WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ В СОВРЕМЕННОЙ КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ И В ТЕОРИИ НОМИНАЦИИ В статье предлагается исследование номинативной функции метафоры, сравниваются ...»

УДК 81'373

Е. Б. Кивилева

преподаватель каф. лингвистики и профессиональной коммуникации

в области политических наук ИМО и СПН МГЛУ;

e-mail: stolenlight@mail.ru

РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ

В СОВРЕМЕННОЙ КОГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

И В ТЕОРИИ НОМИНАЦИИ

В статье предлагается исследование номинативной функции метафоры,

сравниваются основания и типы метафорического переноса в рамках нового взгляда на концептуальную и лингвистическую метафору.

Ключевые слова: концепт; теория концептуальной метафоры; художественная метафора; языковая метафора; теория лексических концептов; первичная и вторичная номинация.

Номинативные механизмы мышления, будучи ассоциативными по своей природе, неразрывно связаны с метафорой, которая объединяет элементы объективной реальности, не относящиеся друг к другу, но имеющие некоторые сходные черты. Метафора позволяет выстраивать идеализированные когнитивные модели на основе личного опыта и выступает в качестве одного из наиболее продуктивных средств вторичной номинации.

Под первичной номинацией С. С. Маслова-Лашанская [9], Г. В. Колшанский [7], Н. Д. Арутюнова [1], Е. С. Кубрякова [8] и другие авторы понимают изначальное языковое обозначение предмета.

Первичная номинация, таким образом, это – крайне редкое явление в современных языках, поскольку она относится к первообразным словам типа:



море, пить, хлеб, белый [3]. Для обозначения способности современных языков пополнять свой номинативный инвентарь вводится понятие вторичной номинации, под которой понимается использование фонетического облика первообразной языковой единицы для нового обозначаемого, т. е. появление нового значения у данной языковой единицы [3].

К рассмотрению проблемы вторичной номинации можно подойти с практической стороны: в контексте коммуникативной ситуации, в ходе лингвокреативной деятельности и в процессе номинативного творчества.

Е. Б. Кивилева Ступенью творческого процесса наименования становится образование метафор-прозвищ, когда одни и те же языковые единицы, использованные в новых условиях, создают необычные примеры официальных названий и условных обозначений. Иллюстрируя механизмы метафорической номинации, мы предлагаем обратиться к следующим названиям военных кораблей: «Ягуар», «Лев», «Тигр», «Лисица», «Голубь», «Акула». Создается особое метафорическое восприятие транспортного средства как живого существа с присущими ему характеристиками, поведением, образом жизни. Наименование военного судна может производить разное впечатление: подводная лодка «Кит» привлекает внимание к крупному размеру объекта. Названия других кораблей формируют иные образы. Например, метафора «Лев» создает атмосферу величественной грации, «Бигль» подчеркивает верность делу и охотничий инстинкт, «Феникс» указывает на «непотопляемость»

и способность противостоять стихии. Эти «номинативные метафоры»

поддерживаются другими случаями употребления названий животных для наименования транспортных средств. Например, в беседе об автомобилях последние описываются посредством выражений из области животного мира [11]: моя ласточка, мой верный конь, мотор рычит, машина брыкается и не хочет ехать. Эти примеры представляют собой лингвистическое отражение концептуальной метафоры «Машина – это зверь». Она же проявляется и в метафорах в маркетинге:





картинки и рекламные ролики активно убеждают будущих покупателей в выборе продукта. В частности, в рекламе автомобилей марок «Пежо», «Фольксваген» и «Вольво» регулярно присутствуют изображения животных (льва, коня, лисицы, собаки), которые приобретают в данных условиях вид невербальных метафор и привносят образы силы, красоты, скорости и свободы. Такие невербальные метафоры можно назвать внеязыковыми, они подтверждают существование концептуальной метафоры, универсальной по своей природе и присущей мировоззрению носителей разных языков. Стоит также отметить слоган рекламы автомобиля, где при помощи языковых метафорических выражений воплощается образ льва: «Даже когда он (автомобиль) неподвижен, в нем ощущается сила дикого зверя, власть над дорогой и готовность поглощать километры» (http://www.advertology.ru).

Затрагивая проблему явлений вторичной номинации, мы обратимся к традиционному противопоставлению языковых метафорических выражений художественным. Ж. А. Вардзелашвили, Вестник МГЛУ. Выпуск 20 (680) / 2013 к примеру, считает, что проблема их соотношения – это во многом проблема соотношения общенародного и индивидуального (поэтического) языка.

