WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«УДК 94(470) В.П. Конев СГГА, Новосибирск НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ: DJ VU. ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ Основная проблематика статьи – связь советского и ...»

УДК 94(470)

В.П. Конев

СГГА, Новосибирск

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ: DJ VU. ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

Основная проблематика статьи – связь советского и постсоветского этапов развития

России в XX в. Современная, постсоветская Россия продолжает сохранять, в той или иной

степени, архетипы советской цивилизации: мифологизм, ограничение свободы, тотальный

контроль над общественной жизнью, сервилизм части интеллигенции, утопизм

социальных программ, отрыв правящей элиты (политической и бизнесэлиты) от общества.

V.P. Konev SSGA, Novosibirsk

MODERN HISTORY OF RUSSIA: DJ VU. POLEMICAL NOTES

The key problem of the paper is the relationship between the Soviet and post-soviet stages in the development of Russia in XX century. Modern post-soviet Russia keeps to follow, to the more or less degree, the archetypes of the Soviet civilization: mythologism, individual freedom restrictions, total control over social life, servility of some of the intelligentsia, utopianism of social programs and isolation of the ruling elite (both political and business) from the society.

История России в XX веке делится на два эпохи: советскую и постсоветскую. Новейшей историей я называю ту, которая условно начинается в 1991 г. после так называемого «путча».

За период с 1991 г. по настоящее время Россия прошла исторический путь революционных трансформаций и потрясений, который проходил СССР после окончания Гражданской войны до начала Великой Отечественной. Если восемнадцатилетние довоенное (1922-1940 гг.) закончилось мировой войной, то постсоветское восемнадцатилетние закончилось мировым финансовым экономическим кризисом, в котором оказалась втянута и Россия.



В постсоветский период локомотив российской истории мчался на максимально возможной скорости. Обозреть в данной статье все произошедшее, естественно, невозможно, но хотелось бы вспомнить набор основных понятий, которыми оперируют и обществознание и публицистика, описывая прошедшее время: коррупция; казнокрадство; олигархи;

ажиотажное растаскивание государственной собственности; расстрел здания Верховного Совета; дележ Советского Союза; номенклатурная буржуазия;

разрушение российского научного потенциала; демократы-реформаторы;

переход к капитализму в России; неолиберальная идеология Запада в России;

Россия – сырьевой придаток развитых стран Запада; поражение в холодной войне; обвальная конверсия; рост национализма; терроризм; локальные войны; конфликты на межэтнической и религиозной почве; социальная напряженность; духовное обнищание; физическая деградация людей; развал системы здравоохранения; рост самоубийств; семибанкирщина; переделка человека; геноцид; социальный раскол; межкультурные конфликты;

катастрофизм культуры; антропологический срыв; деформация сознания правящей элиты; утрата инстинкта самосохранения; катастрофическое уменьшение продолжительности жизни; наркомания; криминальная революция; криминальное государство; безработица; массовое обнищание;

отчуждение правящей элиты от общества; отстранение народа от власти;

поиск новой национальной идеи; экономический, управленческий, нравственный, промышленный кризис; криминальный капитализм;

необольшевизм; нигилизм по отношению к историческому (особенно советскому) прошлому; разворовывание госсобственности; бесплодность проводимых реформ; социальная несправедливость; диктатура власти, сросшейся с бизнес-элитой и бизнес-элиты, сросшейся с властью;

авторитаризм; вертикаль власти; безответственность власти; справедливость для сверхменьшинства; сверхбогатые и сверхбедные; диктатура сверхбогатого меньшинства; суверенная демократия; страх, безыдеальность общественного бытия; диктат частной собственности; продовольственная зависимость; эстетика распада и т.д.

Как мы видим, тезаурус понятий отражает новизну исторической эпохи, в которой оказалась Россия после краха социализма.

Но история никогда не пишется с новой страницы. Общество, как и человек, не только теряет, но и несет и сохраняет в себе многое из пережитого в трансформированном, но сущностно неизменном виде. Все это относится и к постсоветскому обществу, его культуре.

В 1930 г. В. Маяковский обращаясь к «товарищам потомкам» писал:

«роясь в сегодняшнем (для Маяковского – В.К.) окаменевшем дерьме, наших дней изучая потемки, вы, возможно, спросите и обо мне». Оставляя в стороне актуальнейшее для современной жизни творчество поэта, хочу взглянуть на современное еще не окаменевшее.

