WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«THE STRANGE DEATH OF MARXISM The European Left in the New Millennium UNIVERSITY OF MISSOURI PRESS Columbia and London Пол ГОТфРИД СТРАННАЯ СМЕРТЬ МАРКСИЗМА УДК 3 2 9. 0 5 5. 5 ( 4 ) ББК 6 6. 6 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Paul Edward GOTTFRIED

THE STRANGE DEATH

OF MARXISM

The European Left

in the New Millennium

UNIVERSITY OF MISSOURI PRESS

Columbia and London

Пол ГОТфРИД

СТРАННАЯ СМЕРТЬ

МАРКСИЗМА

УДК 3 2 9. 0 5 5. 5 ( 4 )

ББК 6 6. 6 3 2 ( 4 )

Г74

Редакционный совет серии:

В. Завадников (председатель), П. Горелов, Дж. Дорн, М. ван Кревельд, Д. Лал, Б. Аиндси, Я. Романчук, Т. Палмер, X. Уэрта де Сото Редактор серии: Ю. Кузнецов Перевод с английского: Б. Пинскер Готфрид П.

Г74 Странная смерть марксизма / Пол Готфрид ; пер. с англ. Б. Пинскера. — М. : И Р И С Э Н, Мысль, 2 0 0 9. 2 4 9 с. (Серия «Политическая наука») ISBN 9 7 8 - 5 - 9 1 0 6 6 - 0 3 1 - 5 ( И Р И С Э Н ) ISBN 9 7 8 - 5 - 2 2 4 - 0 1 1 2 1 - 6 ( « М ы с л ь » ) Американский политолог, профессор Пол Готфрид посвящает свою работу анализу новой разновидности левой идеологии, пришедшей на смену «старому» марксизму, который с крушением С С С Р по большей части остался в прошлом. В отличие от исторического марксизма, который был сосредоточен на истории как развертывающемся диалектическом процессе и на борьбе класса пролетариата с классом буржуазии, современное «политкорректное» левое движение обратило свои надежды к культурной элите как двигателю революции.



Автор анализирует историю, природу и причины успеха политической идеологии мультикультурализма, господствующей ныне в Европе и Северной Америке. Он доказывает, что многие из идей, ставших популярными в современном левом движении, — такие как отстаивание «альтернативных образов жизни», феминизм, нападки на семью как «репрессивный» институт и т.д. — не являются европейскими по своему происхождению, а заимствованы из С Ш А. П. Готфрид раскрывает механизмы становления современного «терапевтического государства» на Западе.

Книга будет интересна в первую очередь политологам, а также всем читателям, интересующимся современной историей, современными п о литическими и идеологическими процессами в Европе и Америке.

УДК 3 2 9. 0 5 5. 5 ( 4 ) ББК 6 6. 6 3 2 ( 4 ) Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами без письменного разрешени © 1990 by The Curators ISBN 9 7 8 - 0 - 8 2 6 2 - 1 5 9 7 - 0 of the University of Missouri

–  –  –

ГЛАВА 5. ПОСТМАРКСИСТСКОЕ

ЛЕВОЕ ДВИЖЕНИЕ

КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ....180 Мягкий деспотизм Зажившееся коммунистическое божество....182 Эпоха постмарксизма Вторая реальность Добро против зла Терпимость и нетерпимость ГЛАВА 6. З А К Л Ю Ч Е Н И Е 212 ПОСЛЕСЛОВИЕ 221

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

Книга известного американского историка и политолога Пола Готфрида «Странная смерть марксизма» продолжает политическую серию издательского проекта ИРИСЭН, реализуемого издательством «Мысль». Ее автор — профессор Элизабеттаунского колледжа (штат Пенсильвания), автор восьми книг и многочисленных научно-популярных и научных статей. Он известен также как один из ведущих консервативных публицистов современной Америки.

Из всех крупных работ П. Готфрида мы выбрали для публикации на русском языке именно эту в силу целого ряда причин. Книга посвящена современному левому движению, причем главным образом не маргинальным течениям, а его «ядру», в идейном поле представленному так называемым культурным мар ксизмом. Знание истории этого движения и его идей является ключом к пониманию всей современной западной политики.





Важно также то, что автор, несмотря на подзаголовок книги, не ограничивается узкой темой европейских левых идей, но прослеживает их сложные взаимо отношения с американскими идейными течениями — в первую очередь с прогрессизмом и современным «либерализмом» (англо-саксонским вариантом левой идеологии). Эти взаимосвязи зачастую недооцениваются российскими авторами, пишущими об идеологии мультикультурализма в Европе и о ее последствиях.

Интерес представляет и то, что «Странная смерть марксизма» написана консерватором, т.е. «правым», в то время как серьезные тексты о европейских левых, существующие на русском языке, написаны, как правило, левыми же или сочувствующими им. В то же время автору в целом удается не выходить за пределы академической корректности, рассказывая о своих идейных оппонентах. «Книга правого о левых» может серьезно помочь русскоязычному читателю и в переОт издателя осмыслении традиционного политического спектра применительно к нашим постсоветским политическим реалиям.

Наконец, интересно и то, что эта книга написана американцем о европейцах. Взгляд представителя одной политической культуры на феномены другой почти всегда бывает интересен; русскоязычный же читатель, как правило, принадлежащий к третьей политической культуре, может с помощью этой книги получить объемную картину современной мировой политической и идеологической жизни.

Данное издание является первым в книжной серии ИРИСЭН, снабженным профессиональным комментарием научного редактора. По мере возможности мы будем и дальше продолжать эту практику.

Мы полагаем, что книга П. Готфрида «Странная смерть марксизма» будет представлять интерес для широкого круга читателей, интересующихся современной европейской и мировой политикой.

Валентин ЗАВАДНИКОВ, Председатель Редакционного совета Март 2009 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я хотел бы поблагодарить тех моих знакомых, кто прочитал до публикации весь текст или его часть либо помог мне в сборе информации, а именно Дэвида Брауна, Дэвида Гордона, Уилла Хэя, Джеймса Курта, У. Уэсли Макдоналда, Стэнли Мичалака, Марту Пеннингтон, Гэбриела Риччи, Пола Крэйга Робертса, Уэйна Селчера и Джозефа Стромберга. Двое немецких ученых, Стефан Эрнольд и Гвидо Хюльсманн, избавили меня от лишних поездок в п о исках данных. Их электронные письма чрезвычайно помогли мне при работе над примечаниями к тексту.

Мой бывший коллега, заслуженный профессор Фредерик Рич прочел черновые варианты текста, причем отнюдь не ограничился поверхностным просмотром.

Он, кроме того, предоставил в мое распоряжение свои книги и массу собранных им заметок о послевоенной французской компартии — профессор Рич некогда собирался писать монографию по этой сложной теме.

Я, с непременными ссылками, использовал его доводы о преимущественно немарксистском характере французских интеллектуалов-коммунистов. Молодой экономист Иен Флетчер сверил приводимые мною статистические данные. Когда цифры наших источников расходились, я чаще всего доверялся его профессиональным суждениям. Наконец, моя коллега Кэтрин Р. Келли, в отличие от меня превосходно знакомая с компьютером, помогла в верстке текста и одарила меня поразительным разнообразием шрифтов и параметров страниц.

Я также в долгу перед моим недавно скончавшим ся другом и давним редактором журнала Telos Полом Пикконе за неистовые споры со мной на темы, рассматриваемые в этой книге и в двух предыдущих, посвященных феномену государства-корпорации. Хотя Пол мог бы сказать, что я отнесся к Франкфуртской школе без пиетета, свойственного ему самому, я подПредисловие держиваю разработанную им версию ее критического метода и использую его идеи в моей работе. При всех моих разногласиях с терапевтическими подходами Теодора Адорно к политике я включил в свой анализ его идеи о современных механизмах контроля и их идеологическом оправдании.

Расположенный напротив моего дома колледж Элизабеттауна, в котором я работал, помог мне во множестве мелочей: позволил мне загружать работников библиотеки, которые помогали в поиске ссылок, организовал публичное выступление, на котором мне представилась возможность проверить свои идеи на моих незадачливых коллегах и студентах, а также оказал материальную помощь. Фонд Эрхарда, финансировавший мои исследования в предыдущие двадцать лет, помог мне и на этот раз. Я должен поблагодарить журналы Catholica, Conflits Actuels, Telos, Journal of Libertarian Studies и Orbis — все эти пери одические издания любезно предоставили свои страницы для публикации моих идей. А моей жене Мэри пришлось перенести суровое испытание — выслушивать меня по мере того, как шла работа над книгой, и, значит, я обязан извиниться перед ней и поблагодарить ее. В будущем я постараюсь не загружать ее таким числом всяких подробностей.

На идею написать эту книгу меня натолкнул былой бестселлер Аллана Блума «Затмение американского разума» ( The Closing of the American Mind). С тех пор, как в 1987 году я впервые прочел эту книгу, утверждения ныне покойного профессора Чикагского университета и «консервативного» критика американской культуры и обычаев вызывали у меня непреходящее недоумение. Указания Блума на «германские связи» американских университетских левых казались мне настолько необоснованными, что тот факт, что другие комментаторы, в других случаях вполне здравомыслящие, обсуждали их с одобрением, просто сводил меня с ума. Если, как утверждает Блум, такие немецкие злодеи и враги эгалитаризма, как Фридрих Ницше и Мартин Хайдеггер, и проторили путь для нацизма и американских «новых левых», то эти обвиПредисловие нения по меньшей мере не очевидны. Их необходимо доказать. То же самое относится и к другому утверждению профессора Блума, что руководящим принципом американских левых является не радикальный эгалитаризм, а идеи партикуляризма и исторического релятивизма, заимствованные Америкой у Европы.

Следует задать вопрос: почему с этими мнениями соглашаются люди, которых, казалось бы, нельзя обвинить в незнании материала? Более того, почему на европейцев возлагают вину за движения и идеи, которые мы, американцы, с нашими средствами и специалистами, могли создать и сами? Данная книга предлагает по крайней мере предварительные отве ты на эти вопросы.

Глава 1

ВВЕДЕНИЕ

Анализируя результаты прошедших весной 1999 года итальянских муниципальных выборов, многоопытный итальянский политический аналитик Эрнесто Галли делла Лоджия объяснил в миланской газете Corriere della Sera, что на этот раз избиратели обманули ожидания журналистов. Рабочие подали за левых меньше голосов, чем предполагалось, зато коммунисты и другие левые партии привлекли электорат, состоящий из борцов за права гомосексуалистов, активистов феминистского движения, защитников природы, борцов за мультикультурность и вообще, если говорить более широко, не состоящих в браке людей свободных профессий. Приходится заключить, что для изменившихся итальянских левых теперь характерны «нетрадиционный стиль жизни» и в то же время неприязнь к традиционной европейской морали. Делла Лоджия ностальгически замечает, что в его молодости у итальянских коммунистов были четко определенные цели:

они поддерживали международную политику Советского Союза, идею классовой борьбы и национализации средств производства. Но на самом деле их избиратели хотели лишь выжать социальные льготы и суб сидии из государства и руководителей итальянской промышленности (la classe padronale), и более всего они стремились к тому, чтобы получить побольше удобств буржуазной жизни 1. Поддерживавшие коммунистов рабочие меньше всего заботились о свободе практиковать альтернативные стили жизни или о том, чтобы демаскулинизировать рабочие места.

Ernesto Galli della Loggia, "Quando i ceti medi bocciano la sinistra", Corriere della Sera, 4 июля 1999 г. P. 1.

Странная смерть марксизма Как отмечает Анни Кригель, автор книги «Французские коммунисты», трудно найти другую группу, представители которой были бы больше озадачены самой идеей равенства полов, чем эти самые коммунисты. Еще в 1970-е годы партийные ряды на 70% состояли из мужчин, а женщины оказывали на партийные решения лишь «незначительное влияние» 2.

Более того, говорившееся на партийных собраниях о женщинах и семейной жизни куда больше приличествовало бы собранию католических священников в период до Второго Ватиканского собора. В своей работе Кригель подчеркивает, что французские коммунисты сочетали экономический радикализм с глубоко консервативными социальными установками.

Но уже в 1990-е годы тот же автор в своих журналистских публикациях начала нападать на коммунистов и их социалистических союзников за попытки радикализировать французское общество 3. Теперь речь шла не о косной культуре, с которой ассоциировался французский марксизм, а о его превращении в радикализирующую культурную силу, находящуюся в союзе с государственной властью.

В дело вмешались обстоятельства, изменившие самый смысл марксизма. Европейские коммунистические партии уже не были массовыми избирательными блоками рабочего класса, которые контролировали до трети голосов на общенациональных выборах, как бывало во Франции и Италии после Второй мировой войны. В 1990-е годы произошло масштабное падение численности европейских профсоюзов, что и проанализировано в подробном исследовании, опубликованном в Le Monde Diplomatique.

Annie Kriegel, The French Communists: Profile of a People, trans. Elaine P. Halperin (Chicago: University of Chicago Press, 1994), P. 6 1 - 6 4.

Annie Kriegel, "Sur l'antifascisme", Comment aire. Vol. 12 (summer 1 9 9 0 ). P. 299. См. также автобиографию Кригель, Се que j'ai cru comprendre (Paris: Robert Laffont, 1991), которая написана с позиции коммуниста, разочарованного идеологической эволюцией Французской коммунистической партии в послевоенные годы.

Глава 1. Введение Автор исследования Пьер Бурдье выражает беспокойство, что еще немного, и организованные рабочие превратятся в столь незначительную силу, что не смогут оказывать никакого влияния на позиции французского правительства.

В сфере экономики политические различия между правыми и левыми свелись к мелким деталям. Правые принимают государство благосостояния и даже расширяют его, а левые отказались от планов государственного контроля над отраслями экономики. Место левацких призывов к обострению классовой борьбы заняли разговоры о «третьем пути» между капитализмом и социализмом, а тем временем левоцентристские правительства в Германии, Англии и Франции заняты не только перераспределением доходов, но и урезанием бюджетных расходов 4. А самое главное, некогда мощная коммунистическая избирательная машина теперь получает на выборах лишь 5 — 8%.