Языковая метафорическая номинация стихийна (но поддается системному изучению как узаконенный факт языка), заложена в самой природе языка и изучается в лингвистике как комплексная проблема, имеющая отношение к разным специальностям:

лексикологии, семасиологии, теории номинации, психолингвистике, лингвостилистике [4].

Возникая как результат целенаправленных и сознательных эстетических поисков, художественная метафорическая номинация исследуется в поэтике как одна из основных эстетических категорий и имеет индивидуальное начало. Художественные метафорические выражения стремятся сместить очевидные для всех границы, выйти за рамки общепринятости, при этом, как пишет Якобсон, «традиционные классификации рушатся» [18, с. 331]. Примеры «разрушения» традиций присутствуют в изобилии в русской и зарубежной классике.

Следующие строки хорошо известны читателям Владимира Маяковского:

Не слова – судороги, слипшиеся комом… [15] и Сэмюэла Кольриджа:

Where true Love burns Desire is Love's pure flame;

It is the reflex of our earthly frame;

That takes its meaning from the nobler part;

And but translates the language of the heart [17].

Художественные метафорические выражения активно используют и современные авторы, в числе которых поэтесса В. Полозкова:

Город, созданный для двоих, Фарами льет огонь.

Мостовая у ног твоих – Это моя ладонь [14];

музыкант А. Горшенев:

Я растворяюсь в каплях дождя, Сердцем моим станет волна, Болью моей станет тайфун, Памятью моря шум... [10];

певец Ф. Синатра:

…Love was just a glance away...a warm embracing dance away [25];

Е. Б. Кивилева поэт С.

Карнелл:

Fishhooks of light in the fountain with fish;

a hotel dream of handcuffs of bone – of diving with goggles of shaved turtle shell [24].

Трактуя художественную метафору как индивидуально речевую и противопоставляя ее общепринятой языковой метафоре, В. Н. Телия [16] постулирует основные различия между этими видами метафор. В языковой метафоре ассоциативные связи объективированы, они соответствуют предметно-логическим связям, отражающим языковой опыт говорящих, при этом коннотации, создающие метафору, закреплены узусом за смысловыми потенциями данного слова; коннотации речевой метафоры, напротив, отражают не коллективное, а индивидуальное видение мира, поэтому они субъективны и случайны относительно общего знания.

После публикации работы Дж. Лакоффа и М. Джонсона – «Метафоры, которыми мы живем» [22] – в 1980 году, новое понимание метафоры вытеснило некоторые исследования прошлых лет. В данной теории внимание акцентируется на особенной роли метафоры как универсального концептуального процесса. Так, метафора трактуется как средство отражения структуры мира в сознании, привычный и культурно-ориентированный способ выражения мировоззрения.

Согласно этой теории, метафора выступает единицей языка и мышления, первой ступенью деятельности и берет свое начало из метафорических концептов, которые можно реконструировать [2].

Именно концепты управляют мышлением и деятельностью, структурируют то, как мы воспринимаем мир вокруг, в то время как концептуальная система, посредством которой мы мыслим и строим свою деятельность, является метафоричной по своей природе.

При рассмотрении проблемы концепта, стоит заметить, что базовая семантическая основа концепта имеет универсальное начало, в то время как культурной составляющей присущ индивидуальный характер, свойственный собственно языковой личности. По мнению Воркачева [5], концепт – это культурно отмеченный, вербализованный смысл, представленный в плане выражения целым рядом своих языковых реализаций, образующих соответствующую лексико-семантическую парадигму. Наличие у слова национально-культурной специфики признается фактором, придающим ему статус концепта [12].

Вестник МГЛУ. Выпуск 20 (680) / 2013 Для Лакоффа и Джонсона суть метафоры состоит в восприятии и описании одного концепта посредством другого. Так мы фокусируем внимание на одном из многочисленных признаков концепта. Метафорическая проекция не позволяет учесть все свойства, некоторые из которых либо противоречат метафоре, либо не соотносятся с ней.

В метафорическом упорядочивании реальности одно понятие не тождественно другому, а просто осмысливается в его терминах. Используя в речи метафору «Время – деньги» [22], мы абсолютно четко понимаем, что время в действительности не тождественно деньгам. Затраченное время нельзя вернуть назад, а в реальном мире не существует банков времени. Таким образом, метафорическое понятие не отражает и не может отражать все без исключения аспекты исходного понятия.

