WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«STUDIA ROSSICA POSNANIENSIA, vol. XXVI: 1995, pp. 127-136. ISBN 83-232-0605-8. ISSN 0081 -6884. Adam Mickiewicz University Press, Pozna Р У С С К О -Ф И Н С К И Е ЯЗЫ К О В Ы ...»

Мууса Оянен

Русско-финские языковые

контакты

Studia Rossica Posnaniensia 26, 127-136

STUDIA ROSSICA POSNANIENSIA, vol. XXVI: 1995, pp. 127-136. ISBN 83-232-0605-8. ISSN 0081 -6884.

Adam Mickiewicz University Press, Pozna

Р У С С К О -Ф И Н С К И Е ЯЗЫ К О В Ы Е К О Н ТА К ТЫ

R U SSIA N -FIN N ISH L A N G U A G E CONTACTS

МУУСА ОЯНЕН

A b s t r a c t. In t h i s a r t i c l e t h e a u t h o r d i s c u s s e d th e p r o b l e m o f l a n g u a g e c o n t a c t s b e t w e e n t h e t w o n e i g h b o u r i n g n a t i o n s - R u s s i a n a n d F i n n i s h - in th e h i s t o r i c a l, c u l t u r a l a n d so c i a l environm ents.

Muusa Ojanen, University o f Joensuu, Venjn kielen laitos, Joensuun yliopisto, PL 111, 80101 Joensuu, Finland.

В настоящее время все большую актуальность приобретают линг­ вистические исследования в области языковых контактов. Язы к т о ­ го или иного н арод а не существует обособленно, вне связей с д ру­ гими языками. Нет ни одного языка, который был бы свободен от чуж еродного. Чем длительнее и интенсивнее контакты, тем больше в язык п рон и к а е т инородны х слов, выражении, структурных еди­ ниц. Д ос т ат о ч н о длительные, мощные контакты, в частности, при двуязы чии, п ри вод ят к проникновению иноязычных элементов во все уровни языка - ф онетнко-фонологическии, лексический, семан­ тический, морфологический, синтаксический, хотя степень п р о н и ­ цаемости на каждом из данных уровней различна. Самой стойкой в л ю бом языке является морфологическая система, наиболее п о д а т­ ливой - лексическая1.



П ри исследовании языковых контактов различных этносов л и н ­ гвисту приходится учитывать ряд экстралингвистических ф акторов, о казавш их и оказы ваю щ их влияние на языковую реальность. У ст а ­ новление причинно-следственных отношении и взаимосвязей между языком и экстралингвистическими ф акторами способствует вы явле­ нию язы ковы х реалий и их изменении на всех уровнях языка.

В статье рассм атривается влияние русского языка на генетичес­ ки и н ород ны й финский язык в свете возникновения и развития ис­ 1 А. L a a n e s t, E infrm ig in die ostseefin nischen Sprachen, Hamburg 1982; M.

O j a n e n, A d je k tiiv ik a te g o ria v en l is-ly yd il isiss kontakteissa. L in g vist inen interferen ssitutkim u s, Helsinki 1985.

М. О я н е н торических, культурных и религиозных связен между двумя сосед­ ними народ ам и - финнами и русскими.

К ультурные и экономические контакты русских и п р и б а л т и й ­ ско-финских племен, т.е. предков современных финнов, эстонцев, карелов, вепсов, ливов и води, начались около 1500 лег назад в связи с появлением первых русских колоний на побережье И л ьм е н ­ ского и Л ад ож ского озер2. В те далекие времена Ф инляндия еще не представляла собой единого территориально-государственного о б разовани я. Ю го-западную часть субконтинента заселяло племя сумь (суоми), центральную часть емь - (хяме), а восточная часть п ринадлеж ала карелам. Эти племена во многом отличались друг от друга и часто враж довали между собой. В 1151 г. шведы п ред­ приняли крестовы й поход, в результате которого было обращ ено в католичество племя сумь. Сто лет спустя шведские крестоносцы покорил и племя емь. Третий крестовой поход (1293 г.) закончился завоеванием западны х частей Карелии. При своем продвижении на восток шведы встретили сильного противника - Н овгородское к н я ­ жество. Уже с XI века карелы были тесно связаны со славянами, а с XII в. южная часть Карелии входила в состав территории Н о в ­ город ской республики. О ф ициальное крещение населения Восточ­ ной (П риладож ской) Карелии произош ло в 1227 г. П риблизительно в это же время новгород цы совершили поход вглубь Ф инляндии, где им удалось окрестить часть жителей Саво.