Это позволяет компартиям вИталии и во Франции входить в левоцентристские коалиции, а в Германии — предлагать себя в качестве альтернативы «зеленым» в партнеры социал-демократам. Первый раунд французских президентских выборов завершился 21 апреля 2003 года разгромом коммунистической партии. Если Жан-Мари Ле Пен, кандидат правых популистов, пришел к финишу вторым, то Робер Ю, кандидат коммунистов и руководитель компартии, набрал всего 3% голосов и оказался на пятом месте. Поскольку компартия не сумела преодолеть пятипроцентный барьер, что позволило бы ей не возвращать государству ассигнованные на выборы восемь миллионов евро, для погашения долгов коммунистам пришлось выставить на продажу свою штаб-квартиру 5.

Pierre Bordieu, "Pour un mouvement europeen", Le Monde Diplomatique, 2 июня 1999 г. P. 16.

См.: Marie-Claire Lavabie, Francois Platone F. Que

–  –  –

Сегодня европейские коммунистические партии сохраняются просто как довесок к более обширным группировкам сил на левом политическом фланге.

Что бы ни было т о м у причиной — повышение о б щ е го уровня жизни, ослабление солидарности р а б о ч е го класса или очевидная непривлекательность к о м мунистического опыта, — коммунистические п а р тии Западной Европы утратили свою электоральную привлекательность. Время от времени они делают попытку вернуться к власти в Польше, Венгрии, России или в государствах Балтии, но э т о говорит лишь о том, что население этих стран фрустрировано затянувшимся нелегким переходом к свободной или к в а з и с в о б о д н о й р ы н о ч н о й э к о н о м и к е. В л ю б о м случае д о в о л ь н о трудно о б о с н о в а т ь у т в е р ж дение о т о м, что наблюдаемые время от времени успехи на выборах переименованных к о м м у н и с т и ческих партий Восточной Европы свидетельствуют о возрождении веры в марксизм или в пролетарскую солидарность.

Консервативные критики о б ы ч н о расходились в объяснениях э т о г о превращения к о м м у н и с т о в в младших партнеров левоцентристских партий. Такие горячие сторонники американской внешней политики, направленной на продвижение демократии по всему миру, как, например, Майкл Новак из Американского института предпринимательства, а также Ф р э н с и с Фукуяма и Д ж о р д ж Гилдер, утверждают, что устоять перед американским «демократическим капитализм о м » практически невозможно, в силу чего бывшие европейские марксисты и спешат поддержать « а м е риканскую модель», сочетающую государство благосостояния с расширением возможностей для инвестирования капитала. Все, кроме самых отсталых, приняли этот срединный путь между совершенно сво бодным рынком и полностью огосударствленной эко номикой, который позволяет совместить требование "Marches et marges de la gauche" в: Pascal Perrineau, Colette Ysmal, Le vote de tons les refus (Paris: Presses de Sciences-Po, 2003).

Глава 1. Введение равенства с материальными стимулами и экономическим прогрессом 6.

Менее оптимистичные наблюдатели из числа традиционных правых, однако, сомневаются в том, что коммунистический хищник лишился клыков. И некоторые из их аргументов заслуживают внимания.

Все европейские парламентские коалиции с участием коммунистов уклоняются от признания массовых убийств, совершенных коммунистами в России и в других странах. Такое отрицание вины можно было наблюдать 12 ноября 1997 года во французском парламенте, а 27 января 2000 года — в итальянском.

В первом случае французский премьер-министр, социалист Лионель Жоспен, отвечая на вопрос оппозиции, верит ли он, что Сталин убил миллионы людей, прибег к словесным уверткам — отчасти из уважения к коммунистическим партнерам по коалиции.

Жоспен утверждал, что «коммунистическая революция была одним из величайших событий нашего века»

и «как бы ни оценивать сталинскую Россию, она была нашим союзником в войне с нацистской Германией». И, хотя в советской истории были «трагические»

страницы, премьер-министр считает «несомненной ошибкой возлагать равную вину на коммунизм и нацизм» 7. Вот, собственно, и все о равной оценке геноцида нацистских и коммунистических массовых убийц, когда речь заходит о собственных политиче

<

См.: Novak М. The Spirit of Democratic Capitalism

(New York: Simon and Schuster, 1982); George Gilder, The Spirit of Enterprise (New York: Simon and Schuster, 1984) [Русск. пер.: Новак M. Дух демократического капитализма. Минск: Лучи Софии, 1997]; а также:

Fukuyama F. "The End of History?" National Interest.

Vol. 16 (summer 1989). P. 4 — 6. [Русск. пер.: Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990.

№3].

Le Monde, 14 ноября 1997 г. Р. 8. Менее сочувственное описание этого спора см. в: Sevillia J. Le terrorisme intellectuel: De 1945 a nos jours. (Paris: Perrin, 2 0 0 0 ), P. 2 0 2 - 2 0 4.

Странная смерть марксизма ских союзниках, «объединением с которыми гордится» Жоспен.

Столь же красноречивым свидетельством сталинистской подкладки европейских левых стало обсуждение предложения правившей тогда в Италии лево центристской коалиции ввести ежегодный «день памяти о преступлениях фашизма и нацизма». Когда представитель правоцентристской коалиции предложил расширить формулировку и включить в нее «всех жертв политической тирании», другая сторона громко этому воспротивилась. Один из депутатов-коммунистов выразил недовольство и заявил, что «одержимость» тем, что делали или чего не делали коммунистические правительства, — это всего лишь дымовая завеса. На самом деле правоцентристы «никак не могут в душе примириться с тем, что они участвовали в принятии фашистского закона 1938 года [лишившего итальянских евреев прав гражданства] и в последующей депортации евреев [в 1943 году]» 8. Наделе же в нынешней правоцентристской коалиции нет тех, кого можно обвинить в этих двух постыдных деяниях, второе из которых было реализовано усилиями С С и очень малого числа итальянцев4. Сравнение сегодняшних правоцентристов с фашистским правительством конца 1930-х совершенно неправомерно, и еще менее правомерно сравнение с республикой Сало, которая была навязана Италии немецкими оккупантами в 1943 году. Более того, в отличие от итальянских левоцентристов, правоцентристы были готовы без колебаний осудить все формы тоталитаризма. Для тех, кто усматривает преемственность между прежними коммунистами и нынешними, наглядным доказательством правоты служит этот упорный отказ

Об этой дискуссии в итальянском парламенте см.:

ПMattino, 17 апреля 2000 г. Р. 17.

О том, что и до и после 1938 года режиму Муссолини не был присущ оголтелый антисемитизм, см.: Leon Poliakov, Gli ebrei sotto I'occupazione italiana (Milan: Comunita, 1956); Meir Michaelis, Mussolini and the Jews (Oxford:

Clarendon Press, 1978); атакже: Renzo De Felice, Storia degli ebrei sotto il fascismo (Turin: Einaudi, 1977).

Глава 1. Введение разобраться с коммунистическим прошлым и отвержение любых попыток осудить прежние злодеяния под тем предлогом, что такие попытки являются проявлением «фашизма».

Можно также вспомнить превращение восточногерманских коммунистов и их западногерманских сторонников в Партию демократического социализ ма, основанную в 1990-е годы в качестве моста между коммунистическим прошлым и современностью.

Бывший руководитель партии Грегор Гизи был агентом Штази, что подтверждено документально, а после падения Берлинской стены занимался организацией «антифашистских» митингов в объединенном Берлине. Его карьера информатора коммунистической тайной полиции в 1975—1987 годах получила огласку в 1995 году, после того как Бундестаг, ознакомившись с докладом о деятельности Гизи в качестве агента тайной полиции, даровал ему амнистию. Когда его противники из числа христианских демократов подняли шум по этому поводу, левая пресса в Германии и Австрии обвинила противников Гизи в организации охоты на ведьм. Франк Штеффель, его главный соперник в Берлине, пошел на попятную после того, как ведущие немецкие журналисты заклеймили его как неумолимого фанатика-антикоммуниста. Укрощенный Штеффель согласился никогда больше не упоминать об этой стороне деятельности Гизи, выдававшего властям Восточной Германии доверившихся ему людей 10.

Но в этой снисходительности средств массовой информации к тем, кто в прошлом принадлежал клевым радикалам, нет ничего необычного. Йошка Фишер, министр иностранных дел Германии, так и не стал объектом нападок ведущих немецких изданий, несмотря на то что в 1960-е годы он был близок к группам левых, тяготевшим к насильственным методам. А французская пресса столь же снисходительно отнеслась к тому, что Жоспен длительное вреОб этих хитросплетениях берлинской политики см. ком

–  –  –

мя поддерживал связи с воинствующими троцкистами.

В 1 9 9 1 году ветеран французской компартии Ж о р ж Бударель предстал перед французским судом по о б в и нению в участии в 1 9 5 3 году в убийствах французских пленных, захваченных коммунистами из Лиги независимости Вьетнама ( В ь е т - М и н ) во время партизанской войны с французами в Индокитае. В отличие от арестов подозреваемых в пособничестве нацистам во Второй мировой войне, эта неполиткорректная попытка свести счеты с обвиняемым в массовых убийствах взбудоражила парижскую прессу. Свидетелей обвинения, сумевших выжить во вьетминовском «лагере 1 1 3 », самих обвинили в том, что они стали «объективными пособниками ревизии [Холокоста]», пытаясь «обелить н а ц и з м » 1 1. Бударель был о с в о б о ж ден по формальным основаниям, не имевшим о т н о шения к существу выдвинутых против него обвинений, но к тому времени на левом берегу Сены уже были подготовлены массовые демонстрации в защиту этой якобы жертвы нацистских «коллаборационистов».

В связи с таким поведением средств массовой информации Морис Дрюон, французский журналист и бывший советник Шарля де Голля, пишет, что на политическую историю с конца Второй мировой в о й ны отбрасывали густую тень коммунисты и их п р и хлебатели 1 2. Согласно Д р ю о н у, пресмыкательство перед тоталитарными левыми существует п о - п р е ж нему, хотя численность компартии резко сократилась.

Политики продолжают лягать «фашизм» отчасти по привычке, а отчасти потому, что еще не осознали, насколько слабым стал электоральный п о т е н ц и ал коммунистов. К тому же они страшатся нападок прокоммунистических журналистов, истолковывающих любую критику мрачных сторон истории ком мунистического движения как проявление сочувствия к фашизму.

Liberation, 11 ноября 1997 г. Р. 1—4; SevilliaJ., Le terrorisme. P. 204—205.

Maurice Druon, La France aux ordres d'un cadavre (Pa

–  –  –

Д р ю о н верно подметил эти выверты в поведении французских левых. Применяемая для умасливания коммунистов нелепая риторика Жоспена, к о т о рую до него использовал Франсуа Миттеран, п о д тверждает выдвинутое Д р ю о н о м обвинение в том, что некоторые французские политики готовы на все, чтобы заслужить благорасположение коммунистов.

Но есть смысл задаться вопросом, действительно ли коммунисты и их сторонники являются марксистами или марксистами-ленинистами? Правда ли, что коммунисты, например, до сих пор исповедуют диалектико-материалистические взгляды на исторический процесс, достигающий апогея в пролетарской революции и в создании социалистического общества, основанного на общественной собственности на средства производства? В каком смысле м о ж н о утверждать, что коммунисты все еще верят в классовую б о р ь бу как в ключ к пониманию человеческих отношений и инструмент победы социализма? Заметим, что для настоящих коммунистов в «фашизме» плохо нето, что он против иммиграции (которая фашистов на самом деле никогда не заботила), и не то, что он возбуждает недоброжелательство к меньшинствам, п р о и с х о дящим из стран «третьего мира». Фашисты, согласно традиционным коммунистическим писаниям, ведут борьбу против рабочего класса и помогают обреченным капиталистам отсрочить победу социалистической революции. Короче говоря, фашисты рассматриваются как классовый враг, пытающийся нарушить исторический процесс и повернуть вспять развитие, ведущее к предопределенному свыше завершению всех классовых конфликтов в посткапиталистическом про летарском обществе, которое будет основано к о м м у нистическими вождями.

Эти т р а д и ц и о н н ы е к о м м у н и с т и ч е с к и е схемы, широко распространенные в 1 9 3 0 - х годах, когда фашизм был на подъеме, не имеют никакого о т н о шения к нынешним европейским левым. Причина в том, что левые больше не являются марксистами и лишь время от времени вспоминают о социализме.

Если присмотреться к тому, какие законы проталкиСтранная смерть марксизма вают коммунисты в рамках левоцентристских коалиций — начиная с законов, запрещающих разжигание ненависти и направленных главным образом против европейского христианского большинства, законов, устанавливающих уголовную ответственность за попытки отрицать или преуменьшать преступления нацистского режима в публикациях или телепередачах, и заканчивая финансированием программ внедрения мультикультурализма, установлением дней памяти жертв нацистского режима, защитой прав гомосексуалистов и выделением государственных субсидий беженцам, — трудно понять, какое отношение все это имеет к марксистской революции.

Добившись успеха на выборах, Грегор Гизи, бывший шпион коммунистического режима, не стал бороться за распространение восточногерманского коммунизма на Западе 13. Он и другие давние сторонники коммунистов положили в основу Партии демократического социализма совсем другую политическую повестку дня, а именно государственную защиту прав гомосексуалистов, ослабление ограничений на въезд «политических беженцев», облегчение иммиграции для Zuwanderer* из «третьего мира» по сравнению с этническими немцами, желающими переселиться в Германию из бывшего Советского Союза. Партия Гизи вошла в городское правительство Берлина в союзе с Германской социалистической партией и социалистическим мэром Берлина Клаусом Воверайтом,

Автобиография Гизи, опубликованная после того, как

он, будучи разоблачен в качестве агента тайной полиции ГДР, покинул пост председателя Партии демократического социализма, позволяет составить представление о его «антифашизме». Он защищает восточногерманских коммунистов на том основании, что те серьезно относились к делу поимки и наказания нацистов и к искоренению немецкого национализма. Гизи также обыгрывает то обстоятельство, что в его роду были евреи, а это психологически сближает его с жертвами Холокос та. См.: Gregor Gysi, Ein Blick zuriick: Ein Schritt nach vorn (Hamburg: Hoffmann und Campe Verlag, 2001).