В видимом хаосе событий, фактов, процессов, потрясений, реформ и т.п.

проступают знакомые по советскому времени социокоды, схемы, принципы общественного бытия.

Говоря о следствиях глобального финансово-экономического кризиса, который коснулся и Россию, Б.Кашин, депутат Госдумы признается: «… мы переживаем период «всеобщего прозрения»» [1]. Но ведь вся история России в ХХ в. – это история периодических «прозрений». После Октября 1917 г.

общественному сознанию помогли прозреть большевики. После смерти И.В.Сталина партия «прозрела» и осудила культ личности. После снятия со всех постов Н.С.Хрущева очередное «прозрение» - хрущевское время – это оказывается время «волюнтаризма» и завуалированного культа очередного вождя. В конце 80-х, в годы перестройки еще одно «прозрение»: оказывается брежневская эпоха – это эпоха «застоя», а все доперестроечное время – сплошной «тоталитаризм» и «тупик истории». Манифестом такого прозрения то ли новых левых, то ли новых правых был сборник 1988 г. с сегодня уже комически звучащим названием «Иного не дано». Сегодня, в начале 2009 г.

оказалось что «дано» да еще какое «иное»!

Современный российский либерализм зеркальное отражение марксизма, ибо как и последний первый исповедывает ту же философию: мир движется к единому образцу: только вместо коммунизма – глобальная, унифицированная цивилизация.

На смену «кратократии», «партократии» власти номенклатуры советских времен пришла «медиакратия», власть информационных систем, являющаяся орудием в руках «большого бизнеса», власть которого не менее тоталитарна, чем советская.

Главным составляющим медиакратии является телевидение, о котором В.Третьяков пишет следующее: «Если тотальность – это объективное качество телевидения, то его тоталитарность… есть результат целенаправленной деятельности владельцев телеканалов или тех, кто за ними стоит» [2].

Точно также, как большевики строили новое общество исходя из принципа тотального отрицания («весь мир насилья мы разрушим до основанья…»), точно также на принципе отрицания спекулировали в 90-е годы либералы-реформаторы. Это было отрицанием не только советской истории как тупикового пути развития, но и космополитического отрицания русской культуры и национальных культур вообще. Значительная часть правящей элиты, в том числе художественной ее части, открыто презирает отечественную культуру, собственный народ, презрительно именуя «совком», ориентируясь на либерально-западную систему ценностей.

Уже в 2002, не в 90-е, читаем: «У нас сегодняшних есть только один выход – отринуть это прошлое, а не оправдывать, припудривать, сентиментально восстанавливать…». Надо «наконец порвать советскую пуповину, а мы ее холим и лелеем. И отвергаем тех, кто предлагает произвести окончательный расчет с прошлым» [3].

Точно также, как в советское время идеологи говорили о том, что только КПСС способна определять стратегию и тактику достижения «светлого будущего», точно также постсоветские воинствующие либералы-западники полагают, что именно они одни знают, «что делать?» и «кто виноват?».

В характеристике сталинской эпохи обязательно присутствует понятие «геноцид». Казалось бы это явление ушло в прошлое вместе со своим временем, но понятие гуляет по страницам научных и публицистических работ и в наше время. Конечно, никто не пишет о репрессиях, расстрелах, концлагерях, переселении народов. Сегодня к этому слову добавляется еще одно - «косвенный». Современный исследователь определяет косвенный геноцид как направленное воздействие (умышленное бездействие) на какиелибо группы путем изменения природных условий, культурно-исторической среды, биологических и экономических факторов и т.п., приводящее к созданию для группы таких жизненных условий, которые могут привести к полному или частичному физическому уничтожению [4].





Разве происходящее сокращение населения России не соответствует этому понятию?

В описании социально-психологического состояния советского человека обязательно присутствовало слово «страх». И это было правдой. Но вот в 2004 г. Д. Гранин, отвечая на вопрос, что превалирует в современной жизни, говорит; «В первую очередь это мир новых страхов. Страх, что лопнет банк.

Страх, что закроется твоя фирма. Страх безработицы. Этого не было раньше»

[5].

В советскую эпоху всегда и во всех сферах жизни просматривался принцип: цель (социализм, коммунизм) оправдывает средства. Сегодня тот же принцип, правда, наполненный современным «капиталистическим»

содержанием: цель (деньги, индивидуализм, лично преуспевание, «российская мечта») оправдывает средства (жесткая конкуренция, забвение христианских и национальных нравственных принципов, «клади на всех и вкладывай в себя» и т.п.).

