д о б н о ему носилась л и б о только на правом плече, л и б о на о б о и х и застегивалась на застежку — фибулу (рис. 17, а—в;

ср. рис. 13. б).

С А Д Я П О изображениям, к числу женских головных уборов, кото­

–  –  –

б р а ж е н ы воины в б р о н е д р е в н е а з и атского типа, с о с т о я щ е й из про­ д о л г о в а т ы х медных пластинок, от­ д е л а н н ы х мелкими бляшками или шишками (рис. 4 5. б. г).

Азиатское влияние очень заметно на п о р т р е т е Василия II в о д н о м па­ рижском псалтыре X века (рис. 4 5, а). П а н ц и р ь на этом п о р т р е т е состо­ ит из мелких блях, но остальные час­ ти костюма, за исключением диаде­ мы и плаща, выполнены в восточном стиле.

На и м п е р а т о р е надета богато вы­ шитая туника с длинными рукавами и длинные штаны, а также обшитые жемчугом сапоги с отворотами. Пан­ цирь, как и на предыдущих изобра­ жениях, не имеет характерного рим­ ского удлинения в виде пластины для защиты н и ж н е й части живота, а оплечья, которые в римском воору­ ж е н и и всегда соединены с панцирем, здесь от него отделены и образуют самостоятельное украшение на­ п о д о б и е застежки.

Н е к о т о р ы е и з о б р а ж е н и я э т о й эпохи, н а п р и м е р рисунок на эмали в р и з н и ц е д в о р ц о в о й капеллы в М ю н х е н е (рис. 4 6, а — е ), убедитель­ но п о д т в е р ж д а ю т п р о и з о ш е д ш и е в э т о время изменения.

У с о в е р ш е н с т в о в а н и я, з а т р о н у в ш и е к концу X в. о т д е л ь н ы е ви­ ды в о о р у ж е н и я, заключались в том, что с т а р и н н ы е р и м с к и е пан­ ц и р и с м е н и л и с ь о б л е г ч е н н о й б р о н е й и з мелких, иногда к р а ш е н ы х блях. К б о г а т о у к р а ш е н н о й тунике с д л и н н ы м и рукавами приба­ вилось р о с к о ш н о о т д е л а н н о е н и ж н е е платье: к о р о т к и е ( д о колен) штаны в обтяжку, д л и н н ы е чулки и п о д в я з н ы е башмаки т е м н о г о цвета.

Явный п р и м е р дальнейшего отступления от т р а д и ц и й древне­ римского в о о р у ж е н и я представляют низкие металлические шишаки (рис. 4В, б), легкие крашеные шапки из ткани (рис. 46, а), малые круглые щиты (рис. 46, а), а также большие с е р д ц е о б р а з н ы е, с укра­ шениями в в и д е гербов (рис. 4 6, в, г).

Так как ни в Д р е в н е м Риме, ни в Азии не встречалось щита такой формы, м о ж н о предположить, что он был и з о б р е т е н л и б о самими византийцами, л и б о был заимствован у ж и т е л е й З а п а д н о й Европы.

П о с л е д н е е п р е д п о л о ж е н и е п о д т в е р ж д а е т гот факт, что из множе­ ства различных предметов, которыми З а п а д снабжал Византию, во все времена о с о б е н н о ценилось о р у ж и е из С е в е р н о й Германии и ни­ дерландские кожаные изделия. В о з м о ж н о, таким путем в Византии появились мечи о с о б о й формы, встречающиеся на и з о б р а ж е н и я х того времени (рис. 46. д. е).

Судя по сведениям, изложенным императором Л ь в о м в его «Так­ тике» (около начала X в.), главным наступательным о р у ж и е м поп р е ж н е м у были меч и секира, р а з н о о б р а з н ы е метательные копья и о с о б о е «македонское- копье, а также, в п р о т и в о п о л о ж н о с т ь древ­ неримскому вооружению, небольшой арабский или скифский лук.

Благодаря азиатскому влиянию одним из главных военных навы­ ков считалось умение владеть луком, а п р е ж н я я длина копья маке­ донских всадников — 16 футов — уменьшилась теперь до 12-ти. По­ з д н е е римские войска, помимо о б ы к н о в е н н о г о лука, были снабжены о с о б о г о рода самострелами.

Судя по сведениям, приводимым в «Тактике», которые подтверж­ дают и другие источники, войско после смерти Константина утрати­ ло п р е ж н и й б о е в о й ДУХ И стало весьма изнеженным. Во всех вой­ сках в э т о время т я ж е л о е в о о р у ж е н и е считалось обузой.

Во время похода груженные им возы тянулись вслед за армией, что при внезапных нападениях врага п р и в о д и л о к гибельным по­ следствиям. Л и ш ь иногда наиболее разумным правителям ненадол­ го удавалось поднять дух войска; например между царствованием Н и к и ф о р а II Фоки и до Романа III ( 9 6 3 — 1 0 2 8 гг.), а также, после очередного периода упадка, при Алексее I Комнине и его преемнике Иоанне (1081 —1143 гг.). Впрочем, эти одиночные попытки не оказали особого влияния на вооружение войска.

В о о р у ж е н и е в X и XI веках остава­ лось почти неизменным, как и в после­ д у ю щ е е время, вплоть до самого паде­ ния и м п е р и и. И х о т я в некоторых п р о и з в е д е н и я х изобразительного ис­ кусства (например, в миниатюрах ру­ кописей конца XII века) встречаются изображения чешуйчатой брони и про- чих п р е д м е т о в в о о р у ж е н и я (рис.

4 5, в), их трудно считать нововведени­ ем, поскольку все о н и носят явный от­ печаток стародавних восточных форм.

В о о р у ж е н и е п о ч е т н о й император­ ской гвардии, или так называемых палатинцев, все же подверглось усовер­ ш е н с т в о в а н и ю и стало больше, чем п р е ж д е, соответствовать военным тре­ бованиям. Когда и м е н н о произошли эти преобразования, точно неизвестно.

В е р о я т н е е всего, о н и начались е щ е в V I I I веке и были вызваны необходи­ мостью о б о р о н ы в случае опасности.

Б л и ж а й ш и е д о с т о в е р н ы е сведения от­ носятся к XI —XII векам, например, мозаичные и з о б р а ж е н и я в церкви св.

Марка в В е н е ц и и (рис. 47, а —в).

Почетная гвардия, которая всегда изображалась стоящей вокруг трона императора, здесь представлена б е з о б о р о н и т е л ь н о г о оружия (рис. 47, а), но в в о и н с к о м о д е я н и и, прикрываю­ щ е м все тело, кроме ног (рис. 47, б, в), которые закрыты узкими штанами ти­ па трико, у к р а ш е н н ы м и разноцвет­ ными п о п е р е ч н ы м и полосами, и полу­ сапожками с подобными украшениями (рис. 43).

Византийские императоры, как и в свое время западноримские, постоян­ но укомплектовывали регулярную ар­ мию и н о з е м н ы м и наемниками, пре­ и м у щ е с т в е н н о франками, а также целыми полчищами вспомогательных войск из азиатов.

П о с л е д н и е сохраняли свойственное каждому их племени нацио­ нальное оружие, поэтому все войско представляло с о б о й чрезвы­ чайно р а з н о о б р а з н у ю смесь костюмов и вооружения.

И з о б р а ж е н и я воинов из некоторых таких войск встречаются во многих п р о и з в е д е н и я х искусства, относящихся к различным эпохам (рис. 48, а —в).

***

–  –  –

Т р у д н о сказать, способствовали ли п о д о б н ы е р а с п о р я ж е н и я уста­ новлению е д и н о о б р а з и я в церковном облачении, поскольку по это­ му поводу существовало много разногласий. Н а п р и м е р, около 7 5 4 г.

архиепископ Майнцский Б о н и ф а ц и й в п р е д е л а х с о б с т в е н н о й епар­ хии запрещал духовенству носить не только д о р о г и е одеяния, но и д р е в н е р и м с к и й военный плащ сагум и оружие.

Главными частями д у х о в н о й одежды он о п р е д е л я л тунику из шер­ стяной ткани или полотна, башмаки, пояс, столу или орарь и не­ большой плащ для зимнего времени.

Судя по другим сведениям, п о д о б н о е стремление к б о л е е достой­ ному, а не пышному о д е я н и ю господствовало и в греческом духовен­ стве, д а ж е между патриархами. Говорят, что св. Тарасий при вступ­ л е н и и в 7 8 4 г. на епископскую кафедру в Византии е щ е до принятия тонзуры (пострижения) сложил с себя украшенную пурпуром одеж­ ду, которую носили в миру и взамен ее возложил на себя патриар­ шее одеяние, отличавшееся гораздо меньшей роскошью.

И м е ю щ и е с я письменные источники не дают точного и историче­ ски верного описания эволюции священнослужительского одеяния.

Поэтому, чтобы составить представление об этом костюме, необхо­ д и м о обратить о с о б о е внимание на соответствующие художествен­ ные и з о б р а ж е н и я.

–  –  –

этими лентами Д В У Х В И Д О В иногда использовалось одеяние, укра­ ш е н н о е д в о й н о й полосой (рис. 5 3 ). У греков такую нараменную лен­ ту называли епитрахилью. Епитрахиль редко спускалась по о б е сто­ роны о д е я н и я п о д о б н о столе (рис. 5 4 ).

Обычно она возлагалась на плечи таким образом, что о б е ее по­ ловины, равные по ширине, прикасались друг к другу краями и да­ же прикрывали одна другую. Вначале э т о т д в о й н о й нашейник укра­ шался п у р п у р н ы м и крестами и б о г а т о й вышивкой, иногда пурпурные кресты заменялись произвольными орнаментами и раз­ ноцветными кисточками (ср. рис. 5 3 ; рис. 5 5 ; рис. 5 6 ). П о я в л е н и е в э т о время цветных тканей, заменивших господствовавшие ранее белые одежды, следует объяснить стремлением к великолепию, уси­ лившимся с начала IX в.

Существовало еще о д н о д о п о л н е н и е к греческому священнослужительскому облачению. О н о встречается в и з о б р а ж е н и я х XI в. и п о з ж е и представляет с о б о й короткую тунику, доходившую до ко­ лен, которая иногда отличалась богатым узором и надевалась по­ в е р х д л и н н о й столы и епитрахили (рис. 5 3 ; ср. рис. 52).

Если о б о б щ и т ь все сказанное о б о г о с л у ж е б н о й о д е ж д е, м о ж н о сделать вывод, что в начале XII в. полное облачение высших духов­ ных сановников, епископов и патриархов (не считая скрытых час­ тей одежды) состояло из следующих частей (по порядку возложе­ ния): 1) стола; 2) надеваемая п о в е р х столы узкая епитрахиль; 3) короткая туника; 4) пенула; 5) омофор; 6) чулки; 7) обувь черного цвета в виде башмаков или сандалий.

–  –  –

На одном из четырех царей надет кафтан у м е р е н н о й длины с уз­ кими рукавами и ш и р о к и е шаровары, на остальных т р о и х — длин­ ная н и ж н я я одежда, напоминающая д р е в н ю ю мидийскую столу Ахе­ м е н и д о в (рис. 8 3 ; рис. 86; ср. рис. 78, а —в).

П о в е р х э т о й о д е ж д ы надет кафтан, разделенный на полы, совер­ ш е н н о не п о х о ж и й на д р е в н и й царский наряд. К р о м е того, на пле­ чи о д н о г о из царей накинут короткий плащ. О форме головного убо­ ра будет сказано ниже.

Костюм с о в е р ш е н н о другого вида и з о б р а ж е н на большей части сасанидских изваяний, например на «Накш-и-Рустамских» релье­ фах, высеченных п о д гробницами Д а р и я и Ксеркса, а также на скульптурах, находящихся близ Казеруна. О н и запечатлели превос­ ходство сидящего на коне персидского царя над римским императо­ ром, опустившимся п е р е д ним на колени в умоляющей позе, в окруж е н и и других римлян (рис. 85). По всей вероятности, здесь пред­ ставлена блестящая победа короля Шапура I над императором Ва­ л е р и е м и взятие в плен последнего.

На всех рельефах костюм Сасанида, за исключением характерно­ го головного убора, состоит не только из «мидийской столы», но и из узкорукавной, хотя и п р о с т о р н о й в е р х н е й одежды, ш и р о к и х шта­ нов и короткого, застегнутого на груди плаща (рис. 87). Этот наряд в основном напоминает костюм на о д н о й статуе, изобр'ажающей э т о г о же царя, но только здесь е г о в е р х н я я о д е ж д а короче и б е з ко­ роткого плаща (рис. 88).

Царская одежда, отличавшаяся большим удобством, представляет с о б о й смесь элементов древнепарфянского и д р е в п е п е р с и д с к о г о ко­ стюмов (ср. рис. 8 0, рис. 82). Она использовалась почти всеми после­ дующими властителями, вплоть до Хосрова I Ануширвана (ср. рис.