* Пришелец, переселенец (нем.). — Прим. ред.

Глава 1. Введение гомосексуалистом-активистом, в политике к о т о р о го нет ничего марксистского, несмотря на то что он и его партнеры по коалиции поддержали с о о р у ж е ние памятника марксистской революционерке Розе Люксембург, участнице неудачного восстания спартаковцев в 1 9 1 9 году.

Выбор героини характерен для социального радикализма политики Гизи и Воверайта. Польская еврейка, стоявшая на левацких позициях, Люксембург приняла участие в попытке уничтожить молодую Веймарскую республику и была убита военными, которые, как считается, после ее убийства выразили свои антисемитские эмоции. Люксембург была известна тем, что критиковала Ленина, к о т о рому, по ее мнению, не удалось совершить подлинно марксистскую революцию. Согласно ее толкованию, Ленин исказил революционный акт, поставив во главе событий партийный авангард. Так возник идеальный символ посткоммунистических левых: еврейская жертва, уничтоженная реакционными немцами за то, что пыталась воплотить в жизнь образцово чистое понимание революции. Но разве это прославление иностранной революционерки, ставшей « ж е р т в о й », имеет какое-либо отношение к марксизму или к традиционным программам коммунистических

- О 14 партии с Ответ на этот вопрос дают критики «культурного марксизма», и прежде всего Пэт Бьюкенен в своей работе «Смерть Запада», описывающей атаку на « б у р ж у а з н у ю м о р а л ь », предпринятую немецкими иммигрантами из Франкфуртской школы, как новую и опасную фазу войны марксизма против христианского общества Запада. Согласно Бьюкенену, Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе и Эрих Ф р о м м были немецкими радикалами, превративши

<

На своем веб-сайте Воверайт отмечает «возведение паstrong>

мятника Розе Люксембург на площади, переименованной в ее честь», как одну из «задач» своей администрации, наряду с сооружением отдельных монументов памяти цыган и гомосексуалистов, ставших жертвами фашизма.

См. www. klaus. wowereit. de. regierensrichtlinien. htm.

Странная смерть марксизма ми марксизм из экономической доктрины в инструмент ниспровержения морали 15. Бьюкенен посвящает основное внимание разбору книги «Авторитарная личность» — вышедшего в 1950 году сборника критических статей под редакцией Адорно иХоркхаймера. В этом тяжеловесном обличении «буржуазно-христианского» общества традиционные христианские ценности представлены как «патологические»

и «протофашистские». Франкфуртская школа, которая в 1930-е годы перебралась из Германии в США, заложила новую основу для обновленной марксистской революции посредством применения своей «критической теории» к преобладающей культуре.

В соответствии с новым подходом, социалистам нужно поменьше думать об экономической эксплуатации и побольше о пагубных предрассудках и их якобы доб ропорядочных носителях. Если господствующий класс не отстранить от власти, он будет порождать расовую ненависть, антисемитизм, женоненавистничество и гомофобию. Только решительные перемены освободят человечество от буржуазного общества, которое, по утверждениям Франкфуртской школы, является источником социальной патологии.

Выдвижение на первый план культурного марксиз ма в качестве основной посткоммунистической левой силы является, пожалуй, самой убедительной попыткой обрести в рамках марксизма преемственность, которая стала вызывать сомнения. При этом принимается всерьез утверждение теоретиков Франкфуртской школы о том, что они являются «марксистскими критиками культуры». Как бывший ученик Герберта Маркузе, я лично могу засвидетельствовать, что этот культурный марксист никогда не сомневался в том, что он отстаивает принципы марксизма-ленинизма. Маркузе не находил никаких серьезных различий в предмете рассуждения между своими наблюдения ми в «Одномерном человеке» по поводу репрессируPatrick J. Buchanan, The Death of the West (New York: St.

–  –  –

ющей эротику буржуазной культуры и диалектичес ким материализмом Маркса. В обоих случаях имела место попытка осветить «иррациональную» природу капиталистического общества, находящую отражение в его неспособности удовлетворить потребности человека. Более того, Маркузе восхвалял советский социализм и, когда советские танки в 1956 году раздавили венгерское «социалистическое» восстание, выступил в поддержку советского «наступления на фашизм», подобно другому пламенному поклоннику Франкфуртской школы Георгу Лукачу 16. Маркузе сочетал преданность марксизму-ленинизму в его сталинистском обличье с постбуржуазными эротическими фан тазиями. Но никакой логической связи между ними не было, если не считать того факта, что, по пророчеству Маркса, на смену буржуазному обществу придет пролетарский социализм.

Иными словами, ничего собственно марксистского в «культурном марксизме» нет, если не считать упований на постбуржуазное общество. Однако сторонниками этого нового марксизма движет не исторический материализм, а отвращение к буржуазной христианской цивилизации. Ошибка тех, кто видит здесь последовательный переход одной позиции в другую, состоит в том, что они путают содержание с персоналиями. Например, ныне покойная Белла Абцуг, выросшая в семье радикально настроенных русских евреев, начинала свою политическую карьеру как коммунистка, осуждавшая американское правительство за предоставление оружия Англии в период действия советско-нацистского пакта. Позднее Абцуг превратилась в яростную феминистку, а к концу жизни бросила всю свою энергию на защиту прав гомосексуалистов. Но, хотя эта женщина, называвшая себя бунтаркой, и в Конгрессе, и вне его занимала исключительно левые позиции, непонятно, каким образом ее феминизм или защита прав гомосексуалистов вытекали из О сокрушительной атаке на Маркузе, предпринятой другим моим наставником, см.: Eliseo Vivas, Contra Marcuse (New Rochelle: Arlington House, 1974).

Странная смерть марксизма ее приверженности марксизму или сталинизму. Эти убеждения можно связать с ее образом собственного «я» как маргинализированной еврейки, ввергнутой во враждебную культуру. Но как бы то ни было, все ее идеи, при их несомненной левизне, теоретически никак между собою не связаны. В отличие от Абцуг, Маркс и Ленин хотя и не любили буржуазию и капиталистическое угнетение, но не обвиняли ее в пренебрежении правами гомосексуалистов или проблемами, которые волнуют феминисток. Первоначально победоносные советские коммунисты подумывали о ликвидации брака как «буржуазного института», но быстро опомнились и, подобно позднейшим коммунистическим режимам, закончили принудительным навязыванием пуританской морали. Сегодня антибуржуазные социальные мыслители, как и последователи Франкфуртской школы, называют себя марксистами и вышагивают под красными знаменами, но это лишь игра слов и символов. Они представляют исторический и теоретический марксизм примерно в том же смысле, в каком епископ Спондж, «либеральный» ньюаркский иерарх Епископальной церкви, сегодня борется за догматическое христианское богословие*.

Критики культурного марксизма справедливо отмечают, что в Америке у Франкфуртской школы появилось много приверженцев, но здесь нужно кое-что прояснить. ДЛЯ исследования американизации культурного марксизма чрезвычайно важна «Авторитарная личность», вместительная антология, широко разрекламированная как первый том серии «Исследование предрассудков». Спонсоры, по собственной инициативе связавшиеся с беглыми немецкими радиДжон Ш. Спондж (John S. Spong) — епископ Ньюаркской епархии Епископальной (англиканской) церкви (штат Нью-Джерси) с 1976 по 2001 г., автор многочисленных богословских работ. Сторонник радикального реформирования христианской веры и догматики («новой Реформации»), в частности отхода от теизма и отказа от веры в загробное воздаяние. Известен также как активный защитник прав гомосексуалистов, женщин и расовых меньшинств. — Ред.

Глава 1. Введение калами и хорошо заплатившие им за работу, принадлежали к совершенно нерадикальному Американскому еврейскому комитету.

В то самое время, когда готовился выпуск «Авторитарной личности», эти же пожертвователи создавали Commentary, журнал прогрессивный, филосемитский и при этом антисоветский.

Кристофер Лэш полагает, что это совпадение говорит о многом. Спонсоры «Авторитарной личности» определенно не поддерживали антиамериканизм. Какие бы остаточные сталинистские завихрения ни воодушевляли редакторов сборника, те, кто давал им деньги, продвигали антикоммунистический американский патриотизм, что подробно доказывается в моей книге «После либерализма». Сеймур Мартин Липсет, восторженный комментатор и один из авторов «Исследования предрассудков», полагал, что предложенный Адорно и Хоркхаймером психологический подход к «предрассудкам», особенно к антисемитизму, был прорывом в области социологии и модификации социального поведения. В 1955 году Липсет представил антикоммунистическому социал-демократическому Конгрессу за культурную свободу собственный вариант их подхода — работу об авторитаризме рабочего класса 17.

Что касается «Авторитарной личности», для Липсета так и осталось загадкой, почему редакторы «проглядели» и не включили коммунизм в состав патологических особенностей психики. Однако Липсет и другие прогрессистские сторонники «американской демократии» никогда не сомневались, что для спасения Америки от опасных для демократии вывихов сознания Адор но и Хоркхаймер предложили действенное лекарство.

Хотя «культурный марксизм» пришел в американскую жизнь из-за рубежа, он превосходно здесь при

<

Christopher Lasch, The True and Only Heaven: Progress and

Its Critics (New York: Norton, 1991), P. 4 5 7 - 4 6 1 ; Paul Gottfried, After Liberalism: Mass Democracy in the Mana gerial State (Princeton: Princeton University Press, 1999), P. 72—109. Знаменитый текст Липсета об авторитарности рабочего класса впервые был опубликован в American Sociological Review. Vol. 24 (1959). P. 4 8 2 - 5 0 1.

Странная смерть марксизма жился, подобно рождественской елке и булочкам с сосисками. Считать его чужеродным явлением означает игнорировать известные факты. К тому времени, когда «Авторитарная личность» попала в Европу, рассматриваемые в ней предметы уже приняли формы, характерные для американских «новых левых» и либералов периода «холодной войны». Это психологическое понимание реакционных установок оказалось столь глубоко американским в силу одновременного действия двух факторов — консолидации в Америке централизованного бюрократического государства и притока разных этнических и национальных групп. «Расовая проблема», по-прежнему продолжавшая быть мучительным нарывом, также способствовала укоренению в американской политии благожелательного научного административного управления, сулившего разрешение проблем в отношениях между группами через новое понимание этих проблем. Именно нарастающее разнообразие меняющегося американского общества, не знавшего жесткой этничности европейских государств, сделало управляемую демократию и ее детище, социальную инженерию, сущностными чертами нового политического ландшафта. Предложенная радикальными иммигрантами идея сделать американцев менее религиозными и более отзывчивыми более или менее совпала с тем, что американцы уже делали сами и для себя. Эта идея к тому же никоим образом не противоречила проповедям основных протестантских деноминаций о плюрализме и социальной справедливости.

Жалобы на то, что протестантская теология вырождается в сентиментальные разговоры о «человечности», слышны, по меньшей мере, со времен «Нового гуманизма» — кружка утонченных профессоров-янки, возникшего в начале XX столетия. Высказывания критиков гуманитарной религии Ирвинга Бэббита и Пола Элмера Мора свидетельствуют о том, что американский протестантизм в наши дни, по-видимому, передразнивает свое собственное бесцветное прошлое18.

Непревзойденным исследованием религиозных и ли

–  –  –

Можно показать, что европейские постмарксистские левые многое позаимствовали из американской культуры. Вопреки мнению, что идеологические поветрия движутся через Атлантику исключительно с востока на запад, вернее будет предположить обратное. В Европе продается больше американских книг, чем в Америке европейских, а европейское телевидение и кинотеатры безостановочно крутят американскую продукцию. После Второй мировой войны не европейцы завоевали Америку и взяли на себя цивилизаторскую миссию, а США перестраивали «гражданскую культуру» Германии. Американцы, в силу незнания языков, а также из-за сравнительных финансовых возможностей, не так часто ездят учиться в Европу, как европейцы в Соединенные Штаты Америки. Настаивать на том, что европейцы не могут импортировать наши политические ценности — наивный анахронизм, особенно с учетом травматических разломов в европейской жизни, созданных опустошительными войнами двадцатого столетия.

У европейских левых этот процесс заимствования зашел так далеко, что повлек за собой внедрение направлений политики, разработанных для американской исторической ситуации, в европейскую политическую повестку дня. Мало того, что европейцы переводят и взахлеб читают работы таких американских феминисток, как Кэтрин Маккиннон, АндреаДворкин и Глория Стейнем, чьи книги продаются в европейских столицах и цитируются в европейской прессе. И дело не ограничивается тем, что речи европейских защитников прав гомосексуалистов звучат как переводные американские тексты. Еще поразительнее то, что европейские прогрессисты пытаются распространить американское законодательство о гражданских правах на иммигрантов из «третьего мира», которых европейцы никогриканской сентиментальности является работа: Irwing Babbitt, Democracy and Leadership (1924; reprint, Indianapolis: Liberty Classics, 1991). См. также написанную в том же духе статью: Claes Ryn, "On American Empire", Orbis. Vol. 47. Vol. 3 (summer 2003). P. 3 8 3 - 3 9 7.

Странная смерть марксизма да не делали рабами и которые прибывают в Европу по собственному желанию. Исследования, проведенные Рэем Хонифордом, Джоном Лафландом и Эриком Вернером, демонстрируют размах этого подражания: европейцы вводят меры «положительной дискриминации» для иммигрантов из Северной Африки или Вест-Индии, а европейская пресса говорит о ситуации людей из «третьего мира», решивших осесть в Европе, в тех же выражениях, какие используют американские либералы, рассуждающие о положении американских негров 19. По существу европейские левые, подобно канадским и австралийским левым, доводят до крайностей тенденции, заимствуемые ими у американцев: они требуют уголовного преследования за политически некорректные высказывания как за подстрекательство к «фашистским» акциям. В отсутствие налагаемых классическим либерализмом ограничений, которые все еще действуют в пределах Америки, европейские сторонники отзывчивости требуют драконовских мер против политически некорректных белых христиан мужского пола. Но это опять-таки возвращает нас к американским образцам и к таким почтен ным борцам за дифференциацию свободы слова, как Маккиннон, Стэнли Фиш и Корнелл Уэст. Когда рожденный в Германии Маркузе метал в 1960-хи 1970-х годах громы и молнии против ужасов «репрессивной толерантности», он выступал в защиту цензуры, находясь в американской университетской среде и создавая свои тексты на английском языке.