Аналогичную точку зрения высказывает О. К. Ирисханова [6], метафоры неизбежно основываются на преувеличенной информации, причем обычно не самые значительные признаки выходят на передний план.

Для метафорического переноса в процессе номинативного творчества характерно явление преувеличения одной характеристики концепта и приуменьшения других, которое можно назвать «выборочным проецированием». Например, название поискового судна «Бигль» указывает на хорошую поисковую способность обладателя этого имени, прекрасный «нюх» и верность службе, ассоциируемые с данной породой, но никак не на примечательный окрас собаки и ее веселый нрав. Именно в стремлении произвести впечатление, создании грозного («Лев»), хитрого («Лиса»), необычного («Феникс») или обманчивого («Пингвин») образа состоит важная роль метафорических выражений.

В последнее время вокруг теории концептуальной метафоры возникает множество споров. Считается, что значимость концептуальной метафоры, была несколько преувеличена. Например, Вивиан Эванс [20; 21] уверен, что теория Лакоффа и Джонсона принимает в расчет лишь один тип когнитивных репрезентаций – концептуальные метафоры, хотя они представляют собой не единственный элемент в формировании переносного значения и не всегда могут стать средством вторичной номинации. Существуют классы лингвистических метафор, которые могут быть мотивированы, пусть и частично, без участия концептуальных.

В противовес концептуальной метафоре Эванс вводит понятие «дискурсивная метафора». Разница между концептуальными Е. Б. Кивилева и дискурсивными метафорами состоит в том, что концептуальные метафоры принадлежат концептуальной системе, не зависят от языка, но влияют на него, а также являются ключом к пониманию и интерпретации речи. Речь активирует концептуальную метафору, но последняя, по большому счету, остается неизменной и независимой от использования. Дискурсивные метафоры – это лингвистические примеры использования языка в переносном смысле. Они, конечно, имеют концептуальную основу, но зависят от речевых ситуаций и изменяются вместе с ними, чтобы соответствовать коммуникативным задачам.

В концептуальном подходе к метафоре [22; 23] лингвистическая метафора является следствием концептуальной, т. е. концептуальная метафора рассматривается как множество асимметрических наложений одного концепта на другой, которые хранятся в долговременной памяти и объединяют домены – источниковый и целевой.

Примером такой метафоры, которая структурирует нашу действительность, может стать концептуальная метафора «Love is a journey»

(«Любовь – это совместное путешествие»), представленная такими языковыми метафорическими выражениями, как: We’re at a crossroads.

This relationship is a dead-end street. We can’t turn back now [22]. В русском языке существуют аналогичные примеры: Наши отношения зашли в тупик. Эти отношения никуда не приведут. Обратной дороги нет. Следует также отметить, что в данной концептуальной метафоре четко прослеживается параллель, проведенная Лакоффом между более абстрактным целевым и более конкретным источниковым доменами. Рассматривая «любовь» как генерализованное понятие, труднообъяснимое, неуловимое чувство, имеющее множество форм и оттенков, а не наш индивидуальный опыт, мы описываем ее посредством более доступного для восприятия понятия «путешествие» как обыденного явления.

Согласно Лакоффу и Джонсону, все эти примеры лингвистических метафор мотивированы концептуальной. Наложения между доменами структурируют идеи абстрактного концепта «любовь» с точки зрения более конкретного концепта «путешествия». В традиционном подходе к метафоре именно сходство объектов является основанием метафорического переноса, но в этом примере сходство уловить трудно.

Эванс уверен, что сложность такого подхода заключается в том, что он отрицает существование двунаправленных отношений между Вестник МГЛУ. Выпуск 20 (680) / 2013 целью и источником. Концептуальные метафоры в данной теории ассиметричны и направлены от источника на цель, но никак не наоборот.

Хотя мы можем описать новобрачных как начавших совместное путешествие, т. е. семейную жизнь, но мы не можем назвать путешествующих вместе новобрачными. И еще важнее, согласно Лакоффу, Джонсону и Тернеру, то, что активирует концептуальную метафору не столько сходство, сколько материализованный опыт, прямой или косвенный. Следует заметить, что опыт, на который ссылается Лакофф, объединяет все накопленные знания человека в результате его общения в рамках социальных и культурных групп, например физический опыт, участие в конфликтах и сотрудничество с другими представителями общества, повседневный опыт обращения с деньгами, временем [22], т. е. концептуальные метафоры возникают из тесных связей, подчерпнутых из опыта.