97). Этот царь, а также его наследник Х о с р о в П а р в и з п о з д н е е при­ дали своему костюму гот великолепный вид, какой мы видим на многофигурных рельефах в скалах Такхт-и-Бостан близ Кирманшаха в С е в е р н о й П е р с и и. Авторство этих скульптур приписывается скульптору Фергарду, будто бы изваявшему их из любви к Схиране, супруге Хосрова.

Царь здесь и з о б р а ж е н несколько раз в полном наряде, иногда пе­ шим, иногда верхом на коне. На о д н о м из э т и х изваяний царский наряд состоит из короткого вышитого кафтанчика с надетой п о в е р х него чешуйчатой б р о н е й, узких вышитых штанов, башмаков с лен­ тами и головного убора в виде зубчатого венца с двумя стоячими крылами, п о д д е р ж и в а ю щ и м и полумесяц, охватывающий неболь­ ш о й шар. Л е в а я рука царя опирается на меч, перевязь которого ук­ рашена жемчугом.

На другом рельефе он представлен верхом и в полном вооруже­ нии. На нем кольчатая б р о н я, доходящая до колен и прикрывающая кафтан, украшенный драконами, крестообразными фигурами и цве­ тами. В о о р у ж е н и е царя состоит из круглого щита, наполовину за­ крывающего грудь; у б е д р а колчан со стрелами, а в руке д л и н н о е ко­ пье, о п у щ е н н о е на правое плечо.

Его конь также покрыт д о р о г о й сбруей с нагрудником, составлен­ ным из мелких металлических блях. На скале, противоположной упо­ мянутым изображениям, представлено несколько всадников в анало­ гичном о д е я н и и и в с о п р о в о ж д е н и и людей, несущих опахала.

Еще нагляднее показан этот костюм (за исключением кольчатой б р о н и и некоторых деталей) на чеканном с е р е б р я н о м и з о б р а ж е н и и царя Фируза, относящемся к рассматриваемой здесь э п о х е (рис. 89), а также на вырезанном из горного хрусталя п о р т р е т н о м изображе­ нии, хранившемся некогда в аббатстве Сен-Дени.

Существует о п и с а н и е наряда почти всех Сасанидов, составленное Хамзой Исфаханским и упомянутое в его «Книге лиц». В этом опи­ сании, например, говорится, что на Н а р з е с е I и на Х о р м у з е II было красное вышитое о д е я н и е и вышитые штаны, а рукой цари опира­ лись на меч. Шапур II упоминается в вышитом о д е я н и и р о з о в о г о цвета, вышитых красных штанах и в синей тиаре, украшенной золотом, с двумя остриями вверху, п о д д е р ж и в а ю щ и м и маленькое золо­ тое и з о б р а ж е н и е Л У Н Ы.

Наряду с изменением о д е ж д ы царей менялась и форма присвоен­ ных им знаков царского величия, которыми после разрушения гро­ мадной персидской империи и д а ж е после падения династии Саса­ нидов все еще считались пурпурный плащ и пурпурные башмаки или полусапожки, украшенные жемчугом и шитьем. Хотя все эти предметы изменялись наравне с царским костюмом, ни одна часть царского наряда не подвергалась такому коренному преобразова­ нию, как головной убор, самый главный из атрибутов царей.

Свидетельства д р е в н и х авторов п о з в о л я ю ! судить об и з м е н е н и и формы и убранства освященного обычаем головного убора ахеменидских царей. Этот у б о р состоял из жесткой, сужающейся кверху повязки, или кидара. Такая повязка составлялась из спирально скру­ ченных б е л о й и пурпурной или б е л о й и синей полос материи.

Этот изящный головной убор, который м о ж н о видеть е щ е на д р е в н е а с с и р и й с к и х рельефных изваяниях, впоследствии больше не встречается ни на одном из и з о б р а ж е н и й. П о д о б н ы й головной у б о р как знак царского достоинства встречается только на с е р е б р я н ы х монетах армянских царей (рис. 90, а—в), у которых в царском обла­ чении сохранился характер ахеменидского царского костюма.

На монетах Арзакидов и Селевкидов головы царей украшены п р о с т о й повязочной д и а д е м о й (рис. 9 1, 6 ) или богато украшенной драгоценными камнями и жемчугом полуовальной шапкой с лопас­ тями (рис. 9 1, в, г).

П о с л е д н и е составляют часть другой, меньшей шапочки, плотно облегающей голову и скрытой под первой. И з о б р а ж е н и я на некото­ рых монетах п р я м о указывают на го, что в е р х н я я шапка иногда по­ вязывалась ленточной диадемой, причем концы лент спускались по с п и н е (рис. 9 1, г), а к диадеме, с в е р х того, иногда сбоку прибавля­ лось по украшению в виде маленького рога (рис. 9 1, в).

С о в е р ш е н н о иную форму имеет головной у б о р Сасанидов. На самых д р е в н и х и з о б р а ж е н и я х царей э т о й династии встречаются д в е разновид­ ности такого убора, о д и н из которых п о х о ж на римский «стенной венец»

(рис. 85; рис. 88), а другой представ- ' ляет с о б о й п л о т н о прилегающую к голове шапку, над которой возвыша­ ется объемистая чалма (рис. 8 3, б;

рис. 85).

От о б о и х у б о р о в или корон спус­ каются ленты, сложенные в изящные складки. Это украшение повторяется абсолютно на всех и з о б р а ж е н и я х Са­ с а н и д о в и, б е с с п о р н о, с о с т а в л я е т знак царского достоинства. Из э т и х двух простых форм, введенных впер­ вые А р д а ш и р о м, т. е. из слияния «стенного венца» с большой круглой чалмой, а быть может, и самостоя­ тельно, независимо от них, образова­ лась третья, основная форма царско­ го головного убора, изображаемая не только в изваяниях на скалах, но и на персидских монетах (рис. 87; рис.

92, а).

На монетах м о ж н о встретить множество в и д о и з м е н е н и й формы царского головного убора, из которых видно, что упомянутое шаро­ о б р а з н о е возвышение было действительно чалмой, искусно свитой из длинных полос материи и богато украшенной жемчугом и драгоцен­ ными камнями (рис. 92, а, б, в). И м е н н о эта чалма и входила в число главных атрибутов царей.

Царский головной у б о р старались превратить в символическое о л и ц е т в о р е н и е титула «царя царей, брата Солнца и Луны» и т. п., прибавляя к нему разные эмблемы. Так был придуман тот убор, о ко­ т о р о м упоминалось в связи с и з о б р а ж е н и м и Х о с р о в а Парвиза. Он состоял из д в о й н о й диадемы (полукруглой шапки со стенным венцом) со стоячими крыльями и ут­ вержденным на них полумесяцем с шаром (рис. 8 9 ; ср. рис. 9 2, г).

Д в о й н а я корона означала титул «царя царей», а символические зна­ ки, помещенные на крыльях — «бра­ га Солнца и Луны».

С р е д и этих эмблем, которые были сделаны из золота и богато украше­ ны камнями и жемчугом, был золо­ той полумесяц и маленькие золотые рога, которые ввел еще Шапур II и которые носили Арзакиды.

Наконец, к царскому наряду при­ надлежало в качестве атрибутов или в виде украшения чрезвычайно рос­ кошное и д о р о г о е ожерелье (бармы) (рис. 87; рис. 88), а для прикрепле­ ния пурпурного плаща — не м е н е е ценная застежка значительной величины, от которой на трех золотых цепочках спускались три ги­ ацинта (ср. рис. 24; рис. 26).

&^ %

–  –  –

*** Д р е в н и й культ Огня, п о р о й гонимый во время владычества Селевкидов и Арзакидов, никогда окончательно не упразднялся. Маги — представители этого культа, утратившие свое п р е ж н е е влияние с па­ д е н и е м д р е в н е й империи, тем не менее беспрепятственно собира­ лись у многочисленных капищ, где совершали ж е р т в о п р и н о ш е н и я О г н ю и передавали потомству завещанное им учение.

Таким о б р а з о м, для восстановления д р е в н е й к о р п о р а ц и и магов достаточно было возвратить ж р е ц а м э т о г о культа их п р е ж н е е зна­ ч е н и е и могущество. П о н я т н о, что при этом д о л ж е н был вскоре об­ новиться и весь внутренний и внешний п о р я д о к культа, равно как и п р е ж н и й костюм его представителей.

По древнему обычаю, костюм магов составляли длинные белые оде­ яния без всяких золотых украшений, на голове была тиара, а в правой руке — трость. П р и п р о в е д е н и и процессий в честь священного Огня прислуживавшие магам носили, как и в п р е ж н и е времена, пурпурные одеяния. П р и исполнении священных о б р я д о в п е р е д вечно горящим жертвенником жрецы надевали колпак с лопастями, закрывавшими рог, чтобы их дыхание не касалось огня. С л у ж е б н о е о д е я н и е магов напоминало наряд сирийских ж р е ц о в.

н ^^ = Д л я точного описания женской одежды сохранилось слишком ма­ ло изображений на памятниках. Д о с т о в е р н о можно утверждать лишь то, что она практически не изменилась с самых д р е в н е й ш и х времен.

Как в эпоху Ахеменидов, так и в последующее время женский костюм состоял из длинной верхней одежды с длинными рукавами, опоясы­ ваемой вокруг стана, из накидки вроде плаща, башмаков и головного убора, вместо которого бедняки носили простой платок.

Остальные различия обус­ ловливались только положе­ нием и состоянием. Это про­ являлось в роскоши в тканях и украшениях, а также в уве­ личении количества отдель­ ных частей одежды, особен­ но верхней. Таким образом, общий вид одежды знатных л ю д е й отличался к р а й н е й пестротой и богатством, не говоря о множестве украше­ ний, которыми они обреме­ няли свой костюм.

В целом имеющиеся па­ мятники дают слабое пред­ ставление о фасоне и п о к р о е ж е н с к о й одежды. Судя по этим памятникам,в особен­ ности по высеченному на скале и з о б р а ж е н и ю в «Накш-и-Рустам», на котором запечатлены царь Хосров и его супруга И р и н а (рис. 98), главную часть костюма знатных сословий составляла длинная одеж­ да с довольно узкими рукавами, закрывавшими руки.

.Эта о д е ж д а (с р а з р е з о м или нет, трудно определить), облегала те­ ло, не образуя складок, и с п е р е д и завязывалась бантами (рис. 9 8, б).

Кроме того, на о д н о м рельефе на скале близ Шираса и в больших скульптурных и з о б р а ж е н и я х Такхт-и-Бостан около Кирманшаха представлено по несколько фигур царских ж е н в одеяниях, вероят­ но, из весьма тонких материй и в покрывалах из такой же ткани, с раз­ личными предметами украшения. Судя по этим памятникам, обы­ чай носить покрывало, господствующий ныне на Востоке, в ту пору в П е р с и и еще не был известен.

АРАБЫ

–  –  –

Но когда Муавия п е р е н е с свою р е з и д е н ц и ю в Дамаск, п р е д а н и е стало утрачивать свою силу, а сам халифат очутился в ц е н т р е восточной роскоши. К тому же Муавия вырос п о д влиянием азиатской ж и з н и, и в нем выработалось о с о б о е представление о правах и до­ стоинстве н а р о д н о г о правителя, которое шло вразрез с понятиями е г о предшественников.

Стекавшиеся в государственную казну сокровища он не стал по примеру п р е ж н и х халифов употреблять на распространение ислама и завоевания. Он смотрел на богатства страны как на свою исклю­ чительную собственность и пользовался ими для организации блес­ тящего п р и д в о р н о г о штата. Его примеру последовали отдельные наместники и прочая знать, а вскоре п о д о б н о е стремление распро­ странилось по всему государств)'.

Халифат, лишенный первоначальной простоты, стал стремиться к умножению внешнего великолепия, тем б о л е е что несметные богат­ ства все е щ е продолжали стекаться. Этому благоприятствовало то обстоятельство, что с в о з в е д е н и е м Дамаска в ранг государственной р е з и д е н ц и и этот город стал главным местом торговли и сосредото­ чил в себе промышленность.

Во многом благодаря завоеваниям торговые о т н о ш е н и я халифата вскоре охватили все части света — от И н д и и до Атлантического океана и от крайних границ Китая до Ц е н т р а л ь н о й Африки. Разви­ тие промышленности п о с т о я н н о стимулировалось возраставшим спросом на предметы роскоши. Кроме того, Коран предписывал му­ сульманам заниматься торговлей и ремеслами.

С т р е м л е н и е к роскоши поддерживалось и легко возбуждаемой чувственностью, присущей темпераменту арабов, и о с о б е н н о с т я м и их д у х о в н о г о склада: о н и в о с т о р ж е н н о принимали все откровения П р о р о к а, а в о с о б е н н о с т и о б е щ а н и я наслаждений, о ж и д а ю щ и х пра­ воверных в раю. П р и следующих О м е й я д а х Дамаск уже стал средо­ точием всей роскоши Востока и д а ж е в этом о т н о ш е н и и о б р а з ц о м для халифата в Кордове (рис. 100, с о б о р в К о р д о в е — бывшая му­ сульманская мечеть; рис. 101, «Львиный двор» в Альгамбре).

