WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«Ответ на вопрос 4 Образ Данте – фигуры, безусловно, знаковой в мировом культурном процессе– всегда был объектом размышлений для деятелей искусства различных эпох. Поводом для этогопослужил ...»

Ответ на вопрос 4

Образ Данте – фигуры, безусловно, знаковой в мировом культурном процессе– всегда

был объектом размышлений для деятелей искусства различных эпох. Поводом для

этогопослужил не только великий литературный дар прославленного поэта, но иего

непростая история жизни, породившая впоследствии множество биографий, как

достоверных, так и романизированных, а также огромное количество легенд. Именно

поэтому большинство поэтов и писателей, размышляющих о великом Данте, всегда затрагивают два неразрывно связанныхаспекта: Данте – поэт и Данте-личность. Когда начинают говорить о Данте, эти две ипостаси просто неотделимы друг от друга.

«Данте в Венеции» Брюсов создает в самом начале века (1900) – в очень активный период своей символистской деятельности – и включает в сборник «Третья стража» (“Tertia vigilia”) в раздел «Любимцы веков». Россия была ещё царской и безмятежной, несмотря на то, что её монархическое спокойствие уже постепенно расшатывалось. Стихотворение Ахматовой «Данте» создано значительно позже ( 1936 г), когда страна уже пережила три революции, гражданскую и первую мировую войну и замерла в преддверии сталинских репрессий. По сути, это была уже другая эпохаи, если следовать логике самой Анны Андреевны, – другой век. Ведькак она определяла в «Поэме без героя», «некалендарный, настоящий Двадцатый век» начинался в 1914 году (под оглушительный грохот пушек первой мировой войны).Конечно же, образ Данте, созданный в «поэтически» (а не календарно!)разных векахсущественно отличается как идейно, так и психологически.



Данте Брюсова суров, могуч и непреклонен. Он возвышается над «позорной вереницей» венецианского народа, он одинок и обособлен, но в то же время и силен. Это одиночество не тяготит его, в нем сила поэта – в этой «неслиянности» с грешной толпой.

Втексте содержится намек на то, что перед нами Данте,уже побывавший в аду, познавший этот мир так полно и глубоко, как это не дано сделать никому другому(именно таким образом складываются легенды и автор – Данте – попадает в текст собственного произведения):у великого поэта – «суровый, опаленный лик». Известен тот факт, что современники, следуя вполне закономерной для средневековья логике, частоговорили об опаленном цвете кожи Данте, веря, что ондействительно прошел ад, чистилище и рай.

Брюсовский Данте лишен каких-либо внешних характеристик. Даже возраст его точно не определить («…без возраста – не мальчик, не старик»). Тем самым он так отделен от всехостальных людей, предающихся веселью и греху (эти два слова практически становятся контекстуальными синонимами, будучи столь ловко сопряженнымив одной строке: «Во мгле свободно веселился грех»). Фигура поэта грандиозна и величава. Его положение «над»

толпой подчеркнуто весьма удачным сравнением: «Так иногда с утеса глянут птицы».

Традиционное для темы поэта и поэзии противопоставление поэта и толпы, усиливается введением эсхатологических мотивов и, в частности, мотивом «поэт-пророк», столь важным для русской литературы благодаря одноименным текстам Пушкина и Лермонтова. Данте Брюсова – действительно пророк. «И жалким … нуждам не причастный, случайный отблеск будущих веков»он производит совершенно ошеломляющее впечатление на карнавальную толпу-«чернь» ( если пользоваться пушкинскими образами). Он словно пришел в этот мир в разгар веселья (неслучайно и выбран город – Венеция,известная в первую очередь карнавалом, – праздником языческого происхождения, а также страшными пророчествами, что ей, как городу, погрязшему в грехе, суждено потонуть в водах адриатической лагуны, на которых она чудесным образом и была построена),чтобыобличить людские грехи.