Но, подражая американцам, европейские левые демонстрируют определенную и довольно замет

<

См., например, Ray Honeyford, The Commission for Ra strong>

cial Equality: British Bureaucracy and the Multiethnic Society (New Brunswick, N.J.: Transaction Publishers, 1998), особенноР. 51 —91; JohnLaughland, The Tainted Source: The Undemocratic Origins of the European Idea.

(London: Trafalgar Square, 2000); Eric Werner (with Jan

Marejko), L'apres-democratie (Lausanne, Switzerland:

LAge d'Homme, 2001); а также рецензию Вернера на мою книгу Multiculturalism and the Politics of Guilt в:

Catholica. Vol. 78 (winter 2 0 0 2 - 2 0 0 3 ). P. 1 1 6 - 1 2 0.

Глава 1. Введение ную двойственность.

Вследствие своего рода эдипова комплекса они бичуют культуру и общество, которым подражают. Так, европейские левые выискивают сюжеты, которые помогли бы им стать непохожими на заокеанского гиганта, и чем они левее в европейском политическом спектре, тем более озлобленно звучат их голоса. Американцев обвиняют в загрязнении окружающей среды, в демпинговом сбыте товаров странам «третьего мира», чтобы помешать их экономическому росту, в поддержке Израиля, который изображается как западный колониалист, угнетающий принадлежащих к «третьему миру» палестинцев.

Столь злобными их делает не что иное, как их очевидная культурная зависимость, — иными словами, европейские левые паразитируют на американских идеологических поветриях. Они давно уже не экспортируют в Новый Свет ничего культурно значимо го, если не считать постмодернистской литературной критики, которая привилась на кафедрах английского языка и литературы в университетах Лиги Плюща и в их провинциальных сателлитах. На самом же деле европейские левые так и не оправились от шока, каким стал для них развал советской империи. Пока эта диктатура еще как-то продолжала громыхать, левые могли тешить себя причастностью к марксистской традиции, связанной мировой военной державой, и соответственно в своих протестах против вульгарности американской культуры и засилья консьюмеризма могли ссылаться на идеализированный образ Советского Союза 2 0. С распадом коммунистического блока мировой социализм остался в прошлом. А расширение американского влияния ведет к тому, что европейские леваки обречены сочетать ностальгию по комму

<

Аргумент о роли Советов как альтернативы американstrong>

ской империи, особенно для французских коммунистов, см. в: Stephane Courtois, Marc Lazar, Histoire du parti communiste 2d ed. (Paris: Presses Universitaires de France, 2 0 0 0 ) ; Marc Lazar, Le communisme: Une passion frangaise (Paris: Perrin, 2002); а также Michel Dreyfus, Le Steele des communismes, (Paris: Edition de 1'Ateiier, 2000).

Странная смерть марксизма нистической диктатуре с американскими причудами.

Отсюда и преобладающие в Европе левые гибриды, требующие проведения политики, изобретенной американскими социальными работниками или феминистками из американских университетов.

Наконец, нужно исключить ту гипотезу, что американцы, канадцы и западноевропейцы одновременно и независимо друг от друга наткнулись на те же самые идеологические проблемы. Поскольку-де эти народы развиваются параллельно и претерпевают, скажем, одновременный переход от экономики индустриальной к экономике, в которой центром тяжести становится сфера обслуживания, или переживают массовый выход женщин на рынок труда, то представляется вероятным, что к одним и тем же идеям они придут одновременно.

Но этот вывод придется отбросить. Можно указать на экономически развитые общества — скажем, на Японию, — где женщины вышли на рынок труда, но где при этом феминизм, эмансипация геев и мультикультурализм не играют заметной роли.

Хотя в Италии в семейной жизни действуют те же тенденции, что и в Германии — низкий уровень рождаемости и работа женщин вне дома, — размах идеологических изменений в этих странах неодинаков.

В Германии феминистское движение шире и активнее, чем в Италии. Особую тягу к американской политической культуре проявляют страны и группы с предрасполагающими к тому чертами: скажем, немцы, демонстративно отвергшие собственные исторические традиции, или англоязычные общества, которые втягиваются в американскую культурную и политическую орбиту в качестве младших партнеров. Наконец, учитывая заметную асимметрию культурного обмена, трудно предположить, что европейцы не испытали значительного влияния своих американских кузенов. Соотношение культурной продукции, экспортируемой из США в Европу и импортируемой оттуда, составляет пятьдесят к одному. Бен Уаттенберг в работе «Первая всемирная нация» приводит этот факт как свидетельство американского культурного пре

<

Глава 1. Введение

восходетва 21. Но, если отвлечься от смысла высказывания Уаттенберга, можно, не страшась обвинений в американском шовинизме, заключить, что торговля культурной продукцией действительно показательна для характеристики взаимного влияния. Гипотеза о параллельном развитии применительно к идеологии неприемлема, даже если все изученные влияния идут преимущественно в одном направлении.

По-видимому, необходимо поднять вопрос и о той школе социальной критики, образцом которой можно считать работу Аллана Блума «Затмение американского разума», автор которой исходит из сомнительной посылки, что американские университеты и американские культурные институты оказались в плену вредо носных иностранцев, обыкновенно говорящих с немецким акцентом. Такого рода обвинения по сердцу американским патриотам, которым трудно вообразить, что нечто такое, что они находят отвратительным, может иметь чисто американское происхождение.

Но то, на чем делает акцент учение о пагубном иноземном влиянии, носит одновременно субъективный и эмоциональный характер. На каком основании мы должны верить, что эгалитаризм или сентиментальное сочувствие предполагаемым жертвам, пронизывающее нашу университетскую жизнь, не могли возникнуть на национальной почве, а должны были быть заимствованы из Европы, прежде чем укорениться здесь? По мысли Блума, моральные устои Америки разрушает не радикальный эгалитаризм, а «немецкое влияние», источником которого являются Ницше иХайдеггер. Давно умершие реакWattenberg В. The First Universal Nation: Leading Indicators and Ideas about the Surge of America in the 1990s. New York: Free Press, 1991. P. 2 1 0 - 2 1 3.

Allan Bloom, The Closing of the American Mind (New York: Simon and Schuster, 1987); см. также мой ответ на составленный Блумом dossier a charge [обвинительный акт (франц.) — Ред.] в адрес засоряющих нашу культуру тевтонов: Paul Gottfried, "Postmodernism and Academic Discontents", Academic Questions. Vol. 9. Vol. 3 (summer 1996). P. 5 8 - 6 7.

Странная смерть марксизма ционные тевтоны призваны к ответу в качестве пост модернистских творцов скептицизма, разрушающего американские демократию и равенство, который, по мнению Блума, царит в наших университетах.

Хотя «Затмение американского разума» в стане либерализма периода «холодной войны» представляет собой полный аналог консервативного выпада Бьюкенена против вредоносных иностранных влияний, но, когда дело доходит до текстуальных доказательств, интерпретация Блума оказывается еще более худосоч ной. Мнения и оценки — вот и все, что остается после чтения его книги. Впрочем, его сближает с Бьюкененом та мысль, что американская империя представляет собой разбухшую губку, которая без разбора засасывает всякие неамериканские идеи. Такой картине давно уже место на чердаке, среди прочего ветхого хлама.

В главе 2 мы рассмотрим непростую историю мар ксистской теории после 1960-хгодов, определявшуюся растущим несоответствием между марксистсколенинскими пророчествами и непокорной действительностью. Поскольку развитые капиталистические страны так и не рухнули под тяжестью экономических проблем и противоречий, а марксистские правительства были заняты дефицитом материальных благ и крайней непроизводительностью экономики и поскольку западноевропейские коммунистические партии так и не сумели побить собственный рекорд на выборах (порядка трети голосов избирателей), коммунистам и их сторонникам пришлось подыскивать объяснения этим малоприятным фактам. Объяснения, предложенные внутри и извне коммунистических партий, потребовали смещения акцентов через отказ от прежнего европоцентризма. После этого, по замечанию историка Клауса фон Бёме, марксистские теоретики были вынуждены говорить о несопоставимости социалистических и капиталистических обществ 23.

См.: Klaus von Beyme, "Vom Neomarxismus zum Post

–  –  –

Местом для подлинно марксистских революций стали такие страны «третьего мира», как маоистский Китай и Куба при Кастро; революции превратились в излюбленный инструмент бедных и эксплуатируемых стран, которые, победив в схватке с империализмом, теперь догоняли бывших эксплуататоров. Но ввиду значительного отставания в развитии было сочтено неуместным проводить сравнения между этими выбравшими марксизм, мучительно борющимися за выживание обществами «третьего мира» и развитыми капиталистическими странами. К тому же, продолжали эти неомарксистские теоретики, и сами капиталистические общества оказались на грани кризиса — хотя кризис этот, как отмечали прежде всего западногерманские марксисты, связан не столько с классовым конфликтом, сколько с сокращением социальных программ. Около 1970 года было опубликовано великое множество социалистических трактатов ( и в том числе труд с претенциозным названием Krise des Steuerstaates*), развивавших ту мысль, что сокращение социальных расходов свидетельствует о поразившем западные обще ства «кризисерациональности». Этот кризис указывал на неспособность государства произвести достаточно средств для защиты трудящихся и безработных, что якобы приведет к существенному изменению социально-экономической системы. Хотя сторонники социального планирования продолжали делать такие утверждения относительно терпящего провал государства благосостояния, их предсказания не смогли воскресить классическую марксистскую теорию. Эти фабриканты мрачных пророчеств не смогли восстановить доверие ни к историческому материализму, ни к предвидению будущих революционных социалистических преобразований, которые Маркс и Ленин считали существенной составляющей своих учений.

Вторая попытка вдохнуть жизнь в классический марксизм имела место во Франции, где Луи Альтюссер ( 1 9 1 8 — 1 9 9 0 ), член французской компарКризис государственного управления (нем.). — Прим.

перев.

Странная смерть марксизма тии с 1948 по 1980 год, изобрел сознательно «антигуманистическое» прочтение Маркса, которое было призвано соответствовать ленинскому пониманию.

В работах 1 9 6 0 - х годов «За Маркса» (Pour Marx) и «Читая "Капитал"» (Lire le Capital) Альтюссер предостерегал от псевдомарксистских «гуманистов», отрицающих научное, материалистическое ядро марксистского учения. Французская пресса разразилась похвалами концептуальной прочности этого предположительно нефранцузского подхода к марксизму, так что работа «За Маркса» была переведена на многие языки и выдержала несколько изданий на родине, где было продано более сорока пяти тысяч экземпляров.

Несмотря на издательский успех, трудно представить, чтобы это новое прочтение Маркса и соответствующее превознесение Ленина и Мао претворилось в некую «революционную практику». О многом говорит уже то, что Альтюссер, до того, как он в 1980 году сошел с ума и задушил свою жену, был постоянно на ножах с французской коммунистической партией.

Официальный партийный философ Роже Гароди на встрече французских коммунистических мыслителей в 1966 году осудил «теоретический антигуманизм»

Альтюссера, и с тех пор почти все работы последнего публиковались либо некоммунистическими француз скими журналами, либо коммунистическими правительствами стран Восточной Европы 2 5. Забавно,

См. биографические заметки об Альтюссере Этьена

Балибара (Etienne Balibar), подготовленные в качестве приложения к собранию сочинений: Ecrits pour

Althusser (Paris: La Decouverte, 1991); а также к публикации: Louis Althusser, Pour Marx. (Paris: La Decouverte, 1986). [Русск. пер: Альтюссер Л. За Маркса. М.:

Праксис, 2006].

2 '' См. биографическую заметку в книге: Альтюссер Л.

За Маркса. С. 363 — 377. Согласно Филиппу Робрие (Philippe Robrieux, Histoire interieure du parti communiste, 1972-1982, (Paris: Fayard, 1982). Vol. 3.

P. 12 — 16), середина 1970-хгодов, когда партия выступила против Альтюссера за «игнорирование им ее коллективного мышления», была также периодом, Глава 1. Введение что аутсайдер Альтюссер при посредничестве другого партийного диссидента, сексуального экспериментатора Мишеля Фуко, попался на крючок психоанализа. Несмотря на свою привычку голосовать за коммунистов, Фуко воплощал то, что Альтюссер презирал сильнее всего: сведение революционного радикализма к антибуржуазному морализаторству.

Как я пытаюсь документально обосновать в главах 2 и 3, к 1960-м годам деятельность по реконфигурации марксистской теории перешла на неизведан ную территорию. Неомарксисты избрали психологию и культуру ключом к пониманию исторических уело вий, и тем самым им пришлось отказаться от прежней материалистической парадигмы, в которую Альтюссер пытался вдохнуть новую жизнь. Судьба его ученика и редактора Этьена Балибара может служить иллюстрацией масштаба последовавших блужданий.

Балибар отошел от «антигуманистического» марксизма и обнаружил свои еврейские корни, неразрывно связанные с этикой Спинозы. К 1990-м годам он занялся «антифашистской» деятельностью и работой на мультикультурное европейское общество, которое рассматривает европейские национальные образования как прискорбное, но малосущественное историческое наследие26.

Другие уходили от марксизма-ленинизма столь же извилистыми путями, будучи при этом убежденными, что держатся прежнего революционного курса.

Примкнувшие к марксизму неогегельянцы, подобно итальянскому коммунисту Антонио Грамши, нашли свой путь к разрыву с явно исчерпавшим себя материалистическим мировоззрением. Сосредоточившись на культурных предпосылках капитализма и социакогда коммунисты столкнулись с быстрым оттоком избирателей и вступили в по большей части бесплодный союз с социалистической партией. Ужесточение борьбы с диссидентами было первой реакцией Центрального комитета на эти признаки упадка партии.

См.: Balibar Е., Spinoza et la politique (Paris: Presses Universitaires de France, 1985); Balibar E., Les frontieres, I'etat, le people, (Paris: La Decouverte, 2001).