Еще большее стремление к роскоши обнаружилось при Аббасидах, п р е ж д е всего в Багдаде. Огромные богатства, собранные здесь благодаря б е р е ж л и в о с т и Аль-Мансура и оставленные им в наследст­ во своим преемникам, были растрачены за короткий срок. Однако д в о е из наследников, Гарун-аль-Рашид и Мамун, придали особый от­ печаток той расточительности, которая до сих п о р господствовала при д в о р е халифов.

Заботясь о распространении наук и искусств, о н и сумели облаго­ родить азиатскую пышность, соединив ее со свойственным их наро­ ду стремлением к фантастическому. Благодаря им Багдад не только соединил в с е б е все проявления роскоши с обаянием восточного ра­ душия и общительности, но сделался центром с в о б о д н о й и серьез­ ной научной деятельности.

Правда, и теперь еще халифы временами распоряжались государ­ ственной казной по собственному произволу. Так, Махади за одну поездку в Мекку истратил шесть миллионов золотых динариев на снег, который ему доставляли издалека на верблюдах.

Однако пышность уже не была е д и н с т в е н н о й целью, а скорее ста­ ла чем-то вроде ритуала. К примеру, когда Мамун при своем обруче­ нии осыпал невесту тысячей д р а г о ц е н н е й ш и х жемчужин, то в этом поступке, при всей его расточительности, все-таки было нечто и з я щ н о е и д а ж е романтичное.

Таким д в о р был только при Гарун-аль-Рашиде и Мамуне. Это была эпоха, с которой м о ж н о сравнить разве что халифат в И с п а н и и при младших О м е й я д а х да еще, пожалуй, Д е л и й с к и й д в о р п о з д н е й ш е г о периода (рис. 102).

В азиатском и прочих халифатах процветали расточительность и чрезмерная роскошь, и все это великолепие носило бессмыслен­ ный и показной характер. К концу царствования Аббасидов этот об­ раз ж и з н и едва ли отличался от пустой пышности, господствовавшей при византийском д в о р е (рис. 103, фриз мавзолея султана Гассана).

П р и м е р о м такой показной роскоши, относящейся е щ е ко време­ нам первых халифов, может служить о п и с а н и е т о р ж е с т в е н н о г о при­ ема Мухтабаром какого-то греческого посла, п р и н а д л е ж а щ е е араб­ скому автору. На этом п р и е м е все войско в числе ста шестидесяти тысяч было выстроено по обеим сторонам д в о р ц а халифа..

Там же были расставлены государственные чины и лучшие не­ вольники в великолепных нарядах с перевязями, покрытыми золо­ том и драгоценными камнями. За ними следовали четыре тысячи белых евнухов и три тысячи черных.

Число с т о р о ж е й и приврат ников было около семисот. Великолеп­ но убранные лодки оживляли Тигр. П о к о и внутри д в о р ц а украшали не м е н е е чем тридцать восемь тысяч больших стенных ковров, в том числе двенадцать тысяч пятьсот шелковых, с богатым золотым ши­ тьем, и двадцать д в е тысячи напольных ковров.

Там же было до ста львов, которых водили на золотых цепях слу­ жители. А в приемном зале во всем царском великолепии восседал халиф на троне, послужившем образцом для трона Феофила.

Впоследствии страсть к роскоши v некоторых халифов иногда принимала характер почти ребяческого дурачества, н а п р и м е р Мустансир забавлялся, пуская в В О З Д У Х из самострела золотые стрелы.

Одежда Костюм арабов (бедуинов) напоминал современную одежду э т о г о народа. Б е д н е й ш и е из арабов-кочевпиков вместо одежды покрыва­ ли тело невыделанными шкурами или кожей убитых зверей, обора­ чивая этим поясницу. И з р е д к а такое о д е я н и е дополнялось накидкой в р о д е плаща. Костюм д о в е р ш а л и грубые сандалии и н е с л о ж н о е во­ оружение, состоявшее из пращи, лука и копья (ср. рис. 104, а; рис.

58). О д е ж д а зажиточных арабов т о ж е отличалась простотой.

Д л я ее изготовления использовалась овечья, козья и верблюжья шерсть, а также хлопчатобумажные ткани. Мужская о д е ж д а состоя­ ла из рубашки, обычно с короткими рукавами, кожаного пояса, гру­ б о г о плаща в виде мешка (абас, абайс или кемли), прямоугольного головного платка с кисточками и грубых кожаных сандалий (ср. рис.

104, 6, в; рис. 105, а - д ).

В о о р у ж е н и е арабов составляло копье из бамбукового тростника или крепкого д е р е в а с довольно /глинным металлическим острием, н о ж вроде кинжала с изогнутым клинком, лук (который впоследст­ вии заменило ружье), в редких случаях изогнутая сабля (рис. 106, а — ж ) и, наконец, круглый щит из твердой кожи два фута в диамет­ ре. Только ш е й х и и эмиры самых знатных родов иногда становились исключением из о б щ е г о правила, позволяя с е б е носить роскошные шелковые о д е я н и я и о р у ж и е лучшего качества.

Женская о д е ж д а гоже отличалась простотой. За исключением не­ которых украшений, не имевших по большей части никакой ценно­ сти (рис. 107, в —и), вся о д е ж д а аравитянок состояла обычно из гру­ б о й рубашки или довольно широкого куска материи, который крепили на плечах п о д о б н о древ­ негреческому хитону, прямоуголь­ ной накидки вроде плаща (рис. 107,

а) и сандалий.

У кабилов северо-западной час­ ти Африки женская о д е ж д а в ос­ новном ограничивалась двумя про­ долговатыми кусками материи, которые удерживались застежками на плечах, а на талии — широким поясом с кисточками (рис. 107, а).

Отличалась п р о с т о т о й о д е ж д а арабов во времена Мухаммеда, и сам П р о р о к, по крайней мере в бы­ ту, п р и д е р ж и в а л с я этой простоты, хотя по п р о и с х о ж д е н и ю он при­ надлежал к знатному и зажиточно­ му дому.

Как гласит предание, Мухаммед отличался от своих соплеменников в о д е ж д е только тем, что с т е к а л о д и н конец чалмы на лоб, а другой на плечи. Только когда он являлся на народные собрания или празд­ нества, то имел обыкновение (по­ д о б н о нынешним шейхам) наде­ вать для отличия какие-либо особые о д е я н и я или о р у ж и е из тех.

что были им получены в дар от иностранных правителей.

К числу таких вещей принадле­ жали: ш е р с т я н о й, р о с к о ш н о обши­ тый шелком кафтан, п о д а р о к греческого и м п е р а т о р а Ираклия; па­ ра сапог, р а с п и с а н н ы х в р а з л и ч н ы е цвета, от а б и с с и н с к о г о и м п е р а т о р а ; головная повязка, к о т о р о й он умел придавать форму высокого о с т р о к о н е ч н о г о г о л о в н о г о убора; и пояс или п е р е в я з ь с медным н а б о р о м, с е р е б р я н ы м и пряжками, застежками и богатым украшением. И з цветов о д е ж д ы о н п р е д п о ч и т а л белый, черный, з е л е н ы й и красный.

О р у ж и е Мухаммеда т о ж е отличалось простотой. Если верить пре­ данию, весь запас, с которым он п р е д п р и н я л свой первый поход, со­ стоял только из десяти копий и пик, т р е х луков с одним колчаном, д е в я т и сабель, т р е х щитов, двух знамен, двух шлемов и семи коль­ чуг. Л о ш а д е й у него было около двадцати.

Эта первобытная простота впервые уступила азиатской роскоши в о д е ж д е сирийских арабов. Вообще-то арабы д а в н о обнаруживали склонность к пышным нарядам. От п о б е ж д е н н ы х требовалось, на­ пример, платить дань д о р о г и м и материями, оружием и пр.; одна Халкида вынуждена была отдать, кроме значительной суммы денег, двести шелковых одеяний. Халед, несмотря на сдержанность, не за­ был отметить как славную добычу три тысячи кип шелковых мате­ рий, захваченных им в лагере неприятеля вместе с другими сокро­ вищами при взятии Дамаска.

На р о д и н е халифа древняя простота нравов сохранялась е щ е долго. Среди покорителей Азии роскошь, напротив, возрастала в той мере, в какой о н и продвигались в п е р е д и увеличивали численность своих поселений. П о с л е п е р е н е с е н и я халифата в богатый Дамаск роскошь усилилась, так что поселенцы, не довольствуясь готовыми п р о и з в е д е н и я м и азиатской промышленности, стали осваивать ре­ месла п о б е ж д е н н ы х народов, а затем и совершенствовать их. Благо­ даря оживившимся торговым отношениям с остальным миром и по­ ступлению капиталов стали возникать многолюдные мастерские, п р о и з в о д и в ш и е изделия высочайшего качества почти во всех значи­ тельных городах империи в Азии, Африке, Испании, а п о з д н е е — в Сицилии.

Торговые о т н о ш е н и я Востока отличались по­ стоянством. П р и м е р н о с V I I I в., т. е. с тех пор, когда с арабами стали вести торговлю Китай и д а ж е северная часть Ру­ си, начали поступать редкие китайские мате­ рии, о с о б е н н о т о н к и е шелковые ткани, а так­ же д о р о г о й пушной то­ вар (черные лисьи меха, г о р н о с т а й, соболь, бо­ б е р и пр.). М о р е м полу­ чали с Ц е й л о н а жемчуг и д р а г о ц е н н ы е камни (алмазы и гиацинты), а с Мальдивских о с т р о в о в простые ткани, изготов­ ленные из волокон коко­ совой скорлупы, и чрез­ вычайно тонкие тканые материи из лыка других п о р о д деревьев. Из Африки караванами, доходившими до далекого Томбуктл. привозили львиные и леопар­ довые шкуры, павлиньи перья, черепашьи панцири, слоновую кость и золото. Испания, промышленность которой достигла высокого развития, доставляла преимущественно золото, с е р е б р о и драго­ ценные камни. П р и этом арабы продолжали перерабатывать свое т р а д и ц и о н н о е сырье, которое поставляли их стада.

Наряду с крупнейшими промышленными центрами, резиденция­ ми и наместничествами, такими как Дамаск, Багдад, Каир, Кордова, появилось множество мелких городов, п р и о б р е т а в ш и х самостоя­ тельное значение тем, что каждый из них развивал какую-либо от­ расль промышленности, доводя ее до совершенства.

Из орнаментов, украшавших ткани, о с о б е н н о примечательными были арабески, изобретенные, по всей вероятности, самими араба­ ми. Этот р о д орнаментов состоял из причудливого сочетания пря­ мых и ломаных линий, составляющих геометрические узоры, или из строго симметричного п е р е п л е т е н и я вьющихся тонких ветвей и ли­ ствы. Благодаря свойственному арабам стремлению всюду поме­ щать изречения и нравоучительные надписи само их письмо е щ е с ранних времен п р и н я л о орнаментальный характер.

Буквы, слова, и з р е ч е н и я часто составляли род каймы, окружав­ шей арабески, или входили в состав орнамента. К древнейшим фор­ мам арабесок впоследствии прибавилось множество фантастических и з о б р а ж е н и й животных, когда наряду с другими ограничениями Ко­ рана стал забываться и запрет на и з о б р а ж е н и е живых существ.

С этих п о р древняя форма арабеска стала употребляться преиму­ щественно в виде декора в з д а н и я х или как заменявшее ковер стен­ н о е украшение (рис. 108; рис. 109). Н о в е й ш а я форма арабесок ис­ пользовалась в качестве орнамента для одежды.

Несколько о б р а з ц о в д о р о г и х тканей п о д о б н о г о рода сохранились до сих пор. На одном из них, относящемся к XII в., среди листвен­ ного орнамента сплошной вязью повторяются слова: «слава повели­ телю нашему, султану», и «султан Аль-Малик» (рис. 110; рис. 112); на другом чрезвычайно тонко, с преобладанием красного и желтого цветов на черном фоне, и з о б р а ж е н ы два павлина с вытянутыми в арабеске арабскими буквами (рис. 111).

Хотя Коран и запрещал мужчинам носить шелковые одежды, впоследствии этим запрещением, как и рядом других, стали прене­ брегать.Хотя со временем арабский костюм стали изготавливать из различных материалов, покрой его оставался прежним. Об этом м о ж н о судить по некоторым и з о б р а ж е н и я м на памятниках.

П р и ч и н о й такого постоянства в о д е ж д е было то, что националь­ ный костюм арабов, идеально соответствовавший условиям их жиз­ ни, возник задолго до начала арабских завоеваний и почти б е з вся­ кого и н о с т р а н н о г о влияния. К р о м е того, э т о т н а р о д всегда оставался в е р е н основным чертам своего характера: присущему ему спокойствию и чувству с о б с т в е н н о г о достоинства.