Данте Брюсова – не просто человек-пророк без каких-либо конкретных внешних характеристик и с весьма статическим и косвенно-описательным психологическим портретом (его образ в стихотворении – словно слепокв галерее), он также лишен и точных временно-пространственных характеристик. О странном его возрасте в восприятии людей мы говорили выше. Интересно, что онлишен и конкретного места в этой веренице. Он проходит сквозь толпуи его уже нет среди этого карнавального блеска. Откуда он пришел и куда направляется неизвестно. Появляется мотив неприкаянности, «вечного странника». В мире гению нет места. Внешне Данте динамичен ( он представлен в движении), а внутренне

– скульптурно статичен ( он одинаково угрюм, величав и непреклонен на протяжении всего текста).Это духовная выдержанность и статичность образа Данте предопределяют появление мотива вечности ( а значит и мотива бессмертия творчества в целом и вписанности образа поэта-творцав мировую историю). Появление Данте в толпе сопровождается исчезновением звуков («Он сквозь толпу и шум прошел, как властный. Мгновеннозамер говор голосов (курсив мой)), и это вполне художественно обоснованно: звук – материя сиюминутная, его реализация возможна только «здесь» и «сейчас». Вечность созерцают молча.Молчание толпы наводит на мысль о вечном: «Мгновенно замер говор голосов, как будто в вечность приоткрылись двери». Герой-наблюдатель вопрошает дрожа (!), «кто он (т.е. Данте) таков», но пораженная величемпоэта толпа грешников ответа не дает, и вопрошающий понимает всё сам: «Данте Алигьери». Тем самым подчеркивается, что толькоДанте – только великий Поэтмог произвести такое впечатление на своих современников. Здесь Данте-человек и Дантепоэт неотделимы друг от друга. Интересно отметить, что Венеция для Данте – это всего лишь один из итальянских городов. Это не родная Флоренция, с которой было связано так много. В биографии Данте наблюдается четкая оппозиция «Флоренция – все остальные города». Что касается Венеции, то из биографических источников мы знаем следующее: так и не вернувшись в родную Флоренцию до конца своих дней, Данте умер, заболев лихорадкой по пути из Венеции, куда он был направлен как посол Равенны. Таким образом, Брюсов, который, как и все символисты, безусловно, прекрасно знал историю жизни Данте,изображает в своем стихотворении последние дни жизни Алигьери. Именно поэтому образ поэта в тексте уже весьма четко сложился и устоялся. Он так статичен, величествен:

все великие дела уже совершены.

Психологический портрет Данте в ахматовском тексте совсем иной. Мы видим неспокойного, страдающего, мятежного Данте – Данте и внешне, и внутренне динамического ( то он шлёт Флоренции проклятье, то опять вспоминает её, при этом сам постоянно меняет местоположение: сначала мы видим момент его бегства из Флоренции («Факел, ночь, последнее объятье, За порогом дикий вопль судьбы...»), затем он перемещается в ад, после – в рай, причем неизвестно, идет ли речь о жизни после смерти или же лирическая героиня Ахматовой, следуя средневековой логике современников поэта, верует в то, что Поэт и вправду при жизни побывал в аду, чистилище и раю). Это маленькое стихотворение – все состоит из движений. При этом сам Поэт представлен очень живо.

Перед нами – человек, с его страстями и грехами. Человек страдающий и ищущий. Человек, таки не находящий своего места. Об этой незаконченности говорит и фрагментарность всего стихотворения, и сильные позиции текста – начало и конец: мы сразу же резко погружаемся в описываемые события ( текст начинается с местоимения – «он», что по правилам любого языка, совершенно невозможно в начале текста: местоимение – это замена субъекту\объекту, который уже известен, и может быть использовано лишь при вторичном именовании). Таким образом, лирическая героиня Ахматовой словно продолжает уже начатый когда-то с читателем разговор. Обратившись к истории создания текста, узнаем интересные детали.

Оказывается, Анна Андреевна всегда читала вслух «Данте» вместе со стихотворением «Лотова жена», написанным ещё в 1924 году. Обратившись к указанному тексту, находим интереснейшие соответствия. Общим с текстом о Данте оказывается мотив прощального взгляда. Вот что говорится о Лотовой жене: «Но громко жене говорила тревога: Не поздно, ты можешь еще посмотреть», «Взглянула – и, скованы смертною болью, Глаза ее больше смотреть не могли», «…лишь сердце мое никогда не забудет Отдавшую жизнь за единственный взгляд». Таким образом, обоснованным становится и столь неожиданное даже во фрагментарном стихотворении использованиеуказательного местоимения «этот» в тексте о Данте: «Этот, уходя, не оглянулся, Этому я эту песнь пою». Автор словно ведет с читателем интертекстуальную беседу: «Та ( Лотова жена) – оглянулась, Этот ( Данте), уходя, не оглянулся».