Эванс замечает, что Лакофф и Джонсон игнорируют важную роль сходства, на основе которого строится большинство поэтических метафор, например [20, с.

7]:

My wife whose hair is brush fire, Whose thoughts are summer lightning, Whose waist is an hourglass, Whose waist is the waist of an otter caught in the teeth of a tiger.

В вышеприведенном примере из стихотворения «Free Union»

французского сюрреалиста Андре Бретона (перевод на английский язык Д. Энтина полностью сохраняет авторские языковые выражения) трудно объяснить появление метафор, основываясь исключительно на опыте, а также на отношениях абстрактного и конкретного. В поэтике домен-источник и домен-цель могут оба быть как конкретными, так и абстрактными. Например, метафора «Whose waist is an hourglass»

представляет собой наложение между двумя вполне конкретными доменами: «женская талия» и «песочные часы».

Дискурсивные метафоры, о которых пишет Эванс [21], как раз включают те классы метафор, которые не вписываются в концептуальную теорию Лакоффа: образные, предикативно-номинативные («Juliet is the sun», «Sam is a wolf», «My lawyer is a shark»), лексические бленды. По мнению Эванса, их появление можно объяснить с точки зрения классического определения метафоры как переноса по сходству, но не с позиции Лакоффа и его положения о материализованном Е. Б. Кивилева опыте.

Обратимся к стихотворению Маяковского, которое представляет собой, без сомнения, единичное наложение, основанное на сходстве, подмеченном лично автором благодаря его неординарному восприятию мира:

Хотите – буду от мяса бешеный – и, как небо, меняя тона – хотите – буду безукоризненно нежный, не мужчина, а – облако в штанах!

Теорию концептуальной метафоры также критикуют и за ее категоричность. Так, Е. В. Рахилина [13] считает, что метафора «More is up» опирается скорее на интуицию, анализирует недостаточное количество материала. С одной стороны, есть другие пространственные зоны, которые также могут быть источником для количественных метафор: «широкий выбор», «широкие народные массы». С другой стороны, среди пространственных объектов, моделирующих большое количество, встречаются не только ориентированные вверх (рус. гора дел; ворох бумаг, англ. heap of paper), но и наоборот, ориентированные вниз (рус. прорва денег, англ. abyss of hopelessness, англ. mine of information, фр. abme de misre) [13, с. 5].

По мнению Е. В. Рахилиной, концептуальная метафора отражает важную, но очень частную область, в которой пространство действительно связано с количеством, но не принцип, по которому эта связь осуществляется. Кроме того, Рахилина указывает на необходимость сравнения несколько языков, в которых аналогичные языковые метафоры подтверждали бы наличие концептуальной.

Мнение Е. В. Рахилиной сходно с мнением исследователя в области медицины Рудольфа Шмидта [26]. Он уверен, что схема Лакоффа затрагивает довольно частную область. Например, «Good is up»

(«Хорошо – значит вверх») может проявляться во всех культурах, но может не означать одного и того же, кроме того преобладать могут другие пространственные модели (центр – периферия, внутри – снаружи, сзади – спереди). К примеру, А. Вулф [27] сравнивает метафоры болезней в речи жителей развитых и развивающихся стран.

К первой группе относятся выражения: «combating the disease», «killer cells», отражающие метафору «Лечение СПИДа – это война против него». Во второй группе, например в Малави и Южной Африке, вирус СПИДа концептуализируется, прежде всего, в метафорах еды.

Вестник МГЛУ. Выпуск 20 (680) / 2013 Болезнь воспринимается как червяк или ведьма, поедающие тело: «a thing that sucks life out» («mukenenya»), «the stuff eating away at the body», «greedy witchcraft».

Заметим, что концепты, связанные с источниками этих образов не всегда совпадают в разных культурах. В этом свете метафора – это особенная частично осознанная, а частично существующая «по умолчанию» структура, внутри которой и согласно которой мы живем. Она дает возможность реконструировать когнитивные модели поведения людей. Например, печальное настроение метафорически рассматривается как тянущее ко дну, депрессия видится падением, а радость, напротив, описывается как возвышающее, окрыляющее чувство, эмоциональный подъем. Метафоричность процесса мышления определяет творческий характер номинативного процесса. В названиях артефактов отражаются общественные исторические знания и индивидуальное мировоззрение, личный опыт, впечатления и ассоциации. Выбор тех или иных метафорических выражений варьируется от культуры к культуре, но часто отражает более универсальную и общую концептуальную метафору.