В конце XIII в. - начале XIV вв. между н овгородцам и и ш ве­ д ам и происходили постоянные столкновения, закончившиеся О р е ­ ховским миром в 1323 г. Тогда впервые была установлена граница между Ш вецией и Н овгородом. Она пролегала от К арельского пе­ реш ейка и берегов Ф инского залива до Ботнического залива. З а ­ падные карельские земли отошли к Швеции. Это не была граница в буквальном смысле слова, так как жители Саво прод ол ж али р а с ­ п р остран ять свои поселения на восток, что приводило к п о с то ян ­ ным пограничным конфликтам между Швецией и Новгородом. П о с ­ тепенно власть Н ов го р о д а и его союзников, карелов, была вы тес­ нена с побереж ья Ботнического залива. Граница была заново уста­ новлена Тявзинским мирным д оговором (1595), но теперь она п р о ­ легала восточнее прежней границы.

В середине XVI в. как в Ш веции, так и в Ф инляндии была п роведена лю теранская реформация, которая ознам еновалась пере­ водом Библии и способствовала зарождению финской письм еннос­ ти. Вследствие реф орм ации земли католического духовенства были 2 V. U i b о p u и, M eie j a m eie himud: peat kke soom eu grilaste m in evikust j a o le ­ viku st, Lund 1984.

Русско-финские языковые контакты 129 переданы шведскому дворянству. Завладев Финляндией, Ш веция п остоянно угрож ала русским позициям на Балтийском море, что при вод ил о к неоднократны м военным столкновениям. С огласно С тол бов ском у м ирному договору (1617), Ш веция получила Кексгольм скую губернию и И нгерм анландию, отрезав таким образом Россию от Б алтийского моря.

У твердивш аяся к XVI веку в Карелии православная вера имела б ольш ое политическое значение, так как она духовно объединила карел о -ф иннов с русскими. Карелы Кексгольмской губернии, не желая переходить в лютеранскую веру и платить дань Ш веции, п о ­ кинули родны е места и переселились вглубь России (т.н. тверские карелы ). На опустевшей территории (современная губерния Похъой с-К аръял а) появились новые жигели-пришельцы из Саво. В XVIII в., по мере того как росла мощь России, началось ее п р о ­ движение на запад. В течение этого века Ф инляндия претерпела н есколько русско-шведских войн, а ее восточные земли переходили то во владение России, то Ш веции. В интересах России было обес­ печить себе вы ход к Балтийскому морю и защ итить новую столицу С ан кт-П етерб ург от возможных нападении с запада. В середине XVIII века Ш веция лиш илась всей Выборгской губернии и частич­ но К ексгол ьм ской губернии. В результате русско-шведской войны 1808-1809 гг. Ф инляндия была целиком захвачена русскими и пре­ вратилась в А втоном ное Великое Княжество Финляндское. Россия д ала стране исключительные для той поры возможности развивать свою культуру, экономику и торговлю. Финляндия сохранила не тол ьк о свою лютеранскую веру, шведский язык как оф ициальный, но и всю шведскую систему правления. Россия сознательно п од ­ держ ивала стремления Финляндии отделиться от Ш веции и создать свою финскую культуру. Поэтому неудивительно, что финская л и ­ тература, зародивш аяся в середине XVIII в., продолж ала р а зв и ­ ваться и в период автономии. В конце XIX в. либеральная п ол и ти ­ ка России изменилась по отношению к Финляндии, началась пора р у с и ф и к ац и и и политической реакции, к оторая прод ол ж алась вплоть до октябрьской революции. Ш естого декабря 1917 г. Ф и н ­ ляндия стала независимой республикой.

Все вы ш еизлож енны е исторические события не могли не о т р а ­ зиться на финском языке. Уже в прош лом веке ученые о б рати л и внимание на то, что в финском языке встречаются слова русского происхождения. В нашем веке ценный вклад в исследование этих заим ствований внесли Й. Й. М иккола, Я л о Калим а, В. К ипарский, И. Вахрос и многие другие финские ученые.