Странная смерть марксизма лизма, Грамши смог изменить подход диалектического материализма к реакционным гегемонистским культурам. А «История безумия» Фуко (L'histoire de la folie, 1961) придала этой ориентированной на культуру «марксистской» критике особую остроту, представив понятие душевной болезни в качестве формы социального подавления. Согласно Фуко, приюты для душевнобольных создавались для борьбы с инакомыслием и протестом, хотя официальной целью считалось лечение болезни 27. Пожалуй, лучшей иллюстрацией этого поворота к альтернативному марксизму была деятельность Франкфуртской школы, которая на свой манер осуществила перегруппировку марксистских концепций и символов. Теоретики Франкфуртской школы демонизировали тех, кого Маркс и Ленин назначили на роль классовых врагов, изображая их как бесчувственных мракобесов. После такой перекройки унаследованной революционной доктрины классовыми врагами стали те, кто виновен в предрассудках и подавлении сексуальности.

Глава 4 моей книги сосредоточена вокруг этого частичного совпадения двух политических культур: постмарксистской левой и развивающейся американской. Предвестником этого явления была публикация в 1970 году работы бывшего французского коммуниста Жана-Франсуа Ревеля «Ни Иисус, ни Маркс» 2 8. Хотя у европейского левого центра можСм.: Michel Foucault, L' histoire de la folie а Г age classique, Paris: Gallimard, 1970 [Фуко M. История безумия в классическую эпоху. М.: Университетская книга, 1997]; а также: James Miller, The Passion of Michel Foucault (New York: Simon and Schuster, 1993).

Jean-Francois Revel, Ni Jesus ni Marx: La nouvelle revolution mondiale a commence aux E-U, (Paris: Laffont, 1970). Язвительный комментарий к этой переориентации «прогрессивного» европейского мнения в сторону Америки, рассматриваемой в качестве гаранта социальной модернизации, см.: Jens Jessen, "Grenzschiitzer des Westens", Die Zeit, 26 сентября 2002 г.; а также: Karlheinz Weissmann, "Querfront gegen den Westen", Junge Freiheit, 11 октября 2002. P. 22.

Глава 1. Введение но найти сложившуюся в период «холодной войны» атлантическую традицию, именно Ревель и его последователи связали американизм с глобальной левой идеей.

США теперь следовало рассматривать не как щит против советской агрессии, а как воплощение человечного устройства жизни, основанного на равенстве и материальном достатке. Ревель ассоциирует свое видение с новым поколением, отказавшимся и от христианства, и от марксизма (откуда и название). Сформулированная позиция призвана отразить духовную одиссею самого Ревеля, который в прошлом побывал и членом коммунистической пар тии, и коммунистическим журналистом. Ревель провидит «безъядерное» будущее, в котором будут уничтожены запасы разрушительного оружия, но он дает понять читателю, что этой надежде суждено сбыться только в тени спасительного американского военного присутствия. По Ревелю, отныне играть роль центра мировой истории предстоит не Европе, а Соединенным Штатам Америки.

В 1990-е годы немецкие «левые демократы» тоже пришли к переоценке своего отношения к единственной оставшейся сверхдержаве. Несмотря на трения периода «холодной войны» и разногласия по вопросам о глобальном потеплении, о войне с Саддамом Хусейном и об арабо-израильском конфликте, немецкоязычные левые отыскали такие аспекты американской политики и общественной жизни, которые им хотелось бы перенести в свою страну. Мягкая иммиграционная политика, принцип гражданства, основанный на культурном плюрализме и общности мировоззрения, а также готовность использовать государство для искоренения предрассудков оказались теми особенностями Америки, которые европейские левые захотели перенять, особенно после краха советской модели.

В Германии и Австрии левые (и вообще антинационалистически настроенные немцы) рассматривают 8 мая 1945 года как Befreiungstag, день освобождения, а не как день начала иностранной оккупации.

Хотя восточных немцев принудил отмечать эту дату Советский Союз, после того как оккупировал их земСтранная смерть марксизма ли, сегодня ее связывают с благами, принесенными американской оккупацией, и с окончанием господства нацистов. После завершения «холодной войны» самый уважаемый представитель Франкфуртской школы Юрген Хабермас (род. в 1929 году) превратился в искреннего сторонника США. Во время конфликта с Сербией в 1999 году Хабермас призвал к расширению американской мощи и влияния в Европе, которое должно «принести [туда] космополитичное понимание прав, соответствующее положению гражданина мира», и ликвидировать остатки «националистических настроении» на его родине.

Истинное освобождение, прославляемое Хабермасом и его единомышленниками, презирающими прошлое Германии, требует, чтобы американцы «переучили»

их так, чтобы они перестали быть немцами и стали «демократами».

В главе 4 также исследуется постмарксистская идеология, ставшая преобладающей у европейских левых. Можно проследить процесс американизации европейских левых по всему спектру — от программ новых европейских коммунистических партий, подчеркивающих необходимость модификации поведения и утверждающих ценности мультикультурализма, до войны европейских интеллектуалов с предрассудками. Отчасти за этим процессом стоят политико-исторические факторы, а именно американское доминирование в Европе, крах советской империи и целенаправленное преобразование немецкого общества американскими завоевателями после Второй мировой войны. Более того, в Восточной и Центральной Европе правительство США проявило готовность сотрудничать с бывшими коммунистами, противостоящими националистическим группировкам и политикам. Такие лидеры, как превратившийся в социалиста давний коммунист ИвиJiirgen Habermas, Die Moderne: Ein unvollendetes Projekt, (Leipzig: Reclam Verlag, 1994), P. 75—85. [Хабермас Ю. Модерн — незавершенный проект // Хабермас Ю. Политические работы. М.: Праксис, 2005].

Глава 1. Введение ца Ракан в Хорватии и бывший член Центрального комитета Коммунистической партии Венгрии Петер Медьеши, которым американский Государственный департамент помог занять посты премьер-министров, рассматривались как сторонники глобалистской перспективы, подходящие для американских экономических интересов и политики «прав человека» 3 0.

Кроме того, американское правительство настаивало, чтобы бывшие страны советского блока, стремившиеся стать членами НАТО, подверглись одобренному США обучению по вопросам Холокоста и «экстремизма». Эта программа перевоспитания — от которой в 2002 году отказались эстонцы, заметив, что, за исключением горстки нацистских пособников, их народ не принимал участия в уничтожении еврейского населения (составлявшего около пяти тысяч человек), — очень похожа на то, что навязала послевоенной Германии американская военная администрация 31. Сегодня все западноевропейские левоцентристские партии поддерживают такие формы «ценностного перевоспитания»

своего, по их мнению, недостаточно раскаявшегося населения.

Постмарксистская американизация европейских левых была ответом на текущую потребность в исторически адекватном марксизме. В этом сдвиге, как отмечают исследователи и левой и правой ориентации, стержневой была работа Хабермаса «К реконструкции исторического материализма» (Ъиг Rekonstruktion des historischen Materialismus, 1 9 7 6 ). Критики, столь расходящиеся во мнениях по другим вопросам, как фон Бёме, Энтони Гидденс и Рольф Козик, дружно отметили, что работа Хабермаса позволяет приBrian Mitchell, "Why Ex-Communists Hold Power in Eastern Europe", Investor's Business Daily. June 25, 2002.

P. A- 16; JohnLaughland, "NATO's Left TurnAmerican Conservative, December 13, 2002. P. 18—19.

О программе изучения Холокоста в Эстонии см. заме

–  –  –

верженцам Маркса войти в новую эпоху, не демонстрируя полного пренебрежения к отцу революционч?

ного социализма.

Согласно Хабермасу, хотя Маркс и критиковал, причем довольно убедительным образом, «формы господства», характерные для современного буржуазного общества, он вовсе не предвидел счастливого исхода, к которому приведут его теории и созданное им движение. Благодаря леводемократическому брожению, в котором марксизм сыграл значимую роль, к власти придут научные и образовательные элиты, ведомые социальными планировщиками. Когда все это было написано, Хабермас еще всерьез симпатизировал восточногерманскому коммунизму, в котором видел приблизительное воплощение третьего этапа истории, согласно его периодизации. Он исходил из того, что немцам с их чрезвычайно дурным прошлым требуется силовое принуждение к интернационалистскому будущему. Однако ко времени падения Берлинской стены, которую Хабермас громко оплакал, он faute de mieux* обратился к Соединенным Штатам Америки. Это все-таки была имперская держава, которая, несмотря на капиталистические пороки, уродовавшие ее общественное устройство, могла вести Европу к прогрессивному глобальному управлению.

Австралийский правовед Эндрю Фрейзер полагает, что в этих размышлениях Хабермаса нашли выражение те надежды, которые и сформировали постмарксистское мировоззрение'33. Нас пытаются убедить, что от реакционных ценностей может излечить правитель

<

Rolf Kosiek, "Ein Verfuhrer der Jugend wird geehrt",

Deutschland in Geschichte und Gegenwart 49, no. 3 (сентябрь 2 0 0 1 ). P. 17—19; Beyme, "Vom Neomarxismus zum Post-Marxismus", P. 125; Anthony Giddens, A Contemporary Critique of Historical Materialism, 2nd ed. (Stanford: Stanford University Press, 1995). Vol. 1.

P. 2 2 5 - 2 3 4.

За неимением лучшего (франц.). — Прим. перев.

k

Andrew Fraser, "A Marx for the Managerial Revolution:

–  –  –

ство, практикующее социальную инженерию, которое выступит против того, что Хабермас называет «психологическим осадком прошлого». Хотя постмарксистские левые еще сохраняют определенные коммунистические ритуалы — скажем, отрицают преступления Сталина и Мао, заявляют о готовности насмерть биться с фашистами и протестуют против интересов американских корпораций, — по крайней мере часть этих ритуалов приобрела чисто формальный характер.

В англоязычных странах у левых в той или иной степени наличествуют те же самые ритуалы. Так, например, американская пресса благожелательно встретила автобиографию престарелого британского коммуниста Эрика Хобсбаума «Эпоха крайностей» ( The Age of Extremes)*, a NewYork Times расшаркивается перед ностальгическими заметками бывшей коммунистки Вивьен Горник 14. Все это говорит о том, что левые ценности все еще в чести, но называть их марксистскими означает приписывать им излишнюю теоретическую значимость. Литературные свидетельства былой коммунистической солидарности или демонстрации в память Розенбергов, организуемые в годовщину их казни как советских шпионов, — все это имеет отношение к ностальгии и социальному конформизму, но никак не к идеям Маркса.

* Здесь автор допускает некоторую неточность. Книга « Эпоха крайностей» является своего рода дополнением к знаменитой трилогии Хобсбаума, посвященной истории XIX столетия. Несмотря на то что в ней Хобсбаум периодически приводит личные впечатления о минувших событиях или сообщает некоторые автобиографические данные, все же эта книга представляет собой в первую очередь «биографию» исторических событий XX века. — Прим. науч. ред.

'1 Едкое описание солидарности отставных коммунистов см. в: Sevillia, Le terrorisme. P. 205—206; см. также:

Vivian Gornick, A Fierce Attachment: A Memoir, (New York: Simon and Schuster, 1987). Подобно Белле Абцуг, Горник сочетает ностальгию по былым партийным свя зям с «пылкой преданностью» феминизму, о котором она начала писать в 1970-е годы.

Странная смерть марксизма В главе 5 рассматривается постмарксистское левое движение как форма незавершенной политической религии. Подобно коммунистическим и фашистским идеологиям и практикам, постмарксизм демонстрирует все свойства постхристианской политической религии. Он подчеркивает радикальную поляризацию между мультикультурным Добром и ксенофобным Злом и готов применить силу для подавления всех, кого считает грешниками. Подобно более старым политическим религиям, постмарксизм также претендует на знание пути в будущее, в котором будут сметены остатки неправедного (все еще отчасти буржуазного) общества 35. Подобно фашизму и коммунизму, постмарксизм рассматривает буржуазные институты, прежде всего нуклеарную семью* и закрепленные традицией тендерные роли, как концентрированное зло, которое следует уничтожить.

Нынешние левые играют и с христианскими сюжетами, которые они вплетают в постхристианский политический гобелен. Подобно межвоенным тоталитарным движениям, они осуществляют «сакрализацию сферы политики», причем действуют здесь единственно возможным образом — присваивая и перекраивая христианские образы и мифы. И это не должно нас удивлять. После тысячелетий христианского воспитания и христианской культуры единственно возможным источником образов и нарратива для постхристианских политических религий оказываются мысли и обычаи тех, на кого они намерены оказывать влия ние. В Европе попытки вызвать широко распростра

<

Об исследовании политических религий в межвоенный

период см.: Emilio Gentile, ha religione della political Fra democrazie e totalitarismi (Rome-Bari: Laterza, 2001);

Stanley G. Payne, A History of Fascism, 1914 — 1945 (Madison: University of Wisconsin, 1 9 9 6 ) ; а также журнал Political Religions and Totalitarian Movements.

Ed. Robert Mallett and Emilio Gentile, published by Frank Cass.

* Классическая семья середины XX столетия, состоящая из работающего отца, домохозяйки-матери и двух-трех детей. — Прим. науч. ред.

Глава 1. Введение ненное чувство общей вины за Холокост, которая возлагается на христианские общества, опираются на дав но устоявшуюся веру христиан в первородный грех.

Во Франции кальварии, христианские памятники и надписи, посвященные святым, частично заменены постхристианскими (и постреспубликанскими) памятными знаками страданий (и национального позора), plaques commemoratives*, особенно в Париже и в тех местах, где арестовывали жертв нацизма или откуда их депортировали'36. В США происходит нечто подоб ное — под эгидой государства. С одной стороны, в государственных учреждениях Рождество было превращено в «праздничные дни», и тех, кто нарушит это распоряжение государства об уступке в пользу «чуткости», ждут серьезные наказания. С другой стороны, для учащихся и государственных служащих новый сакральный календарь начинается в январе, открывается днем рождения Мартина Лютера Кинга и продолжается месячником истории чернокожих и месячником истории женщин. Эти обязательные ныне празднества пропитаны религиозными чувствами, такими как сожаление о страданиях невинных, ставших жертвами несправедливого в прошлом общества, и сострадание к застреленному Кингу, который в постпротестантском обществе, пожалуй, является ближайшим аналогом Че Гевары, этого посткатолического святого. В таких праздниках корпоративно-бюрократическое государство выступает как искупитель-реформатор в силу своей роли в социальной инженерии и своей деятельности в качестве наставника нравственности. Ассоциируемые с этим режимом планировщики и просвещен ные судьи, независимо от того, упоминаются они в явном виде или нет, оказываются героями социальной трансформации, с которых демократические граждане предположительно должны брать пример 37.