Арабы появились на и с т о р и ч е с к о й а р е н е как нация, которую направляла к о б щ е й цели вера в П р о р о к а, и п о т о м у о н и не толь­ ко п о б е ж д а л и народы с и л о й о р у ж и я, но и подавляли д у х о в н ы м п р е в о с х о д с т в о м. Страсть к в н е ш н е й пышности в о д е ж д е в п о л н е удовлетворялась за счет использования разнообразных и д о р о г и х материй.

П р и этом арабы переняли многие элементы костюма у покорен­ ных ими народов, например персидское мужское платье до колен, с висячими рукавами, закрывающими кисть руки (рис. 82, б, г; рис.

83, а), и азиатские штаны, которые, впрочем, еще с д р е в н е й ш и х вре­ мен носили южные испанцы.

В то же время арабы до такой сте­ пени умели приспосабливать все эти о с о б е н н о с т и к своей о д е ж д е, что в результате создали фактически но­ вый тип костюма, который потом был усвоен другими восточными на­ родами. Этот смешанный костюм со­ хранился на Востоке б е з значитель­ ных и з м е н е н и й до сих пор.

Сохранившиеся изображения араб­ ской одежды относятся к XII —XIV вв.

В и д костюмов на них напоминает одежду арабов нашего времени. Это позволяет предположить, что, начи­ ная с распространения ислама, кос­ тюм арабов всех стран практически не изменился.

К с о ж а л е н и ю, мы и м е е м слишком мало с в е д е н и й о том, как у а р а б о в появились п л а щ е о б р а з н ы е в е р х н и е о д е ж д ы, которые составляли осо­ бые ф о р м е н н ы е отличия чинов и со­ словий.

О мужской о д е ж д е н и з ш и х сосло­ вий м о ж н о судить по некоторым мел­ ким изваяниям в главной церкви (или с о б о р е ) Гренады. З д е с ь нахо­ дится р е з н о й барельеф, которым уве­ ковечено изгнание сарацинов из пределов Испании, д о в е р ш е н н о е в 1492 г. королем Фердинандом; в чис­ ле прочего и з о б р а ж е н о крещение, с о в е р ш а е м о е над магометанами.

Судя по этому п р о и з в е д е н и ю, весь костюм арабов состоял из рубашки старинного покроя, с поясом, длин­ ной пары штанов, шапки или чалмы и башмаков или ш и р о к и х кожаных полусапог (рис. 113).

Качество ткани различалось в за­ висимости от имущественного положения владельца одежды, хотя любовь к пышности была присуща и низшим классам.

Об о д е ж д е высших сословий наглядное представление дают пото­ лочные и з о б р а ж е н и я многочисленных фигур в судейском зале Аль­ гамбры, написанные, по всей вероятности, христианскими художника­ ми в первой половине XV в. На двух из них воссозданы оживленные сцены общественного быта и частной жизни рыцарей (любовь, охота и турниры между христианами и арабами). На третьем изображе­ нии запечатлено многочисленное с о б р а н и е с п о к о й н о и в а ж н о сове­ щающихся мавританских старшин или шейхов.

Высшие сословия носили по несколько о д е ж д о д н о в р е м е н н о, причем каждая была очень просторной. Также об этом свидетельст­ вует мозаика в храме св. Марка в В е н е ц и и (рис. 114). Только на од­ ном из рельефов Гранадского с о б о р а мавританский князь изобра­ ж е н в о д н о й короткой рубашке — э т о походная о д е ж д а (рис. 117).

На всех прочих и з о б р а ж е н и я х одеж­ да приблизительно одинаковая.

Таким образом, костюм знатных арабов, за исключением о д н о й фигу­ ры, и з о б р а ж е н н о й в остроконечном колпаке (рис. 115, а), состоял из сле­ д у ю щ и х частей. Основу костюма со­ ставляло н и ж н е е и в е р х н е е платье почти равной длины и ширины. О н и обычно отличались по цвету и за­ крывали все тело до самых пяток (рис. 116).

Нижняя одежда имела очень длинные висячие рукава, у в е р х н е й рукава были короче, гак что они лишь отчасти прикрывали н и ж н и е (рис. 116, а, б). Д о п о л н е н и е м к этим о д е ж д а м был пояс, о б ы к н о в е н н о из д л и н н о г о куска шелковой ткани, или цветная шаль.

Поясом подвязывалась л и б о толь­ ко нижняя одежда, либо верхняя вместе с н и ж н е й (рис. 114; рис. 115.

а). На голове арабы носили чалму в виде широкой и очень д л и н н о й по­ вязки, на которую требовалось не­ малое количество ткани. Ею И С К У С ­ Н О оборачивалась в е р х н я я часть головы, или вся голова от щек до затылка и д а ж е шея. В этом случае свободные и достаточно длинные концы спускались по плечам (ср.

рис. 114; рис. 115, б; рис. 116. а. б:

рис. 117).

Башмаки делались из цветной ко­ жи с тупыми или острыми носками (рис. 114; рис. 116, а, б). Встречались также о с о б о г о рода воротник с ка­ пюшоном (рис. 115, а, б) и плащ со множеством сборок. Этот плащ по фасону напоминал древнеримскую пенулу, и потому следует' предполо­ жить, что испанские арабы заимст­ вовали его у коренного римского населения Испании (рис. 117).

У каждого из царских родов с са­ мых д р е в н и х времен был свой осо­ бый, р о д о в о й цвет. Когда кому-ни­ будь из такого р о д а п р и х о д и л о с ь участвовать в с р а ж е н и и, он оде­ вал в о д е ж д ы с о о т в е т с т в у ю щ е г о ц в е т а с в о и х с т о р о н н и к о в и под­ нимал знамя такого же цвета. Так.

Ф а т и м и д ы были в з е л е н о м, О м е й яды в б е л о м, а А б б а с и д ы в черном.

З е л е н ы й до сих п о р считается цве­ том потомков Пророка.

Современная о д е ж д а арабской знати выглядит следующим обра­ зом: широкие штаны либас из полотна или хлопчатобумажной тка­ ни, д о х о д я щ и е до колен или до лодыжек и завязывающиеся при по­ мощи тесьмы, концы которой л крашены шитьем. Сверху надевается белая рубашка камис из тонкой ткани с длинными и по большей ча­ сти очень широкими рукавами. На нее надевается похожая о д е ж д а из полосатой или узорчатой шелковой л и б о хлопчатобумажной ткани — кафтан или куфтан; он с широкими рукавами и доходит до ло­ дыжек. Рукава обычно закрывают кисти рук и поэтому сбоку имеют продольный разрез от сгиба руки или выше (рис. 118; рис. 119, б).

Кафтан у поясницы подвязывается широким поясом хезам из пест­ рой шали.

П о в е р х всего э т о г о надевается гиббе — длинный кафтан с рука­ вами по самую кисть руки (рис. 118; рис. 119, а). Иногда этот кафтан заменяет суконный б э н и ш с рукавами, похожими на рукава куфтана, или п о х о ж е е на него платье с длинными, но неразрезными рукава­ ми, так называемое фарагийе. Головной убор знати, как и у всех ара­ бов, делится на три части: шапочку (аракийе), тарбуш и эмаме, но у богатых эмаме всегда делается из д о р о г и х тканей, летом из гонкой кисеи, з и м о й из шали.

Башмаки (маркуб) шьются из плотного красного сафьяна, о н и с острыми, загнутыми вверх носками. Иногда встречается обувь из чрезвычайно мягкого ж е л т о г о сафьяна с такими же подошвами, так называемая мец или мешди (рис. 119, б).

К э т о й о д е ж д е в холодную погоду обычно прибавляются черный шерстяной абайе и короткая куртка б е з рукавов из цветного сукна или из шелковой л и б о хлопчатобумажной ткани с разноцветными полосами. А б а й е накидывается на плечи в виде плаща, куртка, гак называемая судейри, носится п о в е р х б е л о й н и ж н е й рубашки (ка­ мне), она, по-видимому, перешла к арабам от турок. Голова для боль­ шей защиты окутывается кисейной шалью или какой-либо б о л е е плотной тканью.

Во все времена наибольшим великолепием отличалась о д е ж д а правителей (халифов), их наместников и приближенных. Однако, какими бы роскошными ни были одежды, покрой их оставался тра­ диционным. К числу самых д о р о г и х принадлежала почетная одеж­ да, или келад (халат), впоследствии известный п о д названием тираз.

П о ж а л о в а н и е таким халатом считалось высшим отличием, каким халиф мог одарить кого-либо из своих подданных после почетных титулов иемин-ад-даулат и омир-аль-миллат.

З н а ч е н и е э т о й одежды связано, вероятно, с о б е щ а н и е м П р о р о к а, что праведники и почитающие П р о р о к а будут отдыхать в н е б е с н о м райском саду на мягких подушках как братья и облгчены будут в оде­ яния зеленого цвета из самого тонкого шелка, шитые с е р е б р о м и зо­ лотом, а на руках будут носить золотые и серебряные браслеты.

–  –  –

### Насколько простым было в о о р у ж е н и е арабов до начала их все­ мирных завоеваний, настолько же впоследствии, когда ими покорен был Восток, о н о стало отличаться богатой отделкой. Д о б ы ч е й завоевателей стало самое р а з н о о б р а з н о е оружие, усовершенствованное на п р о т я ж е н и и многих веков и затем послужившее им образцом при выделке собственного. Арабы со временем превзошли своих предшественников в о р у ж е й н о м мастерстве: это коснулось в основ­ ном способа украшения, но не формы оружия или материала, из ко­ т о р о г о о н о сделано.

В отделке х о л о д н о г о оружия не только западные азиаты, но и не­ которые народы Европы достигли высокого совершенства. Так, жи­ тели Дамаска, а в Европе народы С р е д н е й Испании и д р е в н е й Н о рики были знакомы с выделкой стали еще в глубокой древности.

О р у ж е й н и к и Дамаска славились искусством наводить узоры мяг­ ким металлом по твердому, э т о называлось дамаскировапием метал­ лов. Так как арабы п е р е н я л и все эти технические д о с т и ж е н и я, о н и могли уделить больше внимания в н е ш н е й отделке изделий. С к о р о изготавливаемое ими о р у ж и е и д о с п е х и п р и о б р е л и громкую изве­ стность.

П р о и з в е д е н и я испанских мастеров отличались великолепными арабесковыми украшениями и продавались по высоким ценам д а ж е в Египте и Мавритании (ср. рис. 127). С р е д и мусульман существова­ ла вера в магическую силу з а в о р о ж е н н о г о оружия. Этого суеверия не избежал д а ж е Константин и некоторые из б о л е е п о з д н и х импе­ раторов. Говорят, что Халед считал себя неуязвимым, когда на нем была шапка, освященная П р о р о к о м.

Форма оружия сохранилась до наших д н е й почти такой же, какой была в старину. Д л я нападения использовали д л и н н о е копье, меч или саблю, различной формы н о ж и, секиры. З а щ и т н о е в о о р у ж е н и е составляли щит, шлем, кольчуга и разные наручи и п о н о ж и.

Д р е в н е й ш и м оборонительным о р у ж и е м был щит. У д р е в н и х ара­ бов, как и теперь у бедуинов, э т о было самое р а с п р о с т р а н е н н о е по­ д о б н о г о рода оружие. Щиты на Востоке имели вид глубокой полу­ сферы с рукоятью.

В И с п а н и и преобладала форма щитов, которая встречалась у пер­ сидских воинов е щ е и в XVII в. Это был большой д в о й н о й овал (ве­ роятно, из кожи) с широкими металлическими ободами по кругу, с лицевой стороны украшенный толстыми цветными кистями, а с вну­ тренней снабженный двумя рукоятями (ср. рис. 117; рис. 121). Рис. 120 — мавританская адагра с изнанки.

Нынешний восточный щит, обычно очень выпуклый, имеет форму правильного круга, сделан из крепкого д е р е в а и обтянут в несколь­ ко рядов плотной и х о р о ш о продубленной кожей. Кожа эта гладко полируется, а затем на ней вытисняют красивые арабески или она расписывается в различные цвета и покрывается позолотой.

Иногда для большей крепости в с е р е д и н е щита прикрепляется большая металлическая доска, а на остальной п о в е р х н о с т и набиваются концентрическими кругами не­ б о л ь ш и е металлические выпуклые бляшки, а края по кругу укрепляют листовым металлом (ср. рис. 139). Эти небольшие щиты часто имеют не бо­ л е е восьми или десяти д ю й м о в в по­ перечнике, и потому достаточно од­ ной рукояти, чтобы их держать.

Рукоять щита о б ы ч н о подбивалась чем-нибудь мягким, к н е й иногда прикрепляли веревку или ремень, на которых щит закидывался за плечи, когда в нем не было н е о б х о д и м о с т и.

Кроме э т и х малых щитов, были и другие, побольше, до двух с по­ л о в и н о й футов в диаметре, отличавшиеся н е р е д к о чрезвычайно пе­ строй и д о р о г о й обшивкой. Обшивка состояла из концентрически р а с п о л о ж е н н ы х круглых тростниковых палочек, обвитых шелком и з о л о т о й или с е р е б р я н о й нитью с таким искусством, что в резуль­ тате возникал правильный и весьма изящный узор.