В целом, понятие метафоры продолжает развиваться в когнитивной лингвистике и в теории номинации. Возникают новые споры об определении метафоры, ее классификациях и основаниях метафорического переноса. Универсальная языковая метафора противопоставляется индивидуальной художественной, концептуальная – лингвистической (дискурсивной), что лежит в основе ряда классификаций. Во многих работах, связанных с метафорой, содержатся ссылки на теорию Дж. Лакоффа и М. Джонсона, которая раскрыла не исследованную прежде сущность метафоры как элемента мышления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Арутюнова Н. Д. Предложение и его смысл: Логико-семантические проблемы. – 3-е изд., стереотип. – М. : Едиториал УРСС, 2003. – 383 с.

2. Беляевская Е. Г. Когнитивные основания изучения семантики слова // Структуры представления знаний в языке : сб. научно-аналит. обзоров. – М. : ИНИОН РАН, 1994. – С. 87–110.

3. Вардзелашвили Ж. А. К вопросу о толковании термина «номинация»

в лингвистических исследованиях // Славистика в Грузии. – Вып. 1. – Тбилиси : ТГУ, 2000. – С. 62–68.

Е. Б. Кивилева

4. Вардзелашвили Ж. О двоякой сущности метафоры // Научные труды. Серия: филология. – Вып. IV. – СПб. : СПбГУ ; Тбилиси : Тбилисский гос.

ун-т, 2002. – С. 66–77.

5. Воркачев С. Г. Культурный концепт и значение // Труды Кубанского государственного технологического университета. Гуманитарные науки. – Т. 17, вып. 2. – Краснодар, 2003 – С. 268 –276.

6. Ирисханова О. К. Лингвокреативные основания теории номинализации :

дис. … д-ра филол. наук. – М., 2004. – 240 с.

7. Колшанский Г. В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. – М., 1975. – 230 с.

8. Кубрякова Е. С. Части речи в ономасиологическом освещении. – М. :

Наука, 1978. – 115 с.

9. Маслова-Лашанская С. С. О процессе наименования // Скандинавский сборник. XVIIL. – Таллин : Ээсти Коолат, 1973. – С. 130–135.

10. Музыкальный портал [Электронный ресурс]. – URL : http://kukryblog.ru/ media/ (дата обращения: 9.09.2013)

11. Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. – URL :

http://ruscorpora.ru/ (дата обращения: 11.12.2012).

12. Нерознак В. П. От концепта к слову: к проблеме филологического концептуализма // Вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков. – Омск : Изд-во ОМГПУ, 1998. – С. 80–85.

13. Рахилина Е. В. 30 лет спустя: новые методы, инструменты и задачи когнитивной лингвистики // University [Электронный ресурс]. – URL : http:// cognitive.rggu.ru/section.html?id=9132 (дата обращения: 3.09.2012).

14. Сборник стихотворений великих авторов [Электронный ресурс]. – URL :

http://mypoetrydotme.wordpress.com/2012/08/22/город-созданный-длядвоих/ (дата обращения: 9.09.2013)

15. Сборник стихотворений В. Маяковского [Электронный ресурс]. – URL :

http://slova.org.ru/mayakovskiy/index/ (дата обращения: 9.09.2013)

16. Телия В. Н. Вторичная номинация и ее виды // Языковая номинация.

Виды наименований / отв. ред. Б. А. Серебренников, А. А. Уфимцева. – М. : Наука, 1977. – С. 129–221.

17. Цитаты известных авторов / Сэмюэл Тейлор Кольридж «Желание» [Электронный ресурс]. – URL : http://www.notable-quotes.com/c/coleridge_ samuel_taylor.html (дата обращения: 9.09.2013)

18. Якобсон Р. Заметки о прозе поэта Пастернака (1935) // Роман Якобсон.

Работы по поэтике. – М. : Прогресс, 1987. – С. 324–338.

19. British national corpus [Электронный ресурс]. – URL : http://www.natcorp.

ox.ac.uk/ (дата обращения: 20.11.2012).