Мемориальные доски (франц.). — Прим. перев.

к Анализ новейших манипуляций над национальной памятью французов см.: Henri Rousso, Vichy, ип passe qui ne passe pas (Paris: Gallimard, 1996).

См.: Paul Edward Gottfried, Multiculturalism and the

–  –  –

Но возможности применения понятия политической религии к описываемым явлениям ограничены тем, что можно охарактеризовать как тенденцию к самоликвидации. Проповедуемая постмарксистами мультикультуралистская идеология, как обосновывается в моей книге о мультикультурализме, представляет собой проект деконструкции, подрывающий собственные цивилизационные основы. Прежде всего упор на массовую иммиграцию из стран «третьего мира» как на способ «обогатить» опыт народов Запада делает весьма призрачными надежды тех, кто затеял этот мультикультурный эксперимент, на сохранение того, что они создают. Рождаемость среди коренных европейцев не обеспечивает воспроизводства населения, и она намного ниже, чем у тех групп, импортом которых в свои страны мультикультуралисты намерены их обогатить. Шансы на то, что новые этносы удастся сделать полноправными членами буржуазного христианского общества, выглядят еще менее обнадеживающими. Заметим, что процветавшие в 1930-х и 1940-х годах политические религии придавали высокую ценность плодовитости, что и понятно. Нельзя построить новый общественный строй в отсутствие людского изобилия, которое позволило бы наполнить новые институты. Наконец, корпоративно-бюрократическая природа этого культурно-политического проекта не позволяет постмарксистской религии создать устойчивое харизматическое лидерство. Постмарксизм прямо-таки зияет отсутствием этой черты, столь характерной для межвоенных политических религий. Поборниками нового режима являются преимущественно скучные, покладистые чиновники, судьи или же парламентарии, пытающиеся добиться поддержки феминисток, иммигрантов и гомосексуалистов. Здесь просто нет места мужественным и воинственным лидерам прежних, куда более развитых политических религий.

При всем при том полезно иметь в виду взаимопересечения двух традиций сакрализованной, направР. 3 9 - 1 1 7.

Глава 1. Введение ленной на общественную трансформацию политики.

В своих антибуржуазности, антихристианстве и готовности играть религиозными символами, а также в своей нетерпимости к любому социальному пространству, которое оказывается для них недоступным, старые и новые формы политической религии похожи, и этот факт достоин изучения. Хотя понятие политической религии лишь ограниченно применимо в нашей ситуации, оно позволяет лучше понять ситуацию постмарксистских левых.

Здесь, пожалуй, необходимо сделать заявление, которое не понадобилось бы в условиях более беспристрастного дискурса. Нигде в этой книге вы не найдете отрицания того факта, что в Европе и других местах можно встретить правых экстремистов. К сожалению, в европейских обществах есть и скинхеды, и неонацисты, и время от времени они учиняют акты вандализма. Более того, группы, способные сыграть конструктивную роль в привлечении внимания к мнениям, не представленным парламентскими партиями и не поддерживаемым насаждающим политкорректность административно-судебным аппаратом, включают порой крайне неприятных господ.

Немецкая Национал-демократическая партия ( Н Д П ), возможно, поднимает существенные вопросы о последствиях исламской иммиграции и об эксцессах антинационалистической политики в Германии — вопросы, которых респектабельные партии предпочитают не касаться. Но ее исторический багаж не может не тревожить. В речах председателя НДП Удо Фойта после внушительного успеха его партии, набравшей в сентябре 2004 года на выборах в Саксонии 10% голосов избирателей, содержались тревожащие упоминания о Гитлере как о «великом государственном деятеле».

Тем не менее эта книга пытается подчеркнуть, что восхождение к власти постмарксистских левых забло кировало демократический протест и возможность автокоррекции политики, если в этой автокоррекции усматривается отсутствие политкорректности. В результате по мере того, как правоцентристские и левоцентристские партии движутся к требуемому совреСтранная смерть марксизма менной политической культурой мультикультурному и постнационалистическому консенсусу, оппозиционным силам приходится искать другие выходы.

И может получиться так, что точками кристаллизации для обоснованного протеста против ограничений гражданского диалога окажутся партии, сомнительные с моральной точки зрения.

На возражение, будто я упускаю то, что под такую характеристику могут действительно подпасть те, кого постмарксистские левые именуют «фашистами», могу ответить только то, что бремя доказательства лежит на обвинителе. И здесь не обойтись навешиванием ярлыков на каждого, кто не отвечает последней авторизованной версии «антифашизма». В экскурсе, посвященном наиболее антинемецкому представителю разрушенного национального сообщества Германии, я пытаюсь разъяснить, что брань со стороны антифашистов начинает принимать причудливые формы.

Это дает бывшим нацистам возможность отвлекать внимание от собственного прошлого, обвиняя бывших антинацистов в том, что они недостаточно антинационалистические немцы. Этот немецкий пример иллюстрирует то, сколь далеко «антифашизм» отошел от борьбы сдвижением, которому он якобы самоотверженно противостоит. Как заметил один мой коллега, было бы неплохо предварять гордое «антифашист» обязательным уточнением «псевдо».

Глава 2

ПОСЛЕВОЕННЫЙ

КОММУНИЗМ

Апогей коммунизма

В 1945 году окончилась разрушительная мировая война, результатом которой была гибель более 30 млн европейцев, разрушенные города и продлившаяся до 1947 года нехватка продовольствия. Однако для евро пейских коммунистов эта разруха была источником оптимизма. Советские армии стояли на берегах Эльбы, а на территориях, занятых советскими войсками входе преследования отступающего вермахта, возникали режимы советского типа. Польшу заставили уступить свои восточные области Советскому Союзу, зато дали возможность расшириться в западном направлении, присоединив к себе части Пруссии и Силезию и тем самым утвердив (или навязав полякам) власть коммунистов до рубежа Одер — Нейсе. В 1945 году под советским давлением в попавших в зону советского влияния Венгрии, Болгарии и Румынии было проведено перераспределение сельскохозяйственных земель. Вследствие этой реформы, результаты которой были вскоре отменены принудительной коллективизацией, землевладельцами стали более 2 миллионов безземельных семей 1. Хотя в этих трех странах за про ведение земельной реформы выступали крестьянские и другие партии, заслуга эта была приписана коммунистам и их сторонникам на Западе.

Эти реформы подробно рассматриваются в книге: Walter

Laqueur, Europe in Our Time, 1945—1992 (New York:

Penguin Books, 1992).

Странная смерть марксизма Тем временем уже к 1945 году в Италии и во Фран ции утвердились пользующиеся массовой поддержкой коммунистические партии. В октябре 1945 года на первых послевоенных выборах французская коммунистическая партия получила 26,1% голосов, и до 1958 года ее доля на парламентских выборах ни разу не падала ниже 25%. ВИталии численность коммунистической партии взлетела с 10 ООО человек в 1944 году (когда партия была подпольной) до более 2 млн человек к 1947 году, когда она стала крупнейшей европейской компартией за пределами советского блока. (Хотя французские коммунисты собирали на выборах больше голосов, чем итальянские, по списочной численности французская компартия уступала итальянской.) Более того, до мая 1947 года коммунисты занимали посты в итальянском и французском правительствах. Их партнерами по правящей коалиции были христианские демократы (известные во Франции как Народно-республиканское движение) и социалисты; к 1948 году эти три партии собирали на выборах более 90% голосов2. По мере обострения «холодной войны» и в связи с неуклонной поддержкой коммунистами советской стороны, антисоветски настроенные итальянские христианские демократы под руководством популярного и энергичного Альчиде де Гаспери разорвали партнерство с крайне левыми.

Неизбежен вопрос: почему коммунисты получили столь значительную поддержку избирателей в Италии и Франции? В Голландии, Бельгии, Люксембурге, в странах Скандинавии и в Англии их успехи были минимальны, а на первых выборах в Бундестаг в 1949 году коммунистические кандидаты получили не более 5% голосов. В связи с этим часто говорят, что в Северной, преимущественно протестантской Европе бремя политики реформ взяли на себя нереволюционСм.: Kriegel, French Communists. P. 359—362, 378 — 379; а также: Marc Lazar, Maisons rouges: Les partis communistes frangais et italien de la liberation a nos jours (Paris: Aubier, 1992).

Глава 2. Послевоенный коммунизм ные социалистические партии (вроде английских лейбористов), тогда как в латинских странах эта задача выпала на долю коммунистов.

Более того, общества, обладавшие сильной парламентской традицией, могли мирным путем достичь того, к чему трудящиеся Италии, Испании и Франции могли прийти только с помощью революционной партии. Поэтому итальянцы и французы оказали поддержку политикам, выступавшим за марксистскую революцию и восхвалявшим советскую диктатуру, чтобы добиться тех изменений, которые в других странах достигались в ходе обычной ротации партий в парламенте3.

Хотя это объяснение, которое было характерно для либералов периода «холодной войны» и приобрело популярность благодаря работам Габриэля Алмонда и Сеймура Мартина Липсета, нельзя назвать полностью ошибочным, оно не учитывает определенные параллели между коммунистическими и некоммунистическими левыми в послевоенной Европе. Послевоенные правительства в Италии, Англии и Франции, отличавшиеся сильным креном влево, осуществляли сходные программы национализации и реформы образования. Более того, в 1947 году французские коммунисты вышли из правящей коалиции изза несогласия с установлением потолка заработной платы, которого требовало Народно-республиканское движение, и это разногласие не имело никакого отношения к перспективам коммунистической революции. В период своего пребывания в правительстве французские коммунисты воздерживались от критики французского колониализма и даже изобрели оправХотя С.М. Липсет связывает радикализм рабочего класса и с другими факторами, и прежде всего с быстрой индустриализацией, он также подчеркивает роль «сравнительно умеренного и консервативного тред-юнионизма»

как бастиона против радикального социализма. См.:

S.M. Lipset, Political Man: The Social Bases of Politics, expanded ed. (Baltimore: Johns Hopkins, 1981), P. 45—47.

P. 73 — 75. См. также: Gabriel Almond, The Appeals of Communism (Princeton: Princeton University Press, 1954).

Странная смерть марксизма дание для его сохранения; одновременно они добивались наказания коллаборационистов военного времени (некоммунистов), действительной виной которых во многих случаях было лишь то, что они были известными антикоммунистами. Оказавшись вне правительства, коммунистические боссы устраивали скандалы, организовывали антиколониальные демонстрации, а к концу 1947 года вовлекли Францию в ряд забастовок, сопровождавшихся бунтами4.

В послевоенной ситуации просоветские настроения выражали не только коммунисты, но и многие социалисты, а лидер итальянской социалистической партии Пьетро Ненни, не будучи коммунистом, старался удержать коммунистов в составе итальянского прави тельства. Входе общенационального опроса, проведенного во Франции в сентябре 1944 года, более 61 % респондентов назвали Советский Союз страной, сыгравшей главную роль в освобождении своей родины, и только 29% связали это достижение с американцами, на которых легла основная тяжесть операции по высадке в Нормандии 5.

В послевоенной Европе коммунисты эксплуатировали тенденции, к возникновению которых не имели отношения. Электорат сдвинулся резко влево отчасти в результате реакции на нацистов, которые почитались крайне правыми, а отчасти потому, что с левыми связывалась надежда на реформы, которых желали многие европейцы. Принесенная войной разруха усиливала стремление к немедленной перестройке общества таким образом, чтобы с помощью структурных изменений и перераспределения дохо да если не ликвидировать бедность, то хотя бы уменьшить ее. К концу войны Советы воспринимались как сила абсолютного добра: в конце концов, они потеряли многие миллионы своих соотечественников в боях с «германским фашизмом» и пытались «научСм.: Jean Ranger, "L'evolution du vote communiste en France depuis 1945", in he communisme en France (Paris: Armand Colin, 1969), p. 2 1 1 - 2 5 4.

Цum. no: Sevillia, he terrorisme, p. 15.

Глава 2. Послевоенный коммунизм ными» методами решать те же самые материальные проблемы, которые стояли перед западноевропейцами.

Таких взглядов придерживались не только левые радикалы, но и такие «демократические социалисты», как Пьетро Ненни иАнайрин Беван, который в годы «холодной войны» постепенно стал сторонником американцев6.

Признание этих фактов послевоенной истории не означает их оправдания. Необходимым условием такой снисходительности к коммунистам и их советским хозяевам было забвение того, что в 1945 году было совсем недавним мрачным прошлым. Сторонники Советов с готовностью забывали о том, как итальянские и французские коммунисты служили нацистам с конца 1939 года до весны 1941 года, когда Гитлер и Сталин еще были союзниками, предпочитали не помнить о предательстве Мориса Тореза, впоследствии главы «антифашистской» Коммунистической партии Франции, который, дезертировав из французской армии, предложил свою помощь гитлеровцам после падения Франции 26 июня 1940 года, и старались ничего не знать о массовых казнях «классовых врагов» в Советском Союзе 7. Сомнительно, что в 1945 году просоветски настроенные европейцы знали о советском ГУЛАГе меньше, чем о нацистских концентрационных лагерях, хотя левая французская пресса, включая Le Monde, набрасывалась (как и в наши дни) на всякого, кто упоминал об этом факте, с обвинениями в нежелании бороться с фашистской угрозой. Если бывший итальянский коммунист Лючио Коллетти прав в том, что «существовала ложь [Ьидга], именовавшаяся Советским Союзом», то множество его соотечественников, в том числе и не являвшихся

Muriel Grindrod, The Rebuilding of Italy: Politics and

Economics, 1945—1955 (Westport, Conn.: Greenwood Press, 1955).