Щиты укреплялись п о с е р е д и н е доской, а по краям металлическим о б о д о м, нередко из золота и серебра, который украшался драгоцен­ ными камнями. Вокруг щита прикреплялась богатая б а х р о м а с шер­ стяными или шелковыми кистями.

Большие щиты снабжались двумя рукоятками, и мягкая подклад­ ка под ними, шнурки или ремни были отделаны роскошнее, чем у ма­ лых щитов.

Шлем, как и остальное о б о р о н и т е л ь н о е в о о р у ж е н и е, был заимст­ вован у персов и долго сохранял форму полукруглой о с т р о к о н е ч н о й шапки с кольчужной сеткой (рис. 122, а, б; рис. ???; ср. рис. 97). Впос­ ледствии к нему был п р и б а в л е н отодвигающийся наносник, а коль­ чужная сетка заменялась подвижными нащечниками и неподвиж­ ным затыльником.

П о з д н е е появился султан, ук­ рашающий верхушку шлема, а затем различные орнаменты (рис. 97), вмонтированные в ме­ талл. На нынешних стальных шлемах эти украшения н е р е д к о сливаются с надписями и дела­ ются л и б о из с е р е б р а, л и б о из золота. Н а Востоке д о сих п о р сохранился обычай обвертыкУгь шлем шалью в р о д е чалмы, К ~ J17"HO, для защиты от солнт.

ul/V 'ОИ s^.

с я нз и ь и де. " Р а с п р о с т р а н е н и я огнестрельного оружия важв о о р у ж е н и я составляла кольчуга. Это бысти или металла, ре, а м и д О Х О Д Я Щ а я почти до колен, сотои или с е р е б р я н о й д о р о г и м и камнями и oj.

ставленная из мелких стальных колец, каждое из которых п р о д е т о в четыре других (рис. 124, а, б).

В зависимости от размера э т и х д о с п е х о в и величины колец число последних — д о х о д и л о до 42 136, а иногда — до 152 2 0 8 ; при это каждое отдельное кольцо склепано самым тщательным о б г К р о м е таких сплошных кольчужных рубах, были w • спехи, состоявшие частью из колец, частью и?

тинок (рис. 124, а). Пластинки эти были круг/ формы, закрывали грудь и спину и украша Руки, а в некоторых случаях и наружная часть б е д е р защищались от ударов металлическими листами (рис. 9 7 ), плотно обхватывавши­ ми прикрываемую ими часть тела. Нар\ чи от начала пальцев дохо­ дили до локтя, где закачивались полукружием (рис. 124, в). Украше­ ния на них состояли обычно из вставленных в металл золотых или с е р е б р я н ы х арабесок.

И з многочисленных видов н а с т у п а т е л ь н о г о оружия п е р в о е место д о л г о е время занимал лук. Еще и в X V I I в. э т о было главное о р у ж и е османов; при султане My раде IV ремесленники, производящие луки, стрелы, самострелы, составляли особые цеха.

Д о сих п о р н а Востоке Л У К используется н а охоте, а у п р а ж н е н и е в стрельбе из лука остается любимым занятием восточных народов.

У арабов существовало не менее десяти различных видов луков и столь­ ко же видов стрел, имевших свои особенные названия. Лук часто упоми­ нается даже в пословицах и д р у ш х устойчивых оборотах речи.

Стрелы соответствовали д л и н е лука. Их делали из крепкого де­ рева, раскрашивали или отделывали п о з о л о т о й, как и украшения лука. Наконечники стрел металлические, форма их зависит от на­ значения: о н и бывают острыми и тонкими, как иглы, или похожими на ножи, могут иметь форму сердца или листка, косоугольную или трехгранную (рис. 125, стрелы татарские, турецкие и арабские).

Наконечники сгрел, предназначенных для упражнения в стрельбе, де­ лаются либо совершенно тупыми, либо несколько закругленными. Про­ тивоположные концы стрел, или пятки, обматываются гонкой кожей красного цвета, но чаще всего оперяются двумя, тремя или четырьмя рядами разноцветных перьев длиной от пяти до девяти дюймов.

На о с о б е н н о д о р о г и х стрелах пятки раньше делались из слоновой к о с т и. Налучники, или чехлы для лука, и колчаны выполняются из " рткой кожи и имеют традиционную форму (рис. 97) с весьма разноюй отделкой.

О н и де., 1 С Я из Ьч.

г чх кожа только кое-где украшается цветными г сти или металла, ре, ' г г „ ши тиснеными орнаментами, а края прошиваг тои или с е р е б р я н о й. г г д о р о г и м и камнями и о^.

Богатые налучники и колчаны обтягиваются бархатом или ка­ кой-либо другой тканью, по ней оковываются золотыми и серебря­ ными украшениями и д а ж е унизываются множеством драгоценных камней. Так же украшается и пояс, которым о н и прикрепляются к бедру.

Наряду с луком в б о л е е п о з д н е е время вошли в у п о т р е б л е н и е осо­ б о г о рода самострелы, но когда именно и каково было их первона­ чальное устройство, до сих пор неясно. По-видимому, непосредствен­ ным прообразом этих самострелов послужило метательное оружие римлян, в особенности так называемые гастрафетай — оружие, кото­ рое римляне позаимствовали у греков и ввели в своем войске еще в начале И м п е р и и.

Самострелы эти составляли нечто с р е д н е е между большими мета­ тельными снарядами (баллистами и катапультами) и обыкновенным луком для метания стрел. Судя по описаниям римских авторов, фор­ ма э т о г о оружия совпадает с формой самострела б о л е е п о з д н е г о времени, он представляет с о б о й его уменьшенный вариант.

Свою н ы н е ш н ю ю форму самострел получил на Востоке от греков или арабов и в таком виде во время крестовых походов был пере­ несен в З а п а д н у ю Европу. З д е с ь он не встречается р а н е е XII в. На З а п а д е самострелы вскоре стали распространяться и п о с т е п е н н о совершенствовались, на Востоке же о р у ж и е э т о считалось второ­ степенным и никогда не имело того значения, какое имел п р о с т о й д р е в н и й лук.

Наряду с луками с д р е в н е й ш и х времен употреблялись копья; они использовались для удара с руки или для метания. До сих п о р длин­ н о е копье у бедуинов считается основным о р у ж и е м (рис. 115, а, б; ср.

рис. 106, г, д). О н о о т д е л а н о разного рода украшениями. Д р е в к о вы­ полнено из бамбукового тростника или из крепкого дерева. Д л и н а его колеблется от восьми до четырнадцати футов.

Местами древко копья обертывали пестрой тканью или кожей нижней его части прикрепляли пучок конского вологя к виде л' н о ю хвоста (рис. 128, з); нередко для обмотки испо.

волоку, а под самым наконечником подвешивали цве (рис. 128, и), такое украшение было самым р а с Наконечник копья и пятка, оканчивающаяся острием, делались из железа. Наконечник бывал от восьми до шестнадцати дюймов в длину и имел ланцетовидную, листовидную или трехгранную форму, иногда заостренно-ромбоидальную и мог быть унизан слегка высту­ пающими крючьями (рис. 106, д; рис. 128. з. к. и Меч, который использовали арабы, был,шух видов — прямой и кривой (рис. 126. персидскоарабская кама). Обе разновидности меча были одинаково распространены, пока (быть может, при Сельджукидах) господствующей формой не стала кривая.

Между тем у мавров в Испании даже на ис­ ходе XV в. наряду с саблей оставался в упо­ т р е б л е н и и прямой меч. Экземпляр подобно­ го меча сохранился до наших дней, так что по нему м о ж н о судить и о способах украшения оружия (рис. 127).

Все другие сохранившиеся арабские мечи имеют кривые клинки, посколькл были сде­ ланы на Востоке. К ним относятся п р е ж д е всего два меча, находящиеся в числе царских регалий немецких императоров в Вене.

О д и н из них с р е д н е й величины, приблизи­ тельно грех с п о л о в и н о й футов в длину и, как полагают, был подарен халифом Гарун-аль-Рашидом императору Карлу Великому.

Ножны этого меча сделаны из рога и обло­ жены по лицевой стороне толстым листовым золотом высшего качества, а по внутренней — золотыми пластинками с резьбой и толстой проволокой; рукоять украшена драгоценны­ ми камнями.

Д р у г о й меч (более п о з д н е г о п р о и с х о ж д е н и я ) о б л о ж е н сканью и финифтяными плитками. У арабов существовал д р е в н и й обычай да­ вать особые наименования саблям и мечам. Л ю б и м е й ш а я сабля Гаруна-аль-Рашида называлась Самсама, а Мухаммед, если верить пре­ данию, обладал девятью саблями, каждая из которых носила о с о б о е название.

Н ы н е ш н и е восточные сабли сильно изогнуты, в о с о б е н н о с т и ту­ рецкие, у которых изгиб клинка почти равняется полукругу. Д л и н а клинка обычно не превышает трех футов, причем верхняя полови­ на его уже, а нижняя шире, и только в редких случаях на клинке вы­ тачивается ж е л о б (рис. 128. а).

Рукояти сабель короткие и массивные, но очень удобной формы.

О н и делаются из различных материалов (дерева, рога, с л о н о в о й ко­ сти или металла, редких п о р о д камней и т. п.) и обматываются золо­ той или с е р е б р я н о й проволокой или украшаются разноцветными д о р о г и м и камнями и орнаментами.

Таким же о б р а з о м укра­ шался и п о п е р е ч н и к для за­ щиты руки у основания ру­ кояти, имеющий по большей части шесть дюймов в длину.

Д у ж к и у восточной Сабли не бывает, но зато к головке ру­ кояти часто прикрепляется шнур или металлическая цепь, которая служит петлей для надевания на руку (рис.

128, а).

Н о ж н ы большей частью деревянные; снаружи они тщательно обтянуты цвет­ ной кожей, рыбьей кожей, шелком, бархатом или какойл и б о другой тканью. У верх­ него и н и ж н е г о концов и по­ с е р е д и н е для прикрепления п е р е в я з и н о ж н ы оковыва­ ются металлическими плос­ кими трубочками, в которые вделаны колечки.

О с о б о е внимание уделя­ ется украшению ножен. Не только сам чехол отделыва­ ется с величайшей тщатель­ ностью, но и металлический н а б о р на нем украшается резьбой, д о р о г и м и камнями и пр. Так же украшается и перевязь, когда она сделана из кожи и окована метал­ лом, в п р о т и в н о м случае ее заменяет крепкий крученый ш н у р из ц в е т н о г о шелка (рис. 128, а).

К д р е в н е й ш и м видам ору­ ж и я наряду с мечами при­ надлежали и ножи, причем самых р а з н о о б р а з н ы х форм.

Н о ж и делались с изогнуты­ ми или прямыми клинками и украшались так же, к&к и мечи (рис. 128, б — ж ; ср. рис.

106, е, ж). К р о м е нескольких видов небольших прямых кинжалов, наиболее распространенных в западной части Азии и у арабов (рис. 128, г), там же встречаются изогнутые н о ж и — д ш е н б и (рис. 128, в, д, ж) и ятаган (рис. 128, б).

У ятагана, который был главным оружием у турок, длина клинка доходила иногда до двух футов, а закругленные ножны н е р е д к о из­ готавливались из чистого с е р е б р а с чеканной отделкой. Все назван­ ные ножи, независимо от их величины и длины, носили за поясом, обычно по несколько штук сразу.

К древневосточному о р у ж и ю следует также отнести боевые секи­ ры и булавы, составлявшие вплоть до конца XVII в. главное вооруж е п и е конницы турок-османов. В настоящее время о н о изредка упо­ требляется только воинственными горцами в С е в е р н о й Азии, на­ п р и м е р черкесами, грузинами и пр. Боевые секиры большей частью имели форму о б ы к н о в е н н о г о топора с закругленным лезвием или д в о й н о г о т о п о р а в виде четырехугольного молота.

Встречались также остроконечные секиры, иногда с двойным ос­ трием, причем о д н о о с т р и е выступало больше, чем другое. Клинки были резными или выложенными орнаментами, а иногда и выпук­ лыми украшениями. Рукояти отделывались металлической оковкой или обшивкой из кожи, шелка или бархата.

Форма булавы осталась почти такой же, как у д р е в н и х египтян, ассирийцев и пр.,— металлический шар с п р и к р е п л е н н о й к нему ру­ коятью. В э п о х у п о з д н е г о средневековья шаровидная форма не­ сколько изменилась: цельный металлический шар как бы разрезался вертикально па несколько дисков.

Эти диски отделывались по краям или украшались резьбой и изящ­ ными прорезными орнаментами, а рукоять, нередко сплошь металли­ ческая, л и б о обтягивалась цветной тканью, л и б о оковывалась ме­ таллическими украшениями. Особый вид боевой палицы сохранился в некоторых частях персидских войск — э т о д о в о л ь н о длинная дубинка с овальным утолщением на конце, усаженным ме­ таллическими иглами (рис. 139).