20. Evans V. How words mean: Lexical concepts, cognitive models and meaning construction. – Oxford : Oxford University Press, 2009. – 44 p.

Вестник МГЛУ. Выпуск 20 (680) / 2013

21. Evans V. Metaphor, lexical concepts and figurative meaning construction. – Bangor University [Электронный ресурс]. – URL : http://www.vyvevans.

net/EvansCognitiveSemiotics.pdf (дата обращения: 25.10.2012).

22. Lakoff G. and Johnson M. Metaphors We Live By. – Chicago : University of Chicago Press, 1980. – 242 p.

23. Lakoff G. and Turner M. More Than Cool Reason: A Field Guide to Poetic Metaphor. – Chicago : University of Chicago Press, 1993. – 134 p.

24. Quotation clues [Электронный ресурс]. – URL : http:// http://www.qualm.

co.uk/mainpr.html#qualmsep2003/ (дата обращения: 9.09.2013)

25. Sinatra Frank : Official website [Электронный ресурс]. – URL : http://www.

franksinatrasite.com/FrankSinatraSite/Splash_page.html / (дата обращения:

9.09.2013)

26. Schmitt R. Systematic Metaphor Analysis as a Method of Qualitative Research 2005 [Электронный ресурс]. – URL : http://www.nova.edu/ssss/QR/QR10schmitt.pdf (дата обращения: 3.09.2012).

27. Wolf A. Metaphors of eating in the context of HIV and witchery in Malawi // A. Wolf & M. Strzer (Eds.). Die gesellschaftliche Konstruktion von Befindlichkeit. Ein Sammelband zur Medizinethnologie. – Berlin : Verlag fr Wissenschaft und Bildung, 1996. – Pp. 205–221.



Похожие работы:

«Стационарная установка для обнаружения взрывчатых веществ на основе метода меченых нейтронов Быстрицкий В.М., Замятин Н.И., Зубарев Е.В., Рапацкий В.Л., Рогов Ю.Н., Садовский А.Б., Саламатин А.В., Сапожников М.Г., Слепнев В.М. Объединенный...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР Институт мировой литературы им. А. М, Горького С.Г.БОЧАРОВ Поэтика ПУШКИНА Очерки ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" МОСКВА Книга объединяет ряд очерков, в которых рас­ сматриваются отдельные вопросы пушкинской поэти­ ки. Главные темы очерков: эволюция некоторых су­ щественных...»

«Предисловие "Начало искусства слова — в фольклоре", — говорит А. М. Горький. А былины, или, как их часто называют в исполнительской среде, "стрины, стринки, старины", представляют собой одно из самых замечательных явлений не только ру...»

«Квантовая Магия, том 1, вып. 4, стр. 4369-4371, 2004 Телепатия в советские годы М.К. Романовский (получена 19 октября 2004; опубликована 15 ноября 2004) Предисловие Илья Чусов. РНЦ Курчатовский Институт Я познакомил...»

«Электронная библиотека Тверские авторы Валентина Назарова Однобуквицы Потрясающе печальное повествование приключения Полины, покинутой Павлом Абсолютная абстакция Светлана спасает супруга Посевная (вариант 1) (по пути Пино...»

«ЮРИЙ ВОЙТОВ РУБИ КОН МИСТИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ ДВА ДЕЙСТВИЯ Волгоград 2014 г ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: ПЕРВЫЙ АНГЕЛ ВТОРОЙ АНГЕЛ ЧЁРТ ИВАНОВ РОМАН СЕРГЕЕВИЧ генетик ИВАНОВА СОФИЯ ИВАНОВНА жена Иванова СОЛОВЕЙ ЛЕВ МАРКОВИЧ сенатор ВАСЯ – клон. Небесная канцелярия. Карта мира. Компьютеры. За столом сидит ангел,...»

«16 Dysertacje Wydziau Neofilologii UAM w Poznaniu Aliaksandr Raspapou Александр Введенский и традиция абсурда Wydzia Neofilologii UAM w Poznaniu Pozna 2016 Александр Введенский и традиция...»

«стр. 1 из 5 Протокол № 69-СЗН/ТЛ/12-10.2016/И от 26.08.2016 УТВЕРЖДАЮ Заместитель председателя конкурсной комиссии по СМР С.Е. Романов "26" августа 2016 года ПРОТОКОЛ № 69-СЗН/ТЛ/12-10.2016/И заседания конкурсной комиссии ПАО "...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.