В центре стихотворения – взаимоотношение Данте с Флоренцией. Это и является краеугольным камнем развития лирического сюжета. История отношений Поэта и города напоминает любовную историю мужчины и женщины. Вот какими эпитетами одаривает Флоренцию Данте в финале текста, а Ахматова, встраивая эти слова в слова лирической героини стихотворения, создает изящный пассаж в виде несобственно-прямой речи: «По своей Флоренции желанной, Вероломной, низкой, долгожданной...». Несмотря на то, что эти слова формально принадлежат лирической героине, которая и поёт песнь Данте, мы понимаем, что только сам Поэт ада и рая мог одарить Флоренцию этими контрастными иолицетворяющими эпитетами. И только логика построения текста не позволила Ахматовой ввести в стихотворение прямую речь.

Текст Брюсова очень тонко стилизован и выдержан в манере самого Данте, как это и любили делать символисты, признавая подражания и стилизации одной из форм литературной игры.Стихотворение написано терцинами (размером «Божественной комедии»), соблюдена четкая архитектоника текста: десять терцин и заключительная непарная завершающая строчка, как это, собственно, и было сделано в тексте самого Алигьери. Размер стихотворения – пятистопный ямб ( классический пушкинский размер, отягощенный одной лишней стопой), рифма – в подражание самому Данте – перекрестная, периодически межстрофная, женская, изящно чередующаяся с мужской.

Композиционно текст делится на две части: до появления Данте, и после. Не ограничиваясь строфикой, Брюсов заимствует из «Божественной комедии» также и образы, и ключевые слова. Семантическая антитеза текста выстроена между двумя ключевыми понятиями: «Грех» и «Величие». Так или иначе, все концепты и образы стягиваются под знамя одного из этих двух понятий. Первая группа объединяет «неверный час»,улицы, что «кишат людом», мглу, веселящийся грех, сам город – «дьявольский сосуд»,бесстыдный женский смех, жалкие нужды.Вторая группы связана с образом самого Данте: угрюмы облик самого поэта, похожего на птицу, смотрящую с утеса,его суровый, но и просветленный лик ( как у святого).

Перед нами очень интересная организация лирических субъектов: данное стихотворение – образецролевой лирики. Герой, от лица которого ведется лирическое повествование- современник Данте. Он – один из толпы и в то же время, выделившийся из неё. Он не веселится, ему «тяжек дружественный привет». Он разгадывает помыслы всех. Он узнает Данте. Его глазами мы видим великого Поэта. Таким образом, оппозиция «Поэттолпа» расщепляется и обретает форму треугольника: «Поэт–посредник меж суетной толпой и великим творцом-поэтом, внемлющий последнему–толпа-чернь». Этот «посредник» в брюсовском тексте функционально уподобляется самому Данте в «Божественной комедии», чьим проводником был Вергилий. Таким образом, в «Данте в Венеции» Данте словно выполняет функцию Вергилия – всезнающего проводника по грешным дебрям, а «посредник» – ролевой герой-словно становится на место самого Данте- героя «Божественной комедии».

Композиционная организация Ахматовой – другая. Во-первых, перед нами традиционное для её лирики соотношение лирических субъектов: лирическая героиня, которая «песнь поёт» своему герою. Она находится как бы вне времени. Ясно, что это уже не современник самого Данте, находящийся с ним в одном месте и пространстве, как мы наблюдаем это у Брюсова. Лирическая героиня – это ипостась самой Ахматовой в данном конкретном тексте, её лирическая и творческая маска, самою ей же созданная, чтобы затем посредством голоса этой лирической героини рассказать историю Данте.

Текст астрофичен – формально на строфы не поделен, чем подчеркнута его фрагментарность и интертекстуальный характер (см. выше – о «Лотовой жене»). Это усилено и многоточием в конце: маркирована некая незаконченность. Организация рифмы весьма определенная, но местами не выдержанная. Размер – пятистопный хорей. В четвертой строфевидим спондей, появление которого можно объяснитьвариативным для ахматовских времен протяжным прочтением слова «песнь», со вставленным вокалическим элементом ( как бы «песЫнь»). Рифма – перекрестная, местами неточная («судьбы – забыть»), женская перемежатся с мужской. Особый интерес представляет финальный фрагмент, где 9, 11 и 12 строки зарифмованы, а 10 остается холостой. Это помогает имитировать некую разговорность (намекает на то, что эпитеты, которыми одарена Флоренция, принадлежат самому Данте, а в тексте же они просто скрыты под несобственно-прямой речью), а также ещё раз указывает на фрагментарность стихотворения и возможную его вписываемость в более широкий – интертекстуальный контекст.