В 1973 г. вышла в свет обобщ аю щ ая монография немецкого ученого А. Плегер Die russischen Lehnwrter der finnischen Schrift­ М. О я н е н sprche. С огласно А. Плегер, в современном финском л и т е р а т у р ­ ном языке насчитывается немногим более 350 русских з а и м с т в о в а ­ ний. Из них приблизительно 80 слов составляют наиболее древн и й слои. Они датирую тся IX-XII веками и встречаются во всех п р и ­ б алтийско-ф инских языках. Среди них представлены различны е се­ мантические группы, свидетельствующие о значительном и м н о г о ­ стороннем культурном влиянии восточных славян. Это слова, свя­ занны е с земледелием (напр., ies - ікееп ’и г о ’, sir ppi ’серп’, ku от in а ’гу м н о ’), ткацким делом (напр.





, kuontalo ’кудель’, kuosali ’к у ж е л ь ’, k m i ’ц евка’, p a lt ina ’п о л о т н о ’, pirta ’бердо’, vrttin ’ве р е те н о ’), с жилищем и хозяйством (напр., p irti ’и зб а ’, ср. перть, аккипа ’о к ­ н о ’, p tsi ’печь’, lusikka ’л о ж к а ’, piirakka ’п и р о г’, lv ’хлев’), с торговл ей и общ ественной жизнью (напр., turku ’т о р г ’, mra ’к о ­ л и честв о’, ср. мера, tavara ’т о в а р ’, raja ’гра н и ц а ’, ср. край, suntio, ’церковны й служ итель’, ср. судья, vapaa ’своб од ны й’). Слова pappi ’п о п ’, рака/га ’язы чник’, ср. поганый, risti ’кр е с т’, rhk ’грех’, к и ­ ота ’к у м а ’ свидетельствуют о том, что прибалтийско-ф инские п л е ­ мена узнали о христианской вере от восточных славян. Для с л ав и с­ тов эти первые заимствования представляю т особый интерес, так как в них отраж аю тся некоторы е фонетические изменения, имевшие место в древнерусском языке. Существительные kuontalo ’к у д е л ь ’ и suntio ’судья’ заим ствованы в период, когда в древнерусском языке еще имелись носовые гласные. В словах lusikka ’л о ж к а ’ н аккипа ’о к н о ’ отраж аю тся сохранявшиеся ко времени заимствования р е д у ­ цированны е гласные, в существительных mra ’м ера’ и lv ’х л е б ’ д ол гий гласный а свидетельствует о наличии д олгого гл асн ого ь-\ Ф онетический облик заимствований, вошедших в финский язык после XII в., не д ает возможности достоверно установить точное время их появления в языке. Поэтому при д атировке исследователи опираю тся на письменные источники, хотя многие слова были, б е с ­ спорно, известны в живой речи уже задолго до того, как они были заф и к си ров ан ы в письменности. В литературны х документах XVII в. встречается лиш ь несколько русских заимствований (напр., rotu ’п о р о д а ’, ср. род, vari ’горяч ий’, ср. вар, voro ’в о р ’). В литературе XVIII в. обнаруж ено более 70 слов (напр., каракка ’к а б а к ’, ka sku ’история, а н е к д о т’, ср. сказка, p atu kka ’б а т о г ’, pohatta ’б о г а т ы й ’, рогккапа ’м о р к о в ь ’, ср. боркай, rosvo ’ра зб о й н и к ’, siisti ’ч и с т ы й ’, tolvana ’б о л в а н ’, torakka ’т а р а к а н ’, toveri ’т о в а р и щ ’), а в X IX - н а ­ чале XX вв. русских слов насчитывалось уже более 200 (напр., artteli ’а р т е л ь ’, kasarm i ’к а з а р м а ’, k u trit ’к уд ри ’, m ajakka ’м аяк ’, re

–  –  –

m o n tti ’р е м о н т ’, potr а ’б о д р ы й ’, tolkku ’т о л к ’, tyrm ’тю р ьм а ’, tktti ’д е г о т ь ’, viesti ’весть’)4. Нередко заимствованное слово п р и о б р е та ­ ло новое значение или новую стилистическую окраску, напр., kiipeli ’затруд нител ьн ое положение’, ср. гибель, sapiska ’упрек, п о р и ­ цан и е’, ср. записка, urakka ’подряд’, ср. урок, koni ’кляча’, ср. конь, рот о ’н а ч а л ь н и к ’, ср. помощник.