О роли коммунистической партии и лично Мориса Тореза в падении Франции в 1940 году см.: Sevillia, Le terrorisme, p. 51; Stephane Courtois, Du passe faisons table rase: Histoire et memoire du communisme en Europe (Paris: Robert Laffont, 2002).

Странная смерть марксизма членами компартии, охотно ее заглатывали8. Почему они так поступали, это другой вопрос, но обращаться к нему стоит лишь после того, как мы признаем, что в Западной Европе и коммунисты и некоммунисты питали сходные надежды на Советский Союз и что стремление не замечать жестокости и вероломства Советов и коммунистов было присуще не одним лишь членам компартий.

Наконец, как подчеркивает историк Андреа Рагуза, там, где в 1946 году коммунистические партии оказались в правительстве, они выполняли определенную социальную функцию. Они были партиями «рабочего класса», а большинство их избирателей, а также часть руководящих кадров (включая Тореза) происходили из рабочих '. В Италии и во Франции партии имели теснейшие связи с гигантскими профсоюзами ( Confederazione Generate del Lavoro и Confederation Genebrale du Travail соответственно), и только благодаря американской финансовой помощи в послевоенной Франции некоммунистический профсоюз Force Ouvriere смог подняться на ноги и стать массовым. Преобладание рабочих во французской компартии все еще сохранялось даже в 1979 году, когда 46,5% членов партии были заводскими рабочими (как правило, это были мужчины), и примерно такой же была ситуация в итальянской коммунистической партии. Большинство из них никогда не бывали в Советском Союзе, но они читали коммунистическую газету L'Humanite, которая изображала советский блок как рай для рабочих, находящийся в процессе становления. В любом случае Советы вели борьбу с США, которые, как считалось в то время, пытались втянуть европейский пролетариат в крестовый поход против коммунизма. Сопротивление «американскому империализму» считалось необходимым условием сохранения мира и завоеваний рабочего класса во Франции. Такой была позиция «экспертов», типичЦит. по: La Repubblica, 4 ноября 2001 г.. Р. 20.

См.: Andrea Ragusa, Comunisti е la societa italiana

–  –  –

ным представителем которых был Фредерик Жолио Кюри, нобелевский лауреат по физике и активный «сторонник мира», такой же была позиция и самого Международного движения за мир 1 0. Платформы итальянской и французской компартий содержали требования «национализации» или «социализации» средств производства, но того же требовали английские лейбористы и другие «демократические»

социалисты. Социал-демократическая партия Германии, которую в 1949 году поддержала администрация Трумэна, вплоть до 1959 года называла себя марксистской партией.

В коммунистических организациях преобладали рабочие-мужчины, большинство которых относилось к католической церкви с неприязнью. Они видели в ней социально реакционную силу, несмотря на деятельность активного борца за мир аббата Булье из Парижского католического института, а также на то, что она направляла в рабочие кварталы священников, сотрудничавших с членами компартии. Во Франции коммунистическое движение воспринималось — или изображало себя — как продолжение Французской революции, особенно ее радикальной якобинской фазы, хотя, согласно заявлению впавшей в ересь коммунистки Кригель, это был «новый этап в человеческой истории, подобно тому как прежде таким новым этапом было христианство» 11. Но какие бы грезы ни туманили головы интеллектуалов по поводу коммунистического движения, оно обеспечивало рабочим идеологическую идентичность, социальную солидарность и политическое представительство. Можно порицать их за этот выбор, но трудно доказать, что, присоединяясь к партии, они стремились к чему-либо другому.

К западным коммунистическим партиям примыкали интеллектуалы, а также знаменитые художники и артисты, стоявшие особняком от рабочего класса и партийных функционеров и образовывавшие следуSevillia, Le terrorisme, p. 10.

Kriegel, Се quej'ai cru comprendre.

–  –  –

ющий слой сторонников. Не все они были действительными членами партии, но даже на «попутчиков» можно было рассчитывать (зачастую намного больше, чем на действительных членов компартии) в деле защиты определенных направлений партийной линии — и прежде всего это касается особых отношений с Советским Союзом. Популярный в свое время выпад Раймона Арона против «опиума интеллектуалов», опубликованный в виде книги под таким названием в 1955 году, метил в поклонников Сталина в рядах компартии и вне ее 1 2. Целый ряд парижских изданий, таких как Lettres Frangaises, Nouvel Observateur, Esprit, Les Temps Modernes, а также раздел комментариев в Le Monde, неизменно предоставлял свои страницы публицистам, формально не состоявшим в партии, но не упускавшим случая защитить Советскую Родину или заклеймить ее очернителей. Некоторые из этих авторов, такие как Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Луи Альтюссер и Клод Мерло-Понти, стали в конце концов коммунистами, а другие, подобно левому католику Эммануэлю Мунье, выступали против «смертного греха»

антикоммунизма, не присоединяясь к партии1'3.

Мотивы этих и других интеллектуалов, приводившие их в коммунистический лагерь, отличались от мотивов рабочих. Для историка Французской революции Альбера Матьеза и для «светского» итальянского философа Лучио Коллетти коммунизм воплощал надежду на полностью секуляризованное общество, в котором ненавистная католическая церковь будет вытеснена из публичной сферы, а религиозные предрассудки вырваны с корнем. Для еврейских

Raymond Aron, L'opium des intellectuels (Paris: Calstrong>

mann-Levy, 1955) [Отрывок этой книги был переведен на русский язык. См.: Арон Р. Опиум интеллектуалов / / Логос. 2005. № 6. С. 1 8 2 - 2 0 5. - Прим. науч. ред.]Jules Monnerot, La sociologie du communisme et I'echec d'une tentative religieuse au XX siecle (Paris: Editions Libres, 1949).

Подробнее об этом см.: Dominique Desanti, Les Stali

<

niens (Paris: Fayard, 1975).

Глава 2. Послевоенный коммунизм

интеллектуалов Анни Кригель, Вальтера Беньямина, Эрика Хобсбаума и им подобных коммунисты были политической альтернативой партиям и платформам, ассоциировавшимся с национализмом нееврейских народов или с христианством. Понятно, что трудно отделить их коммунистические убеждения от страха перед европейским антисемитизмом, да эти радикалы и не желали такого разделения. Виктор Клемперер, протестант еврейского происхождения, автор знаменитого дневника, который сумел выжить в Германии во время войны, несмотря на множество перенесенных им испытаний, включая бомбардировку Дрездена, демонстрирует нам еще одну причину, понуждавшую некоторых интеллектуалов сделать отчаянный шаг. Хотя в 1933 году, начиная свой дневник, Клемперер был либеральным монархистом и немецким патриотом, в ноябре 1945 года он вступил в восточногерманскую коммунистическую партию.

Он счел этот шаг необходимым, «потому что только решительный поворот влево может вытащить Германию из нынешних страданий и предотвратить их в будущем» 14. «Страдания», очевидно, были наследием нацистов, которые привели к печальному концу как Германию, так и единоплеменников Клемперера, включая восточноевропейских евреев, с которыми он стал отождествлять себя в период нацистских гонений.

Столь же важным для коммунистических интеллектуалов был взгляд на партию как на связующее звено между ними и движением сопротивления фашизму в период Второй мировой войны. Хотя роль коммунистов в этой борьбе была по меньшей мере двусмысленной, к концу войны они сумели представить себя в качестве наиболее последовательных и отважных resistants*. (Их утверждение, что во Франции семьдесят тысяч коммунистов были расстреляны немцаVictor Klemperer, Ich will Zeugnis ablegen bis zum letzten

–  –  –

ми, так и осталось недоказанным.) Но и достижения в борьбе с врагом послевоенных восхвалителей Сопротивления, ставших коммунистами, тоже были сомнительны. Так, участие Сартра и Бовуар в Сопротивлении ограничивалось участием в коммунистических антифашистских ритуалах и в наклеивании ярлыков «коллаборационист» на своих личных врагов.

То, что они действительно делали в период немецкой оккупации, значило куда меньше, чем то, как они преподносили свое сопротивление, а также чем те права, которые из этого проистекали 15. Иллюстрацией этого ритуала переоценки прошлого могут служить протесты и навешивание ярлыков, в которых активно участвовали Сартр и другие сторонники партии, когда некоторые участники Сопротивления, которых занесло в Россию, стали утверждать, что Сталин бросает людей в концентрационные лагеря, ничем не отличающиеся от нацистских. Среди нефранцузов, публично засвидетельствовавших эту практику, были невозвращенец Виктор Кравченко, советский инженер и хозяйственник, и бывшая коммунистка Маргарет Бубер-Нойман, которая, спасаясь от нацистов, бежала с мужем в Россию, где ее муж был расстрелян, а сама она угодила в лагерь. Приверженцы коммунистической версии Сопротивления спешили заклеймить каждого, кто заговаривал о советских лагерях, как патологического лжеца, агента американского капитализма и «арьергард нацистского врага» 16. Когда в 1947 году появилась во французском переводе автобиография Кравченко «Я выбираю свободу», для французских коммунистов и их compagnons de route Giles Ragache, Jean-Robert Ragache, Des ecrivains et des artistes sous 1'occupation, 1940—1944 (Paris: Hachette, 1988), pp. 6 9 - 7 7, 2 5 3 - 2 6 3.

См., например: Andre Pierre, "J'avoue que je n'aime pas la race des apostats et renegats", Le Monde, 25 июля 1947 г.; Andre Pierre, "Comment fut fabrique Kravchenko", Le Monde, 13 ноября 1947 г.; а также: Andre Wurmser, "Un pantin dont les grosses ficelles sont made in the USA", Lettres Frangaises, 15 апреля 1948 г.

Попутчики (франц.). — Прим. перев.

k

–  –  –

одной из задач в борьбе с нацизмом стало то, чтобы эта книга не попала в библиотеки. Lettres Frangaises и L'Humanite сообщали своим читателям, что Кравченко и его злонамеренные сторонники хотят затопить своих соотечественников потоком «нацистской пропаганды».

В поисках марксистской ортодоксии

То, что толкало интеллектуалов на этот путь, вряд ли было верой в доктрины марксизма-ленинизма или в достоинства диалектического материализма. Французские, итальянские, английские и прочие коммунистические интеллектуалы подгоняли или изобретали факты для того, чтобы удовлетворить некую экзистенциальную потребность. Будучи евреями, протестантами (Сартр был из семьи кальвинистов), антиклерикальными католиками или крайними «антифашистами», эти интеллектуалы приходили к тому, чтобы стать коммунистами или попутчиками компартий.

Знакомство с опытом тех, кто мучительно расставался с партией, как это было с авторами книги «Обанкротившийся идол», изданной английским лейбористом Р. Г. С. Кроссманом, делает понятным, что бесстрастные размышления не имели ничего общего с причинами, по которым люди присоединялись к партии или покидали ее 1 7. Личные и нравственные проблемы, которые приводили этих бывших коммунистов в партию, позднее заставляли их в ужасе отшатываться от нее. Интеллектуалы обращались к коммунизму и отворачивались от него вовсе не потому, что их привлекала правильность экономической и исторической теории Маркса и ленинского истолкования этих теорий, а затем они разочаровывались в этих теориях. Если европейские рабочие становились «социологическими» коммунистами, то интеллектуалов можно назвать коммунистами «экзистенциальными». Но ни

The God That Failed, ed. R. H. S. Crossman (New York:

1'

–  –  –

те, ни другие не интересовались всерьез «наукой социализма» — факт, который привел в замешательство французского коммуниста Луи Альтюссера в 1960-е годы. Его размышления в предисловии к трактату «За Маркса», вышедшему в 1965 году, заканчиваются риторическим вопросом: «Кого, за исключением утопистов Сен-Симона и Фурье, которых столь часто упоминает [и высмеивает] Маркс, за исключением Прудона, который не был марксистом, и Жореса, который был им лишь в малой степени, можем мы назвать [нашими теоретиками]?» 18. Если Альтюссер и сетовал на «неизменное отсутствие теоретической культуры в истории французского рабочего движения»

и на его «скудные теоретические ресурсы», он вовсе не имел в виду, что у этого движения не было идей. Идей у французских коммунистов было в избытке — о применении насилия для исцеления общественных зол, о пороках американской капиталистической империи, о роли преданности революции как экзистенциально го самоутверждения и о несправедливой жестокости европейского колониализма. Ноне было ни малейшей попытки понять марксизм как «науку», которую можно верифицировать исторически. Альтюссер во Франции, Коллетти в Италии и многочисленные теоретики из стран советского блока решили продемонстрировать, что марксизм научен, по крайней мере в их собственном понимании научности.

Удобный случай для этой теоретической защиты «материалистического сознания» Маркса и его научного подхода к исследованию истории предоставила популярность в 1960-х годах его Fruhschriften, то есть ранних, в основном неопубликованных работ, написанных вначале 1840-х. Центральное место среди них занимали «Экономическо- философские рукописи» ( 1 8 4 4 ), в которых пророчески затрагивался ряд идей, ставших ключевыми для 1960-х годов — об отчуждении человека, о взаимозависимости между общественным сознанием и личным саморазAlthusser, Pour Marx, p. 13 — 14 [Альтюссер Л. За Марк

–  –  –

витием и о дегуманизирующем влиянии частной собственности и капиталистического производства. Хотя «Рукописи» по большей части посвящены разделению труда в возникающей национальной экономике (в понимании Адама Смита), удушающей роли земельной собственности и уходящей в прошлое роли землевладельцев (в соответствии с идеями Дэвида Рикардо), модными их сделали замечания об отчуждении человека в капиталистической экономике от своей человеческой сущности 19. Такого рода высказывания можно найти в работах Маркса любого периода — от его докторской диссертации 1839 года до «Тезисов о Фейербахе» ( 1 8 4 5 ), посвященных различению мирской и трансцендентной религии, и д о замечаний об экономическом отчуждении в «Капитале».

Для «новых левых» 1960-х годов и для «ненаучных»

французских марксистов все эти замечания Маркса означали, что возможна марксистская традиция, в своем понимании человеческой природы не являющаяся материалистической, зато включающая в себя гуманистическую перспективу и содержащая протест против капиталистического отчуждения.