Весь текст композиционно мы можем поделить на три части: первые 4 строки – некая экспозиция, описание первичной ситуации, вторые 4 строки – бегство Данте из Флоренции и его скитания, последние 4 строки – эмоциональная кульминация, попытка предугадать мысли самого Данте – описание возможного, но так и не имевшего места обряда публичного покаяния,в том случае, если бы Данте всё таки решил вернуться на родину.

Речь идет о городской процессии, когда виновный в рубахе со свечой в руке проходил по Флоренции до баптистерия Святого Иоанна ( Сан-Джованни – по-итальянски).Здесь финал стихотворения перекликается с эпиграфом, который Ахматова оставляет на языке оригинала и, по сути, немного неточнозаимствует его из текста самой «Божественной комедии», где эта же фраза дана с предлогом «в», стоящим вначале.Мотив «возвращения» находим и в первых же строчках стихотворения, таким образом, перед нами – кольцевая композиция, объединенная микротемой – «(не)возвращение».

Предметный мир в стихотворении Брюсова – яркий, пышный, шумный, нарядный и – грешный. Действие разворачивается на улицах вечерней Венеции. Символично в это время и появление самого Данте – в час таинственный, в час «мглы». Всё призрачно, неясно, сказочно: «ряд оживших призрачных строений», «лунный свет», «позорная вереница»

людей, «тени» и каналы, манящие в «вечность» – т.е. выйти за пределы положенного пространства. Эти детали создают атмосферу таинственности, мистики и ожидания свершения какого-то чудодейства.

В тексте Ахматовой встречаемдетали, связанные со стихией огня: это и факел, и свеча, вызывающие в памяти ассоциации и с «горящим сердцем поэта» и с «огнем борьбы».

Данте ушел под свет факела, но отверг предложение вернуться со светом маленькой свечи.

Для него это слишком скудный свет.Там же находим и символ покаяния – рубаху, которая тоже отвергнута Поэтом. Как и у Брюсова, создается мистическая атмосфера и дух совершения какого-то таинства. Но дух этот не спокойный, а изломанный и трагический.

Написанное в 1936 году, стихотворение Ахматовой явилось не просто лирической зарисовкой о судьбе великого Данте, но и, возможно, размышлением о людях, вынужденных покинуть пределы родной земли – об эмигрантах и репрессированных ( в 1936 году всё ещё только шло к началу массовых репрессий). Невозможность открыто выразить свои мыслив связи стоталитарным режимом, установившимся в то время в СССР,вынуждает её обращаться к образу любимого поэта, чья судьба так похожа на участь эмигрантов. Всей логикой текста Ахматова показывает, что она не осуждает этих людей, она им «песнь поет».

У каждого свой путь. И часто – не вернуться, сохранить свою гордую душу означает сохранить исвоё «я». Но при этом особо подчеркнут мотив страдания, на которое обречены эти «вынужденные» «вечные странники».

Текст Брюсова – прекрасно вписывается в символистскую традицию обращения к «великим» именам ( ср. роман Мережковского о Леонардо да Винчи и др.). Написанный в начале нового века, он является одним из литературных «барельефов» в символистской галерее мировых деятелей искусства и культуры. Обращение к традиции, игра с твёрдыми формами строфики (сонет, терцины, онегинская строфа, рондо, рондель, ритурнель и др.), формализация приема – всё это составляло неотъемлемую часть символистской поэтики.

Поэтому обращение к личности Данте и стихотворение о нём, написанное строфической формой, языком (слегка упестренным архаизмами как на уровне лексики, так и на уровне синтаксиса) и образами, заимствованными из самой «Божественной комедии», – чрезвычайно удачный для того времени художественный ход.