К оличество русских заимствований росло по мере того, как росла политическая значимость России. В целом, однако, русские за и м с т во ва н и я в финском литературном языке д аю г весьма скром ­ ную кар ти н у о воздействии русского языка на финский. В действи­ те л ьн о сти влияние было более интенсивным и значительным. Об этом свидетельствую т многочисленные и пока еще недостаточно изученные заимствования, встречающиеся и встречавшиеся в разные времена в диалектах и разговорн ом финском языке. Так, например, названия обуви, заимствованны е из русского virsu ’л а п о т ь ’ (ср.

русск. верзень) и saapas ’с ап ог’ являются общефинскими. О днако наряду с ними в восточных диалектах бытовали наименования k o tti ’вал ен ок’ (ср. русск. когы ’женские сапожки’), laapotti ‘лап оть’, pahkilas ‘тяж елы й с а п о г’ (ср. русск. бахилы), pasm akka ’б а ш м а к ’, lupi­ k a s ’л а п о т ь ’(ср. русск. ступни)5. В XIV-XVI вв., т.е. в те времена, когд а почти вся Карелия н частично Саво находились под властью России, в финские диалекты проникло много терминов, связанных с общ ественной жизнью, напр., aprakka ’о б р о к ’, jaam a ’ям а ’, mier о ’м и р ’, piism a ’п и сьм о’, pokost ’п огост’, ptina ’п ятн н а’, sastava ’зас­ т а в а ’, sopora ’с о б о р ’, taarosta ’с тароста’, tereuna ’д еревня’6. После С т о л б о в с к о г о мира в финском языке утвердилась шведская за к о н о ­ д а те л ьн а я и общ ественная терминология, которая постепенно вы­ тесни ла русские заимствования.

Распространени е русских слов в финских диалектах в свете д а н ­ ных н ачала XX в. представляет собой пеструю картину. В XVIII її X IX вв. в финских говорах К арельского перешейка, Вы боргской губерн ии и И нгерм анлан дин появилось особенно много русских терм и н ов, связанных с торговлей, ремеслами, инструментами, едой, посудой (напр., kalinkuori ’к о л е н к о р ’, lit ensi ’леденцы ’, lotniekka ’п л о т н и к ’, pom oijaam a ’помойная ям а ’, rosnossikka ’разносчик’, saikka ’с а й к а ’, saiu ’ч ай ’, sainoi ’чай н ая’, torkuvoida ’то р го в а т ь ’, vortuska

–  –  –

’ф о р т о ч к а ’)7. Это вполне понятно, поскольку Выборгская губерния пли т.н.

„Старая Ф и н л ян д и я”, вошедшая в состав Русской империи еще при Петре Великом, испытала на себе сильное воздействие р ус­ ской культуры и русского языка. А близость Петербурга чувство­ валась особенно в И нгерм анландии, заселенной в основном финнам и-лю теранам и. С лова русского происхождения, р а с п р о ст р а н и в ш и ­ еся не тол ько в П рилад ож ской Карелии, но и в говорах П охъойсК а р ъ ял а, Саво и даже Эстерботнии, были заимствованы раньш е, в основном до XVII в., т.е. до Столбовского м ира8. Нередко рус­ ские заим ствования соблю даю т линию старых государственных границ. Так, например, диалектное слово lsi ’бездельничать, б о ­ л е т ь ’ (ср. лежать) не пересекло границы Тявзинского мира. Это д а ­ ет возм ож ность предполож ить, что глагол lsi был заим ствован до XVII в., но не ранее XIV в. Существительное же k a pusta д и а ­ лектное ‘к о п ы с т к а ’ (т.е. повареш ка) соблюдает границу О ре х о в ск о ­ го м ира9.

