WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

««Врать я начал в третьем классе. Или во втором. Не помню. Я жил у бабули и деда и был типичным бабушкиным сыном. Мама с папой разошлись году, ...»

Александр Архангельский

Герой Второго Уровня:

фрагмент пропущенной главы

В первоначальном варианте романа, опубликованного журналом

«Октябрь» в 10 и 11 номерах 2012 года, герой, Павел Саларьев, был изображен активным блогером; реальное действие перебивалось его полупридуманной автобиографией, которой он делился в своем ЖЖ. То есть

он сочинял не только виртуальные музеи, но и свою собственную жизнь.

В какой-то момент стало ясно, что эта линия мешает развитию сюжета, и она была сокращена. Но глава осталась; пришла пора ее опубликовать.

Пока хотя бы первый фрагмент из нее.

Автор «Врать я начал в третьем классе. Или во втором. Не помню.

Я жил у бабули и деда и был типичным бабушкиным сыном.

Мама с папой разошлись году, наверное, в семидесятом: мне только что исполнилось четыре. Мама занялась устройством личной жизни; виделись мы с ней по воскресеньям, не всегда. А папа – тот женился сразу и заезжал за мною по субботам.

В теплые дни он появлялся в белой сетчатой маечке, дырчатой бежевой шляпе и потертых сандалиях. Авоську оттягивал футбольный мяч. Трамвай звенел на поворотах; в одно и то же время на одном и том же месте, возле парка, мы обгоняли коняшку молочника. Она тянула возок с помятыми бидонами, вскидывала голову и будто говорила: здравствуй, Паша! Я отвечал ей: здравствуй, лошадь! На загаженном приморском стадионе мы искали пустую площадку, по очереди вставали на ворота, потом водой из фонтанчика смывали пот, перемешанный с пылью, в буфете ели бутерброды с колбасой, раскатывая языком по нёбу кругляши сладковатого толстого жира, и шли назад, к трамвайной остановке.



Зима и начало весны были сырыми и серыми. Вдоль дорожной канавы, под кустами пожухлой акации, стелилась дымка, угукали горлицы. У…хуу-ху! У…хуу-ху! Внезапно начинался мелкий дождь, за дождем бежал приблудный ветер, становилось неуютно и промозгло. Куда было податься с папой? Только в кино, на дневной сеанс.

Фантомас включал сцепление, машина выпускала крылья и взлетала, Анжелика целовалась с королем, и тот сжимал ей розовую грудь (папа ерзал, я смущенно замирал), Гойко Митич был вождь краснокожих, а белые братья снимали с индейцев скальпы, и вид свежевывороченного мяса на макушке, с белой сетью нервных окончаний, разбросанных, как червячки поверх гнилой морковки, отталкивал и влек одновременно.

Однажды мы попали на советскую комедию. Молодой милицейский начальник все время появлялся перемотанный бинтами. И на вопрос, что это с вами, отвечал небрежно: «А, пустяки, бандитская пуля». Мы с папой смеялись до полного сипа, дышать было нечем. После фильма папа сказал: есть идея. И повел меня в аптеку, где кисло пахло скипидарной мазью и ржавыми каплями датского короля.

Дверь открыла бабуля в линялом зеленом халате, из-под которого торчали розовые кружавчики комбинашки. Перед ней стояли два израненных героя: у меня был плотно забинтован лоб, у папы рука висела на перевязи, и от нас разило свежим йодом.

Бабуля должна была спросить: что это с вами? А мы ответили бы: так, ерунда, бандитская пуля. Вместо этого она тонко сказала «ой» и грузно села на старинный сундук, стоявший возле входа.

На лбу, на висках и над верхней губой у нее проступили капли пота. Крохотные; их было очень много, как будто прыснули водой для глажки.

– Кто? – спросила бабушка. – Где?

И слабо позвала:

– Дееед, валокордину.





Папа срочно вынул руку из перевязи, присел на корточки, погладил бабушкино толстое колено и виновато объяснил, как было все здорово придумано.

Дед мрачно сказал:

– Был ты, Савва, дурак. Дурак и остался.

Я так и вижу деда: узкая лысина, длинное жилистое тело, глуховатый мокротный голос… И слышу бабушкин голос: она все время бормотала старые стихи. Сидит, вышивает и шепчет.

Сливу зубками она обвила узором точек. Мне она сказала «на», откусив сама кусочек. О, святые времена! Мне она сказала «на»!