Ахматова и Брюсов не были, безусловно, первыми, кто обращалсяк традициям Данте и к его личности.Говоря о русских предшественниках, стоит в первую очередь упомянуть имя Пушкина, в чьем творческом наследии находим и «Подражание Данту»и частое упоминание имени великого итальянца в текстах (самое известное, пожалуй, в «Андрее Шенье»), затем Гоголя, который строил композицию «Мертвых душ», ориентируясь на «Божественную комедию». Многократно обращались к образу Данте символисты, акмеисты и представители других поэтических течений начала нового века (Блок, Брюсов, Гумилев, Волошин, Анненский, В. Соловьев, Бальмонт, Цветаева и др.) Особо стоит сказать о Мандельштаме и его «Разговоре о Данте». Именно Мандельштам, по признанию самой Ахматовой, привил ей любовь к суровому творцу «Божественной комедии». Среди мировых имен, чьётворчество было вдохновлено Алигьери, приведем именаБайрона, побывавшего как-то в Равенне, Новалиса, Борхеса, создавшего «Девять эссе о Данте».(*Список этот, безусловно, гораздо больше и значительнее. Мы здесь попытались привести имена тех, кто, наверняка, уже знаком участникам нашей олимпиады).



Похожие работы:

«"r ГЕРОИ ОТЕЧЕСТВА, ОСТАВИВШИЕ О СЕБЕ ПАМЯТЬ НА ДОМОДЕДОВСКОЙ ЗЕМЛЕ КОМИТЕТ ПО КУЛЬТУРЕ, ДЕЛАМ МОЛОДЁЖИ И СПОРТУ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДСКОГО ОКРУГА ДОМОДЕДОВО ДОМОДЕДОВСКИЙ ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ГЕРОИ ОТЕЧЕСТВА, ОСТАВИВШИЕ О СЕБЕ ПАМЯТЬ НА ДОМОДЕДОВСКОЙ ЗЕМЛЕ Д ом одедово 2 0 1 5 У важ аем ы...»

«Министерство образования Российской Федерации Уральский государственный университет им. A.M. Горького Ханс-Файт Байер История крымских готов как интерпретация Сказания Матфея о городе Феодоро Екатеринбург Издательство Уральского университета Печатается по постановлению...»

«И. А. Масленицына Век сентиментальных писем Минск "Беларусь" УДК 821.161.1 (476)-32 ББК 84(4Беи = Рус)-44 М31 Серия основана в 2000 году Масленицына И.А. Век сентиментальных писем. — Мн.: Беларусь, 2004. — 255 с. ISBN 985-01-0150-4. Основу книги, которая является продолжением серии "Двое в истории", составили письма — подлинные документы истории...»

«символ журнал христианской культуры, основанный Славянской библиотекой в Париже №61 (2012) Париж-Москва SYRIACA • ARABICA • IRANICA символ журнал христианской культуры, основанный в 1979 году Славянской библиотекой в Париже №61 (2012) Париж-Москва...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР КАРЕЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ ИНСТИТУТ Я З Ы К А, Л И Т Е Р А Т У Р Ы И ИСТОРИИ Г. Н. МАКАРОВ. В.Д.РЯГОЕВ ОБРАЗЦЫ КАРЕЛЬСКОЙ РЕЧИ ГОВОРЫ ЛИВВИКОВСКОГО Д И А Л Е К Т А КАРЕЛЬСКОГО Я ЗЫ К А е И З Д А Т Е Л Ь С Т В О "НАУКА"...»

«К Э Т Р И Н П РА Й С ВИТАМАНИЯ ИС ТОРИ Я Н А Ш Е Й ОД Е РЖ И МОС Т И ВИ ТА М И Н А М И Перевод с английского Елены Погосян, Константина Логинова ~ Москва "Манн, Иванов и Фербер" УДК 641.18 ББК 28.072 П68 Нау ч н ы й р е д а к т ор Надежда Никольская Издано с разрешения Cather...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Самарской области средняя общеобразовательная школа "Образовательный центр" п. г. т. Рощинский муниципального района Волжский Самарской области РАССМОТРЕНО "СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДАЮ" На заседании МО учителей Замес...»

«Н. И. Соболев Петрозаводск ИЗ ТВОРЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ПОВЕСТИ И. С. ШМЕЛЕВА "НЕУПИВАЕМАЯ ЧАША" 1 n. i. sobolev petrozavodsk FROM THE HISTORY OF CREATION OF I. S. SHMELEV`S TALE "INEXHAUSTIBLE CUP" Статья посвящена творческой истории повести И. С. Шмелева "Неупиваемая Чаша". В статье анализируются чер...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.