Подкреплением этой реконструкции Маркса стало множество трудов о молодом Гегеле, и прежде всего работа венгерского коммуниста (и ветерана Франк

<

Интересное совпадение прочтения Маркса «новыми леstrong>

выми» и представителем правых, выступающих за свободный рынок, см.: Paul Craig Roberts, Alienation and the Soviet Economy : The Collapse of the Socialist Era (New York: Holmes and Meier Publishers, 1990), p. 1 — 19.

См. также: "Okonomish-philosophische Manuskripte", in Marx-Engels Studienausgabe, ed. Iring Fetscher (Frankfurt am Main: Fischer Verlag, 1975), 2:35—129 [«Экономическо-философские рукописи» в: Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч.: в 50 т. Изд 2. Т. 42. С. 4 1 - 1 7 4 ].

* Строго говоря, Лукача нельзя назвать «ветераном Франкфуртской школы», потому что он не примыкал к ней ни организационно, ни институционально. Несмотря на то что именно он стоял у истоков неомарксизма, явившись предшественником и Хоркхаймера, и Адорно, и Маркузе, он мог разве что сочувствовать этим персонажам. — Прим. науч. ред.

Странная смерть марксизма фуртской школы) Георга (Дьёрдя) Лукача*. Были предложены параллели между Гегелем, который уже в 1802 году высказывался о дегуманизирующем влиянии национальной экономики, и Junghegelianer, младогегельянцами — радикальными учениками немецкого философа, с которыми в конце 1 8 3 0 - х и в начале 1840-х годов много общался молодой Маркс.

В результате ранние труды Маркса были представле ны как продолжение и развитие гегелевского подхода к анализу истории и общества 20. В этих трудах подчеркивалось, что духовное отчуждение есть результат жизни в мире, в котором не удовлетворяются экзистенциальные нужды. Экономика оказывалась лишь верхушкой айсберга, указывавшей на «иррациональность» общества, которое не соответствовало самосознанию человека в высшей точке его исторического развития и продолжало скрывать материальные, философские и политические предпосылки свободы.

Считалось, что у раннего Маркса была сохранена диалектика Гегеля, устанавливающая соответствие между онтологическим, идейным и историческим развитием, и что он в тот период оставался не кем иным, как гегельянцем, занятым анализом экономического угнетения. Эта связь с гегельянством стала по сути дела краеугольным камнем гуманистического истолкования Маркса. Его ранние работы оказались наиболее актуальными и современными, а поздние экономические труды, как выяснилось, были просто отражением тех интересов, которые проявились в его штудиях уже к 1845 году — либо представляли собой гиперболизацию «материалистической тенденции», намеченной в «Экономическо-философскихрукописях» 21.

Georg Lukacs, The Young Hegel, trans. Rodney Livingston (London: Merlin Press, 1975). [Аукач Д. Молодой Гегель и проблемы капиталистического общества.

М.: Наука, 1987].

См.: Paul Gottfried, "Lukacs' The Young Hegel Reexamined", Marxist Perspectives (Winter 1 9 7 9 / 1 9 8 0 ), p. 144—155; а также: Lee Congdon, The Young Lukacs (Chapel Hill: University of North Carolina, 1983).

Глава 2. Послевоенный коммунизм К середине 1960-хгодов все марксисты, желавшие заявить себя таковыми, делали упор на «эпистемологическую» проблему, которая оказывала деформирующее влияние на исследования, проводившиеся в традиции марксизма-ленинизма.

Так, немецкий комментатор Иринг Фетшер во введении к изданным в 1975 году ранним работам Маркса обращает внимание на концептуальную незавершенность «Экономическо - философских рукописей». Согласно Фетшеру, смешение философского и экономического анализа дает возможность выявить некоторые черты рыночной экономики, но этого «недостаточно для анализа динамичных сил, порождающих изменения капиталистического производства». Далее Фетшер цитирует «ведущих исследователей [марксизма] в ГДР», утверждающих, что «научные марксистские исследования, особенно в области экономики, застыли на исходной позиции» и «что у нас нет развитого марксистского метода изучения механики современной капиталистической деятельности» 22. Фетшер, интерпретатор Гегеля, не выделяет явным образом проблему идеализма, но высказывает предположение, что его коллеги - марксисты впали в заблуждение, отвергнув «научный образец» Маркса.

Альтюссер, напротив, не упускает возможности поименно назвать вредителей, истолковывающих Маркса как гуманистического философа или рассматривающих его позднейшие материалистические писания как всего лишь привесок к проповедям об «отчуждении». Он борется с искажающим истолкованием Маркса, пытаясь доказать, что тот никогда не был гегельянцем. В своих ранних работах Маркс был прогрессивным кантианцем, а к середине 1840-х годов порвал с юношеской увлеченностью философеко-этическими проблемами. В своей защите «настоящего марксизма», в противовес «воображаемому марксизму», Альтюссер подчеркивает «эпистемологический разрыв» между «идеологическим этапом» в творчестве Маркса, продлившимся примерно Fetscher. Marx-Engels Studienausgabe. Vol. 2, p. 11.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«Всемирная организация здравоохранения МЕЖПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ ПО A/PIP/IGM/INF.DOC./1 ОБЕСПЕЧЕНИЮ ГОТОВНОСТИ К ПАНДЕМИЧЕСКОМУ 19 ноября 2007 г.ГРИППУ: ОБМЕН ВИРУСАМИ ГРИППА И ДОСТУП К ВАКЦИНАМ И ДРУГИМ ПРЕИМУЩЕСТВАМ Пун...»

«Ассоциация моряков – подводников г.Одессы и Одесской области им. А.И.Маринеско КАНОНЕРСКАЯ ЛОДКА "ДОНЕЦ" форзац Ассоциация моряков – подводников г.Одессы и Одесской области им. А.И.Маринеско Память – удел живых КАНОНЕРСКАЯ ЛОДКА "ДОНЕЦ" В книге расс...»

«УДК 82(1-87) ББК 84(4Вел) О-76 Emily Austen WAR AND LOVE Литературная обработка Е. Полянской Остен, Эмилия.О-76 Жена-незнакомка / Эмилия Остен. — Москва : Эксмо, 2014. — 320 с. — (Прекрасная эпоха. Исторические любовные романы Э. Остен). ISBN 978-5-699-73604-1 Раймону никогда не снилась война — ратных подвигов ш...»

«ВЕЛИКИЙ ПОБЕГ Angus Deaton The Great Escape Health, Wealth, and the Origins of Inequality Princeton University Press · 2013 Ангус Дитон Великий побег Здоровье, богатство и истоки неравенства Перевод с английского Андрея Гуськова И З Д АТ Е Л ЬС Т В О И Н С Т И Т У ТА ГА Й...»

«К 300-летию со дня рождения Ж.-Ж. Руссо Жан-Жак Руссо: философ и писатель В статье, посвященной юбилею Ж.-Ж. Руссо, автор анализирует научное и литературное наследие великого французского философа....»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Дополнительная общеразвивающая общеобразовательная программа художественной направленности "Подготовка к школе" разработана на основе:Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерац...»

«http://collections.ushmm.org Contact reference@ushmm.org for further information about this collection Tul_06_18 10.07.06 Инф.: Тираспольский Николай Нахманович, 1949 г.р. (НТ) Соб.: А.В. Соколова (АС) и М.В. Хаккарайнен (МХ) (расш. М.Хаккарайнен) АС: Хорошо, хорошо....»

«Приглаш еніе на казнь. Гроссср Обложка работы Б* Н Copyright 1938 by the author В. СИРИНЪ ПРИГЛАШЕНІЕ НА КАЗНЬ РОМАНЪ ДОМЪ К Н И Г И ПАРИЖ Ъ " C om m e u n fo u se c ro it D ie u n ous nous croyons m o rtels ". Delalande Discours sur Iss ombres 1. Сообразно съ закономъ, Цинциннату Ц. объ­ явили смер...»

«Ольга Славникова Стрекоза, увеличенная до размеров собаки Стрекоза, увеличенная до размеров собаки / Ольга Славникова: АСТ, Астрель; Москва; ISBN 978-5-17-069380-1, 978-5-271-29984-1 Аннотация Героини романа "Стрекоза, увеличенная д...»

«БЕЛЛА АХМАДУЛИНА БЕЛЛА АХМАДУЛИНА МНОГО СОБАК И СОБАКА ПРОЗА РАЗНЫХ ЛЕТ Москва УДК 82-94 ББК 84(2Рос-Рус)6 -4 А 95 Составитель Б.Мессерер Оформление и макетА Бондаренко А х м ад у ли н а Б.А 95 Много собак и Собака: Рассказы, воспоминания, эссе. — М.: Изд-во Эксхмо, 2005. — 752 с. Белла Ахмадулин...»

«Б.Н. АНТИПЕНКО ЛЕНИНСКИЙ РАЙОН ОТ ОКТЯБРЬСКОГО МОСТА ДО ЗАТОНА 85-летию района посвящается Ленинский район от Октябрьского моста до Затона Мегаполис с названием Новосибирск раскинулся по берегам великой сибирской реки Обь. В представленном материале рассказано о части Ленинского района Но...»

«УДК 821.111-31-053.6 ББК 84(4Вел)-44 У36 Jacqueline Wilson GIRLS IN LOVE Text copyright © Jacqueline Wilson, 1997 This edition is published by arrangement with David Higham Associates Ltd. and Synopsis Literary Agency....»

«96 Тропкина Н.Е. Образный строй русской поэзии 1917-1921 гг. : монография / Н.Е. Тропкина. – Волгоград : Перемена, 1998. – 222 с. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм. Космичес...»

«12 Н Е ВА 2015 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1955 ГОДА СОДЕРЖАНИЕ ПРОЗА И ПОЭЗИЯ Олжас СУЛЕЙМЕНОВ Стихи •3 Бахытжан КАНАПЬЯНОВ Почтовый холст. Прогулка перед вечностью. Рассказы •9 Валерий МИХАЙЛОВ Стихи •31 Данияр СУГРАЛИНОВ Прозрение. Спасибо. Сказка. В здоровом теле. Объективные причины. Хороший день. Гнев. Такой же, к...»

«А К А Д Е М И Я НАУК СССР ИНСТИТУТ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (ПУШКИНСКИЙ ДОМ) русская усекая литература ИКО-ДЙТЕР1ТУРНЫЙ ЖУРНАЛ 1976 Год издания девятнадцатый СОДЕРЖАНИЕ Стр. А. Н. Иезуитов. О взаимодействии теории и практики 3 Н. П. Утехин. О п...»

«Паустовский Константин Георгиевич (1892-1968). Произведения писателя и литература о нём из фондов библиотеки ТОГУ ПРОИЗВЕДЕНИЯ 1. Паустовский, Константин Георгиевич. Собрание сочинений : в 9 т. Т. 1-9 [Текст] / Паустовский Константин Георгиевич; Константин Паустовский. М. : Худож. лит., 1981-198...»

«ЭПИЛОГ I Сибирь. На берегу широкой, пустынной реки стоит город, один из административных центров России; в городе крепость, в крепости острог. В остроге уже девять месяцев заключен ссыльно-каторжный второго разряда, Родион Раскольников. Со дня преступления его прошло почти полтора года. Судопроизводство по делу его...»

«Татьяна Вилкул (Киев) О хронографических источниках Повести временных лет и времени появления древнерусских хронографов Одно из фундаментальных устремлений исследователей, занимающихся древними периодами – найти точку отсчета, а если речь ид...»

«MISSION: Обучение и повышение квалификации персонала наша приоритетная задача. Уважаемые сотрудники, клиенты, партнеры! Этот выпуск корпоративного журнала за 1 квартал 2017 года является своего рода итоговым. Мы собрали все знаковые новости города и компании за истекший 2016 год и начало 2017-го. В следу...»

«СПРАВКА но результатам комплексной проверки МБОУ "Казаицевская основная общеобразовательная школа" Проверка проведена 10.04.2015г. главным специалистом комитета по образованию Курило Л.А., ведущим специалистом комитета по образованию Закрыльной Л.Р. и главным специалистом комитета по образованию Синяговским Н.Д. па основании приказа...»

«Ю.Д. КАБАЛЕВСКИЙ ВОСПОМИНАНИЯ ИЗНУТРИ МОЙ ОТЕЦ – Д.Б. КАБАЛЕВСКИЙ ДОПОЛНЕНИЯ К ПОРТРЕТУ ОГЛАВЛЕНИЕ Вступление Поездка к танкистам Театральная новелла Вроде капустников Домашний досуг Представитель сталинской эпох...»

«Всемирная организация здравоохранения ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ СЕССИЯ ВСЕМИРНОЙ АССАМБЛЕИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ A65/17 Пункт 13.7 предварительной повестки дня 22 марта 2012 г. Осуществление Международных медико-санитарных правил (2005 г.) Доклад Генерального директора Исполнительный комитет на своей Сто тридцатой сессии в январе 2012 г. 1. расс...»

«Шестой технологический уклад: Региональная повестка. Д. Ю. Золотарев, С. И. Касаткин, Д. Е. Сапегин Исхитрись-ка мне добыть То-Чаво-Не может быть! Запиши себе названье, Чтобы в спешке не забыть. Л.Филатов. Вместо аннотации В декабре 2011 – январе 2012 гг. инициативной группой на площадке библиотеки и...»

«Тарарацкая Наталья Валентиновна ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО УСТАВА КОЛОКОЛЬНЫХ ЗВОНОВ В МОСКОВСКОМ ДАНИЛОВОМ МОНАСТЫРЕ В статье рассматриваются основные особенности Устава колокольных звонов московского Данилова монастыря, его роль в возрождении звонных традиций других храмов и монастырей. Приведены фрагменты действующего Устава, соста...»

«ТОЛКОВАНИЕ СУРы "ХУД" ("ХУД") Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! (1) Алиф. Лам. Ра. Это — Писание, аяты которого ясно изложены, а затем разъяснены Мудрым, Ведающим. Всевышний назвал Священный Коран Великим Писанием и Благородным Откровением, аяты которого прекрасны и совершенны. В нем содержатся правдивые повествования, справед...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.