А маму Нину я помню только летом. Приезжала она – если приезжала – к десяти. Бабушка завешивала окна вымоченными простынями; вместе с мокрой прохладой в наш домик проникали надежные запахи хозяйственного мыла и кисловатой синьки;

о мамином приходе мне сообщал сквозняк. И было море. И песок.

И пляж, засиженный приезжими. Все хорошие места успевали занять курортники, приходилось расстилать покрывало под нависающим выступом кургана. Он напоминал огромное подгрызенное яблоко подгнившего кислого цвета. Когда на выступ кто-то забирался, сверху сыпалась сухая пыль.

Пляжный песок был желтый и тяжелый; море глинистое, мелкое, горячее. Даже мне приходилось идти и идти, пока вода становилась по горло. Сверху было все так же тепло, а внизу, под животом, прохладно. Я нырял, приоткрывал глаза, и сквозь желтую муть различал сарделистые ляжки толстых женщин и белые детские попы с осьминожьими отростками ног. Когда в ушах начинало гудеть, возвращался на подстилку, клал мокрую голову на мамин горячий живот и ощущал, как дрожит и покрывается пупырышками ее мягкая кожа. Мама Нина запускала руку в мою шевелюру и молча, как песика, почесывала.

Мне хотелось сдвинуться повыше, там, где податливая грудь, но я не решался.

Проходило пять минут, и мама Нина спрашивала – всякий раз одно и то же.

– Расскажи мне, Пашуня, как жизнь молодая.

Мамин голос звучал глубоко и влажно, но сама она была как будто бы не здесь. Я отвечал губами в живот, почти целуя. Хорошо живу; дочитал вот про Тему и Жучку; Витьке попали камнем в висок, и он говорит, что в армии служить не сможет… Но ни мне, ни маме ответ был не нужен. Мне ее было – мало. Она была гдето там, высоко. Я хотел, чтобы она спустилась ко мне, на землю.

И однажды ответил:

– Плохо, мама Нина.

– А что у нас такое?

– Меня деееда с бабкой обижают! – жалость к самому себе накатила снизу, из солнечного сплетения, поднялась по пищеводу в горло, надавила на глазные яблоки, и мамина кожа стала соленой и мокрой. Я ее лизнул, заранее зная, о чем меня сейчас спросят, и придумывая, что же такое сказать.

– Это что-то новенькое, Павел. Как же они тебя обижают?

Да не лижи ты меня! Фу, как собака.

– Мамочка, я тебя огорчить боялся!

– Ну что, что такое?

Я никогда не врал, потому что не умел придумать.

Даже когда меня ловили на месте преступления и задавали строгие вопросы:

правда ли, Пашуня, что… – я тупо замолкал, отклячивал нижнюю губу и опускал глаза. Но в этот день что-то во мне свернулось, как сворачивается вентиль у медного крана. В глазах потемнело;

я словно бы увидел самого себя.

На уличной газовой горелке стояло наше темно-зеленое ведро.

Кипящая вода стекала по стенке, оставляя мутный след; тяжелая и потная бабуля придавливала крышку, но как только отпускала, крышку тут же вздыбливала алая холка огромного рака, колючий ус и мощная клешня выпрастывались наружу; вода опять убегала за край… Вот мы уже сидим за столом под шелковицей, раки дымятся в огромной миске, скользко пахнет раскаленная клеенка; господи, как же мне хочется рака, вот этого, большого, темно-красного, в шершавом панцире, с приставшим лавровым листом! Но бабушка кладет мне маленького, жалкого, с оторванной клешней, а большого целенького отдает соседскому Вовану. И дедушка еще зачем-то говорит: «Пашуля, не ширяй глазами, смотри в свою тарелку...».

Я уже рыдаю вголос. Ничего такого не было, а ведь как будто было! Нужно только подобрать слова – и они приходят, из какойто старой книжки.

– Меня попрекают кускооом! Я на казенных харчааах! Они жадные, жадные, жадные!

Мамина рука замерла в моей шевелюре; пальцы сжались, стало больно и приятно; мама Нина молча плакала. От любви и жалости ко мне.

Когда мы вернулись домой, в дверях нас обдало горячим запахом печеного теста и сладостью давленой вишни. На кухонном столе стояла желтая миска с кроваво-темными косточками.

Бабушка была в трусах и лифчике; складки весело свисали, как у бегемота в зоопарке.