Д о о с о б о г о совершенства были д о в е д е н ы арабами приспособле­ ния для в е р х о в о й езды. Л о ш а д и н а я сбруя, которую еще д р е в н и е персы стремились сделать удобной и в то же время роскошной, у арабских наездников отличалась крайней утонченностью. О н а не только все б о л е е приспосабливалась к условиям верховой езды, но и стала отделываться еще роскошнее; к существовавшим ранее ук­ рашениям прибавилось много новых (рис. 129, мавританское седло).

Большое внимание уделялось также защите б о е в о г о коня. Метал­ лический панцирь прикрывал всю в е р х н ю ю часть его тела, по край­ ней мере до сгиба ног. Роскошно украшенные седла с высокими лу­ ками с п е р е д и и сзади (рис. 117) дополнялись цветными чепраками из д о р о г и х тканей, одиночными или двойными, закрывавшими седло и б р о н ю. Эта б р о н я состояла из отдельных частей, связанных между с о б о й пряжками и закрывавших голову, шею, грудь, зад и О о ка лошади.

Обычно лишь верхняя часть брони, которая закрывала голову, т. е.

с о б с т в е н н о налобник, состояла из цельной кованой металлической доски, пригнанной к форме л о б н о й кости животного. Все остальные части конской б р о н и состояли из мелких прямоугольных продолго­ ватых бляшек и колец, с о е д и н е н н ы х по типу кольчуги (рис. 124).

Стремена были широкими, по обеим сторонам с высокими стенками и нередко имели сзади д л и н н о е острие, заменявшее шпоры (рис.

115, а, б).

%%

–  –  –

оправленных в з о л о т о бриллиан­ тов); камара, или луна,— круглая медаль с надписью и мелкими привесочками; хилал — полумесяц из бриллиантов; сакийе, или водяное колесо; уд-эс-салиб, или д р е в о кре­ ста,— заимствованное от христи­ ан украшение, состоящее из золо­ той коробочки со вложенным в нее кусочком дерева, висящей на двух золотых цепочках в горизон­ тальном положении; наконец, мишт, или гребень из золота, под­ вешиваемый гоже на двух цепоч­ ках, и мелкие заколки в виде бабо­ чек, листиков, цветов и т. п.

Из д р а г о ц е н н о с т е й, украшав­ ших голову, ш е ю и грудь, особым богатством отличались ожерелья (экд) и с е р ы й (калак).

О ж е р е л ь я бывали нескольких видов. Самые распространенные состояли из д л и н н о й (десять дюй­ мов) ж е м ч у ж н о й нитки, посереди­ не которой прикреплялись одна или несколько крупных жемчужин или какое-либо другое украше­ ние из золота и д о р о г и х цветных камней или бриллиантов.

С е р ы й большей частью имели форму листьев или продолговатых капелек (рис. 134, м, н, о), иногда они состояли из пластинок, и в га­ ком случае по кругу или у н и ж н е г о конца украшались мелкими ор­ наментами (рис. 134, б —г). С е р ы й о б ы ч н о изготавливались из золо­ та и унизывались драгоценными камнями.

О д н и м из д р е в н е й ш и х украшений было кольцо, которое вдева­ лось в носовую перегородку и называлось кхизам. Кольцо это рас­ плющивалось в поперечнике от одного дюйма до полутора и делалось из золота или из меди, с подвесками из камней и б\с. В настоящее вре­ мя украшение э т о встречается редко и большей частью среди кресть­ ян (рис. 134, п; ср. рис. 107, г).

Женский восточный наряд дополнялся также кольцами, перстня­ ми, браслетами и обручами. Кольца (кчатим) были похожи на совре­ менные, но не так красивы и с камнями низкого сорта. Женщины носили их на всех пальцах о б е и х р\к. не исключая большого,-и не­ редко по несколько штук на одном пальце. Браслеты (асавир) были двух видов: л и б о цельные, л и б о с замочком.

В последнем случае оба конца надетого на руку браслета соединя­ лись, составляя полный круг; если же браслет был б е з замка, то он только загибался у кисти руки, не обхватывая ее полностью (ср. рис.

134,ж — к; рис. 107, а, з, и).

Браслеты делались большей частью из золота и украшались дра­ гоценными камнями; золотые браслеты имели вид плоского или слегка выпуклого и закругленного по краям обруча, иногда они из­ готавливались в виде широкой п л е т е н о й тесьмы.

Кольца для ног (кулкхал) были такой же формы, как браслеты.

Знатные женщины ножные кольца надевали редко, вероятно, пото­ му, что из-под шароваров не было в и д н о э т о г о украшения, но зато его до сих п о р носят женщины низшего класса (рис. 107, а). Вместо колец иногда завязывают шнурки с приделанными к ним бубенчи­ ками, звенящими при ходьбе. Эти шнурки, как и носовые кольца, были известны еврейским женщинам е щ е в глубокой древности.

–  –  –

Как при изменениях одежды, гак и в производстве утвари в первое время после завоевания Востока арабы еще придерживались азиат­ ских образцов. Однако постепенно они достигли в изготовлении пред­ метов обихода такой самостоятельности, что из подражателей стали изобретателями оригинальных форм, соответствовавших их быту и позже служивших образцом д \ я всех народов, принимавших ислам.

Самые д р е в н и е из д о ш е д ш и х до нас изделий арабской утвари от­ носятся к XIII или X I V вв. Их сравнение с современными образца­ ми позволяет заключить, что характерная форма, выработанная арабами, фактически не подвергалась изменениям, материал также остался прежним.

Форма арабской утвари обусловливалась главным образом требо­ ваниями Корана, которые и о п р е д е л я л и о т н о ш е н и е в е р у ю щ и х к ис­ кусству. П р о р о к не только не п р е д п и с ы в а е т н и ч е г о п о х о ж е г о на занятия искусством, но, напротив, запрещая арабам всякое изобра­ ж е н и е живых существ, тем самым препятствует развитию живописи и скульптуры.

Хотя в последующие времена э т о з а п р е щ е н и е соблюдалось не о с о б е н н о строго, все же немногочисленные портреты и статуи, со­ зданные в порядке исключения, не могли иметь большого влияния на развитие искусства. К р о м е того, подобные работы, как правило, поручались художникам из христиан. К ним п р и н а д л е ж а т произве­ дения искусства, которые б о л е е п о з д н и е халифы заказывали для се­ бя лично.

И з г о т о в л е н и е сосудов было о д н о й из н а и б о л е е развитых у арабов отраслей промышленности. В э т о й области о н и достигли замеча­ тельного совершенства. Т р а д и ц и о н н ы м материалом служила глина разных сортов (белого, серого и красного цвета), которая добыва­ лась на Востоке и в Южной Испании; использовались и благород­ ные металлы, а также медь, о л о в о и особый р о д ковкой бронзы, за­ м е н е н н о й впоследствии латунью.

Практически не развито было стеклоделие, так что почти все стеклянные изделия привозились из-за границы. Главными постав­ щиками стеклянной посуды стали итальянцы, в о с о б е н н о с т и вене­ цианцы. Все прочие отрасли обрабатывающей промышленности развивались на Востоке достаточно успешно.

Гончарных д е л мастера умели путем обжига придавать достаточ­ ную прочность изделиям, которые покрывались тончайшей глазу­ рью и разноцветными золотыми орнаментами. О н и также умели со­ ставлять особую массу для производства фарфора.

Арабы замечательно владели искусством о б р а б о т к и металлов, ис­ пользуя различные способы орнаментовки с одинаковым совершен­ ством (рис. 142; ср. рис. 127). О н и умели путем ковки придавать ме­ таллу любую толщину и форму. Употребление медной посуды еще в д р е в н о с т и заставило освоить технику лужения, которой и сейчас славятся народы Востока.

Однако с х у д о ж е с т в е н н о й точки з р е н и я такому совершенству в об­ работке материала не вполне соот­ ветствует форма сосудов у арабов;

э т о п р о т и в о р е ч и е о с о б е н н о замет­ но в предметах утвари, имеющих декоративное значение. Например, вазы, предназначенные для украше­ ния, явно непропорциональны (рис.

143, а, б; рис. 145, б, в).

Как и д р е в н и е египтяне, арабы не умели точно копировать предме­ ты, форму которых о н и пытались придать своим изделиям (яйцо, тык­ ву и пр.). Кроме того, эти формы почти всегда искажались разными громоздкими аксессуарами. Тем не менее такие сосуды следует отнести к числу самых изящных (рис. 144).

Хозяйственная посуда изготавли­ валась двух типов. Сосуды, пред­ назначенные для х р а н е н и я жидкос­ тей, имели формы, заимствованные у природы. Посуда, на к о т о р о й подавались сухие кушанья или ста­ вились другие мелкие сосуды, была плоской, но с углублениями.

Сосуды для ж и д к о с т е й ограничивались небольшим н а б о р о м бу­ тылей и чаш. В число первых входили так называемая дорак (рис.

145, а, г, д), сосуд с длинным и узким горлышком, и кулле — с широ­ ким устьем (рис. 145, е). О б а делались чаще всего из о б о ж ж е н н о й глины, р е ж е из металла, фарфора и стекла.

О с о б у ю разновидность составляли сосуды для охлаждения жид­ костей. О н и изготовлялись из ноздреватой, сильно о б о ж ж е н н о й глины, но не покрывались глазурью, так что жидкость могла проса­ чиваться сквозь стенки и, испаряясь на п о в е р х н о с т и сосудов, спо­ собствовать таким о б р а з о м процессу охлаждения.

Д л я большей пористости сосуды предварительно прожаривали при помощи о с о б о й глиняной жаровни, называемой мибкара (рис.

145, и). Бутылки обычно закрывались пробками из меди, с е р е б р а или олова и ставились на поддоны из луженой меди. Наиболее употре­ бительные сосуды для питья — небольшие круглые чашки, похожие на нынешние чашки или блюдца, но только без ручек и с крышкой. Эти чашки также ставились на металлический поддон и накрывались вы­ шитым шелковым платком с б а х р о м о й.

Главным предметом столовой посуды у арабов является синийе или санийе, т. е. большой поднос, что ставится п е р е д обедающими, которые сидят на полу, л и б о н е п о с р е д с т в е н н о на пол, покрытый ко­ вром, л и б о на особую подставку, называемую курси (рис. 148, а), под­ нос и подставка вместе носят название суфрали. На поднос в опре­ деленном порядке ставятся кушанья, разложенные в небольших блюдцах из металла или фарфора, откуда их берут руками.

Арабы не пользуются за е д о й ни тарелками, ни ножами, ни вил­ ками и только похлебку едят о с о б о й небольшой ложкой из букового или черного дерева, а иногда и п р о с т о х л е б н о й коркой, о б р е з а н н о й н а п о д о б и е ложки. Блюдца имеют форму неглубоких полукруглых мисок (рис. 145, ж, з).

П о с л е появления кофе к названным сосудам прибавились другие, необходимые для приготовления этого напитка. Когда именно кофе вошел в употребление, сказать трудно. Во всяком случае в X в. в Ара­ вии этот напиток уже был известен, а на Востоке в целом он стал об­ щеупотребительным не ранее как в X I V в. Посуда для приготовле­ ния кофе состоит из следующих предметов: медной посудины вроде кружки, о с о б о г о нагревателя, чашек и подноса, вместо которого употреблялась простая круглая металлическая пластина. Чашки де­ лаются из фаянса или фарфора, каждая ставится на о с о б о е неглубо­ кое блюдечко, называемое царф.

Кофейник, т. е. посудина, в которой варится кофе (бекрег или бакраг), имеет, как правило, форму чайника (рис. 149. а). Кофейники бывают медные или серебряные, как и нагреватель (ацки), состоя­ щий из ж а р о в н и в виде урны на низкой подставке, которую носят на трех цепочках (рис. 146, а; ср. рис. 143. ai.

К д р е в н е й ш и м сосудам следует отнести также п р и с п о с о б л е н и е для нагревания ж и л и щ (мангал, и л и манкад) и металлические ку­ рильницы. Мангал имеет форму широкой урны или глубокого таза на подставке (рис. 146, б; рис. 149. б): курильницы большей частью п о х о ж и на высокую закрытую ча­ шу (или кубок) со значительно рас­ ш и р я ю щ е й с я внизу п о д с т а в к о й.

В е р х н я я часть курильниц изящно п р о р е з а н а для выхода дыма (рис.

146, в).

Эти сосуды, в которых в честь гостей при их уходе сжигаются ду­ шистые вещества, тщательно отде­ лываются и нередко выполняются из серебра или, по крайней мере, из золоченой меди. Наряду с обычаем курить благовония существовал другой — опрыскивать уходящего гостя духами, для чего употреблял­ ся изящный флакон из металла, так называемый кумкум (рис. 146. г).

Комнатная мебель для арабов не составляет предмета первой не­ обходимости, как посуда. Несмот­ ря на то что персы в царствование Сасанидов заполняли свои ж и л и ­ ща р а з н о о б р а з н о й комнатной ут­ варью, а впоследствии христиане в И с п а н и и развили производство мебели, арабы в этом о т н о ш е н и и придерживались патриархальных обычаев своих предков. П р о в о д я ж и з н ь в шатре, о н и ограничива­ лись лишь самым необходимым.