Н овая политическая ситуация, сложившаяся в начале X IX в., изм енила коренны м образом жизнь финнов не тол ько окрестных рай он ов, но h всей Финляндии. Финские крестьяне ездили в П е т е р ­ бург т о р го в а ть продовольственны м и товарам и, нанимались и зв о з­ ч иками, д вор никам и, прачками, кухарками и пр. По статистичес­ ким данным в конце XIX в. в России проживало 40 ООО финнов, из них больш е п оловины в Петербурге. К тому же петербургские семьи стали проводить летние месяцы на Карельском перешейке.

С огл асно данны м, в эти.дачны е периоды ” на перешейке отды хало до 90 ООО ч ел ов ек10. Типичным для заимствований этого времени являлось то, что они, распространяясь устным путем, часто и с к а ­ жались до неузнаваемости, напр, potsonnuskoi ’подсолнечное м ас л о ’, 7 V. R u о p p i 1 а, V en lisperist san astoa suomen m urteissa, Jyvskyl 1986. П е р ­ воначально И н герм а н лан д и ю заселяли водь, эстонцы и други е п р и б а л т и й с к о -ф и н ­ ские племена. В XV II в., после С т о л бов с к ого мира, в И нгерм ан ланди и о б р а з о в а ­ лось зн ачи тельн ое финскоязы чное население. Э то были в ос н о в н ом переселенцы из восточ ны х и ю го-во ст оч н ы х частей Финляднии. Финны переезж али в И н г е р м а н л а н ­ д и ю и в п ос л е д ую щ и е века, вплоть д о начала X X в. Первые русские жител и п о ­ явились в И н герм ан ланд и и в XI в. П осле основания П ет ербурга число рус с к о го населения значительно возр осло. (См. H. H a a r m a n n, D ie fin n isch -u grisch en S p r a ­ chen. S o zio lo g isc h e und p o litisc h e A sp e k te ihrer E n tw icklu n g, H am burg 1984).

8 С ледует учитывать тот факт, что уже в середине века торговля играла н е м а ­ л ов а ж н у ю роль в развитии русско-финских связей. Русские и карельские купцы и скупщики соверш али свои торговые похо д ы вплоть д о Ботнического залива. Т о р ­ говые от нош ен ия между „русскими” и „финск ими” карелами были ож ивленными и в те годы, ко г д а государств енн ая гр аница оф ициально этому пр еп ятствовала. (См.

напр., Р оссия и Финляндия. Торговля, промыслы, крупная пром ыш ленност ь, Л ен и н г р а д 1981).

9 V. R u о p p i 1 a, Kalevala j a kannsankieli, Helsinki 1967; H. L e s k i n e n, PohjoisK arjalan m u rte et - silk k a a savoa vai k a lo a va a karjalaa? Carelia rediviva, J oe nsu u 1987.

Русско-финские языковые контакты 133 пакот а ’зн а к о м ы й ’, potsojona ’лежа почивать’, elehv ’о л и ф а ’. И с ­ кажался не только фонетический облик, но нередко менялось и зн а ­ чение заим ствовании, например, от русского слова м онах встреча­ ются ва р и а н ты m anahka ’человек маленького р о с та ’, mankara, matikki, m arahka ’маленький м альчик’; от глагола молить образовалось слово m olikoida ’у к о р ят ь’; orehka ’печенье, пряник’, ср. русск. орех.

Н екоторы е из этих новых заимствований распространились по всей Ф ин ляндии (напр., issika, vossikka ’извозчик’, reuhka ’треух’, juppa ’ю б к а ’, p arism ekka ’б ары ш н и к’, pulita ’платить, н ад увать’, ср.

русск. арго пулить). Немаловажную роль при этом процессе сы­ грали русские и карельские барыш ники и коробейники. В л и те р а ­ турны й язык эти заимствования, как правило, не вошли.