Одним из принципов советской тоталитарной системы называли тотальный пропагандизм. Но ведь и в современном, в том числе российском, обществе идет информационная пропагандистская война. Происходит манипулирование сознанием, управление мыслями, потребностями, поведением. Власть над людьми, над их сознанием приобретает тотальный характер, она больше, чем при физическом воздействии.

В сентябре 2000 г. исполнилось десять лет, как был принят закон о печати, отменивший цензуру. Итоги десятилетия были подведены рядом публикаций в журнале «Новое время» - оплоте либеральной идеологии.

Авторы, сторонники «реформ», которых никак нельзя обвинить в критиканстве признаются: «Десятилетний юбилей свободы печати… годовщина поражения… Сильна иногда тоска по цензуре…, способной отделить свободу честного слова от свободы слова продажного». Сегодня мы «расплачиваемся за то, как сумели воспользоваться плодами свободы. За тех коллег, что обслуживали и обслуживают власть, за все наши грязные технологии, заказные телеубийства, за необъективность и ложь, …за проплаченнные статьи, интервью, репортажи» [6].

Если раньше принципами цензуры были охрана гостайн, политическая целесообразность, недопущение отхода от «генеральной линии партии», искоренение «вольнодумства», «преклонения перед Западом» и т.п., то сегодня на «проходной» где пропускают произведения в сферу публичного бытия стоят «вахтеры» по имени «формат», «неформат», «рейтинг», но главным, конечно является персонаж по имени «деньги».

В советском фильме 60-х годов «Город мастеров» есть такая сцена. На смену градоначальнику самодуру и диктатору приезжает новый. Прежний не только терроризировал поведение граждан, но и будучи горбатым, заставил всех носить на спине под одеждой искусственные горбы. Горожане, радостно, с надеждой встречающие нового управителя, видят его медленно выходящего из кареты. Но это радостное настроение после избавления от прежнего самодура и диктатора мгновенно исчезает: у нового градоначальника они видят горб на груди. Тут же горожане, все понявшие, перемещают свои искусственные горбы на то же место.

Как возмущалась наша интеллигенция в постперестроечное время тем, что в 1922 г. по инициативе В.И. Ленина за границу была выслана большая группа российских философов, социологов, экономистов, историков и других деятелей. Иногда между строк можно было прочитать даже сожаление о том, что их не расстреляли. Но по иронии истории в начале 90х, после «победы демократии и свободы» начался второй и еще более массовый исход интеллигенции из России. Экономический кризис ввел научную и художественную интеллигенцию (да и весь народ) в нищенское существование. Научная интеллигенция (кроме гуманитарной) уезжала на Запад за «кормлением» десятками тысяч. То же самое произошло и с наиболее талантливой частью художественной интеллигенции. За границу уехали на время или навсегда многие известные российские дирижеры, музыкантыисполнители, композиторы, артисты балета, живописцы, литераторы: М.

Плисецкая, Р. Щедрин, В. Атлантов, Д. Тухманов, В. Спиваков, Д.

Хворостовский, Е. Нестеренко, А. Журбин, А. Зацепин, Е. Евтушенко, А.

Шнитке, С. Губайдулина, М. Казаков и др.

В 2001 г. музыкальный критик писал, что современная культурная ситуация в России изначально запрограммирована на потерю наиболее талантливых и оригинально мыслящих музыкантов исполнителей: все больше потенциальных студентов российских консерваторий оказывается в Европе [7].

В истории СССР много событий, вызывающих сегодня искреннее сожаление и непонимание. Среди таких событий сталинской эпохи борьба с «врагами народа», которая сопровождалась массовыми истерическими компаниями «народным осуждением» на собраниях, митингах, письмами во властные органы с требованием уничтожить «бешеных собак». В хрущевское и брежневское время накал был меньшим, но и тогда дела Б. Пастернака, Ю.

Даниэля и А. Синявского, А. Солженицина и других становились объектом «народного осуждения». В компаниях всех времен участвовала и интеллигенция, особенно художественная. Сегодня трудно сказать (хотя, впрочем, по отношению к отдельным персоналиям на основании документов, свидетельств, мемуаров можно) насколько искренними в целом были подписанты обращений в центральные партийные, государственные и общественные органы. Даже если люди шли против совести, то делалось это под колоссальным давлением, скрытыми угрозами и намеками власти. И таких людей вряд ли стоит осуждать.