До сих п о р вся мебель у арабов, почти как у кочевых племен, ог­ раничивается, в сущности, только ковром, покрывающим пол, и ди­ ваном. Все остальные предметы комнатной утвари, за исключением ламп, причисляются к разряду роскоши.

Д и в а н предназначался для сидения и поэтому заменял собой и сту­ лья, и кресла. Т р а д и ц и о н н ы е диваны состояли из возвышения, выл о ж е н н о г о кирпичом вдоль комнатных стен, или из ложа, сложенно­ го из тюфяков т о ж е вдоль стен. Диваны были от шести до восьми дюймов в высоту и от трех до четырех футов в ширину и обложены коврами и подушками (рис. 147, а, б; ср. рис. 116).

Существовали диваны, п о х о ж и е на наши е в р о п е й с к и е софы, но только с прямыми спинками сзади и с боков, о н и были обычно из тонких планочек, о б р а з у ю щ и х как бы сквозной узор. Такие диваны т о ж е обкладывались пестрыми коврами, а с боков подушками и со­ ставляли убранство приемных комнат и п р и х о ж и х в домах знатных людей. Стулья не в ходу на Востоке, хотя в Египте вместо них ино­ гда встречаются сиденья в виде ящиков кубической формы из дере­ вянных или тростниковых брусков, п о х о ж и е на клетки.

Арабы сидят на диванах или л о ж а х п о д о б н о г о рода. О н и состоят из д е р е в я н н о й рамки шесть футов в длину и от трех до четырех в ширину; на н и х кладется тюфяк таких же размеров, а на тюфяк по­ душка и все э т о покрывается простыней.

Л е т о м арабы укрываются тонкой простыней, зимой одеялом, под­ битым ватой. Вокруг ложа устраивается сетчатая занавеска, которая прикрепляется шнурком к четырем гвоздям в стене, для защиты спящего от укусов насекомых, как это делалось еще во времена Геро­ дота (Геродот, II, 95). П о с л е сна тюфяк сворачивается и вместе с рам­ кой ставится в угол комнаты или убирается в небольшой, смежный с ней чулан.

Столы, составляющие на З а п а д е н е о б х о д и м е й ш у ю мебель, почти не употребляются на Востоке. Исключение составляют подставки курси и небольшие письменные столики. Курси, большей частью не выше пятнадцати дюймов, делается из д е р е в а и украшается перла­ мутром, слоновой костью, черепаховым панцирем и т. п. (рис. 148, а);

письменный столик, употребляемый только учеными, не имеет укра­ шений, но с н а б ж е н с правой стороны металлическим крючком, к ко­ торому прикрепляется письменный п р и б о р «рис. 148. б) — длинный многогранный или круглый пенал для перьев с чернильницей. Кро­ ме курси, арабы употребляли другие подставки в в и д е многосторон­ них маленьких башен с красивыми украшениями (рис. 149, г), на ко­ торые ставились мелкие блюдца с фруктами, сладостями и пр.

Вместо шкафов и комодов арабы ДОВОЛЬСТВУЮТСЯ простыми сун­ дуками и стенными нишами. СУНДУКИ И лари сохранили п р е ж н ю ю форму продолговатого ящика с плоской запирающейся крышкой.

Отделка, как и раньше, состоит из орнаментов, выложенных слоно­ вой костью, черепаховым панцирем, перламл гром. и.\и из позолоты и р а з н о ц в е т н о й росписи. В этих о н д л к а х помещаются преимущест­ в е н н о о д е ж д а и головные уборы, мелкие же вещи, например укра­ шения, хранятся в маленьких ящичках и ларчиках р а з н о о б р а з н о й формы, которые делаются из д е р е в а или из металла и часто тща­ тельно украшаются (рис. 142; рис, 149. в*.

В стенных нишах устраиваются полки и перегородки, а снаружи их облицовывают д е р е в я н н о й обшив­ кой с р а з н о о б р а з н о й о т д е л к о й.

Иногда э т о п р о с т о выступ с глад­ кой поверхностью, иногда обшив­ ка разделяется на множество чет ырех- и пятиугольных филенчатых секторов или на полукружия, кото­ рые обычно украшаются в соответ­ ствии с орнаментом комнатных ба­ лок или прорезными узорами, или росписью разноцветными краска­ ми (рис. 149, а).

Осветительные приборы делят­ ся на шандалы, фонари и лампы.

Восточные народы ДОВОЛЬСТВУЮТСЯ умеренным комнатным освещени­ ем, так что д а ж е просторные залы освещаются только о д н о й свечой.

П о д с в е ч н и к и б о л ь ш е й частью делаются из металла (олова, жел­ той или красной меди), а в богатых д о м а х — из накладного или д а ж е чистого серебра.

П о д с в е ч н и к и в зависимости от их высоты бывают простые или с ручками (канделябры) и всегда ук­ рашены чеканкой или позолотой, в о с о б е н н о с т и канделябры, или гак называемые шамаданы, (рис. 150, а). Из ламп наиболее употребительны висячие, они предпочтитель­ нее остальных. Н е б о л ь ш и е светильники на подставке, называемые канадил, употребляются преимущественно бедняками, а в богатых домах прислугой. Форма их осталась такой же, какой была еще в глу­ бокой древности, э т о несколько заостренная с п е р е д и круглая ча­ шечка или закрытый сосуд. Делаются о н и из о б о ж ж е н н о й глины, с одним или несколькими светильниками.

Большой популярностью пользуются висячие лампы, служащие для убранства комнат. Кроме ламп п р о с т е й ш е й формы — неболь­ ших выпуклых сосудов из стекла, о н и также бывают из фарфора (в о с о б е н н о с т и та часть их, в которую вставляется сосуд для масла), а чаще из разных металлов, п о д о б н о канделябрам.

Л а м п а иногда состоит из нескольких частей и, в зависимости от того, из какого материала она сделана — из фарфора или металла, л и б о расписывается, л и б о украшается чеканкой и резьбой (рис. 150, б; ср. рис. 143, а).

К р о м е висячих ламп с одним светильником, встречаются и боль­ шие подвесные лампы (нагафа), соответствующие нашим люстрам.

На них ламповые чашечки, т. е. стеклянные сосуды с маслом (рис.

150, в), расположены в несколько рядов (один над другим) вокруг стержня, отличающегося иногда богатой отделкой, и вдобавок укра­ шены различными мелкими металлическими или стеклянными под­ весками.

Что касается фонарей (фанас), то их м о ж н о разделить на два ро­ да: карманные, или складные, и большие, стоячие или висячие. Кар­ манные фонари — э т о цилиндры из бумаги или полотна, натянутые с о б о и х концов на проволочные кольца, в н и ж н е е из которых встав­ лена в в и д е дна д е р е в я н н а я дощечка, а в в е р х н е е — дощечка из ме­ талла с круглым отверстием, над которым возвышается ручка.

В е р х н я я дощечка иногда закрывается крышкой из л у ж е н о й меди.

Стоячие и висячие фонари делаются о б ы к н о в е н н о из д е р е в а или из металла. Их используют наравне с лампами для освещения комнат и потому придают красивую форму, иногда в в и д е башенки с про­ резными боковыми стенками (ср. рис. 149, в, г).

Лампы к таким фонарям состоят из глиняного или стеклянного сосуда о п и с а н н о й выше формы (рис. 15U. в).

П р и б о р ы для и з м е р е н и я времени, подобные механическим ча­ сам, распространенным на З а п а д е, на Востоке до сих п о р относятся к предметам роскоши. Вместо них И С П О Л Ь З У Ю Т С Я, как в глубокой древности, солнечные и д а ж е песочные часы.

Д р е в н и е арабы по сравнению с египтянами и треками значитель­ но усовершенствовали устройство не только 1 а к и х часов, но и водя­ ных, применив к ним колесный п р и б о р и прочие приспособления, и в таком виде пользовались ими даже _1\я различного рода развле­ чений. О б р а з ж и з н и восточных народов, б о л е е спокойный и разме­ ренный, чем на З а п а д е, не приучил их ценить точное время и пла­ нировать день по часам.

Устройство водяных часов было д о в е д е н о арабами д о совершенства.

Это п о д т в е р ж д а е т о п и с а н и е часов, которые в числе других великолеп­ ных вещей в 8 0 7 г. Гарун-аль-Рашид послал Карлу Великому.

Это было, как говорит летописец того времени, весьма искусно выпол­ н е н н о е и з д е л и е из ж е л т о й меди, в ко­ тором течение времени отмечалось при помощи водяных часов соответ­ ствующим числом маленьких метал­ лических шариков, падавших после каждого часа в металлический таз и ( п р о и з в о д и в ш и х таким о б р а з о м громкий звук. П о с л е каждого часа из две­ надцати отверстий выступали две­ надцать всадников, которые затем скрывались за маленькими ставнями.

Общественные развлечения у ара­ бов были ограничены предписания­ ми П р о р о к а. Мухаммед не только строго запрещал все азартные игры, но осуждал д а ж е музыку как занятие, расслабляющее человека и ПОТОМУ недостойное мужчины. Допуска­ лась лишь игра в шахматы, перенесенная в П е р с и ю из И н д и и е щ е при Сасанидах. П о э т о м у арабы, не пренебрегая музыкой, предостав­ ляли ее исполнение преимущественно невольницам и иностранцам.

П р о и з в о д с т в о игр ограничивалось вырезанием шахматных фи­ гур, а форма и устройство музыкальных инструментов остались та­ кими же, какими о н и были издавна на Востоке.

П о л о ж е н и е э т о не изменилось и после того, как под влиянием персов арабы стали больше любить музыку и д а ж е изучать т е о р и ю э т о г о искусства. И хотя халиф Аль-Мансур, помня строгий запрет Пророка, велел разбить лютню о голову какого-то музыканта, тем не менее в э т о время в Кордове существовала уже особая школа му­ зыки, основанная А б д у р а х м а н о м II, а покровитель искусства Гаруналь-Рашид д е р ж а л у себя п р и д в о р н о г о музыканта Аль Маусели — персиянина, получившего о б р а з о в а н и е в Кордове.

Музыканты играли на старинных инструментах, форма которых до сих п о р почти не изменилась. И з о б р а ж е н и я многих употребляе­ мых и сейчас на Востоке музыкальных инструментов встречаются на д р е в н е й ш и х египетских и ассирийских памятниках, названия же э т и х инструментов большей частью заимствованы из персидского, греческого и индийского языков.

Из всех музыкальных инструментов в настоящее время у арабов самыми распространенными являются кеменге, канун, уд и най.

На них играют соло или вместе с другими инструментами (как в ор­ кестре). За исключением най, о с о б о г о рода флейты, остальные три принадлежат к разряду струнных инструментов. Л и ш ь изредка для усиления э т о г о квартета к нему прибавляются ударные, играющие главную роль в в о е н н о й музыке и употребляемые л и б о сами по се­ бе, л и б о вместе с духовыми инструментами.

Из струнных инструментов н а и б о л е е употребительны вышеупо­ мянутые кеменге и канун; уд встречается реже, несмотря на то что в предыдущие века э т о был главный инструмент арабских музыкан­ тов и в этом качестве его часто воспевали д р е в н и е поэты.

Кеменге (название персидское) — разновидность скрипки, он около тридцати дюймов д л и н о й (рис. 151, а). Корпус его состоит из т р е х четвертей скорлупы кокосового ореха, п р о с в е р л е н н о й мелки­ ми дырочками, сверху он обтянут рыбьей кожей и закреплен на дер е в я н н о й подставке. Шейка делается обычно из черного д е р е в а и иногда выкладывается слоновой костью; колки выполняются из самшита. Ножка инструмента состоит из железного стержня, который проходит через корпус; струны сделаны из конского волоса и прикреп­ лены к помещенному на э т о й ножке железному кольцу.

Смычок к кеменге полагается деревянный, на нем н а т я н у т кон­ ский волос; длина е г о приблизительно тридцать пять дюймов (рис.

151, в). Во время игры инструмент упирается ножкой в пол. на нем играют, как на виолончели.

Канун походит на цимбалы или цитру (рис. 151, е). Длина его обык­ новенно тридцать девять дюймов при шестнадцати дюймах в шири­ ну и трех с половиной в толщину. Корпус делается из орехового дере­ ва. На верхней доске, по которой проложена подставка дуя струн, находится пять круглых отверстий, оклеенных рыбьей кожей и соответ­ ствующих пяти ножкам инструмента.

На канун натягиваются двадцать четыре тройные струны из овечьих ки­ шок. Играющий на этом инструменте д е р ж и т его на коленях, как цитру, и перебирает струны с помощью дере­ вянного рише, состоящего из кольца, надеваемого на палец, в которое про­ девается часть ости пера или кусочек буйволового рога (рис. 151, ж, з).