В годы автоном ии в Финляндии появилось немало русских чи­ новников, военных, купцов, ремесленников. По статистическим д а н ­ ным, например, в гарнизонном говоре Л аппеенранта 20% населе­ ния бы ло русскоязычным, а 40% купеческого сословия Хельсинки (Гельсингфорса) были выходцами из России. В 1917 г. в Ф инл ян­ дии находилось 125 ООО русских военных. Следует, однако, отм е­ тить, что русскоязычных финляндских граждан в Финляндии ни ­ когда не было много (в 1900 г. 6000, в 1920 г. около 5000, в 1930 г. более 8000, в 1970 г. 16080)11. В период автономии русская власть сосредоточивалась в Хельсинки. В разговорной речи жителей столицы, которые были еще в ту пору в основном шведскоязычными, стало появляться все больше русских слов, например arsina ’а р ­ ш и н ’, kupetsi ’купец’, kvassi ’кв ас’, paslikku ’б аш лы к’ prikaasi ’п р и ­ к а з ’, sinelli ’ш и н ел ь’, piissari ’п и сарь’, рит аака ’б у м а га ’, platform u ’п л а т ф о р м а ’, soromnoo ’все р а в н о ’).

Больш инство из этих об и ход н о­ р азгово рн ы х слов вышло из употребления в течение XX в., но не­ к оторы е из них бытую т и по сей день в слэнге или просторечии:

bonjata ’п о н и м а т ь ’, hotsia ’хотеть’, m esta ’место’, olla liesussa ’гу­ л я т ь ’ (ср. русск. быть в лесу), safka ’еда’ (ср. русск. завтрак), snaija ta ’п о н и м а т ь ’ (ср. русск. знат ь)11.

В восточных и юго-восточных диалектах финского языка встреча­ ются не тол ьк о прямые заимствования, но и кальки русского п р о ­ исхождения, напр., tielehi „дорога + лист” ’под орож н и к’, m aitotie

–  –  –

„ м олоко + д о р о г а ” ’млечный п уть’; c’umalan lehmine ’божья к о ­ р о в к а ’13. Своего род а калькам и являются некоторые пословицы и по го во р к и, перешедшие в финский язык, очевидно посредством к а ­ рельского языка, напр., Yheksn ei yht vuota ’Семеро одного не ж д ут’, Jyrki tuopi takkasella, M iikkula koko reell ’Егор с кузовом, а Н и к ола с в о з о м ’, M aksu velan kaunistaa ’Долг платежом красен’, M i­ ta mieless, sit kieless ’Что на уме, то и на язы ке’14.

Очевидно, что как пословицы, так и многие русские заи м ство­ вания, встречающиеся в финских восточных диалектах, были п е р во ­ начально освоены карельскими говорам и, ср., напр., финск. диал.

ikram oida ’у м н и чать’, карельск. ikraija, ikramoija ’веселиться’ (русск.

играть), финск. диал. lsi ’б ол еть’, карельск. lsie, lzie ’б о л е т ь ’ (русск. леж ат ь), potno ’н ачал ьн и к’, карельск. pom osniekka, pom ossik k a (русск. помощник).

Возможное влияние русского языка на словообразование, м о р ­ ф ологию и синтаксис восточно-финских диалектов пока еще почти не изучено. О д н ако есть основания предполагать, что оно имело место.

Л ю б оп ы тн о отметить, что многие финские фамилии восходят к русским православны м именам, например Riikonen (Гриша), Korkkanen (Г р игорка), M akkonen (М акар), Lipponen (Филип), Koist inen (Костя), Pesonen (Пеша), Timonen (Тимофей). Популярность этих ф а­ милий в С аво подтверж дает лишний раз тот факт, что население вы ш еназванны х р ай он ов было в свое время православным. После О реховского мира оно постепенно перешло в лю теранство, но ста­ рые имена прод ол ж али существовать. В восточных районах Ф и н ­ ляндии встречаются нередко также и топонимы, об разован н ы е от русских имен. На терри тории П охъойс-К аръяла таких топоним ов обнаружено около 150 (напр., Koponmki, Ontronlahti, M iinoonsalmi) 1 5 В настоящ ее время заимствованны е в разное время русские сло­ ва постоянно вы ходят из употребления. При более близком р а с ­ смотрении становится очевидным, что из 350 заимствований финс­ кого л и те р а ту р н о го языка, названных А. Плегер, менее 50% вхо­ д и т в активны й словарный запас современного финна. Это в сновном нейтрал ьн ая лексика (напр., mr ’количество’, lusikka ’л о ж ­ к а ’, raja ’г р а н и ц а ’, porkkana ’м о р ко вь’, papu ’б о б ’). М ногие слова, связанные с земледелием, кустарной промыш ленностью, т р а н с п о р ­ том, одеждой, уже давно устарели. Так же обстоит дело и со сло­