Но кто заставлял в 2000 г. тринадцать деятелей российской культуры адресовать президенту и правительству открытое письмо в защиту человеческой и деловой репутации бизнесмена и бывшего исполнительного секретаря СНГ Б. Березовского. Уже тогда в общественном сознании сложилось вполне однозначное убеждение одиозности этой фигуры, что подтвердило последующее обвинение Генпрокуратурой Березовского в уголовных преступлениях и объявлении его в международных розыск, как покинувшего территорию России.

Итак, авторов, «мастеров культуры» – О. Табакова, Ю. Любимова, А.

Демидовой, М. Жванецкого, В. Абрашидова, О. Меньшикова, Р. Хамдамова, З. Богуславской, И. Антоновой, А. Козлова, Ю. Башмета и других – возмутило «однобокая информация» о деятельности Березовского в российских массмедиа. Авторы указывают на последнего как мецената и, в частности, об учреждении им и финансировании премии «Триумф» в искусстве. Все бы выглядело вполне нормально (свобода выражения гражданской позиции), если бы не одно обстоятельство: все авторы обращения – члены жюри или лауреаты премии «Триумф», составляющей $ 50 тыс. Так чем же эти подписанты лучше подписантов обращений советской эпохи?

В советское время в искусстве (и мире – культуре) господствовала так называемая «партийность» проводимая идеологическими отделами КПСС. С исчезновением партийности и партократии казалось бы должна наступить эпоха полной свободы. На первый взгляд это и произошло, но партийность никуда не исчезла, она модифицировалась. На смену коммунистической монопартийности пришла идейная полипартийность различных течений, союзов, групп. Особенно ярко это проявилось в искусстве. Известный писатель и главный редактор «Литературной газеты» Ю.Поляков, хорошо знающий литературное закулисье, констатирует: на смену диктатуре парткомов «пришла диктатура идейно-художественной группы, к которой ты (писатель – В.К.) принадлежишь… с помощью нынешних литературных премий писателя держат за кадык покруче, чем его держали отдел культуры ЦК партии и 5-е управление КГБ, вместе взятые. Потому что большинство писателей сейчас работают за премии. Премий много, есть большие, по 50, 100 тысяч. И дают-то их не за художественный уровень, а за верность своей партийно-художественной группе» [8].

Впервые постсоветские годы всяческому глумлению подвергалась советская практика партийно-государственного заказа в искусство, который рассматривался как диктат и насилие, ограничивающие свободу творчества. Провозглашался лозунг: художник не должен никому служить, должен говорить от своего имени и подчиняться лишь стихии собственного творческого вдохновения.

Но уже в двухтысячные годы опять возникает партийный заказ в искусстве. В 2001 г. партия Союз правых сил объявила конкурс киносценариев на тему: «Нормальная жизнь в нормальной стране» с солидным призовым фондом. Как говорил руководитель оргкомитета Д.

Дондурей, СПС преследует цель «стимулировать интеллигенцию обратиться к позитивным ценностям: личному успеху, здоровому патриотизму, вере в себе и в свою страну». Идеологи СПС наконец-то поняли, что нормальным людям обрыдли кино и литература, где «героями» являются киллеры, бомжи, проститутки, бандиты, вурдалаки-предприниматели и т.п., что людям нужны оптимистические произведения и утверждение позитивных ценностей [9].

В 2002 г. партия «Единая Россия» и Союз писателей России известили о проведении широкомасштабной акции по изданию цикла литературных сборников под общим названием «Россия должна быть едина».

В рамках данного мероприятия инициаторы ставили своей целью «выявить и обнародовать те мысли и предложения, которые позволят в полном объеме восстановить позиции России как великой державы, сплотить и объединить вокруг национальной идеи все общество, возродить приоритет духовных ценностей» [10].

В советское время власть постоянно включала в свои списки кандидатов в партийные и государственные органы известных деятелей культуры. Эта практика была продолжена и в постсоветское время. Например, в каждую компанию по выборам в Госдуму партии и движения в качестве приманки, могущей привлечь избирателя, выдвигали кандидатами известных актеров, эстрадных певцов и телешоуменов. Многие из которых после выборов в политической жизни не участвовали.