Уд похож на лютню (рис. 151, д) и тоже выполнен из дерева, корпус де­ лается из елового дерева, шейка из черного, инструмент отделывается слоновой костью, перламутром и пр..

длина его доходит иногда до двадцати пяти дюймов, на нем закреплены до семи двойных струн из овечьих ки­ шок. На уде играют, как и на кануне, с помощью рише, для чего выбирает­ ся преимущественно коршунье перо.

Прочими струпными инструмента­ ми либо пользуются реже, либо на н и х играют только бедняки или иностран­ цы; таковы, например, тамбура — инст­ румент, похожий на лютню с очень длинной шейкой и одной или тремя струнами; рабаб — п о д о б и е четырехугольной скрипки; куссир, упо­ требляемый бедуинами и сходный по виду с д р е в н е г р е ч е с к о й лирой.

Куссир состоит из полукруглого обтянутого кожей корпуса, из кото­ рого выступают две круглые палочки, соединенные сверху третьей го­ ризонтальной поперечиной, служащей для закрепления струн. Стру­ ны (не больше пяти) протянуты по деревянной подставке в одну точку на нижнем конце инструмента, так что они образуют форму т реугольника. Рабаб бывает двух родов: рабаб-эль-мугханни, или скрипка пев­ цов, и рабаб эшшаэр, или скрипка поэтов. О н и отличаются тем, что первая имеет две струны, а вторая только одну (рис. 151, г).

Корпус состоит из прямоугольной суживающейся кверху рамки, об­ тянутой с одной стороны кожей или пергаментом. Через рамку продет железный стержень, который переходит в шейку из крепкого дерева, украшенную изящной инкрустацией; на ней расположены колки.

Струны сделаны из конского волоса. На них играют смычком, как на кеменге. Высота этого инструмента около тридцати двух дюймов.

Разница между духовыми инструментами не так значительна и ог­ раничивается небольшими изменениями формы флейты най. Эта флейта делается из тростникового ствола, длина ее восемнадцать дюймов, толщина у в е р х н е г о конца семь восьмых дюйма, у н и ж н е г о три четверти дюйма; на о д н о й с т о р о н е находится шесть дырочек, на п р о т и в о п о л о ж н о й — о д н о только отверстие для большого пальца (рис. 152, б).

Сходна с ней и саламие, тростниковая флейта с шест ьк З В У К О В Ы ­ МИ отверстиями и одним для большого пальца, а также еауме. или цембре, разновидность гобоя с восемью одинаковыми З В У К О В Ы М И отверстиями (рис. 152, а).

Кроме того, б е д н е й ш и е сословия И С П О Л Ь З У Ю i два рода двойных флейт из тростника — аргул и цуммару. Каждая из них состоит из двух соединенных между с о б о й дудок, одинаковых или разной дли­ ны, из которых одна составлена из трех отдельных подвижных час­ тей, так что с их помощью флейту м о ж н о удлини п» но желанию иг­ рающего (рис. 152, в, г).

У низших классов в ходу также цуммара би-соан — разновид­ ность волынки д о в о л ь н о грубой формы, сделанная из козьей шку­ ры (рис. 152, д).

К названным инструментам м о ж н о прибавить длинный д у х о в о й инструмент вроде трубы из листовой меди с Д В У М Я крутыми о б о р о а м и п о д названием сурме. Он принадлежит к числу самых звучных и употребляется преимущественно в военной музыке.

С р е д и ударных инструментов главное место занимают обтянутые кожей барабаны и литавры. Из барабанов самыми распространен­ ными являются табл белиди. или египетский, и настоящий сирий­ ский барабан табл шами.

П е р в ы й по форме похож на наши обыкновенные военные бараба­ ны, но гораздо н и ж е их (рис. 153. б): второй напоминает полукруг­ лую литавру из листовой меди, иногда из дерева или глины, шест­ надцати дюймов в поперечнике и четырех дюймов наибольшей глубины в с е р е д и н е (рис. 153. а). На нем играют Д В У М Я деревянны­ ми палочками.

К р о м е того, употребляются и большие литавры, и маленькие баоабаны нескольких видов, в о с о б е н н о с т и при религиозных обрядах.

Последние, называемые бац или ia6.\. имеют ширину в поперечнике от шести до семи дюймов. На з а д н е й с т о р о н е к ним приделана пуговка, за которую их д е р ж а т л е в о й рукой, между тем как правой в них бьют палочкой или ремнем. Большие литавры называются наккара. И м и пользуются попарно, привязав с п е р е д и к седлу верб­ люда таким образом, чтобы с правой стороны висела большая по размеру, имеющая в диаметре до двух футов.

С о в е р ш е н н о о с о б о е устройство имеет барабан, распространен­ ный п р е и м у щ е с т в е н н о в Египте, так называемый дарабукке.

Он встречается е щ е на д р е в н е й ш и х египетских стенных изображе­ ниях, где такого рода барабаны д е р ж а т л и б о люди из народа, л и б о знатные женщины.

Форма дарабукке воронкообразная, длина его от пятнадцати до восемнадцати дюймов, в е р х н е е отверстие затянуто кожей. И те­ перь, как в д р е в н е й ш и е времена, эти барабаны делаются или из гли­ ны и простого дерева, или же из д о р о г о г о д е р е в а и с богатыми ор­ наментами (рис. 153, в, г).

Женщины играют на таре, или тамбурине. Это д е р е в я н н ы й обод, одиннадцать д ю й м о в в поперечнике, обтянутый кожей, в который вставлены пять двойных пластинок из крепкой листовой меди (рис.

153, д). В зависимости от ценности этого инструмента его отделка бывает довольно богатой.

Публичные танцовщицы с о п р о в о ж д а ю т свои танцы игрой на осо­ бых металлических тарелках, или кимвалах, различной величины.

Самые маленькие из н и х — сагат (рис. 153, ж) — используются как кастаньеты, о н и надеваются петлями на указательный и большой пальцы о б е и х рук.

Большие кимвалы (кас) играющий бьет друг о друга о б е и м и рука­ ми (рис. 153, е). О н и п р и н а д л е ж а т и к числу военных музыкальных инструментов, так же как и другой инструмент, состоящий из метал­ лического прута с привешенными к верхнему его концу погремуш­ ками и колокольчиками.



Похожие работы:

«ЖУРНАЛИСТИКА ОСОБЕННОСТИ ПРОДВИЖЕНИЯ ПЕЧАТНЫХ СМИ НА ИНФОРМАЦИОННОМ РЫНКЕ А.Е. Асташева Кафедра теории и истории журналистики Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198 В данной статье рассматриваются основные методы и инструменты продвиже...»

«Сулумов Зелимхан Хасамбекович СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НЕФТЯНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ЧЕЧНИ (90-е гг. ХIХ в. – начало 90-х гг. ХХ вв.) Специальность 07.00.02 – отечественная история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель доктор исторических наук, профессор...»

«Национальный открытый институт России СИРОТА Н.М. СИДОРОВ С.А. ОБЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ Учебное пособие САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Рецензенты: Доктор социологических наук, профессор кафедры социологии СПбГУ А.Ф.Борисов Кандидат философских наук, доцент кафедры истории и теории социологии РГПУ им.А.И.Герцена В.Б.Косицын В предлагаемом учебном пособии обобщен и с...»

«ПИСЬМА H. M. КАРАМЗИНА П. П. БЕКЕТОВУ (ПУБЛИКАЦИЯ Н. Ю. АЛЕКСЕЕВОЙ) Имена Карамзина и Бекетова связаны в истории русской куль­ туры изданием "Пантеона российских авторов" (М., 1801—1802). Между тем взаимоотношения...»

«ТРУДЫ Г. Н. ПОТАНИНА Запись рассказа топографа Копейкина о съемках Васюганского болота // Тобол. губ. ведомости, неофиц. ч. – 1857. – Подпись: К. Записки о Кокандском ханстве / Введ. и примеч. П. С. Савельева....»

«Серия Философия. Социология. Право. НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2013. № 8 (151). Выпуск 24 _ ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК УДК 1. 491 ПРИНЦИПЫ СПЕКУЛЯТИВНОГО РАЗВИТИ...»

«ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. Финансы и налогообложение № 13 ФИНАНСЫ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ УДК 336.221.24(476) ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРИЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА ОБЪЕКТОМ ФИНАНСОВОГО УПРАВЛЕНИЯ (канд. экон. наук, доц. В.В. БОГАТЫРЕВА) (Полоцкий государственный университет) Представлен исторический обзор возник...»

«ФИЛОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ УДК 81`42 ББК 81.2-5 Шаймиева Лидия Вадимовна аспирант кафедра общего и сравнительно-исторического языкознания Башкирский государственный университет г. Уфа Shaymieva Lidiya Vadimovna Post-g...»

«23. Выражение "Между Сциллой и Харибдой" связано с.. Конкурс по истории А) победой Тесея над Минотавром; "КЕНТАВРИК-2015"Б) победой Геракла над Немейским львом; В) возращением Одиссея на Итаку; Среда, 20 мая 2015 г.Г) бегством Икара и Дедала с острова Крита; Д) путешествием Орфея. продолжительность работы над заданием – 1 час 15 минут...»

«Захарова Мария Владимировна ФРАНЦУЗСКАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ 12.00.01 – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Научный...»

«"Согласовано" "Согласовано" "Утверждаю" Руководитель ШМО Заместитель директора Директор МБОУ лицей учителей истории по УВР №20 Г. Пятигорска Н.М. Кочеткова С.А. Бейтуганова _И.В.Кривошеева Приказ № "" 2016 г. "" 2016 г. от " " 2016 г...»

«Смирнов Александр Михайлович, аспирант, sashlok@mail.ru Домашний адрес: г. Москва, ул. Исаковского, д. 14, корп, 1, кв. 350, индекс -123181 Кафедра теории и истории международных отношений Российского университета дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 10а, Москва, Россия, 117198 Участие СССР в обеспечении безопасности в Европ...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОЧНЫХ РУКОПИСЕЙ ВОСТОЧНАЯ КОМИССИЯ РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СТРАНЫ И НАРОДЫ ВОСТОКА Вып. XXXV Коллекции, тексты и их "биографии" Под редакцией И.Ф. Поповой, Т.Д. Скрынниковой МОСКВА НАУКА — ВОСТОЧНА...»

«СПОР ВАГНЕРА И БЛАШЕ В СВЕТЕ РУССКОГО "ЛЮБОМУДРИЯ"* А.В. Марцева Кафедра истории философии Факультет гуманитарных и социальных наук Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 10а, Москва, Россия, 117198 Статья посвящена историко-философскому анализу двух небольших работ Д.В. Веневитинова. Формальная о...»

«ISSN 2219-6048 Историческая и социально-образовательная мысль. 2013. № 4 (20) УДК 821.161.1 Балашова Елена Анатольевна Balashova Elena Anatolyevna кандидат филологических наук, доцент, доцент PhD in Philology, Associate Professor, Associate кафедры литературы Калужского государственного Pro...»

«Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 128 НАУЧНЫ Е ВЕДОМ ОСТИ 2014 № 15 (186). Выпуск 31 УДК 94[47).084.3 ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ В ПЕРИОД ГЕТМАНАТА [АПРЕЛЬ ДЕКАБРЬ 1918 Г.) В статье рассматри...»

«Рабочая программа дисциплины “ Диффузия и релаксация в сложных системах ” Предназначена для студентов 5 курса, по специальности:Физика 01.07.01.65 (Название специальности) АВТОР: Пименов Г.Г., Савинков А.В. КРАТКАЯ АННОТАЦИЯ: в рам...»

«ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 6 (16) Социология и психология Социология и психология ISSN 2075-9908 Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 6 (16) УДК 316.356.2 Богданова Ольга Александровна Bogdanova Olga Aleksandrovna соискатель Российского университета Postgraduate Stud...»

«стр. 100 из 250 УДК 930 СИСТЕМА НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ В 1920-Е ГГ. И ВОПРОС О РЕЛИГИИ Дударева Ольга Константиновна, соискатель кафедры "История и политология" ФГБОУ ВПО "Российский государственный университет туризма и сервиса" okdydareva@histr.ru г. Москва В статье рассматриваются проблемы вза...»

«ПАРАЗИТОЛОГИЯ, XIX, 5, 13S5 ЯЗ ИСТОРИИ ПАРАЗИТОЛОГИИ УДК 576.89 (47+57) ВКЛАД СОВЕТСКИХ ПАРАЗИТОЛОГОВ В ПОБЕДУ НАД ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИЕЙ И. Е. Быховская-Павловская, В. П. Щербина Прошло 40 лет с того памятного дня, когда взвившееся над Рейхстагом красное Знамя Победы возвестило всему миру о...»

«Школа Бизнес-Образования 5 ЛЕТ 20 ЛЕТ Наша история 2007 г. – создание ООО "Центр бизнесобразования" при поддержке Торгово-промышленной палаты Республики Мордовия 2008 г. генеральное соглашение о сотрудничестве в области продвижения образовательных программ НОУ ВПО "Международный институт менеджмента ЛИНК" (МИМ ЛИНК) и поддержания образовате...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.