– Харлампиевна, пожалуйста, накиньте что-нибудь! И надо нам поговорить. А ты ступай отсюда, – это мне.

В животе образовалась пустота, все во мне ухнуло вниз, коленки затряслись. Соврать-то я соврал, а что дальше будет, не подумал… Из-за плотно прикрытой двери доносилось: я же денег даю… какие такие раки… Нинка, ты чего несешь… Меня нашли среди недозрелой жердели – так мы на юге называли абрикос. Здесь был мой командный пункт: доска на скрещении чешуйчатых веток, подушка, набитая ватой, и косая крыша, прикрывающая от дождя, из черного толя, вонючего, как жженая смола.

– Слезай, – сказала бабуля.

Сверху мне она казалась сплющенной. Был виден нос картошкой, два серых глаза навыкате, под ними тут же начиналась грудь, из-под груди выползал живот. Деда был длинный и плоский.

Я смотрел ему в ноздри и думал, как же он так дышит сквозь густые белые волосы в носу.

– Не слезу.

– Слезай. Пироги испеклись.

Мама Нина не приезжала ко мне три недели подряд».

Кудряво врете. Продолжайте в том же духе.

Всем! всем! всем! Певица Алсу НЕ разводилась с мужем Яном! Передайте всем, прошу вас, и не баньте меня! Это не спам, поверьте! Я просто люблю Алсу и хочу, чтобы все узнали правду.

–  –  –



Похожие работы:

«ПРОТОКОЛ заседание республиканской комиссии республиканского фестиваля творчества людей старшего поколения "Я люблю тебя, жизнь!" 18:00 23 мая 2013 года №1 г. Уфа, Министерства труда и социальной защи...»

«стр. 1 из 5 Протокол № 69-СЗН/ТЛ/12-10.2016/И от 26.08.2016 УТВЕРЖДАЮ Заместитель председателя конкурсной комиссии по СМР С.Е. Романов "26" августа 2016 года ПРОТОКОЛ № 69-СЗН/ТЛ/12-10.2016/И заседания конкурсной комиссии ПАО "Транснефть" по лоту № 69-СЗН/ТЛ/12-10.2016 "...»

«№6 июнь 2013 Ежемесячный литературно-художественный журнал 6. 2013 СОДЕРЖАНИЕ: ПРОЗА УЧРЕДИТЕЛЬ: Муса АХМАДОВ. В ожидании волны. Рассказ. Перевод Министерство Чеченской с чеч. Лидии ДОВЛЕТКИРЕЕВОЙ Республики по н...»

«Стационарная установка для обнаружения взрывчатых веществ на основе метода меченых нейтронов Быстрицкий В.М., Замятин Н.И., Зубарев Е.В., Рапацкий В.Л., Рогов Ю.Н., Садовский А.Б., Саламатин А.В., Сапожников М.Г., Слепнев В.М. Объединенный институт ядерных исследований, Дубна Романов И.В., Сафонов М.В., Филиппов А...»

«Министерство образования и науки Хабаровского края Краевое государственное бюджетное учреждение дополнительного образования детей "Хабаровский краевой центр развития творчества детей и юношества" "Центр художественно-эстетического развития" Тема: "Техника постановки мата одинокому...»

«ИНФОРМ CONTACT КОНТАКТ INFORM НОВОСТИ ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ Обзор сообщений, поступивших 119119, Москва, Ленинский просп., 42 в Центр общественных Телефоны: (495) 938-86-49, (495) 938-77-91 связей Всеобщей Факс: (495) 930-72-07 конфедерации профсоюзов E-m...»

«© Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), Modern Research of Social Problems, №11(55), 2015 www.sisp.nkras.ru DOI: 10.12731/2218-7405-2015-11-6 УДК 316.334 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР Институт мировой литературы им. А. М, Горького С.Г.БОЧАРОВ Поэтика ПУШКИНА Очерки ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" МОСКВА Книга объединяет ряд очерков, в которых рас­ сматрива...»

«УДК 533.70;533.6 Вестник СПбГУ. Сер. 1. 2013. Вып. 4 ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАВНОВЕСНОГО СОСТАВА ИОНИЗОВАННЫХ ОДНОАТОМНЫХ ГАЗОВ М. А. Рыдалевская1, М. С. Романова2 1. С.-Петербургский государственный университет, д-р физ.-мат. наук, профессор, Ryda...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.