Как только не издевались в 90-е годы получившая свободу советская диссидентствующая интеллигенция над социалистическим искусством и социалистическим реализмом. Что это, мол, никакой не реализм, а самый настоящий «социалистический идеализм», ибо искусство изображало жизнь не такой, какова она была, а какой она должна была бы быть с точки зрения воплощения в нем коммунистических идеалов. Да, такие произведения действительно создавались (и не в малом количестве), но в советском искусстве, особенно в послевоенное время существовало и подлинно реалистическое течение, избегавшее конъюнктуры, догматизма, фальсификации, наполненное, говоря словами А.Т. Твардовского горькой правды, «прямо в сердце бьющей».

А если уже говорить о произведениях ортодоксального соцреалистического направления, например, фильмах Г. Александрова, А.

Пырьева, то и они были нужны, ибо помогали преодолевать тяготы жизни, ее драматизм и личную неудовлетворенность.

В конце 90-х кинорежиссер и актер Е. Матвеев, снимая свою серию фильмов «Любить по-русски», не считал их реалистическими. Свою задачу он видел в следующем: «Я чувствовал, что ограбленный, обнищавший народ просил, требовал хотя бы нравственной, духовной поддержки… И пусть с горькой правдой жизни смешаются капли мечты и даже сказки. Пусть! Мне хотелось населить фильм людьми чистыми, целомудренными, способными и умеющими любить» [11].

Что же пришло на смену официозному искусству в годы перестройки и либерально-демократических реформ, когда была отменена цензура?

Конечно, появилось много произведений, которые действительно можно назвать не только художественно-правдивыми, но и реалистическими, но большинство из них о советском прошлом (Гражданская война, индустриализация, коллективизация, репрессии, ГУЛАГ, война, шестидесятые-восьмидесятые годы). Но ведь современному постперестроечному человеку нужна не правда факта, а художественнореалистический анализ жизни общества, в котором он живет. За редким исключением, постсоветское искусство оказалось не способным осуществить такой анализ и предложило и предлагает псевдореалистические, а также фантастические картины виртуальной реальности. Как сказал известный психолог В. Леви, в целом современная российская литература – это «сумерки богов, духовная пустошь… Идет гниение павших гигантов – рухнувших идеалов и культурно-ценностных пластов» [12].

Такова же ситуация в киноискусстве. Процитирую мнение участников XI Открытого Российского фестиваля о состоянии Российского кино: кризис кинематографа как кризис его содержания (А. Гребнев), глубочайший кризис (З. Шатина), ограниченность проблематики кино – кто шмальнет первым (А.

Боссарт), полное отсутствие современных фильмов, страх перед современностью (В. Матизен), кино отражает больное сознание, растерявшихся перед жизнью художников (А. Павлючик), общая профессиональная недостаточность (А. Солнцева) и т.п. [13].

В живописи значительная часть художников ушла в свободное модернистское или постмодернистское «плавание», стряхнув со своих ног не только «прах соцреализма», но и вообще изгнав из своих произведений реализм и социальность.

Реальность в последние годы воспринимается как нечто неподлинное и ненадежное. Это находит выражение в тотальном распространении слов «как бы», проникшее в лексике в начале 90-х. На телевидении псевдореальность представлена в различных реалити-шоу, где герои «как бы» живут.

Реальности настоящей предпочитается реальность виртуальная, в которой человеку психически хорошо. Эта реальность построена по законам фантазии, стремящейся заменить естественный ход вещей. В универсуме виртуальной реальности желание может быть удовлетворено мгновенно, и потребность в личном развитии исчезает. В результате – саморазрушение личности.

У новой власти появились «свои» художники и критики, которые стали обслуживать «демократическую» утопию: М. Захаров, О. Попцов, В. Быков, И. Дедков, М. Жванецкий, З. Богуславская, О. Табаков, А. Вознесенский, Ю. Любимов, А. Демидова, Р. Хамдамов, Н.Иванова и др. Некоторые из них в разное время входили в Президентский совет по культуре, а также принимали участие в создании культа первого Президента России и новой власти.

Этот краткий обзор новейшей истории России показывает, что даже революционные изменения общества не могут быть абсолютным отрицанием предшествующего развития, что каждый новый этап, который в модифицированном виде воспроизводит социокультурные коды предшествующих этапов. Без этого историко-культурного наследования невозможно движение в будущее, которое будет рождать собственные проблемы и противоречия, те вызовы времени, на которые должны отвечать новые поколения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Денежный промысел // Лит. газ. – 2009.- 11-17 февр.