–  –  –

вам и, заим ствованны м и в период автономии и связанными с о б ­ щественной жизнью и с государственным строем. Часть заимствова­ ний используется в специальной литературе. Это историзм ы (напр., aprakka ’о б р о к ’, posadnikka ’посадник’, pajari ’б о я р и н ’, k u la k k i ’ку ­ л а к ’) и этнограф ические терм ины (напр., kolpisa ’го л б ец ’, kosseli ’косуля’, sps ’чепец’, vrttin ’веретено’). Слова русского происхож­ дения исчезают такж е и из говоров. В вышедшем недавно сборнике диалектных текстов, записанных в Похъойс-Каръяло в 1970-1980 гг., насчитываю щ ем 6000 слов, русских заимствований лиш ь с о р о к 16.

О дн ако в последние десятилетия наблюдается своеобразное в о з­ рождение некоторы х заимствованны х слов. В конце 1960-х - в н а ­ чале 1970-х гг. финны начали интересоваться русской культурой, русским языком. Путешествуя по Советскому Союзу, они п о зн а к о ­ мились с русской кухней, научились пользоваться сметаной {sme­ tan), го то в и ть солянку {soljanka), борщ (borssi), печь блины {blinit), пить чаи из сам овара (sam ovaari). Все эти слова были известны финнам уже в прош лом веке, но на время забыты.

Следует упом януть еще об одном косвенном влиянии русского язы ка на финскую лексику. По мирному договору 1944 г. Ф и н л я н ­ дия лиш ил ась своих территории с карелоязычным населением. Все 423 000 финских карелов были эвакуированы в Финляндию и р а с ­ селены по разны м губерниям и округам. Как лютеранские, так и п равославны е карелы-переселенцы сравнительно быстро ассим или­ ровал ись с коренны м населением. Но наряду с этим они сохранили м ногие из своих старинных обычаев и традиции. Н екоторы е из них были переняты финнами, а вместе с ними и названия. Интересно отметить, что многие из этих слов не являются исконно к а р е л ь ­ скими, а заимствованиями из русского, например, praasniekka ’праз­ д н и к ’, tsasouna ’ч ас о в ая ’, rotinat ’р о д и н ы ’, vatruska ’ва т р у ш к а ’, p a ­ sha ’п асха’, sirm a kka ’ш а р м а н к а ’, jarm anka ’я р м а р к а ’ (ср. русск.

днал. ярмарна), sultsinat ’праздничные п и р о ги ’ (ср. русск. диал. суленики).

Ф инско-русские к он так ты не были односторонним и. П равда, в русский л и тер ату р н ы й язык проникло лишь несколько слов ф ин­ ского или ф инско-карельского происхождления, напр., камбала (финск. kam pela), корю ш ка (финск. kuore), морж (финск. m ursu), рига (финск. rhi), ряпуш ка (финск. rpys), сиг (финск. siika)17. О д ­ нако в севернорусских диалектах таких слов гораздо больше. Н е к о ­ торы е ученые предполагаю т, что их несколько тысяч. Уже в начале

–  –  –

века финский ученый Я. К алим а обнаружил в севернорусских д и а ­ лектах более 500 прибалтийско-финских заимствований18. Об интен­ сивности русско-карельских контактов говорит и то т факт, что в местных севернорусских говорах встречаются заимствования, с и н о ­ нимичные общерусским словам. Например, в русских говорах, р а с ­ пространенны х на территории Карелии, встречаются такие си н о н и ­ мы, как киндут - ноги, кярзя - пят ачок, легма - корова, лузи к лож ка. Часто встречаются и кальки, напр., загож ья вошь ’к л е щ ’ (карельск. kgint'i „кукушья во ш ь” ; русск. днал. загозка, загож ка ’ку к у ш к а ’), загож ьи ягоды ’волчьи я го д ы ’ (карельск. kginm arjad „кукушьи я г о д ы ”), вороньи сапоги ’ц ы пки’ (карельск. variksen soapроаі).