2. Сергеевич, А. Осмысление медиакратии // Лит. газ. 2004. - 30 июня - 6 июля.

3. Пумпянский, А. Ответ ангелу // Новое время. - 2002. - №41. - С.38.

4. Черновицкая, Ю.В. «Косвенный» геноцид в современном обществе (социальнофилософские аспекты) // Вопросы философии. - 2008. - №10.

5. Гранин, Д. «Советская жизнь стала белым пятном» // Огонек. - 2004. - №36. С.29.

6. Мильштейн, И. Цензура. Десять лет спустя // Новое время. - 2000. - №32. - С.16.

7. Ветхова, А. Играющие в пустоте // Культура. - 2001. - 21-27 июля.

8. Барабаш, Н. Юрий Поляков сдал мужиков с потрохами // Комсомольская правда.

- 2006. - 12-19 октября.

9. Васильева, Ж. 100 тысяч долларов за миф! // Лит. газ. - 2001. - 4-10 апреля.

10. Конкурс «Россия должна быть едина» // Лит. газ. - 2002. - 16-23 ноября.

11. Матвеев, Е. Судьба по-русски. – М., 2000.

12. Леви, В. «К середине века психологии уже не будет» // Кн.обозрение - 2002. – 12 авг. - №33.

13. Открытый Российский кинофестиваль // Культура. - 2000. - 16-22 февр.

–  –  –



Похожие работы:

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА" №5/2016 ISSN 2410-6070 4. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 15.02.2016) О противодействии коррупции 5. Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ (ред. от 30.12.20...»

«К 85-летию В. А. Разумного Интегративная педагогика: обретенный смысл (отрывок) 1. Социальная необходимость новой педагогики Зуд реформаторства — едва ли не самая характерная наша национальная черта, причудливо...»

«Звуко виброизоляция помещений Виброподвесы и крепления Система ЗИПС Акустические минплиты Каркасные системы Звукоизоляция перегородок Система ЗИПС-ПОЛ Системы плавающих полов Аксессуары Фирменные материалы для звукоизолирующих конструкций О компании Содержание: История компании Акустик Групп берет свое начал...»

«ВЕСТНИК ПГГПУ Серия № 3. Гуманитарные и общественные науки II. СИСТЕМА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВЫСШЕЙ И СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ УДК 930.85 Порозов Владимир Александрович кандидат исторических наук, доцент кафедры философии и общественных наук ФГБОУ ВО "Пермский государственны...»

«Агиография П.К. Доброцветов НОВЫЕ АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К ЖИЗНЕОПИСАНИЮ ПРП. ИРИНАРХА, ЗАТВОРНИКА РОСТОВСКОГО, И ИСТОРИИ БОРИСОГЛЕБСКОГО-НА-УСТЬЕ МУЖСКОГО МОНАСТЫРЯ Статья знакомит читателя с прежде неопубликованными письменными источниками о жизни и чудесах прп. Иринарха Затворника (1548–1616). Приводятся св...»

«НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА № 170 УДК 347.822:351.814 НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРАНСПОРТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М.Ю. ЛЕБЕДЕВА, В.Л. МИХЕЕВ, А.Ю. ПИДЖАКОВ В статье анализируется история появления в рос...»

«ПРОТИВОТУБЕРКУЛЕЗНАЯ ВАКЦИНАЦИЯ БЦЖ: "ЗА" И "ПРОТИВ" Чугаев Ю.П., Голубев Д.Н., Камаева Н.Г., Гринберг Л.М., Камаев Е.Ю., Чарыкова Г.П. ФГУ "УНИИФ" Минздравсоцразвития России, Екатеринбург BCG VACCINATION: PRO AND CONTRA Chug...»

«Иконников Сергей Анатольевич ПРИХОДСКОЕ ДУХОВЕНСТВО ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX ВЕКА. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степ...»

«(к -~ '• V -т х '• КРАТКИ! ОТЧЕТ! к Ь -ш ~ О СГК ТОЯ1ПИ Ч Й ",* * II I ШШЖШРАЧГФаРФШиРФ I НЕТЕРГ.УГГОКЛГО УНИВЕРСИТЕТА 3^ *7 ц щ ЗА и и и у п п п ц / ц Г I 1 8 3 7 — 1 8 3 8 а к а д е м п ч е с к ш го д ъ | С. П Е Т Е Р Б У Р Г Ъ, * П К А Г ЛА КГ А й М I I 1839. Санкт-Петербургского...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.