Несмотря на многовековы е и временами весьма интенсивные к о н так ты, в финский литературны й язык проникли лиш ь лексичес­ кие элементы. На наш взгляд, это объясняется следующим. Русский язык в Ф инляндии никогда не имел статуса государственного я з ы ­ ка и ш ирокие массы никогда не владели им; благодаря л ю т е р а н ­ ской реф орм ации финский литературны й язык начал ф о р м и р о в а т ь ­ ся сравнительно рано; финская интеллигенция ориентировал ась в основном на Запад; в Ф инляндии никогда не было сильного ф ин­ ско-русского двуязы чного населения; на протяжении истории ф ин­ ны не жили рядом с русскими, а финскую восточную границу „обе­ р е г а л и ” жители Карелии и Ингерм анландии. Они представляли с воеоб разны й ф орпост, которы й впитывал в себя много русского, но из к о т о р о го на запад просачивалась лишь незначительная часть русских элементов.

18 J. K a l i m a, D ie ostseefin nischen L eh nw rter im R ussischen, Helsinki 1919.



Похожие работы:

«COLLOQUIUM HEPTAPLOMERES, 2015. II. УДК 299.572(437.1/.2) РОДНОВЕРИЕ В ЧЕХИИ В 1998–2005 ГОДАХ: ПЕРВЫЙ ЭТАП ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ? © Маиэлло Джузеппе, доктор (Ph.D.) филологии, доцент Университет им. Палацкого в Оломоуце (Чехия) giuseppe.maiello@seznam.cz Финская исследо...»

«А. М. Буяков, член ученого совета Приморского краевого отделения Русского географического общества — Общества изучения Амурского края ОФИЦЕРЫ-ВЫПУСКНИКИ ВОСТОЧНОГО ИНСТИТУТА: ГОД...»

«Поморское Воеводство крупнейшие туристические достопримечательности www.woj-pomorskie.pl Польша расположена в Центральной Европе. Страна граничит с Германией, Чехией, Словакией, Литвой, Беларусью, Украиной, Россией. Северной границей является Балтийское море. Территорию страны площадью 312,...»

«А.А. Бурыкин, В.А. Попов ТЕРМИНОЛОГИЯ РОДСТВА В ГОВОРАХ СОВРЕМЕННОГО УКРАИНСКОГО ЯЗЫКА* Термины родства, хотя они и представляют собой типичный и часто цитируемый в учебниках яркий пример тематической и лексико-семантической группы слов, на материале русского языка и восточнославянски...»

«ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. Вып. 3. Ч. II 9. 2007. С.Т. Нефёдов СПОСОБЫ ЯЗЫКОВОЙ КАТЕГОРИЗАЦИИ МОДАЛЬНОСТИ УВЕРЕННОСТИ В ДРЕВНЕИ СРЕДНЕВЕРХНЕНЕМЕЦКИХ ТЕКСТАХ Модальность остается в лингвистике весьм...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 154, кн. 5 Гуманитарные науки 2012 УДК 803.0:504 СПЕЦИФИКА ЯЗЫКОВОЙ КАТЕГОРИЗАЦИИ КОНЦЕПТА EMISSION VON TREIBHAUSGASEN В НЕМЕЦКОМ ГАЗЕТНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ А.А. Лагутина Аннотация В статье выявляется специфика языковой категоризации концепта Emission von Treibhausgasen (выброс парников...»

«НАУЧНОЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ "IN SITU" №6/2016 ISSN 2411-7161 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ Акперов Гашим Лалахан оглы Докторант, Лянкяранский государственный университет, г. Лянкяран, Aзербайджан E-mail: hashim.akbar@mail.ru СОПОСТАВЛЕНИЕ РЕЛЯТИВНЫХ СИНТАГМ В РАЗНО-СИ...»

«277 текстах, это специфическое языковое средство, придающее им выразительность, эмоциональность, усиливающее эффект воздействия и коммуникативные свойства как устных, так и письменных сообщений. В заключ...»

«Раздел I Филология рых гласный -eперед согласным -rсохраняется во всех грамматических формах: liber ('свободный'), miser ('несчастный'), asper ('трудный') и tener ('нежный'). У других прилагательных на -er этот гласный является беглым и сохраняется только в форме именительного падеж...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.